Мудрый Юрист

Ответственность работодателя без вины: постановка проблемы

Кузнецов Ю.А., кандидат юридических наук (Ярославль).

Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ <1> внесены существенные изменения в действующую редакцию Трудового кодекса. В рамках настоящей статьи мы коснемся лишь нововведений, посвященных материальной ответственности работодателя.

<1> СЗ РФ. 2006. N 27. Ст. 2878.

Наиболее интересной представляется новелла ст. 236 ТК РФ, устанавливающая ответственность работодателя за нарушение им установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, независимо от его вины.

С точки зрения юридической техники указанное положение в полной мере согласуется с общими положениями о материальной ответственности сторон трудового договора. Согласно ст. 233 ТК РФ вина является обязательным условием наступления материальной ответственности стороны трудового договора. Однако эта же норма устанавливает правило, согласно которому ТК РФ или иным федеральным законом могут предусматриваться иные условия наступления материальной ответственности.

До указанных выше законодательных изменений, именно исходя из данного положения закона, рядом ученых выдвигался тезис о том, что в отдельных случаях материальная ответственность работодателя может наступать независимо от вины <2>. В подтверждение этой точки зрения ими приводится содержание нормы ст. 59 Кодекса торгового мореплавания <3> и ст. 28 Кодекса внутреннего водного транспорта <4>.

<2> Орловский Ю.П., Нуртдинова А.Ф., Чиканова Л.А. 500 актуальных вопросов по Трудовому кодексу Российской Федерации: комментарии и разъяснения. М., 2006. С. 346 - 347.
<3> СЗ РФ. 1999. N 18. Ст. 2207.
<4> СЗ РФ. 2001. N 11. Ст. 1001.

Позиция во многом спорная. Автор находит возможным не согласиться с предложенным толкованием указанных норм. Так, ст. 59 КТМ определяет, что в случае гибели имущества члена экипажа судна или повреждения такого имущества вследствие происшествия с судном судовладелец обязан возместить члену экипажа судна причиненный ущерб. Не подлежит возмещению ущерб, причиненный имуществу члена экипажа судна, виновного в происшествии с судном. Часть 6 ст. 28 КВВТ гласит о том, что любой член экипажа судна вправе провозить на судне имущество, предназначенное для личного пользования. В случае гибели или повреждения такого имущества вследствие происшествия с судном судовладелец должен возместить члену экипажа судна причиненный ущерб. Как видно, данные нормы лишь устанавливают обязанность судовладельцев по возмещению вреда, причиненного имуществу члена экипажа, не определяя условий наступления ответственности. Более того, например, ч. 2 ст. 28 КВВТ прямо предусматривает, что трудовые отношения членов экипажа судна и судовладельца регулируются законодательством Российской Федерации о труде.

Следуя же предложенной логике, можно прийти к выводу о том, что ответственность владельца судна возможна и при причинении вреда вследствие непреодолимой силы (объективно противоправным деянием), что входит в противоречие с общими и специальными условиями (основаниями) юридической ответственности. Нам представляется, что наличие указанных норм продиктовано не желанием законодателя установить изъятия из общих условий наступления материальной ответственности, а попыткой нормативного регулирования материальной ответственности работодателя за ущерб, причиненный имуществу работника, поскольку КТМ и КВВТ были приняты в период действия КЗоТ 1971 г., который не закреплял данного случая материальной ответственности работодателя.

Более того, ответственность за субъективно-случайное причинение вреда даже в цивилистической науке всегда рассматривалась как исключение из общих правил ответственности за вину. Коль скоро подобные случаи являются исключениями, нет оснований для расширительного толкования указанных правовых норм.

В свою очередь, законодательное закрепление в ст. 236 ТК РФ возможности возложения ответственности без вины с необходимостью диктует требование о теоретическом обосновании безвинной ответственности в трудовом праве. Целью исследования мы ставим вопрос о том, почему за нарушение одной обязанности работодатель несет ответственность без вины, а за нарушение других обязанностей условием его материальной ответственности является вина?

