Мудрый Юрист

Развитие наследственного права в бывших республиках СССР

Блинков О.Е., доцент, член Российской академии юридических наук, кандидат юридических наук.

Латвия

В предыдущих частях данной статьи <*> мы проанализировали современное наследственное законодательство Содружества Независимых Государств, сделав общий вывод, что, желая сохранить единое экономическое пространство, бывшие союзные республики Союза ССР, а теперь самостоятельные государства, поддержали идею модельных законов, на основе которых разрабатывались бы национальные акты. Наиболее значимым стал Модельный Гражданский кодекс СНГ, который был положен в основу кодификации и наследственного права (Армения, Беларусь, Таджикистан, Узбекистан и др.). Однако некоторые государства пошли по иному пути, самостоятельно разработав проекты гражданских кодексов (Украина, Грузия), которые стали альтернативными Модельному ГК СНГ, а в свою очередь, и модельными для других государств (ГК Грузии - для Азербайджана, Туркменистана и, можно предположить, для Молдовы).

<*> Продолжение. Начало см.: Блинков О.Е. Развитие наследственного права в бывших республиках СССР. Часть I. Беларусь, Украина и Молдова // Нотариус. 2004. N 2; Он же. Развитие наследственного права в бывших республиках СССР. Часть II. Государства Закавказья (Армения, Грузия и Азербайджан) // Нотариус. 2004. N 5; Он же. Развитие наследственного права в бывших республиках СССР. Часть III. Государства Средней Азии (Туркменистан, Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан) // Нотариус. 2004. N 4; Он же. Развитие наследственного права в бывших республиках СССР. Часть IV. Таджикистан // Нотариус. 2006. N 2.

Данная часть начинает знакомство с наследственным законодательством государств Балтии, чей правотворческий процесс изначально не принял все советское, поэтому либо восстановил наследственный правопорядок, действовавший до присоединения к СССР (Латвия), либо пошел по пути принятия новых законов, учитывая в первую очередь собственные национальные традиции и опыт германской цивилистики (Литва, Эстония).

Априорное неприятие всего советского, в том числе опыта правового регулирования частных отношений, привело к тому, что в 1990 г., заявив о восстановлении своей независимости, Латвия из всех советских республик стала единственной, которая пошла по пути реставрации досоветской правовой системы, что выразилось в 1992 г. в восстановлении в силе двух главных актов прежней латвийской правовой системы - Конституции 1922 г. и Гражданского закона Латвийской Республики 1937 г. (далее - Гражданский закон 1937 г. или ГЗ ЛР), которые с точки зрения современных правовых реальностей и юридической техники выглядят чрезвычайно архаичными <1>. Гражданский закон 1937 г. был составлен на основе третьего тома "Свода местных узаконений губерний остзейских" 1862 г., вобравших в себя нормы немецкого, шведского, польского и местного обычного права, многие положения которого безнадежно устарели, поскольку воспроизводят социальные, хозяйственные, земельные отношения и семейно-бытовые устои межвоенной Латвии, часто не имеющие никакой связи с современными реалиями. Насколько это целесообразно, можно будет судить из нижеследующего.

<1> См.: Свиб А.В. Гражданский закон Латвии 1937 года: Обзорная статья // Гражданский кодекс Латвийской Республики / Науч. ред. и пред. Н.Э. Лившиц. СПб., 2001. С. 7 - 20.

* * *

Регулированию наследственных отношений посвящена часть вторая Гражданского закона, именуемая соответственно "Наследственное право", которая включает восемь глав ("Общие положения", "Наследование по закону", "Наследование по завещанию", "Наследование по договору", "Открытие, охрана наследства и иск о наследстве", "Принятие и приобретение наследства", "Взаимоотношения сонаследников и раздел наследства", "Прекращение и утрата права наследования"), разделенных на подразделы и статьи. Следует заметить, что регулирование наследственных отношений носит очень подробный, порой казуистичный характер, что отвечает нормам римской юриспруденции. В силу этого разумным будет остановиться только на принципиальных положениях латвийского наследственного закона, отличных от российского наследственного правопорядка.

