Мудрый Юрист

О "гонораре успеха" в России

Захарина М.М., адвокат Московской коллегии адвокатов "РОСПО".

23 января 2007 г. Конституционный Суд Российской Федерации принял Постановление, затрагивающее вопрос об оплате юридической помощи. Фактически этим Постановлением признана незаконной практика заключения между адвокатом и доверителем соглашений о юридической помощи, в которых размер гонорара определяется в зависимости от исхода дела. Постановление Конституционного Суда комментирует адвокат Московской коллегии адвокатов "РОСПО" М.М. Захарина.

Допустимо ли ставить размер гонорара адвоката, представляющего интересы доверителя в суде по гражданскому делу, в зависимость от судебного решения? Будет ли этичным и законным соглашение адвоката и его клиента, предусматривающее такую зависимость? В разных странах этот вопрос решается по-разному.

В США никаких ограничений для назначения "гонорара успеха" не существует.

Во Франции при определении размера гонорара адвоката может быть учтен результат, в случае если договор с клиентом предусматривал условие о дополнительном вознаграждении (сверх основного) за благоприятный результат по делу.

Адвокат Федеральной адвокатской палаты ФРГ доктор права Юлия фон Зельтман отмечает в своем заключении, подготовленном для Конституционного Суда Российской Федерации, что соглашение о гонораре адвоката, размер которого обусловлен результатом по делу, запрещено лишь в Германии, Танзании и на Кипре. При этом в Германии закон допускает незначительные исключения из этого правила, например за содействие адвоката примирению супругов по делу о расторжении брака. В Аргентине, Бразилии, Венгрии, Греции, Израиле, Исландии, Канаде, Коста-Рике, Нигерии, Польше, Словакии, Словении, Финляндии, Чехии, Чили, Эстонии, Японии допустимыми являются соглашения как об условном гонораре, так и о премии за успех, а также оговорка "quota litis", предусматривающая получение адвокатом части спорной суммы.

Заключение Юлии фон Зельтман и заключение адвоката Парижской коллегии адвокатов доктора частного права Фредерика Бело исследовалось Конституционным Судом РФ при рассмотрении вопроса о допустимости такой практики в России по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью "Агентство корпоративной безопасности" и гражданина В.В. Макеева (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 января 2007 г. опубликовано в "Российской газете" 2 февраля 2007 г.).

Конституционный Суд РФ признал, что российским адвокатам, как и их коллегам из Танзании и Кипра, запрещено заключать соглашения, содержащие условие о гонораре, размер которого ставится в зависимость от будущего решения суда. Суд указал, что российская государственность находится на таком этапе своего развития, что состояние ее правовой и судебной систем не позволяют в настоящее время решить этот вопрос по-иному.

Представляется, что такое ограничение свободы договора между адвокатом и его доверителем затрагивает не столько материальные интересы адвокатов (им-то спокойнее получить свой гонорар заранее и полностью), сколько интересы нашего небогатого населения. Гражданам было бы гораздо удобнее заплатить адвокату основную сумму гонорара после получения положительного результата по их судебному делу, и совершенно непонятно, почему это запрещено.

Конституционный Суд РФ мотивирует такой запрет необходимостью реализации принципов самостоятельности и независимости судебной власти, осуществления правосудия только судом, который рассматривает и разрешает в судебном заседании конкретные дела в строгом соответствии с установленными законом процедурами на основе свободной оценки доказательств судьей по своему внутреннему убеждению и в условиях действия принципа состязательности и равноправия сторон, предопределяющего, что функция правосудия в любой его форме отделена от функций спорящих перед судом сторон.

Неясно, правда, почему, например, в США отсутствие запрета на "гонорар успеха" не мешает реализации всех этих прекрасных принципов, население верит в справедливость правосудия, не боится обращаться в суд и делает это охотнее, чем в России.

Как следует из упомянутых заключений зарубежных специалистов, законодательство большинства стран либо допускает соглашение между адвокатом и клиентом с условием "гонорара успеха", либо развивается в направлении все больших уступок такой свободе договора.

У России свой путь развития.

Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации (раздел IV "Отдельные виды обязательств") введена в действие с 1 марта 1996 г. Как и действовавший ранее Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. (раздел III "Обязательственное право"), она не предусматривает специального регулирования для договоров на оказание юридической помощи. Некоторые адвокатские образования и иные организации, оказывающие юридическую помощь физическим и юридическим лицам, стали заключать договоры (соглашения) "на оказание правовых услуг", отвечающие признакам договора возмездного оказания услуг.

Этот вид обязательства предусмотрен главой 39 части второй ГК РФ. К договорам возмездного оказания услуг законодатель отнес договоры услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам подряда, договорам на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, перевозки, транспортной экспедиции, банковского вклада, банковского счета, расчетов, хранения, поручения, комиссии, доверительного управления имуществом.

По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (ч. 1 ст. 779 ГК РФ). Заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг (ч. 1 ст. 781 ГК РФ).

Воспользовавшись отсутствием в законе прямого запрета на заключение договоров с условием "гонорара успеха" и вдохновившись опытом американских коллег (а также канадских, французских и многих других), некоторые российские адвокаты рискнули заключать договоры, по которым часть гонорара - и нередко весьма значительная - выплачивалась при условии получения положительного результата по делу либо размер гонорара так или иначе зависел от суммы "выигрыша".

В большинстве случаев доверители добросовестно выплачивали гонорары своим представителям. Но были и те, кто не пожелал исполнять свои договорные обязательства. Дела по таким спорам рассматривались в арбитражных судах.

29 сентября 1999 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ выпустил информационное письмо N 48 "О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг".