Также мы постараемся обосновать тезис о том, что ответственность работодателя за случай не ограничивается фактами нарушений работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику <5>.

<5> Под ответственностью в трудовом праве мы понимаем обязанность стороны трудового договора претерпеть перед другой стороной неблагоприятные последствия (правовой урон) личного, организационного и имущественного характера, заключающиеся в возложении дополнительной обязанности или в лишении (ограничении) принадлежащего права в объеме и порядке, которые предусмотрены трудовым законодательством, трудовым договором за неисполнение своих обязанностей.

К сожалению, в науке трудового права вопросы, посвященные теоретическому обоснованию "безвинной" ответственности (ответственности на началах риска), практически не рассматривались. Основной причиной тому, безусловно, являлось отсутствие прямого нормативного закрепления в трудовом законодательстве возможности привлекать к ответственности независимо от вины. Более того, в доктрине трудового права высказывались резкие критические замечания по поводу безвинной ответственности работника <6>. В свою очередь, в работах последних лет совершенно верно обращается внимание на определенный парадокс, который заключается в том, что "исполнитель по гражданско-правовому договору подряда, возмездного оказания услуг и т.д. может требовать взыскания с организации-заказчика пени за задержку выплаты вознаграждения, возникшую вследствие обстоятельств, хотя и исключающих вину, но не освобождающих предпринимателя от ответственности, а работник той же организации за задержку заработной платы - нет" <7>. Сторонником концепции "вины с исключением" в трудовом праве является и Е.Б. Хохлов, который верно замечает, что условия ответственности за случайное причинение вреда должны быть четко определены в законодательстве <8>. В унисон данным замечаниям звучат и доводы видных ученых-цивилистов о том, что трудно объяснить, почему кредитор по обязательству, вытекающему из трудового договора, должен быть поставлен в худшее положение по сравнению с обычным гражданско-правовым кредитором <9>. Таким образом, вполне оправданным нам видится подход к решению поставленной задачи путем анализа точек зрения, выработанных наукой гражданского права <10>. Необходимость подобного анализа обусловливается также и тем, что "при несомненном различии в представлениях о риске всем им присуще то, что он в той или иной мере относится ко всякому по своей природе договору. Тем самым можно с полным правом утверждать, что, заключая любой договор, каждая из сторон таким образом возлагает на себя определенный риск, связанный прежде всего с тем, что принятое на себя обязательство не исполнит она сама, либо ее контрагент" <11>.

<6> Стависский П.Р. Проблемы материальной ответственности в советском трудовом праве. Киев; Одесса, 1982. С. 21; Тищенков И.А. О понятии материальной ответственности рабочих и служащих по советскому трудовому праву // Советское государство и право. 1964. N 2. С. 121.
<7> См.: Акопов Д. Трудовой кодекс и социальное назначение трудового права // Хозяйство и право. 2004. N 6. С. 6.
<8> Хохлов Е.Б. Экономические методы управления и трудовое право. Л., 1991. С. 167 - 168.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<9> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 2000. Кн. 1. С. 24.
<10> В подтверждение доводов о возможном использовании в трудовом законодательстве принципа ответственности за вину с исключениями хочется привести замечания, высказанные цивилистами ГДР, которые, характеризуя Имперский закон 1871 г. о возмещении вреда, нанесенного рабочим на производстве, писали о том, что он явился результатом борьбы рабочего класса за проведение защитных мероприятий против непрерывного роста несчастных случаев на производстве. Но господствующий класс делал недостаточные уступки рабочим. В то время как по тому Закону, например, железнодорожные общества должны были отвечать за вред, причиненный при отсутствии вины, горнопромышленные и другие предприятия отвечали за причиненный рабочим вред только при наличии вины со стороны надсмотрщика. См.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С. 79 - 80.
<11> Брагинский М.И. Правовое регулирование игр и пари // Хозяйство и право. 2004. N 11. С. 22.