В Латвии правовая охрана имущества умершего лица до принятия его наследниками и возникновения у них прав, тождественных правам наследодателя, осуществляется путем наделения наследства статусом юридического лица, которое может приобретать права и вступать в обязательства (ст. 383). Само же оно включает все движимое и недвижимое имущество, а также подлежащие передаче другие права и обязанности (обязательства), которые принадлежали умершему или объявленному умершим (ст. 382). Данное положение, бесспорно, имеет римские корни <2>.

<2> Некоторые ученые нередко к юридическим лицам причисляют hereditis jacens - наследственную массу - между открытием и приобретением наследства, мотивируя это тем, что только таким путем можно объяснить, почему имущество после смерти наследодателя не распадается на свои составные части (см.: Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: Учебник / Под ред. Д.В. Дождева. М., 2000. С. 285; Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права / Под ред. и с предисл. В.А. Томсинова. М., 2003. С. 86).

Наследником называется лицо, которому принадлежит право наследования, т.е. право вступить в совокупность имущественных отношений умершего (ст. 384). Способность наследовать входит в содержание правосубъектности только физических и юридических лиц (ст. 385 ГЗ ЛР), причем она должна существовать в день открытия наследства и должна продолжаться до принятия наследства (ст. 388 ГЗ ЛР). Из этого правила есть исключения, что физическое лицо наделяется способностью наследовать, если во время открытия наследства оно было уже зачато, хотя еще и не родилось (ст. 386 ГЗ ЛР), а среди юридических лиц наследуют также такие юридические лица, учреждение которых наследодателем предусматривается в его распоряжении на случай смерти, когда он назначает их наследниками и завещает им имущество. Вновь учреждаемое юридическое лицо приобретает статус юридического лица с момента его утверждения или регистрации на общих основаниях, а наследником оно считается уже со дня открытия наследства.

Гражданский закон 1937 г. устанавливает, что в первую очередь наследуют, без различия близости степеней, все те нисходящие родственники наследодателя, между которыми, с одной стороны, и наследодателем - с другой, не имеется других нисходящих родственников, которые обладали бы правом наследования (п. 1 ст. 404). Усыновленные приравниваются к правам кровных (родных) детей, поэтому наследуют наряду с ними, если иное не предусмотрено договором об усыновлении (ст. 401 ГЗ ЛР). Если умерший супруг оставил как кровных, так и усыновленных детей, то переживший супруг получает долю ребенка, если число оставшихся детей составляет менее четырех, а если имеется четверо или более детей - четвертую часть (ст. 393 ГЗ ЛР). Таким образом, дети наследуют ту часть имущества, которая остается после выдела супружеской доли. Если ребенок один, он наследует половину имущества, двое детей наследуют две трети, трое детей - три четвертых. Если же детей четверо и более, они наследуют в равных долях от трех четвертей наследственного имущества. Если отпадает один из детей, призванный к наследованию, то наследство переходит к его братьям и сестрам (как к полнородным, так и неполнородным), обладающим таким же правом наследования. Если отпадают все дети, то наследство переходит к тем лицам, которые в первой очереди призваны наследовать от наследодателя, то есть внуки и правнуки. Однако они считаются наследниками в первой очереди, только если призываются к наследованию по праву представления.

Во вторую очередь наследуют ближайшие по степени восходящие родственники наследодателя, а также полнородные братья и сестры наследодателя и дети умерших прежде него полнородных братьев и сестер (п. 2 ст. 404 ГЗ ЛР). При этом переживший супруг получает уже половину наследства и обстановку квартиры (ст. 396 ГЗ ЛР), то есть наследники второй очереди делят только оставшуюся половину от имущества умершего. Если у наследодателя остаются во второй очереди восходящие родственники и, кроме того, полнородные братья и сестры, а также дети умерших прежде него полнородных братьев и сестер, то половина наследства переходит к восходящим родственникам, а другая половина - к братьям и сестрам и к детям умерших братьев и сестер; восходящие родственники, а также братья и сестры делят свои половины на равные доли, то есть поголовно, а дети умерших братьев и сестер - поколенно (ст. 414 ГЗ ЛР). При отсутствии указанных лиц к наследованию призываются наследники третьей очереди, которыми считаются неполнородные братья и сестры наследодателя и дети умерших прежде него неполнородных братьев и сестер (п. 3 ст. 404 ГЗ ЛР).

