Мудрый Юрист

Должностное укрывательство преступлений

Макаров С., судья Иркутского областного суда, кандидат юридических наук, доцент.

Уголовная ответственность за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений предусмотрена ст. 316 УК РФ. Если лицо участвует в преступлении, заранее обещая укрыть его, оно отвечает за пособничество. На общих основаниях ответственность за эти преступления несут как частные, так и должностные лица.

Сокрытие преступлений должностным лицом - представителем власти, в полномочия которого входит выявление, регистрация, раскрытие преступлений, возбуждение и расследование уголовного дела, не предусмотрено специальными нормами. Но может быть квалифицировано по ст. ст. 285, 286, 292 УК, а когда это сопровождается незаконным освобождением от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, - по ст. 300 УК.

В судебной практике к ответственности за должностное укрывательство преступлений чаще привлекаются сотрудники органов внутренних дел. В основном за укрывательство преступлений общеуголовной направленности: краж, грабежей, разбоев. О сложности дел об укрывательстве говорит тот факт, что по ним чаще всего выносились оправдательные приговоры (33% из числа рассмотренных) <1>.

<1> По результатам обобщения судебной практики в Иркутской области за 2005 - 2006 гг.

С учетом особенностей составов злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК), превышения должностных полномочий (ст. 286) и служебного подлога (ст. 292) следует учитывать следующие объективные и субъективные признаки должностного укрывательства преступлений.

Объект преступления - правоохранительная деятельность в сфере борьбы с преступностью, а соответственно, права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства. Должностное укрывательство преступлений дезорганизует деятельность правоохранительных органов, препятствует реализации целей, задач и принципов уголовного судопроизводства, снижает защищенность граждан, государства, общества, подрывает авторитет государства и его правоохранительной системы.

Потерпевшими по таким делам признаются юридические и физические лица, защита интересов которых - основная задача правоохранительной деятельности соответствующих органов и должностных лиц.

При должностном укрывательстве преступлений предмет преступления является обязательным либо факультативным признаком. В качестве предмета преступления могут признаваться: 1) поступившие для рассмотрения заявления, сообщения о преступлении; 2) полученные в ходе служебной деятельности материалы доследственной проверки, оперативно-розыскной деятельности; 3) процессуальные решения по результатам проверки, расследования: постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления.

В составе служебного подлога (ст. 292 УК) предмет преступления - официальный документ. При всем разнообразии трактовок предмета служебного подлога в теории уголовного права <2>, в судебной практике достаточно устойчивым остается признание в качестве такового процессуальных документов, содержащих юридически значимое решение должностного лица. Так, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела определяет характер и содержание уголовно-правовых отношений по поводу криминального происшествия, формально "оправдывает" бездеятельность правоохранительных органов, т.е. освобождает их от выполнения трудоемких мероприятий по раскрытию преступлений и изобличению виновных, существенно ограничивает права и законные интересы участников этих отношений.

<2> См., напр.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 182; Клепицкий И.А. Документ как предмет подлога в уголовном праве // Государство и право. 1998. N 5. С. 69; Яни П.С. Предмет должностного подлога // Уголовное право. 2005. N 3. С. 142 - 144.

В то же время не являются официальным документом письменное заявление гражданина, сообщение организации, объяснения, взятые при рассмотрении материала. Искажение этих документов может быть признано способом злоупотребления должностными полномочиями или их превышения и свидетельствует о направленности умысла на укрытие преступления. В судебной практике не признается служебным подлогом и составление статистических карточек, книги учета преступлений, журнала учета иной информации о правонарушениях, оформление которых сопровождает, но не определяет правоохранительную деятельность в борьбе с преступностью. Наличие и достоверность заполнения указанных документов не устанавливает каких-либо юридических фактов и не влечет правовых последствий.

При должностном укрывательстве преступлений виновный может опорочить исследуемые документы и материалы, скрыть их от оценки либо внести в них недостоверные данные. В любом случае их оформление и рассмотрение должны входить в компетенцию должностного лица, а сама информация о преступлении должна быть состоятельной: поступить в производство должностному лицу надлежащим образом и с достаточной полнотой указывать на признаки преступления.

