Мудрый Юрист

Новое в законе об акционерных обществах: анализ изменений, внесенных федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 146-ФЗ

Сергеева М.В., заместитель начальника Юридического управления ОАО "Газпром-Медиа", начальник отдела по корпоративно-правовым вопросам.

Со времени вступления в силу изменений и дополнений, внесенных знаменитым Федеральным законом N 120-ФЗ от 7 августа 2001 г., которые фактически представляли собой новую редакцию Федерального закона "Об акционерных обществах" (далее - Закон), прошло пять лет. За эти годы Закон изменялся и дополнялся более десяти раз, и каждый раз, вне зависимости от объема и значимости вносимых изменений, они затрагивали отдельные институты и сферы регулирования деятельности акционерного общества, будь то установление единообразного порядка голосования при избрании членов совета директоров или оснований выплаты промежуточных дивидендов, определение условий размещения обществом облигаций или введение нового порядка приобретения более тридцати процентов акций открытого общества.

Отличительной чертой рассматриваемого нормативного акта является то, что наряду с корректировкой норм, регулирующих самостоятельные комплексы отношений (порядок реорганизации акционерного общества, уменьшение уставного капитала общества путем уменьшения номинальной стоимости акций, определение цены объектов в акционерных обществах с участием государства), изменениям подверглось также значительное число других институтов и норм Закона. Впервые за эти годы целью законодателя стало устранение имеющихся пробелов и противоречий, обновление устаревших норм по всему тексту Закона.

Чем были вызваны наиболее значительные изменения Закона, какие проблемы его применения преодолены, а какие остались или возникли вновь?

Избрание органов акционерного общества при его учреждении (ст. 9 Закона)

Согласно предыдущей редакции п. 2 ст. 9 Закона решение об учреждении общества должно было отражать результаты голосования учредителей и принятые ими решения по вопросам учреждения общества, утверждения его устава и избрания органов управления. Норма в новой редакции дополняет указанный перечень также решением об избрании ревизионной комиссии (ревизора), а п. 4 ст. 9 Закона предоставляет учредителям также право утвердить аудитора.

Как отмечалось ранее в юридической литературе, в ряде случаев в целях выполнения определенных требований Закона приходилось прибегать к расширительному толкованию нормы п. 2 ст. 9 Закона, поскольку, например, уже при подготовке к первому годовому общему собранию возникает необходимость предоставить акционерам заключение ревизионной комиссии (ревизора) общества по результатам годовой проверки финансово-хозяйственной деятельности общества, а следовательно, необходимо избирать ревизионную комиссию уже на учредительном собрании <1>.

<1> Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции (цит. по СПС КонсультантПлюс).

Конечно, осуществление деятельности акционерного общества в условиях отсутствия контрольного органа, а также утвержденного аудитора (особенно в случае, когда общество подлежит обязательному аудиту) не является нормой. Представляется все же, что главным смыслом новелл ст. 9 является не столько соблюдение требований Закона о подготовке к годовому общему собранию (учрежденное в отчетном году общество имеет возможность провести внеочередное собрание, чтобы избрать ревизионную комиссию (ревизора) и утвердить аудитора еще до завершения работы над годовой отчетностью), сколько необходимость обеспечения прав и интересов акционеров в полной мере с самого начала деятельности общества. Основная задача ревизионной комиссии (ревизора) заключается в контроле над хозяйственной деятельностью общества, а, как справедливо отмечает И.В. Игнатов, достичь этого можно, осуществляя контроль за деятельностью органов управления общества, работников общества и иных взаимодействующих с обществом лиц <2>. В задачи ревизионной комиссии (ревизора), как правило, входит контроль за формированием достоверной финансовой и бухгалтерской отчетности общества, за соответствием законодательству порядка ведения бухгалтерского учета, за представлением финансовой отчетности и информации акционерам, а также снижение финансовых и операционных рисков, совершенствование системы внутреннего контроля. Образование контрольного органа уже на учредительном собрании создает условия не только для его полноценной работы с момента создания общества, но и для осуществления во всякое время таких предусмотренных Законом механизмов обеспечения интересов акционеров, реализация которых предполагает функционирование ревизионной комиссии (ревизора), а именно: проверка финансово-хозяйственной деятельности общества, в том числе проводимая по инициативе самой ревизионной комиссии (п. 3 ст. 85 Закона), а также созыв по требованию ревизионной комиссии внеочередного общего собрания акционеров (ст. 55, п. 5 ст. 85 Закона).

<2> Практический комментарий к новой редакции Федерального закона "Об акционерных обществах" / Под общ. ред. И.И. Игнатова, П.М. Филимошина. М.: ИНФРА-М, 2002. С. 218.

Внеся ясность по вопросу об избрании учредительным собранием ревизионной комиссии (ревизора), законодатель по-прежнему не конкретизирует упоминаемые в п. 2 ст. 9 Закона органы управления общества, решения об избрании которых должны приниматься учредительным собранием, в связи с чем проблема расширительного либо ограничительного толкования указанной нормы остается актуальной, а на практике нередко возникает неопределенность в отношении легитимности как исполнительного органа, так и совета директоров, избранных учредительным собранием.