В четвертую очередь наследуют остальные ближайшие по степени боковые родственники без различия между полным и неполным родством (п. 4 ст. 404 ГЗ ЛР), однако в соответствии со ст. 410 ГЗ ЛР в четвертой очереди права представительства не существует, вследствие чего родственники ближайшей степени не допускают наследовать более отдаленных, а если имеется несколько родственников одинаковой близости, то все они делят между собой наследство поголовно. В этой очереди также не учитывается ни многократное родство (ст. 212, 402 ГЗ ЛР), ни различие между полным и неполным родством (ст. 213 ГЗ ЛР). Следует особо отметить, что четвертая очередь наследников призывается только в том случае, если умерший не состоял в брачных отношениях, то есть был холост (не замужем), в противном случае - все наследство получает переживший супруг (ст. 396 ГЗ ЛР).

Государство объявляется не наследником по закону, а получателем выморочного имущества. Так, если после смерти наследодателя у него не осталось наследников или эти наследники в установленный законом срок после публикации об открытии наследства не явились или не доказали свое право наследования, то имущество переходит к государству. В отношении данного перехода правила о наследовании не действуют, поэтому по долгам государство отвечает только тем имуществом, которое оно таким путем действительно приобрело (ст. 416 ГЗ ЛР).

Основанием призвания к наследованию помимо правомочно изъявленной наследодателем воли или закона назван наследственный договор, причем право наследования по договору имеет преимущество перед правом наследования по завещанию, и как первое, так и второе имеют преимущество перед правом наследования по закону, однако все три вида права наследования могут существовать и вместе (ст. 389 ГЗ ЛР).

Наследственным договором в латвийском наследственном праве признается соглашение, по которому один контрагент предоставляет другому или несколько контрагентов - друг другу право на будущее после них наследство или его часть либо одним контрагентом другому контрагенту или третьему лицу назначается завещательный отказ (ст. 639 ГЗ ЛР). Наследственный договор подлежит нотариальному удостоверению в явочном порядке, а если он касается недвижимого имущества - внесению в земельные книги (ст. 643 ГЗ ЛР).

Наследственным договором может устанавливаться как личное обязательство одного контрагента перед другим или третьим лицом, так и само право наследования. Напротив, не имеет последствий такой договор, в котором содержится лишь обещание когда-нибудь назначить кого-либо своим наследником (хотя бы обе стороны и договорились об основных условиях будущего наследственного договора, т.е. запрещается заключать предварительный наследственный договор), либо, наоборот, которым производится отстранение от наследства (ст. 639, 640 ГЗ ЛР). В наследственных договорах должны быть соблюдены условия об обязательной доле, если только те, кому она причитается, сами непосредственно или путем участия в договоре не отказались от своего права. Если это не соблюдено, то как при жизни наследодателя, так и после его смерти непременными наследниками договор может быть оспорен (ст. 642 ГЗ ЛР).

Заключать наследственный договор может лишь тот, кто обладает не только правом заключения договоров вообще, но и способностью составлять завещание <3> и наследовать по завещанию (ст. 641 ГЗ ЛР). Согласно этому от наследника, назначенного по договору, требуется наличие способности вообще наследовать, а от наследодателя - наличие права распоряжаться своим имуществом на случай смерти. Если наследник, назначаемый по договору, является несовершеннолетним, то для того, чтобы сделка имела юридическую силу, требуется согласие опекуна и сиротского суда; если же наследодатель является несовершеннолетним, то заключенный наследственный договор обязателен для него лишь в том случае, если он относится к его свободному имуществу.

<3> Согласно ст. 420 ГЗ ЛР составить завещание могут любое дееспособное лицо, а также несовершеннолетние лица при достижении ими 16-летнего возраста в отношении своего свободного имущества, т.е. того, которым они могут распоряжаться самостоятельно. Составить завещание может даже тот, кто находится под попечительством вследствие своего распутного или расточительного образа жизни.