Согласно ст. 140 УПК РФ заявление о преступлении, явка с повинной, иное сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, являются поводом для возбуждения уголовного дела, а основанием - наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Установления всей совокупности признаков состава преступления на этой стадии не требуется. Укрытие административного либо иного (не предусмотренного уголовным законом) правонарушения не влечет уголовной ответственности.

С объективной стороны должностное укрывательство преступлений представляет собой: отказ в принятии заявления и сообщения о преступлении; их рассмотрение как иного сообщения, например жалобы; незаконную пересылку материала в иные органы; ненадлежащее разрешение материала с искажением обстоятельств и оснований для последующих решений путем составления и приобщения подложных заявлений, объяснений граждан и должностных лиц, справок, документов, должностных инструкций, актов проверок и ревизий и др.; вынесение заведомо незаконного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела либо о его прекращении. В этих случаях речь идет о юридическом (уголовно-процессуальном), но не фактическом (как по ст. 316 УК) укрывательстве преступлений.

При этом следует различать должностное укрывательство преступлений как воспрепятствование надлежащему производству по конкретному факту и действия, сопровождающие это деяние или способствующие ему: составление подложной отчетности, статистических карточек, иных учетных документов, не имеющих уголовного либо уголовно-процессуального значения, что не исключает оценки таких действий как пособничества в должностном преступлении (укрывательство укрывательства преступления).

Право обжаловать незаконное решение об отказе в возбуждении уголовного дела в порядке ст. 125 УПК, а также право прокурора устранить допущенное нарушение и возбудить уголовное дело не исключает ответственности должностного лица за принятое решение.

Ответственность за должностное укрывательство преступлений по ст. ст. 285 или 286 УК наступает в случае существенного нарушения прав и законных интересов граждан и организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства.

Предусмотренные законом общественно опасные последствия могут выражаться в причинении имущественного ущерба (реального либо упущенной выгоды), а также неимущественного вреда, включая существенное нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина, дезорганизацию работы государственных органов и организаций. В свое время высшая судебная инстанция также предлагала учитывать такие последствия, как подрыв авторитета органов власти, создание помех и сбоев в их работе, сокрытие крупных хищений, тяжких преступлений и т.п. <3>.

<3> Пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге".

В тех случаях, когда преступление посягает на законные права и интересы граждан, укрывательство такого преступления, наряду с причинением вреда в виде дезорганизации деятельности правоохранительного органа, также нарушает гарантированные ст. ст. 2, 17, 45, 46, 52 Конституции РФ права граждан на государственную, судебную защиту, доступ к правосудию, защиту от злоупотреблений властью.

В судебной практике авторитет органов государственной власти справедливо рассматривается в качестве дополнительного объекта посягательства, поскольку он хотя и важный, но не основной компонент охраняемых правоотношений. Кроме того, существенность вреда посредством подрыва авторитета правоохранительного органа не имеет четких критериев оценки.

Малозначительность деяния по объективным признакам - одно из достаточно распространенных оснований оправдательного приговора, когда несущественным, с уголовно-правовой точки зрения, суд признавал: дискредитацию, подрыв авторитета правоохранительного органа, несущественность нарушения прав граждан, когда потерпевшие не настаивали на возбуждении уголовного дела, причиненный вред полагали незначительным.

Учитывая, что по делам о незаконном обороте наркотиков, коррупции, экологических и некоторых других преступлениях граждане не часто признаются потерпевшими, вопрос о существенности вреда, причиненного фактом укрытия таких преступлений, особенно небольшой или средней тяжести, определяется по усмотрению правоприменителя.