Порядок выдвижения кандидатур и избрания членов совета директоров подробно регламентирован нормами Закона, императивный характер которых не оставляет возможности для формирования указанного органа иным образом. Статья 66 Закона устанавливает, что члены совета директоров избираются общим собранием акционеров посредством кумулятивного голосования. Согласно ст. 53 Закона список кандидатур формируется органом, созывающим общее собрание акционеров из числа кандидатов, предложенных акционерами, по требованию которых созывается общее собрание. Особенности выдвижения кандидатур и избрания членов совета директоров установлены новыми редакциями норм Закона только для случаев избрания членов совета директоров общества, создаваемого путем реорганизации.

Избрание органов управления обществом на учредительном собрании осуществляется учредителями согласно п. 4 ст. 9 Закона большинством в три четверти голосов, которые предоставляют подлежащие размещению среди учредителей акции.

Таким образом, толкуя употребляемое в п. 2 ст. 9 Закона понятие органа управления общества расширительно, мы избираем совет директоров на учредительном собрании общества с нарушением порядка, который установлен Законом и уставом нашего акционерного общества для избрания этого органа. При необходимости подтверждения полномочий данного состава совета директоров перед третьими лицами, особенно теми, род деятельности которых не допускает расширительного толкования Закона (нотариусами, контрагентами общества, в частности кредитными организациями, органами Федеральной регистрационной службы и т.д.), ссылка на избрание совета директоров способом, нарушающим нормы ст. ст. 53 и 66 в целях соблюдения требования ст. 9 Закона, скорее всего, покажется этим лицам неубедительной. Придерживаясь ограничительного толкования, нам, скорее всего, предложат созвать внеочередное общее собрание акционеров и избрать новый состав совета директоров, который впоследствии примет необходимое решение (например, об одобрении сделки). В том случае, если подобную позицию уже при создании общества займут его учредители, общество, уставом которого предусмотрено формирование совета директоров, лишится его как минимум на первые три месяца своего существования. Кто в этот период будет осуществлять компетенцию совета директоров и кто созовет внеочередное общее собрание - вопросы, ответы на которые Закон не дает. Пункт 1 ст. 64 Закона позволяет общему собранию акционеров осуществлять функции совета директоров общества, а специально указанному лицу или органу общества - созывать общее собрание акционеров только в случае, когда это прямо предусмотрено в уставе общества, т.е. в случае, когда совет директоров в обществе не образуется.

Избранный учредительным собранием единоличный исполнительный орган также рискует не пройти юридическую экспертизу у контрагента, особенно если его образование отнесено уставом общества к компетенции совета директоров. Как первая, так и вторая проблемы не возникли бы в случае конкретизации законодателем органов управления, подлежащих формированию при учреждении общества, и установления им порядка избрания членов совета директоров на учредительном собрании (в случае, если совет директоров войдет в число этих органов).

Внесение изменений и дополнений в устав общества (ст. 12 Закона)

Установленные ранее основания для внесения изменений и дополнений в устав общества оставлены без изменения, однако теперь в п. п. 2, 3 и 6 ст. 12 Закона можно найти основания для внесения в устав изменений и дополнений, связанных с уменьшением уставного капитала путем уменьшения номинальной стоимости акций, уменьшением уставного капитала общества путем погашения принадлежащих обществу собственных акций, размещением акций на момент создания общества путем реорганизации в форме слияния.

Реорганизация общества (ст. ст. 15 - 20, 53, 66, 85 Закона)

Большая часть изменений, которые были внесены в нормы, устанавливающие порядок реорганизации акционерного общества, касается содержания документов, составляемых на разных этапах реорганизации, полномочий органов общества по принятию решений, а также некоторых других процедурных вопросов.

Статья 15 дополнена отсутствовавшими ранее в Законе требованиями к содержанию передаточного акта и разделительного баланса, которые в обязательном порядке должны включать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизуемого общества в отношении всех его кредиторов и должников, включая оспариваемые обязательства, порядок определения правопреемства в связи с изменениями вида, состава, стоимости имущества реорганизуемого общества, а также в связи с возникновением, изменением и прекращением прав и обязанностей реорганизуемого общества, которые могут произойти после даты, на которую составлены передаточный акт, разделительный баланс.

Еще одно дополнение указанной нормы Закона направлено на защиту интересов как кредиторов, так и акционеров реорганизуемого общества и предоставляет возможность установления договором о слиянии или присоединении (решением о реорганизации общества в форме разделения, выделения или преобразования) особого порядка совершения отдельных сделок и (или) видов сделок либо запрета на их совершение с момента принятия решения о реорганизации общества и до момента завершения реорганизации.