Главной особенностью наследственного договора является то, что он устанавливает только будущее призвание к наследованию, и поэтому при жизни наследодателя наследнику по договору предоставляется лишь право выжидательного преемства, а не вступающее немедленно в силу право на нынешнее имущество наследодателя (ст. 646 ГЗ ЛР). Отличие же от завещания заключается в том, что назначение наследника по договору не может быть отменено в одностороннем порядке ни непосредственно, ни новым, противоположным предыдущему, распоряжением на случай смерти, если только наследодатель не оставил за собой право еще распорядиться на случай смерти иначе известными вещами или частью наследства. Если же им не было оставлено за собой такого права и наследник по договору назначен единственным наследником, то все оставленное имущество причитается ему полностью. Если же, напротив, наследнику была определенно назначена известная доля, то он только ее и получает, а все остальное причитается наследникам по закону (ст. 647 ГЗ ЛР). Не может в одностороннем порядке отказаться от договора и наследник по договору при жизни наследодателя, несмотря на то, принял он на себя какие-либо обязательства или нет (ст. 650 ГЗ ЛР).

Заключение наследственного договора, если иное им не предусмотрено, не ограничивает наследодателя в праве при жизни распоряжаться своим движимым имуществом и даже дарить его в умеренных размерах, но если наследодателем что-либо отчуждается с явной целью лишить наследника, назначенного по договору, предоставленного договором права, то этот наследник еще при жизни наследодателя может такое отчуждение оспаривать, и если наследодатель необдуманными расходами уменьшает свое имущество настолько, что по закону вследствие его распутного или расточительного образа жизни над ним может быть установлено попечительство, то можно требовать его установления (ст. 648 ГЗ ЛР). Иное дело, если предметом договора является недвижимое имущество, в этом случае любые сделки, которые могут повлечь его отчуждение, заключаются только с согласия наследника по договору (ст. 648 ГЗ ЛР).

Со смертью наследодателя наследник по договору приобретает право наследовать и вместе с тем также право принять наследство; отказаться от наследства наследник по договору вправе лишь в том случае, если такое право для него предусмотрено в договоре (ст. 651 ГЗ ЛР). Естественно, что в случае смерти наследника по договору прежде наследодателя предоставленное первому право наследования прекращается (ст. 652 ГЗ ЛР).

Если наследственный договор заключается в пользу третьего лица, контрагенты по взаимному согласию могут вносить изменения в заключенный договор или же вовсе отменить его, но как только упомянутое третье лицо само присоединяется к договору или один из первоначальных контрагентов умирает или становится неизлечимо душевнобольным, установленное этим договором право третьего лица уже не может быть отменено (ст. 652 ГЗ ЛР).

Следует отметить, что наследственный договор - это не единственная двусторонняя сделка в латвийском наследственном праве, поскольку оно допускает заключение и многосторонних завещаний. Любое завещание, в котором в виде одного совместного акта двое или более лиц взаимно назначают себя наследниками один после другого, называется взаимным (ст. 604 ГЗ ЛР). Взаимное завещание, кроме случаев, когда из самого его содержания ясно видно противоположное, не считается наследственным договором, и поэтому оно может быть отменено каждым из завещателей в одностороннем порядке (ст. 606 ГЗ ЛР). Например, если один из завещателей отменяет взаимное завещание или если его распоряжение каким-либо иным образом утрачивает силу, то это не влияет на действительность распоряжений других завещателей (ст. 606 ГЗ ЛР).

Если в завещании назначение одного лица наследником совершено под условием необходимости существования и действительности назначения другого лица, так что одно назначение может иметь или не иметь силу только вместе с другим, то такое завещание называется корреспективным (ст. 604 ГЗ ЛР).

Взаимность и корреспективность могут присутствовать в одном совместном акте двух или более лиц. Так, взаимное завещание признается вместе с тем и корреспективным, если завещатели определенно выразили свое намерение составить такое завещание, или если это ясно видно из обстоятельств дела, или если в нем установлено, кому причитается наследство после смерти того, кто пережил всех других сонаследников. Также действует презумпция о корреспективности взаимного завещания супругов, если иное прямо не установлено в нем (ст. 605 ГЗ ЛР). Если совместное завещание обладает корреспективностью, то отмена распоряжения, совершенная одним из завещателей, полностью отменяет также распоряжение другого, кроме случая, когда последний, узнав об отмене, совершенной первым, все-таки намеренно оставил свои распоряжения без изменения (ст. 608 ГЗ ЛР). В случае если пережившему в завещании назначено имущество умершего и он наследство принимает, то завещание, составленное им в пользу умершего, признается вследствие смерти последнего погашенным, и он приобретает право свободно распоряжаться всем имуществом, то есть как своим, так и полученным по завещанию (ст. 610 ГЗ ЛР). Если же завещание было составлено также в пользу третьего лица, то в случае смерти одного из составителей другой (переживший) может отменить корреспективное завещание, если откажется от наследования имущества по завещанию, которое перейдет наследникам по закону после умершего, зато пережившему возвращается право свободно распоряжаться своим имуществом и на случай смерти (ст. 609 ГЗ ЛР).