Как известно, возможность возложения ответственности без вины долгое время является предметом дискуссии ученых-цивилистов. У данной концепции есть как свои противники <12>, так и сторонники <13>. В частности, отрицая саму возможность возложения ответственности без вины, О.А. Красавчиков писал, что "нормы о распределении имущественных последствий по системе риска построены на иных началах, чем нормы об ответственности за виновное правонарушение" <14>. Нам представляется, что формирование подобных взглядов во многом предопределялось политическими и идеологическими установками, поскольку "благодаря вине правонарушение становится не просто неправомерным фактом, но и выражает определенное отрицательное отношение нарушителя к интересам социалистического общества или отдельного гражданина" <15>.

<12> Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 1985. С. 152 - 173; Шевченко Я.Н., Собчак А.А., Луць В.В., Боброва Д.В., Штефан М.И. Повышение роли гражданско-правовой ответственности в охране прав и интересов граждан и организаций. Киев, 1988. С. 50, 56 и др. (автор главы - Я.Н. Шевченко); Александров Н.Г. Законность и правонарушения в советском обществе. М., 1955. С. 168.
<13> Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 171; Ойгензихт В.А. Категория "риска" в советском гражданском праве // Правоведение. 1971. N 5. С. 64 - 70.
<14> См.: Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966. С. 142.
<15> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 128 - 129.

Однако даже в советский период подобный подход был подвергнут резкой критике <16>. В частности, сторонниками безвинной ответственности выдвигался в общем-то верный, по существу, тезис о том, что "стимулировать, побуждать к деятельности можно не обвиняя" <17>. В свою очередь, в обоснование права на существование ответственности за субъективно-случайное причинение вреда приводились различные доводы. Рядом ученых ответственность без вины выводилась из превентивной функции гражданского права <18>. А.А. Собчак считал, что "в случаях безвиновной ответственности она установлена в целях стимулирования особой предосторожности" <19>, а "из факта привлечения к ответственности без вины причинитель может извлечь полезный урок" <20>, поскольку в этих случаях "случайный вред носит повторяющийся характер, ибо зависит от предпринятого дела" <21>. Примерно аналогичную позицию занимал О.С. Иоффе, который считал, что деятельность, представляющая повышенную опасность, характеризуется тем, что она связана с применением специальных мер по технике безопасности <22>. Весьма своеобразную позицию по рассматриваемому вопросу занял В.А. Ойгензихт, считающий, что риск "это психическое отношение субъектов к результату собственных действий или к поведению других лиц" <23> и может наряду с виной являться субъективным основанием гражданско-правовой ответственности <24>. Позиция В.А. Ойгензихта нашла поддержку у представителей науки теории права. Так, С.Н. Братусь писал: "...надо лишь признать, что субъективное начало для гражданско-правовой ответственности не всегда вина" <25>.

<16> Собчак А.А. О некоторых спорных вопросах общей теории правовой ответственности // Правоведение. 1968. N 1. С. 56 - 57; Ойгензихт В.А. Категория "риска" в советском гражданском праве. С. 67 - 68; Стависский П.Р. 1. Возмещение вреда при спасании социалистического имущества, жизни и здоровья граждан. М., 1974. С. 29; 2. Обязанность возмещения вреда по ст. 95 Основ гражданского законодательства // Правоведение. 1971. N 5. С. 71 - 76.
<17> См.: Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., 1952. С. 43.
<18> Там же. С. 9 - 11.
<19> См.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. С. 51.
<20> См.: Собчак А.А. О некоторых спорных вопросах общей теории правовой ответственности. С. 51.
<21> Там же. С. 52.
<22> Иоффе О.С. Обязательства по возмещению вреда. Л., 1952. С. 48.
<23> См.: Ойгензихт В.А. Категория "риска" в советском гражданском праве. С. 67.
<24> Там же. С. 70.
<25> Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. С. 180.

Необходимо заметить, что в советский период концепция безвинной ответственности разрабатывалась применительно к внедоговорным обязательствам, которые, по мнению Б.С. Антимонова, имеют иные основания, чем ответственность за нарушение договора <26>. С его позиции случаи безвинной ответственности в договорных обязательствах обусловлены тем, что "договорная дисциплина начинается до заключения договора" <27>. Схожее суждение было высказано и А.А. Собчаком, который пришел к выводу, что "при установлении ответственности без вины учитывается предшествующее виновное поведение" <28>.