Статьи, регулирующие порядок осуществления отдельных форм реорганизации, дополнены нормами, устанавливающими обязательные требования к содержанию решений совета директоров и общего собрания акционеров о реорганизации общества в форме слияния и присоединения, договоров о слиянии и присоединении, а также к содержанию решений совета директоров и общего собрания акционеров о реорганизации общества в форме разделения, выделения и преобразования. Трудно переоценить значение обязательного требования к содержанию документа, закладывающего фундамент нового общества и подлежащего представлению в регистрирующий орган. Как успели отметить в налоговой литературе, невключение в договор хотя бы одного из перечисленных Законом элементов договора о слиянии может создать в последующем проблемы с регистрацией <3>. С учетом сказанного сформулированное в законе обязательное требование к документу должно быть по меньшей мере ясным и выполнимым. Обратимся к Закону.

<3> Захарьин В.Р. Комментарий к Федеральному закону от 27.07.2006 N 146-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" // Налоговый вестник: комментарии к нормативным документам для бухгалтеров. 2006. N 12 (СПС КонсультантПлюс).

Порядок принятия решений об образовании органов, создаваемых в результате реорганизации обществ, изменился существенным образом. Если прежде такие решения принимались на совместном общем собрании акционеров обществ, участвующих в слиянии, а договором о слиянии определялся лишь порядок голосования при принятии таких решений, новая редакция ст. 16 Закона вовсе не предусматривает такой процедуры, как совместное общее собрание акционеров. В то же время договор о слиянии наряду со сведениями об обществах, участвующих в слиянии, порядке и условиях слияния, а также порядке конвертации акций должен включать список членов ревизионной комиссии (или указание о ревизоре) создаваемого общества, список членов коллегиального исполнительного органа (если уставом создаваемого общества предусмотрено наличие коллегиального исполнительного органа, и его образование отнесено к компетенции общего собрания акционеров), указание о лице, осуществляющем функции единоличного исполнительного органа создаваемого общества. Если устав создаваемого общества предполагает образование совета директоров, в договоре о слиянии должно также содержаться указание на количество членов совета директоров, избираемых каждым обществом, участвующим в слиянии. (Закон определяет порядок определения этого количества - его отношение к общему числу членов совета директоров должно быть пропорционально отношению количества акций создаваемого общества, подлежащих размещению среди акционеров соответствующего общества, участвующего в слиянии, к общему количеству подлежащих размещению акций создаваемого общества.) Наконец, договор о слиянии должен содержать сведения о лице, осуществляющем деятельность по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг создаваемого общества, а также может содержать информацию об аудиторе общества.

Общее собрание акционеров каждого общества, участвующего в слиянии, теперь принимает единое решение по вопросу о реорганизации, включающее в себя утверждение договора о слиянии, передаточного акта общества, участвующего в слиянии, и устава создаваемого общества. Второе решение данного собрания является принципиально новым - это решение по вопросу об избрании членов совета директоров создаваемого общества в количестве, установленном проектом договора о слиянии для каждого общества, участвующего в слиянии.

Устанавливающему эти правила п. 2 ст. 16 корреспондирует норма п. 1 ст. 66 Закона, которая лаконично закрепляет возможность изъятия из общего порядка избрания совета директоров ссылкой на особенности, предусмотренные главой II Закона. Особенности, как отмечалось выше, состоят в том, что совет директоров общества не образуется общим собранием этого самого общества (поскольку таковое еще не существует), единый состав органа формируется по частям на общих собраниях акционеров разных обществ, участвующих в слиянии. Требование ст. 66 Закона о кумулятивном голосовании при выборах членов совета директоров, по-видимому, остается в силе. Существует и другой вопрос: как происходит выдвижение кандидатов?

На этот счет в ст. 53 Закона не одна, а целых две новые нормы. Получив информацию о проведении внеочередного общего собрания акционеров, повестка дня которого включает вопросы о реорганизации общества в форме слияния и избрании совета директоров создаваемого в результате такой реорганизации общества, акционер, владеющий не менее чем 2 процентами голосующих акций, вправе выдвинуть кандидатов в совет директоров, число которых, если руководствоваться абзацем первым п. 8 ст. 53 Закона, не может превышать количественный состав совета директоров, указываемый в сообщении о проведении общего собрания акционеров общества в соответствии с проектом устава создаваемого общества, и, если следовать абзацу второму п. 8 ст. 53 Закона, не может превышать число избираемых соответствующим обществом членов совета директоров (наблюдательного совета) создаваемого общества, указываемое в сообщении о проведении общего собрания акционеров общества в соответствии с договором о слиянии.

Как представляется, в данном случае имеет место технологическая ошибка законодателя, и реорганизация в форме слияния попала в первый абзац указанного пункта, явно сформулированного только для разделения и выделения, по недоразумению. Тем не менее лица, вступающие в отношения, регулируемые такими заведомо ошибочными и противоречивыми нормами, будут вынуждены преодолевать дополнительные неоправданные препятствия.

Следует также отметить некорректность употребляемой в абзаце втором п. 8 ст. 53 Закона ссылки на договор о слиянии, поскольку в момент направления сообщения о проведении общего собрания акционеров может существовать только проект указанного документа.