Субъект должностного укрывательства преступлений - представитель власти, наделенный Законами "О милиции", "Об оперативно-розыскной деятельности", УПК РФ и иными нормативно-правовыми актами полномочиями по выявлению, регистрации, раскрытию и расследованию преступлений. Согласно ч. 1 ст. 144 УПК дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах своей компетенции принять по нему решение. Из указанных лиц чаще осуждались должностные лица органа дознания: участковые и оперуполномоченные, дежурные инспекторы, начальники подразделений органов внутренних дел, что, очевидно, не в полной мере отражает состояние правоохранительной деятельности в сфере борьбы с коррупцией, с незаконным оборотом наркотиков, отнесенной к компетенции иных органов.

Совершение лицом действий, не относящихся к его компетенции, например, отказ в возбуждении уголовного дела или прекращение дела неуполномоченным лицом, не влечет правовых последствий по делу, а следовательно, и ответственности за должностное укрывательство преступления.

Так, приговором суда по ч. 1 ст. 285 УК оправдан участковый уполномоченный Ф. за отсутствием в его действиях состава преступления. Органами предварительного следствия он обвинялся в том, что при разрешении материала не принял мер к надлежащей и своевременной проверке, необоснованно отказал в возбуждении уголовного дела по факту обнаружения трупа К. при наличии признаков преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Это преступление подследственно прокуратуре (ст. 151 УПК), и сотрудник органа дознания не может принимать окончательного решения по делу.

С субъективной стороны должностное укрывательство преступлений характеризуется умыслом (прямым или косвенным - по ст. ст. 285 и 286 УК; прямым - по ст. 292 УК), а также - корыстной или иной личной заинтересованностью (ст. ст. 285 и 292 УК).

Добросовестное заблуждение в оценке фактических обстоятельств и применении уголовного закона при принятии правового решения не влечет уголовной ответственности по указанным статьям УК, но при наличии оснований может быть квалифицировано как халатность по ст. 293.

Ответственность наступает при условии, что компетентное должностное лицо достоверно знало о преступлении (при очевидности признаков преступления как повода и оснований для возбуждения уголовного дела), но с целью его сокрытия совершило указанные в диспозициях соответствующих статей УК действия.

Корыстная заинтересованность может выражаться в получении имущественной выгоды, удержании материальных средств, уклонении от расходов и др. Если должностное лицо за вознаграждение прекращает проверку по заявлению о преступлении, незаконно отказывает в возбуждении уголовного дела, виновный подлежит ответственности за получение взятки за незаконные действия (по ч. 2 ст. 290) и за должностное укрывательство преступления <4>.

<4> Пункт 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе".

Иная личная заинтересованность - это стремление извлечь выгоду неимущественного характера: карьеризм, желание приукрасить действительное положение дел, избавиться от трудностей по раскрытию преступления и при этом избежать ответственности за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей.

При должностном укрывательстве преступлений виновный может не стремиться к извлечению личной выгоды, но, опасаясь испортить отношение с руководителем и иными влиятельными лицами, действовать по мотиву угодничества с расчетом на взаимное благорасположение, что также охватывается понятием иной личной заинтересованности.

Должностное укрывательство преступлений нередко носит продолжаемый характер. Тогда содеянное квалифицируется по правилам единого продолжаемого преступления, например по ч. 1 ст. 285 УК, а при наличии признаков других преступлений - и по другим статьям УК (ст. ст. 292, 290).

Приговором суда признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 285 УК начальник криминальной милиции К. за то, что давал указания своим подчиненным о сокрытии преступлений, предусмотренных ст. ст. 159, 158, 161 УК (всего 8 преступлений), утверждал постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 8 месяцев.

Представляется, что поэпизодная квалификация продолжаемого злоупотребления должностными полномочиями, определяемого единством объективных и субъективных признаков, не всегда обоснованна, хотя в практике распространены случаи обвинения в укрывательстве преступлений по совокупности преступлений по каждому из укрытых преступлений.

Квалификация должностного укрывательства преступлений по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 285 (или ст. 286) и ст. 292 УК, оправдана при наличии к тому фактических и юридических оснований, когда служебный подлог не является основным и единственным способом злоупотребления должностными полномочиями и причинения вреда объекту уголовно-правовой охраны.