<26> Антимонов Б.С. Основания договорной ответственности социалистических организаций. М., 1962. С. 11 - 13.
<27> Там же. С. 74.
<28> Собчак А.А. О некоторых спорных вопросах общей теории правовой ответственности. С. 53.

Анализ изложенных позиций позволяет нам сделать вывод о том, что они в их буквальном содержании не применимы для трудового права. Общая и частная превенции являются функциями любого вида юридической ответственности, и, следовательно, подобная позиция не позволяет объяснить наличие ответственности без вины только в гражданском праве. Деятельность работодателя также не причиняет повторяющегося вреда. Более того, создание новых рабочих мест является социально полезным действием, которое всячески стимулируется государством. Весьма трудно найти вину работодателя и в действиях, предшествующих заключению трудового договора. Если руководствоваться позицией В.А. Ойгензихта, то мы вновь приходим к необходимости исследования психологического момента, тогда как по замечанию Б.И. Пугинского, применимого в отношении должника-работодателя, "до психического отношения должника к своим поступкам нет дела ни лицу, права и интересы которого нарушены, ни юрисдикционному органу, которому придется рассматривать иск" <29>. Более того, ни одна из перечисленных точек зрения не позволяет теоретически обосновать ответственность без вины в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 1070 ГК РФ. В учебно-научной литературе высказано мнение о том, что "деятельность правоохранительных органов объективно носит вредоносный характер в том смысле, что таит в себе скрытую опасность причинения вреда невиновным лицам, например, в связи с возможностью применения мер принуждения на ранних стадиях дознания и следствия. С другой стороны, учитывается, что в роли делинквента в данном случае выступают правоохранительные и судебные органы, что во многом осложняет проблему доказывания их вины, особенно в тех случаях, когда незаконные действия одновременно или последовательно совершаются должностными лицами нескольких из них" <30>. Это мнение является также во многом спорным. Во-первых, сомнительно, что деятельность по раскрытию преступлений и изобличению виновных в них лиц можно характеризовать как вредоносную. Наоборот, бездействие государственных органов в данной сфере общественных отношений является неисполнением государством своих основных обязанностей по защите граждан и юридических лиц от преступных посягательств. Во-вторых, вред, причиненный в случаях, перечисленных в п. 1 ст. 1070 ГК РФ, может возмещаться и виновному в преступлении лицу <31>. В отношении посылки относительно затруднений в доказывании вины должностных лиц заметим, что ст. 1064 ГК РФ прямо устанавливает презумпцию вины причинителя вреда и, следовательно, не может идти речи о трудностях потерпевшего в доказывании вины правоохранительных органов, поскольку именно на делинквенте лежит обязанность доказать свою невиновность.

<29> Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984. С. 150 - 151.
<30> См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. СПб., 2004. Т. 3. С. 34.
<31> См., напр.: Определение Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2005 г. N 242-О // СПС "КонсультантПлюс".

В свою очередь, именно ответственность по п. 1 ст. 1070 ГК РФ, по нашему мнению, дает определенные отправные моменты для обоснования ряда случаев безвинной ответственности, в том числе и работодателя, поскольку в этом случае, в числе прочих, подлежат восстановлению трудовые права, включая восстановление на работе и возмещение заработной платы, которой работник лишился в результате уголовного преследования <32>.

<32> См.: пункт 2 Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. // Свод законов СССР. Т. 2. Ст. 60.