Если порядок формирования совета директоров общества, создаваемого в результате слияния, несмотря на допущенные неточности, Законом все же определен, то процесс образования остальных органов создаваемого общества вызывает только вопросы <4>.

<4> См. об этом также: Ильин И.В. Процедуры присоединения (слияния) акционерных банков в Российской Федерации: новые подходы законодателя // Юридическая работа в кредитной организации. 2006. N 6 (СПС КонсультантПлюс).

Новая редакция п. 1 ст. 85, как и упоминаемая выше норма ст. 66 Закона, дополнена возможностью изъятия из общего порядка избрания членов ревизионной комиссии или ревизора создаваемого общества с учетом особенностей, предусмотренных главой II Закона. Глава II действительно устанавливает такие особенности для общества, создаваемого путем учреждения: ревизионная комиссия избирается учредителями с применением особого порядка голосования (об этом было сказано выше). Что же касается общества, создаваемого в результате реорганизации, в частности слияния обществ, то единственным упоминанием о ревизионной комиссии в ст. 16 Закона является, как уже говорилось, необходимость включения в договор о слиянии списка членов ревизионной комиссии (или указания о ревизоре) создаваемого общества. Означает ли это, что основанием полномочий членов ревизионной комиссии становится воля акционеров, воплощенная не в корпоративном решении, а в заключаемом ими договоре?

Столь смелое предположение опровергается уже цитированным выше новым п. 8 ст. 53 Закона, который наряду с выдвижением кандидатов для избрания совета директоров создаваемого в результате реорганизации общества предоставляет акционерам право выдвинуть также кандидатов в его коллегиальный исполнительный орган, ревизионную комиссию и кандидата на должность единоличного исполнительного органа. При этом, по замыслу законодателя, акционеров не должно смущать отсутствие соответствующих вопросов в полученной ими повестке дня общего собрания.

И все же достичь логического завершения нашим поискам не суждено, поскольку установленный п. 2 ст. 16 перечень решений, принимаемых общим собранием акционеров общества, участвующего в слиянии, не предусматривает ни избрания коллегиального исполнительного органа, ни избрания ревизионной комиссии, ни образования единоличного исполнительного органа общества, создаваемого в результате слияния. А как известно из п. 3 ст. 48, общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции Законом. Круг замкнулся.

Как представляется, идея законодателя состояла в передаче принятия решений о формировании органов создаваемого в результате реорганизации общества от совместных собраний акционеров и общих собраний вновь создаваемых обществ на уровень общих собраний реорганизуемых обществ, и была более последовательно реализована в отношении общества, создаваемого в результате разделения и выделения. При адаптации разработанного алгоритма для случая слияния обществ возникли пробелы и коллизии норм, о которых говорилось выше.

Полагаем также, что одного лишь дополнения компетенции общего собрания, реорганизуемого в форме слияния общества, не будет достаточно для преодоления сложившейся ситуации. Во-первых, для избрания единого коллегиального органа создаваемого общества несколькими собраниями акционеров реорганизуемых обществ потребуется введение механизма, аналогичного установлению квот для избрания членов совета директоров. Во-вторых, трудно представить техническую возможность совмещения в рамках одного общего собрания решений об избрании членов ревизионной комиссии создаваемого общества из числа выдвинутых акционерами кандидатов и утверждении договора, уже содержащего список ее членов, избранных всеми участвующими в слиянии обществами. Порядок избрания единоличного исполнительного органа создаваемого общества, кандидатуры для избрания которого выдвигаются акционерами всех реорганизуемых обществ, нуждается в специальной проработке.

Подводя итог вышеизложенному, приходится констатировать, что реформа реорганизационных процедур, выразившаяся в сокращении количества общих собраний и одновременном законодательном закреплении требований, предъявляемых к их решениям и составляемым на их основании документам, проведена не вполне последовательно и вызывает необходимость дальнейшей корректировки норм Закона.

Изменения, внесенные в ст. ст. 16 - 20 Закона, не ограничиваются рассмотренными выше. В Законе появились нормы, предоставляющие акционеру, голосовавшему против принятия решения о реорганизации общества в форме разделения или не принимавшему участия в голосовании по этому вопросу, право получения акций каждого создаваемого в результате реорганизации общества пропорционально принадлежащим ему акциям реорганизуемого общества. Отдельные нормы посвящены порядку конвертации акций реорганизуемого общества в акции создаваемого общества. Введена ст. 19.1 Закона, устанавливающая особенности разделения или выделения общества, осуществляемых одновременно со слиянием или с присоединением. Однако анализ этих и других норм, посвященных реорганизации акционерных обществ, составляет предмет отдельного исследования.