Касаясь общих положений о наследовании по завещанию, следует заметить, что завещания по своей форме могут быть или публичными, или домашними. Публичные завещания составляются в личном присутствии завещателя при участии двух свидетелей у нотариуса, в волостном суде или у консула Латвии за границей (ст. 433, 434 ГЗ ЛР), причем его подлинником признается только завещание, внесенное в актовую книгу нотариуса или консула, а в волостном суде - в книгу завещаний, после подписания которого завещателю выдается выписка (ст. 436 ГЗ ЛР). Если завещатель собственноручно написал все завещание и подписал его, то оно имеет силу и без свидетелей (ст. 451 ГЗ ЛР).

Если завещатель не желает, чтобы приглашенные им свидетели завещания знали о содержании завещания, то они не вправе требовать, чтобы им сообщили об этом, и если только они могут засвидетельствовать сделанное завещателем в их присутствии заявление о том, что в предложенном и ими подписанном документе изъявлено распоряжение его последней воли, то это признается достаточным (ст. 454 ГЗ ЛР).

Домашнее завещание составляется в простой письменной форме на любом языке (ст. 455 ГЗ ЛР). В случае отсутствия у наследодателя вследствие чрезвычайных обстоятельств возможности составить письменное домашнее или публичное завещание он вправе изъявить свою последнюю волю словесно, т.е. произнести его в присутствии двух приглашенных для этой цели свидетелей (даже неграмотных) (ст. 460 ГЗ ЛР). Словесное завещание утрачивает силу в трехмесячный срок с момента прекращения чрезвычайных обстоятельств, когда у наследодателя появляется возможность составить письменное завещание (ст. 461 ГЗ ЛР).

В отличие от многих правопорядков латвийский наследственный закон допускает назначение наследников, в том числе подназначенных, а также завещательных отказов как под отлагательными, так и под отменительными условиями (ст. 584 ГЗ ЛР). Не должны соблюдаться условия, которые в физическом или правовом отношении являются невозможными, а также неверные, безнравственные и иные недозволенные условия, если они выражены в утвердительной форме (ст. 587 ГЗ ЛР). Не допускаются и потому не имеют силы все такие назначения наследника или условия завещательного отказа, которые связаны с условием, состоящим в том, чтобы наделенный сделал распоряжение последней воли в пользу завещателя или иного лица (ст. 589 ГЗ ЛР). Также не могут включаться условия, ограничивающие личные права наделенного, однако завещанием возможно наложить обязательства на того, кто назначается наследником или кому назначается завещательный отказ, посредством следующих условий:

  1. вступление в брак с известным лицом, если это не противоречит закону и соответствует требованиям приличия и личного достоинства;
  2. невступление в брак с известным лицом, если только при этом не ставится цель удержать того, кому что-либо завещано под этим условием, от вступления в брак вообще или по меньшей мере создать ему препятствия в этом (ст. 588 ГЗ ЛР).

Распоряжения последней воли могут ограничиваться не только условиями и сроками, но и иным образом, а именно: назначениями, ограничениями пределов пользования, а также возложением обязанности передать то, что получено, другому лицу или вместо этого совершить какое-либо действие (ст. 600 ГЗ ЛР).

Некоторые отличия от российского наследственного правопорядка имеют место в латвийском наследственном процессе. Наследники по закону и завещанию могут принять наследство либо отказаться от него (ст. 688, 689 ГЗ ЛР). Отказаться от наследства не может только наследник по договору, если им определенно не было оговорено для себя это право (ст. 689 ГЗ ЛР).

Принять наследство можно устно, письменно или конклюдентно, т.е. действием, которое при соответствующих обстоятельствах может быть истолковано единственно таким образом, что известное лицо признает себя наследником (ст. 691 ГЗ ЛР). В отличие от российской судебной практики латвийский наследственный закон прямо определяет, что нельзя сделать вывод о принятии наследства только из того, что наследство во время его открытия остается в фактическом владении тех призванных к наследованию лиц, которые до смерти наследодателя проживали с ним и вели одно совместное хозяйство <4>, равно как нельзя сделать вывод о принятии наследства только из того, что какое-либо лицо признает последнюю волю завещателя и совершает такие действия, которые относятся к погребению наследодателя или целью которых является лишь сохранение, содержание и выяснение наследства (ст. 692 ГЗ ЛР).