Мы готовы согласиться с мнением А.А. Собчака относительного того, что установление случаев безвинной ответственности во многом предопределяется характером деятельности, которой причиняется вред. Однако для трудового и частично для гражданского права <33> данный критерий не является единственно достаточным, поскольку в противном случае невозможно объяснить, почему ответственность работодателя за причинение ущерба имуществу работника строится на началах вины. Более того, анализ Трудового кодекса позволяет нам констатировать, что случаи безвинной ответственности работодателя не ограничиваются ст. 236 ТК РФ. Это случаи оплаты изготовления бракованной продукции, допущенного без вины работника, оплата времени простоя. Вопрос о том, считаются ли эти случаи мерой ответственности или выполняют защитную функцию, является дискуссионным <34>. Мы полностью разделяем точку зрения относительно того, что случай оплаты простоя по вине работодателя является мерой ответственности, поскольку в любом случае это связано для работодателя с дополнительными финансовыми затратами без предоставления встречного действия работника <35>. Однако хотелось бы заметить, что и оплата брака, допущенного не по вине работника, и оплата простоя по причинам, не зависящим от работодателя и работника, также сопровождаются для работодателя дополнительными выплатами и, следовательно, также являются случаями ответственности работодателя. Аналогично можно квалифицировать и случаи восстановления на работе незаконно уволенного работника и связанную с этим оплату времени вынужденного прогула. Безусловно, что в большинстве случаев незаконное увольнение связано с виновным поведением работодателя, однако практике известны случаи, когда вина работодателя отсутствовала полностью. Так, П.Р. Стависский приводит следующую выдержку из одного протеста Генерального прокурора СССР: "Увольнение в нарушение установленного порядка влечет восстановление работника на прежней должности независимо от вины администрации" <36>. Схожую позицию высказывает и Верховный Суд РФ, который указывает, что, рассматривая требование о восстановлении на работе женщины, трудовой договор с которой был расторгнут по инициативе администрации в период нахождения ее в состоянии беременности, суду надлежит удовлетворить иск независимо от того, было ли администрации при увольнении известно о беременности <37>.

<33> Возможность применения в гражданском праве такого условия безвинной ответственности, как характер нарушенного права, ярко иллюстрируется правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 4 декабря 2003 г. N 440-О, согласно которой "положение лица, задержанного в качестве подозреваемого и помещенного в условия изоляции, по своему правовому режиму, степени применяемых ограничений и претерпеваемых в связи с этим ущемлений тождественно положению лица, в отношении которого содержание под стражей избрано в качестве меры пресечения. Следовательно, и вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, должен возмещаться государством в полном объеме независимо от вины соответствующих должностных лиц не только в прямо перечисленных в п. 1 ст. 1070 ГК РФ случаях, но и тогда, когда вред причиняется в результате незаконного применения в отношении гражданина такой меры процессуального принуждения, как задержание" (СЗ РФ. 2004. N 7. Ст. 596). Более того, правоприменительный опыт автора по представлению интересов в судах Ярославской области МВД России по данной категории дел позволяет сделать вывод о том, что основу требований реабилитированных лиц составляют требования компенсации морального вреда, т.е. нарушения в подавляющем числе случаев затрагивают личные неимущественные права граждан.
<34> Стависский П.Р. Проблемы материальной ответственности в советском трудовом праве. С. 106.
<35> Трудовое право России / Под ред. С.П. Маврина, Е.Б. Хохлова. М., 2002. С. 470.
<36> Стависский П.Р. Проблемы материальной ответственности в советском трудовом праве. С. 101.
<37> См.: п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 1990 г. N 6 "О некоторых вопросах, возникающих при применении судами законодательства, регулирующего труд женщин" // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1961 - 1993. М., 1994.

Установление такой повышенной ответственности, по нашему мнению, как раз и продиктовано особой защитой государством трудовых прав работников, включая право на своевременное и в полном объеме получение заработной платы. То, что вопросы выплаты заработной платы не сводятся исключительно к имущественному элементу трудового отношения, в настоящее время не вызывает в науке трудового права возражений. Еще Л.С. Талем был обоснован вывод об алиментарном характере заработной платы, которая, как и алименты, должна отвечать принципам неотчуждаемости и неприкосновенности <38>. А.Е. Пашерстником высказывалось верное суждение о том, что вознаграждение за труд является источником существования подавляющего большинства граждан, обязательным условием воспроизведения рабочей силы и, следовательно, правомочие работника на заработную плату не утрачивается даже при отсутствии средств по фонду заработной платы <39>. Косвенно вывод об особом характере заработной платы подтверждается и позицией Верховного Суда, который не исключает возможности взыскания компенсации морального вреда в случаях задержки выплаты заработной платы <40>.