Уменьшение уставного капитала общества (ст. 29 Закона)

Статья 29 дополнена тремя новыми пунктами, предусматривающими возможность принятия общим собранием акционеров одновременно с решением об уменьшении уставного капитала общества путем уменьшения номинальной стоимости акций решения о выплате всем акционерам общества денежных средств и (или) передаче им принадлежащих обществу эмиссионных ценных бумаг, размещенных другим юридическим лицом. Отношение величины, на которую уменьшается уставный капитал общества, к размеру уставного капитала общества до его уменьшения не может быть меньше отношения получаемых акционерами общества денежных средств и/или совокупной стоимости приобретаемых акционерами общества эмиссионных ценных бумаг к размеру чистых активов общества.

Цена реализации акций, право собственности на которые перешло к обществу (ст. ст. 34, 72, 76 Закона)

Прежняя редакция абзаца пятого п. 1 ст. 34 Закона предписывала реализовывать акции, перешедшие обществу в связи с неполной оплатой акций учредителями, по цене не ниже их номинальной стоимости. Согласно новой редакции нормы указанные акции могут быть реализованы обществом по цене не ниже их рыночной стоимости, а в случае, если рыночная стоимость акций ниже их номинальной стоимости, - по цене не ниже их номинальной стоимости.

Согласно новым редакциям п. 3 ст. 72 и п. 6 ст. 76 Закона размещенные акции, которые были приобретены обществом по решению общего собрания акционеров или совета директоров общества, а также по требованию акционеров, реализуются по цене не ниже их рыночной стоимости.

Дополнительные последствия снижения стоимости чистых активов общества (ст. 35 Закона)

Статья 35 дополнена двумя новеллами, первая из которых наделяет совет директоров общества правом предложить общему собранию акционеров уменьшить уставный капитал общества до величины, не превышающей стоимости его чистых активов (представляется, что возможность обратиться к акционерам общества с подобным предложением, с использованием предусмотренных Законом процедур, совет директоров имел и ранее). Одновременно устанавливается обязанность общества уменьшить уставный капитал в разумный срок после принятия общим собранием акционеров решения об уменьшении уставного капитала (п. 7).

Пункт 8 предоставляет уполномоченным органам государства и местного управления предъявить в суд требование об уменьшении уставного капитала общества в случае, предусмотренном п. 7 Закона.

Из формулировки п. 8 Закона неясно, какой именно случай становится основанием для возникновения права на обращение в суд: если совет директоров предложил общему собранию уменьшить уставный капитал, но общее собрание не приняло такого решения, либо если общее собрание приняло предложение совета директоров, но уменьшения уставного капитала в разумный срок не последовало, либо в любом случае, когда не было реализовано соответствующее решение общего собрания акционеров, независимо от того, принималось ли оно по предложению совета директоров или иным образом? Поставленный вопрос не является праздным, если принять во внимание, что предъявляемое в указанном случае судебное требование значительно мягче, чем ранее установленное п. 6 той же статьи требование о ликвидации общества в случае непринятия обществом решения об уменьшении уставного капитала.

Держатель реестра акционеров общества (ст. 44 Закона)

Не вполне понятен смысл изменения, внесенного в п. 3 ст. 44. Ранее указанная норма предусматривала, что держателем реестра акционеров общества может быть это общество или профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий деятельность по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг. В новой формулировке держателем реестра акционеров может быть это общество или регистратор. Объяснить указанную новеллу целью приведения в соответствие с нормами Федерального закона "О рынке ценных бумаг" не представляется возможным, поскольку в формулировках этого Закона регистратором в одних случаях именуется держатель реестра акционеров (этим понятием охватывается и эмитент, ведущий реестр самостоятельно), в других - только профессиональный участник рынка ценных бумаг.

Принятие решений об участии и прекращении участия общества в других организациях (ст. ст. 48, 65 Закона)

Круг вопросов, составляющих компетенцию совета директоров, расширился за счет дополнения п. 1 ст. 65 Закона подпунктом 17.1, предусматривающим принятие решений об участии и прекращении участия общества в других организациях (за исключением организаций, указанных в подп. 18 п. 1 ст. 48 Закона, решение об участии в которых принимается общим собранием акционеров). Одновременно из компетенции общего собрания акционеров исключено принятие решения об участии общества в холдинговых компаниях.

Как представляется, указанные новеллы являются закономерным результатом трансформации понятия холдинговой компании в российском законодательстве и правовой теории - с одной стороны, и наметившейся тенденции дифференциации уровня принятия управленческих решений внутри общества - с другой.

Законодательное определение холдинговой компании присутствует в утвержденном Указом Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1392 Временном положении о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, согласно п. 1 которого под холдинговой компанией понимается предприятие, независимо от его организационно-правовой формы, в состав активов которого входят контрольные пакеты акций других предприятий. Участие в понимаемой таким образом холдинговой компании практически означает владение акциями (долями в уставном капитале) организации, которая, в свою очередь, является материнской по отношению к другим организациям, и в соответствии с прежней редакцией подп. 18 п. 1 ст. 48 Закона решение о приобретении любого, в том числе и неконтрольного, пакета акций (доли в уставном капитале) такой организации должно было приниматься общим собранием акционеров.