<4> Однако если во время призвания к наследованию наследство находится в фактическом владении призванного или если такое владение он приобретает позднее и если он до истечения вышеуказанных сроков не дает определенного ответа о принятии наследства, то признается, что он его принял (ст. 694 ГЗ ЛР).

Гражданский закон 1937 г. не устанавливает единого срока для принятия наследства, поэтому он может быть назначен наследодателем или вызовом наследников, и только в случае отсутствия вызова наследник должен изъявить свою волю о принятии наследства в течение года, считая этот срок со дня открытия наследства, если наследство находится в его фактическом владении, а в противном случае - со времени получения сведений об открытии наследства (ст. 693 ГЗ ЛР). Судом также устанавливается срок призванному к наследованию и в том случае, если лица, которые имеют право на наследство непосредственно после него, как, например, субститут или подназначенный наследник, требуют изъявления им своей воли (ст. 698 ГЗ ЛР), причем если в таком случае до истечения этого срока призванным к наследованию не будет изъявлена его воля, то признается, что он от наследства отказался.

Принятие и приобретение наследства влечет за собой переход к последнему всех тех прав и обязательств наследодателя, которые не прекращаются его смертью (ст. 701 ГЗ ЛР). Кредиторы наследодателя должны обращаться со своими требованиями к наследнику, который в случае недостаточности наследства обязан уплатить долги из своего собственного имущества; а в остальном при уплате этих долгов соблюдаются условия наследодателя (ст. 707 ГЗ ЛР). От возложенной вышеуказанной обязанности, состоящей в том, чтобы отвечать по долгам наследодателя своим собственным имуществом, наследник может быть освобожден, если он воспользуется инвентарным правом, то есть в установленный законом срок составит инвентарь (список) всего наследства. В этом случае наследник, выразивший желание воспользоваться инвентарным правом, не позднее чем в течение двух месяцев с момента получения сведений об открытии наследства должен обратиться в суд с просьбой поручить судебному исполнителю составление инвентаря в соответствии с правилами Гражданского процессуального закона или за пределами городов - в волостной суд. Если наследство является обширным и сложным и для составления инвентаря требуется больший срок, суд по просьбе наследников может продлить этот срок, но не более чем на один год (ст. 708, 709 ГЗ ЛР). В период составления наследником инвентаря кредиторы и отказополучатели не могут предъявлять к нему свои требования, и течение давности по их искам приостанавливается на весь установленный в призвании срок.

Наследник, принявший наследство с инвентарным правом, отвечает по долгам наследодателя и иным требованиям к нему только в размере этого наследства, и, кроме того, он вправе удерживать из него суммы, необходимые на погребение наследодателя, составление инвентаря и другие судебные расходы. Его собственные требования не прекращаются, а удовлетворяются из наследства соответственно их преимуществам.

Латвийский наследственный закон устанавливает механизм обеспечения законных прав и интересов кредиторов наследодателя, если наследник является несостоятельным (ст. 712 ГЗ ЛР). Так, кредиторы наследодателя, а также отказополучатели могут требовать отделения наследства от собственного имущества наследника с удовлетворением их из наследства прежде кредиторов наследника. Такое отделение может быть потребовано и от преемников наследника, а также от тех, кто в качестве кредиторов получил от наследника во владение вещи, принадлежащие к наследству. В этом случае из наследства удовлетворяются прежде всего кредиторы наследодателя, затем отказополучатели, и только оказавшийся после этого остаток возвращается в имущество наследника. При недостаточности отделенного наследства для удовлетворения кредиторов и отказополучателей они после уже состоявшегося отделения не вправе больше предъявлять требования к наследнику и его имуществу, что защищает интересы самого наследника.

Во многом другом правила о наследовании схожи с российским наследственным законом, следует только еще раз отметить, что регулирование наследственных отношений носит очень подробный, порой казуистичный характер, что отдает дань римской и германской юриспруденции.