Мудрый Юрист

Гражданско-правовая защита права общей собственности

Залугин С.В., федеральный судья, соискатель Российской академии правосудия.

Собственность в общефилософском смысле на протяжении многих веков рассматривалась в призме "факта человеческой жизни", которую гражданин проживает "на приобретение средств к жизни", т.е. собственности, и даже "творчество современного поэта возможно только при наличии некоторой собственности" <1>.

<1> Эрн В.Ф. Христианское отношение к собственности. М., 1906. С. 4.

Термин "собственность" употребляется в различных значениях. Например, в древнейший период собственность обозначалась как "моя вещь", "наша вещь" <2>, а в русском праве собственность обозначалась выражениями "впрок", "навеки" и подчеркивала принадлежность физическому или юридическому лицу <3>.

<2> Скрипилев Е.А. Основы римского права. М., 2000. С. 135.
<3> Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 496.

С нашей точки зрения, наиболее значительным было влияние в развитии учения о собственности Г.В. Гегеля, который рассматривал человека как личность в неразрывной связи с принадлежащей ему собственностью, влекущей для него экономическую основу прав и свобод <4>.

<4> Гегель Г.В. Философия права. М., 1990. С. 100.

В современный период развития собственности окончательно утвердилась ее экономическая основа, которую более или менее обстоятельно вывел и описал в юридической литературе Е.А. Суханов <5>. С точки зрения теоретического обоснования своей концепции профессор Е.А. Суханов экономические отношения собственности представляет как "отношения присвоения конкретными лицами определенного имущества (материальных благ), влекущие его отчуждение от всех иных лиц и предоставляющие возможность хозяйственного господства над присвоенным имуществом, соединенную с необходимостью несения бремени его содержания" <6>.

<5> Суханов Е.А. Лекция о праве собственности. М., 1991. С. 10.
<6> Гражданское право России. В 2 т. Т. 1. Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1998. С. 479.

Учение Е.А. Суханова об экономической сущности права собственности поддерживают и такие ученые, как И.Б. Живихина <7>, Б.И. Пугинский <8> и многие другие. С нашей стороны, отмечаем, что, продолжая исследования указанных выше ученых, философов, экономистов и юристов, об экономической основе права общей собственности высказались профессор А.П. Фоков <9>, профессор Е.А. Чефранова <10>.

<7> Живихина И.Б. Гражданско-правовые проблемы охраны и защиты права собственности. М.: ИГ "Юрист", 2006. С. 35.
<8> Пугинский Б.И. Право собственности в СССР. М., 1989. С. 24 и др.
<9> Фоков А.П. Проблемы права общей собственности (теоретические и практические аспекты). М.: ИГ "Юрист", 2003. С. 24.
<10> Чефранова Е.А. Охрана права совместной собственности супругов. М.: Статут, 2006. С. 208.

Так, Е.А. Чефранова считает, что в соответствии с п. 2 ст. 34 СК РФ общим имуществом супругов является все имущество, нажитое в совместном браке. Это доходы каждого супруга от трудовой, предпринимательской, интеллектуальной и иной не запрещенной законом деятельности.

Полагаем, что мнение Е.А. Чефрановой носит сугубо обобщающий характер, так как судебная практика не всегда и не во всем соглашается с общепринятым в теории мнением об общем характере права общей собственности и, следовательно, равном положении супругов в случае, например, раздела имущества.

Неудивительно, что Верховный Суд РФ, обобщая судебную практику по гражданским делам за второй квартал 2002 г., пришел к выводу о том, что если в договоре указан в качестве собственника только один супруг, органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, должны зарегистрировать право собственности за лицом, указанным в договоре. Другой супруг в случае несогласия имеет право обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав совместной общей собственности на приобретенное имущество <11>.

<11> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 12. С. 14.

В то же время, несмотря на то обстоятельство, что, например, в налоговом, земельном, хозяйственном, о ценных бумагах и ином законодательстве нет норм, направленных на охрану и защиту прав и законных интересов супруга, не являющегося участником общества с ограниченной ответственностью, титульным собственником акций акционерного общества или объекта недвижимости, ученый Е.А. Чефранова продолжает настаивать "на презумпции общности супружеского имущества", мотивируя ст. 256 ГК РФ, ст. 34 СК РФ и общей доктриной отечественного семейного права <12>.

<12> Чефранова Е.А. Там же. С. 210.

Опровергая собственную позицию чистоты охраны и защиты права общей собственности, профессор Е.А. Чефранова ссылается на ученого М.Л. Шелютто <13>, который подтверждает обратное, что общая совместная собственность супругов, не отраженная в таком качестве в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, при недобросовестности одного из супругов воспринимается иными участниками гражданского оборота как его индивидуальная собственность, распоряжение которой осуществляется единственным собственником по своему усмотрению. Ссылка Е.А. Чефрановой на судебную защиту общей собственности <14> при подобных обстоятельствах отражает лишь единичные случаи гражданско-правовой защиты права общей собственности, но никак не тенденцию.

<13> Шелютто М.Л. Оспаривание сделки по распоряжению общим совместным имуществом, нажитым в браке // Комментарий судебной практики. Вып. 1. М.: Юрид. лит., 2005. С. 111 - 112.
<14> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 января 2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 9. С. 4 - 5; Определение Верховного Суда РФ от 17 января 2006 г. N 4-В05-49 // СПС "КонсультантПлюс".

Как показывает региональная практика, в данном случае Ставропольского краевого суда, при рассмотрении гражданских дел по вопросам раздела (выдела доли) из совместной общей собственности не только супругов, но и иных категорий физических и юридических лиц суд руководствуется в первую очередь юридически обоснованными доказательствами подобного права на долю в общей собственности либо документами, прошедшими государственную регистрацию, удостоверенными нотариальным органом, вступившими в законную силу решениями (постановлениями) судебных, следственных и прокурорских органов и т.п. Во вторую очередь суд принимает доказательства, которые носят относимый характер, например наличие юридически зарегистрированного брака, но отсутствие при этом брачного договора, дарственной, свидетельства о праве на наследство. Суд также учитывает мнение сторон, свидетелей и иных участников процесса.

При такой постановке вопроса ученый Е.А. Чефранова вынуждена признать, что "действующая редакция п. 2 ст. 34 СК РФ при складывающейся правоприменительной практике не может расцениваться иначе как не отвечающая предъявляемым к закону требованиям четкости и предсказуемости" <15>.

<15> Чефранова Е.А. Там же. С. 214.

Следовательно, при такой разноречивой судебной практике в целях полновесной гражданско-правовой защиты права общей собственности необходимы законодательные изменения, т.е. приведение в соответствие всего комплекса законодательных актов в семейной, налоговой, хозяйственной сферах, в сфере ценных бумаг и т.п. норм права, касающихся всеобщей охраны собственности каждого человека и гражданина, в данном случае супругов.

С нашей стороны, полагаем, было бы вполне логичным п. 2 ст. 34 СК РФ изложить в четкой и определенной редакции о том, что юридически зарегистрированный брак порождает все права и обязанности на общее имущество независимо от его получения или приобретения. Исключая случаи, строго прописанные в законе, а также брачный договор.