Однако в более поздних нормативных актах отсутствует единообразное понимание холдинговой компании, которая рассматривается уже не только как материнское (основное) общество, но и как собственно холдинг, то есть совокупность материнского и дочерних юридических лиц. Исследователи холдингов отмечают непоследовательность законодателя и судебной практики, а также связанное с этим отсутствие единых подходов в научной доктрине <5>. В то же время участие в такой холдинговой компании, которая трактуется как совокупность юридических лиц, образуемая основным и дочерними предприятиями, <6> может быть осуществлено не только и не столько путем приобретения обществом акций и долей предприятия, входящего в холдинг, сколько вследствие приобретения одним из таких предприятий акций самого общества. В рассматриваемом случае вхождение общества в холдинговую компанию произойдет без учета воли каких бы то ни было органов общества.

<5> Шиткина И.С. Холдинги: правовое регулирование и корпоративное управление (СПС КонсультантПлюс).
<6> См.: Винслав Ю., Дементьев В., Мелентьев А., Якутин Ю. Развитие интегрированных корпоративных структур в России // Российский экономический журнал. 1998. N 11 - 12. С. 28.

Действовавший ранее порядок участия в холдинговых компаниях не мог обеспечить надлежащего уровня принятия решения в таком, например, случае, когда на момент приобретения обществом акций компании последняя не владела акциями либо долями других организаций, а впоследствии приобрела их, приобретя тем самым статус холдинговой компании.

В то же время вне зависимости от развития теории и законодательного регулирования холдинговых структур на уровне учредительных документов акционерных обществ сформировался подход к перераспределению отдельных полномочий органов управления обществ в рамках, предоставляемых действующими нормами Закона. Нормативно-правовой основой этого процесса стали положения п. 2 ст. 69, относящего к компетенции исполнительного органа общества все вопросы руководства текущей деятельностью общества, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров и совета директоров, подп. 18 п. 1 ст. 65, предоставляющего возможность предусмотреть в уставе общества не упоминаемые в Законе вопросы компетенции совета директоров, а также п. 1 ст. 78, позволяющего установить в уставе общества дополнительные основания, при которых на совершаемые обществом сделки распространяется предусмотренный Законом порядок одобрения крупных сделок. На практике участие общества в других организациях стало одним из вопросов, наиболее часто передаваемых внутренними документами акционерных обществ с уровня принятия решения исполнительными органами на уровень принятия решений советами директоров.

Одновременная корректировка законодателем норм, определяющих компетенцию общего собрания акционеров и совета директоров в отношении участия в других организациях позволяет, на наш взгляд, во-первых, разграничить вопросы участия акционерных обществ в объединениях юридических лиц, с одной стороны, и в организациях, не являющихся объединениями, с другой стороны; во-вторых, исключить проблемы, возникающие в связи с отсутствием определенности понятия холдинговой компании; в-третьих, установить на законодательном уровне единый уровень принятия решений об участии акционерного общества в организациях, не являющихся объединениями, независимо от того, ограничивается такое приобретение пакетом акций (долей в уставном капитале) отдельной организации или предоставляет контроль над совокупностью юридических лиц.

Вместе с тем открытым остается вопрос о содержании решения совета директоров об участии (прекращении участия) общества в других организациях. Восполнить в этой части отсутствующие нормы Закона может устав общества, однако в ряде случаев акционерам будет нелегко предугадать истинную волю законодателя, например при необходимости изменения размера участия общества в организации.

Установление срока действия для решений общего собрания акционеров (ст. 49 Закона)

Принимая решение по вопросу о реорганизации общества, увеличении либо уменьшении уставного капитала общества, дроблении или консолидации акций, общее собрание акционеров может указать срок, по истечении которого такое решение не подлежит исполнению. Установление такого срока позволит избегать тупиковых ситуаций, возникающих на практике в связи с невозможностью исполнения ранее принятого общим собранием акционеров решения.

Право на участие в общем собрании акционеров (ст. 51 Закона)

Изменение, сформулированное как замена ссылки на п. 2 ссылкой на абзац второй п. 1 ст. 58 Закона, а 45-дневного срока на 35-дневный, в действительности означает, что теперь список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, проводимом в форме совместного присутствия с предварительным направлением бюллетеней для голосования либо форме заочного голосования, должен составляться не позднее чем за 35 дней до даты проведения общего собрания. Дополнительных гарантий акционерам такая новелла не устанавливает, поскольку срок сообщения о проведении общего собрания в данном случае остается неизменным. Следует отметить, что с точки зрения юридической техники норма абз. 3 п. 1 ст. 51 Закона из редакции в редакцию продолжает оставаться образцом неоправданного использования отсылки, затрудняющего восприятие истинного правового смысла нормы.

Сообщение о внеочередном общем собрании акционеров (ст. 52 Закона)

Сообщение о проведении внеочередного общего собрания акционеров, повестка дня которого включает вопрос об избрании совета директоров этого общества либо совета директоров общества, создаваемого в результате реорганизации, должно быть сделано не позднее чем за 70 дней до дня его проведения.