<38> Цит. по: Лушникова М.В., Лушников А.М. Курс трудового права. М., 2004. Т. 2. С. 351.
<39> Пашерстник А.Е. Правовые вопросы вознаграждения за труд рабочих и служащих. М., 1949. С. 105, 157 и др.
<40> Пункт 63 Постановления Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 // Бюллетень ВС РФ. 2004. N 6.

Таким образом, установление безвинной ответственности в трудовом праве является проявлением защитной функции и обусловлено прежде всего требованиями социальной справедливости. Не вызывает сомнений, что деятельность по использованию чужого наемного труда в конечном счете осуществляется в интересах работодателя <41> и имеет своей целью получение различных благ (в широком смысле). Для коммерческих организаций это прибыль. Для некоммерческих, чаще всего государственных и муниципальных, это реализация органами государственной власти и органами местного самоуправления своих функций в сфере государственного и муниципального управления, а также выполнение иных публичных задач (образование, здравоохранение и др.), успешное решение которых является задачей публичных образований и во многом определяет доверие населения как к государственной, так и к местной власти и в самом общем виде оправдывает их существование. Таким образом, установление безвинной ответственности за нарушение особо охраняемых прав является своего рода платой за получаемые блага. В этой связи верным является утверждение О.С. Иоффе о том, что оправдание безвинной ответственности осуществляется апеллированием к идее справедливости <42>.

<41> Подробнее о категории "интереса" в юридической науке см.: Андреев В.К. Правосубъектность хозяйственных органов: сущность и реализация. М., 1986. С. 62 - 68.
<42> Иоффе О.С. Вина и ответственность по советскому праву // Советское государство и право. 1972. N 9. С. 40 - 41.

Высказанная нами точка зрения во многом схожа с теорией "профессионального риска", которая в советский период необоснованно подвергалась резкой критике <43>. Однако полностью абстрагироваться от указанной теории ученым не удалось. Так, один из ярких противников "теории профессионального риска" Б.С. Антимонов писал: "С точки зрения хозяйственной недопустима такая деятельность, которая не в состоянии покрыть из пользы, от нее извлекаемой, ущерб, причиняемый ею" <44>. От себя добавим, что в трудовом праве независимо от вины покрытию подлежит только ущерб, возникший от нарушений не всяких, а лишь определенных трудовых прав.

<43> Собчак А.А. О некоторых спорных вопросах общей теории правовой ответственности. С. 56; Братусь С.Н. Спорные вопросы теории юридической ответственности // Советское государство и право. 1973. N 4. С. 34 и др.
<44> См.: Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. С. 19.

В завершение хотелось бы обратить внимание на следующее. Г.К. Матвеев верно указал, что разрешить вопрос о последствиях безвиновного или случайного причинения вреда законодатель может одним из следующих способов: 1) отнести этот вред на счет самих потерпевших, 2) возместить этот вред за счет государства (социальное обеспечение), 3) переложить вред на предприятие, 4) возложить ответственность на причинителя <45>. Мы считаем, что данный перечень можно дополнить таким способом, как распределение размера ущерба между лицами, использующими чужой наемный труд, путем страхования их ответственности. Как видим, наш законодатель избрал последний способ. Безусловно, в определенной степени это будет способствовать повышению активности работодателей в исполнении обязанности по своевременной выплате заработной платы. Более того, он не требует каких-либо финансовых вложений со стороны государства. Однако в данном виде ответственности реализуется защитная функция трудового права, и, следовательно, важная роль отводится не только наказанию работодателя, но и защите работника. И с этой точки зрения наиболее благоприятным решением данной проблемы будет, на наш взгляд, страхование ответственности работодателя за задержку выплаты заработной платы. Конечно, подобное решение проблемы требует экономических, организационных и иных затрат, однако оно в полной мере позволит решить проблему защиты заработной платы, преодоление которой, по нашему мнению, является одной из важнейших задач трудового законодательства.

<45> Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. Киев, 1955. С. 119.