В этом письме ВАС РФ однозначно определил, что договор "на оказание правовых услуг" является договором возмездного оказания услуг (глава 39 ГК РФ) и указал, что не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем.

В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом фактически совершенных действий (деятельности).

При этом в названном информационном письме Высший Арбитражный Суд не указал, что условие договора на оказание правовых услуг, ставящее размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем, следует признать недействительным (ничтожным), противоречащим требованию закона. Использована формулировка "не подлежит удовлетворению требование", как если бы речь шла о правоотношениях сторон, аналогичных организации игр и пари (требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари или с участием в них, не подлежат судебной защите - ст. 1062 ГК РФ). Получается, что для адвоката заключить соглашение с условием "гонорара успеха" - то же самое, что играть с доверителем в лото на деньги: если обязательство выплатить "выигранную сумму" исполнено добровольно, то оно действительно. Если оно добровольно не исполнено, то требовать через суд его исполнения нельзя.

Так фактически было и по делам, послуживших поводом для вынесения Конституционным Судом РФ названного Постановления. ВАС РФ признал добровольно оплаченные доверителем суммы достаточными, а в остальной части указал, что требования не подлежат судебной защите.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 января 2007 г. признал правоту Высшего Арбитражного Суда РФ, но при этом отметил, что федеральный законодатель не включил в понятие предмета договора возмездного оказания услуг достижение результата, ради которого он заключается, и стороны не вправе изменять императивное требование закона о предмете данного договора.

Из этого, по-видимому, следует сделать вывод, что условие договора, ставящее размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, противоречит императивному требованию п. 1 ст. 779 ГК РФ о предмете договора. Сделка (часть сделки), не соответствующая требованиям закона, ничтожна (ст. ст. 168, 180 ГК РФ). Последствия предусмотрены ч. 2 ст. 167 ГК РФ - возвращение сторон в первоначальное положение.

Получается, что суд должен сам определить "цену" оказанных адвокатом возмездных услуг. В таком случае вполне возможно, что если уже оплаченная доверителем часть гонорара покажется суду превышающей эту "цену", то он взыщет в пользу доверителя разницу.

Легко представить, как наш родной российский суд будет определять цену адвокатских услуг. Вот весьма красноречивая цитата из отзыва Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ А.А. Иванова на заявление ООО "Агентство корпоративной безопасности" в Конституционный Суд РФ, которая характеризует судейскую оценку роли адвоката в процессе и ценности его работы: "Что касается судебного решения, оно не может быть признано результатом оказанных юридических услуг и, следовательно, являться основанием для получения вознаграждения, поскольку, во-первых, судебное решение принимается не исполнителем, а органом судебной власти, ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТОГО, ОКАЗЫВАЛИСЬ ЛИ УСЛУГИ ИСПОЛНИТЕЛЕМ (здесь и далее выделено мной. - М.З.).

Во-вторых, судебное решение не может быть признано результатом оказания юридических услуг, поскольку ТАКОЙ "РЕЗУЛЬТАТ" НЕ ЗАВИСИТ ОТ ВОЛИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТОРОН".

Здесь вообще отрицается какая-либо польза адвокатской работы, ведь от услуг адвоката в суде ничего не зависит! Тогда какова же их цена?

После признания Конституционным Судом РФ правоты Высшего Арбитражного Суда РФ и конституционности созданной им судебной практики по рассматриваемому вопросу никаких препятствий для произвольного и необоснованного вмешательства судов во взаимоотношения адвоката и его доверителя по поводу размера оплаты правовой помощи не существует.

Можно сколько угодно цитировать Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г., что стороны свободны в определении цены договора, сроков его исполнения, порядка и размера оплаты. На практике свобода договора между адвокатом и его доверителем произвольно ограничивается судом, а Конституционный Суд РФ благословил такое ограничение.

Так, один из заявителей в КС РФ по названному здесь делу заключил с организацией договор на правовое обслуживание, который содержал условие о выплате гонорара в твердой денежной сумме за ведение нескольких гражданских дел. Доверитель оплатил лишь часть этого гонорара. ВАС РФ не счел возможным удовлетворить требование о взыскании с доверителя недоплаченной части гонорара, так как в одном из пунктов договора была предусмотрена обязанность адвоката передать доверителю судебные акты и исполнительные листы по рассмотренным с его участием делам. Из этого ВАС РФ сделал вывод: при заключении договора стороны исходили из того, что обязательным результатом его исполнения должно стать вынесение судебного акта в пользу доверителя.

Кроме того, ВАС РФ посчитал, что при определении размера гонорара стороны исходили не из ФАКТИЧЕСКИХ ТРУДОЗАТРАТ, а из процентного отношения подлежащей взысканию суммы. При этом "размер процента" ВАС РФ высчитал сам - в договоре гонорар определялся в конкретной сумме, а не в проценте от цены исков или суммы удовлетворенных требований.

Признание конституционным (а стало быть, правильным) подобного толкования договора делает бессмысленным для адвоката обращение в суд за защитой своего права получить предусмотренный договором гонорар. Более того, обращаться в суд с таким требованием, пожалуй, даже опасно: не только откажут, но и то, что уже оплачено, могут отобрать!

И все же Конституционный Суд РФ не поставил окончательно и бесповоротно точку в вопросе о допустимости в России "гонорара успеха". Он оставил надежду на то, что когда-нибудь в будущем "с учетом конкретных условий развития правовой системы и исходя из конституционных принципов правосудия" федеральный законодатель предусмотрит "иное правовое регулирование, в частности и в рамках специального законодательства о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь".

Ну что же. Поживем - увидим.