К сожалению, это изменение не сопровождается соответствующей корректировкой абзаца второго п. 1 ст. 51 Закона, в связи с чем направлять сообщения о проведении общего собрания за 70 дней до его проведения органу, созывающему собрание, придется в неведении относительно круга лиц, имеющих право на участие в этом собрании. Предельный срок составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании, по-прежнему составляет только 65 дней до даты его проведения.

Требования к предложениям акционеров о выдвижении кандидатов для избрания в органы общества (ст. 53 Закона)

Предложение акционера о выдвижении кандидатов для избрания в органы общества теперь должно содержать сведения о данных документа, удостоверяющего личность кандидата.

Выкуп акций обществом по требованию акционеров (ст. ст. 75, 76 Закона)

Долгое время норма п. 1 ст. 75 Закона, определяя один из случаев возникновения у акционера права требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих ему акций через отрицательное голосование (неучастие в голосовании) по вопросу об одобрении крупной сделки, отсылала к п. 2 ст. 79 Закона. Попасть на рассмотрение общего собрания акционеров в соответствии с указанным пунктом может только крупная сделка, предметом которой является имущество стоимостью от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов общества, в случае, если по вопросу об одобрении такой сделки не достигнуто единогласие совета директоров. Голосование же против совершения сделки на сумму более 50 процентов балансовой стоимости активов, одобрение которой является непосредственной компетенцией общего собрания, в соответствии с п. 3 ст. 79 Закона, не приводило к возникновению у акционера права требовать выкупа акций. При этом очевидно, что последствия совершения сделки с имуществом, составляющим более 50 процентов активов баланса, как для общества, так и для акционеров, более значительны, чем в случае совершения сделки на сумму менее 50 процентов стоимости активов.

На очевидную ошибочность отсылки к п. 2 вместо п. 3 ст. 79 Закона неоднократно указывалось в литературе. Принимая Постановление от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах", Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации вышел за рамки разъяснения вопросов судебной практики, передав акционерам право требовать выкупа принадлежащих им акций в случае совершения крупной сделки, которая может заключаться лишь с одобрения общего собрания акционеров (на сумму свыше 50-процентной балансовой стоимости активов общества) (см. п. 29 Постановления).

Ошибка устранена новой редакцией п. 1 ст. 75 Закона.

Изменения, внесенные в ст. 76 Закона, устанавливают, что подпись акционера - физического лица, равно как и его представителя, на требовании о выкупе принадлежащих ему акций и на отзыве указанного требования должна быть удостоверена нотариально или держателем реестра акционеров общества. Важное значение имеет также установление запрета на совершение с третьими лицами сделок, связанных с отчуждением или обременением акций, требование о выкупе которых заявлено акционером в период с момента получения обществом указанного требования до момента внесения в реестр акционеров записи о переходе права собственности на выкупаемые акции к обществу или до момента отзыва требования акционером.

Возможность определения цены (денежной оценки) имущества общим собранием акционеров (п. 1 ст. 77 Закона)

Принятие решения об определения цены (денежной оценки) имущества отнесено Законом к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества. Абзац второй п. 1 ст. 77 устанавливает, что в случае наличия заинтересованности члена совета директоров цена (денежная оценка) имущества определяется решением членов совета директоров, не заинтересованных в совершении сделки. Указанный порядок, целью которого является отстранение заинтересованных лиц от голосования по вопросу об определении цены, на практике создавал определенную проблему, как только количество заинтересованных членов совета директоров превышало определенный уставом кворум для проведения заседания совета директоров. В указанной ситуации сама собой напрашивалась аналогия с порядком, установленным п. 2 ст. 83 Закона для принятия решения об одобрении такой сделки - передать вопрос на рассмотрение общего собрания акционеров, однако, принимая во внимание закрытый характер компетенции общего собрания акционеров, правовая возможность принятия советом директоров подобного решения отсутствовала. В то же время несовпадение формулировок Закона, определяющих механизм принятия советом директоров решений об одобрении сделки (принимается советом директоров общества большинством голосов акционеров, не заинтересованных в совершении сделки) и об определении цены имущества (принимается решением членов совета директоров, не заинтересованных в совершении сделки), позволяло членам совета директоров принимать решение об определении цены даже в случае, когда в голосовании участвовало значительно не достигающее кворума число членов совета директоров. Ведь кворум необходим для принятия решения советом директоров, а в данном случае Закон уполномочил принять решение отдельных членов этого органа, не потребовав даже получить большинство голосов при принятии такого решения. При последовательном применении изложенного подхода возможность принятия решения об определении цены имущества появлялась и у единственного оказавшегося незаинтересованным в сделке члена совета директоров.

Введение порядка, согласно которому в указанных выше случаях цена имущества может быть определена решением общего собрания акционеров, избавляет общество от необходимости использования такой нестандартной конструкции, как принятие решения членами совета директоров, число которых не достигает необходимого кворума. В то же время, поскольку нарушение при совершении сделки с заинтересованностью требований, предусмотренных Законом, является основанием для признания ее недействительной, Закон должен предоставить участникам отношений, возникающих в процессе одобрения и совершения такой сделки, возможность однозначной оценки законности своих действий. Представляется, что, как и другие установленные Законом требования к сделкам, в совершении которых имеется заинтересованность, необходимость определения цены имущества решением общего собрания акционеров в случае недостаточного количества незаинтересованных членов совета директоров должна устанавливаться императивной нормой Закона.

Уточнение оснований обязательного привлечения независимого оценщика (п. 2 ст. 77 Закона)

Важное уточнение вводит новая редакция абзаца второго п. 2 ст. 77 Закона. Проведение независимой оценки рыночной стоимости имущества представляет собой процедуру обременительную, с учетом не только материальных затрат, но и временных потерь. Прежняя формулировка нормы способствовала ее расширительному толкованию, теперь привлечение независимого оценщика является обязательным в случаях, прямо предусмотренных Законом.

Порядок определения цены имущества в случае участия государства в акционерном капитале (п. 3 ст. 77 Закона)

Ранее действовавшая норма предусматривала, что в случае, если владельцем более 2 процентов голосующих акций общества является государство или муниципальное образование, обязательным становится привлечение к определению рыночной стоимости имущества государственного финансового контрольного органа. В соответствии с Указом Президента РФ от 18 августа 1996 г. N 1210 "О мерах по защите прав акционеров и обеспечению интересов государства как собственника и акционера" государственным финансовым контрольным органом, привлекаемым в указанных случаях, являлось Финансовое управление по делам о несостоятельности (банкротстве) при Государственном комитете Российской Федерации по управлению государственным имуществом.

В ходе административной реформы менялись наименования, структура и компетенция государственных органов, но главную проблему для общества, подпадающего под требование п. 3 ст. 77 Закона, создавало отсутствие механизма привлечения государственного органа к участию в оценке. В целях исключения риска несоблюдения требования закона наиболее осторожные менеджеры были вынуждены направлять в государственный орган пакеты документов, включающие не только отчет независимого оценщика, но также и не востребованные оценщиком документы и сведения, способные каким бы то ни было образом отразиться на результатах оценки. Общество совершало сделку, не располагая гарантиями того, что определенная независимым оценщиком рыночная стоимость будет подтверждена государственным органом.

КонсультантПлюс: примечание.

По видимому, ссылаясь на п. 3 ст. 77 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", автор имел в виду Федеральный закон от 27.07.2006 N 146-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах".

В новой редакции п. 3 ст. 77 Закона роль государства меняется коренным образом: теперь совет директоров самостоятельно (в необходимых случаях - с привлечением независимого оценщика) принимает решение об определении цены (денежной оценки) имущества, но обязан уведомить федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством РФ о состоявшемся решении. При этом функции государственного органа стали более определенными, а объем и характер предоставленных полномочий призваны гарантировать государственные интересы, не создавая существенных препятствий для деятельности общества.

Новый механизм участия государства предусматривает не только обязанность уведомления уполномоченного органа о принятом советом директоров решении, но и срок такого уведомления (три рабочих дня), конкретный перечень предоставляемых документов, срок для направления в общество мотивированного заключения уполномоченного органа (двадцать дней), критерии определения его позиции (соответствие отчета независимого оценщика стандартам оценки и законодательству, соответствие решения совета директоров сложившимся рыночным ценам на аналогичные объекты), последствия получения такого заключения советом директоров (отказ от совершения сделки либо определение цены объекта с привлечением независимого оценщика) и саморегулируемой организацией оценщиков (проведение экспертизы отчета об оценке, приостановление на основании предписания уполномоченного органа исполнения решения совета директоров об определении цены имущества), судебный порядок оспаривания заключения уполномоченного органа и результатов экспертизы, а также возможность признания сделки недействительной по иску уполномоченного органа в случае совершения сделки в нарушение установленного порядка. В случае если уполномоченный орган в установленный срок не направил в общество соответствующее заключение, цена имущества признается достоверной и рекомендуемой для совершения сделки.

Следует обратить внимание, что определенные изменения коснулись также и сферы действия п. 3 ст. 77 Закона. Новый механизм не применяется к обществу в случае, если количество принадлежащих государству и/или муниципальному образованию голосующих акций этого общества превышает 50 процентов. Закон также вводит понятие цены объектов, устанавливая общие начала для определения цены (денежной оценки) имущества, цены размещения эмиссионных ценных бумаг общества и цены выкупа акций общества.

Таким образом, государство и муниципальные образования получили качественно новые гарантии обеспечения своих интересов как акционера общества, не контролирующего простое большинство его голосующих акций. Насколько эффективно будут работать эти гарантии, а также насколько оптимален установленный таким образом баланс интересов различных акционеров общества, покажет практика. В отличие от прочих изменений, вступивших в силу через десять дней после даты официального опубликования Федерального закона N 146-ФЗ, новые нормы п. 3 ст. 77 заработают только с 1 июля 2007 г.