Мудрый Юрист

Принципы третейского судопроизводства

Гавриленко В.А., НОВГУ, кафедра гражданского процесса.

В юридической литературе принципы третейского судопроизводства определяются как "выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни. Принципы - это то, что пронизывает право, выявляет его содержание в виде исходных, сквозных идей, главных его начал, нормативно-руководящих положений" <1>. Также принципами можно назвать "обусловленные экономическим и общественным строем государства основные положения отрасли права, определяемые содержанием соответствующей отрасли права, выражающие ее сущность" <2>, или "требования, которым право должно отвечать, чтобы играть роль и выполнять функции права определенного типа" <3>.

<1> Алексеев С.С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972. Т. 1. С. 102.
<2> Федулева С.Н. Принципы гражданского процессуального права. Понятие и нормативное закрепление: Автореф. дис. ... канд. юр. наук. СПб., 1993. С. 9.
<3> Семенов В.М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. М., 1982. С. 18.

Принципы третейского разбирательства закреплены в Законе "О третейских судах в Российской Федерации". В частности, в ст. 18 этого Закона отражены следующие основные положения: принцип законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон.

Определения этих принципов в Законе "О третейских судах в Российской Федерации" не дают. Включение в Закон о третейских судах специальной статьи, закрепляющей перечень таких принципов и их состав, является уникальной характеристикой этого Закона.

При толковании и определении практического значения принципов третейского разбирательства следует принять во внимание три важных положения.

Во-первых, название и содержание ст. 18 Закона "О третейских судах в Российской Федерации" указывают на то, что перечисленные в этой статье принципы являются принципами именно третейского разбирательства. На это следует обратить особое внимание из-за того, что, за исключением принципа конфиденциальности, все названные в Законе "О третейских судах в Российской Федерации" принципы являются одноименными, но не полностью тождественными по содержанию аналогичным принципам осуществления судопроизводства. Во-вторых, принципы имеют общее значение для третейского разбирательства в целом, а не для отдельных его стадий. В-третьих, как будет показано далее, не все поименованные в федеральных законах принципы третейского разбирательства относятся к тем "основополагающим принципам российского права" (публичному порядку), которые являются основаниями для отмены или отказа в исполнении решения третейского суда, осуществляемых государственным судом.

Рассмотрим подробнее вопрос о соотношении принципов третейского судопроизводства с принципами гражданского и арбитражного процесса.

Во-первых, принципы третейского разбирательства и принципы гражданского или арбитражного процессуального права отождествляются. Теоретически это объясняется тем, что "третейскому разбирательству свойственны некоторые принципы гражданского и арбитражного процессуального права" <4> и "некоторые принципы государственного судопроизводства являются одновременно и принципами третейского разбирательства" <5>.

<4> Толпакова Н.Н., Бойко А.Н. Основные начала третейского разбирательства // Развитие альтернативных форм разрешения правовых конфликтов. Саратов: СГАП, 2000. С. 111.
<5> Морозов М.Э., Шилов М.Г. Правовые основы третейского разбирательства. Новосибирск, 2002. С. 18.

Во-вторых, признается разграничение принципов третейского разбирательства и принципов гражданского процессуального права, но указывается на существование общих элементов. По мнению Е.А. Виноградовой, "все названные в Законе о третейских судах принципы являются одноименными, но не полностью тождественными по содержанию аналогичным принципам осуществления судопроизводства" <6>.

<6> Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" // Третейский суд. 2003. N 2. С. 13.

Третья точка зрения состоит в "признании самостоятельного характера принципов третейского разбирательства, но в том случае, если принципы гражданского процессуального права и третейского разбирательства представляют собой самостоятельные правовые системные образования, аналогичные по содержанию принципы должны быть признаны межотраслевыми" <7>.

<7> Курочкин С.А. Теоретико-правовые основы третейского разбирательства в РФ: Дис. ... канд. юр. наук. Екатеринбург, 2004. С. 98.

Автор полагает, что существуют принципы судопроизводства, общие как для третейского, так и для гражданского (арбитражного) судопроизводства; в то же время существуют принципы, которые относятся исключительно к третейскому судопроизводству. То есть нельзя полностью согласиться ни с одной из трех вышеуказанных точек зрения.

Поскольку требования независимости и беспристрастности третейского судьи производны от одноименных требований к судьям государственных судов, совпадают подходы к важнейшим условиям их функциональной деятельности. Никто - ни органы государственной власти, ни учредители постоянно действующих третейских судов, ни их должностные лица или сотрудники - не вправе оказывать влияние на деятельность третейских судей по рассмотрению спора в силу ст. 18 Закона о третейских судах. Дополнительные гарантии независимости третейских судей от органов власти установлены в ч. 2 ст. 3 и в ч. 7 ст. 8 Закона "О третейских судах в Российской Федерации", в котором введены запреты: на образование третейских судов при федеральных органах государственной власти, органах власти субъектов РФ и органах местного самоуправления; на избрание (назначение) третейским судьей лица, которое не может выполнять такую деятельность в соответствии с его должностным статусом, определенным федеральным законом. Можно утверждать, что "под независимостью третейских судей следует понимать разрешение ими конкретных споров, переданных на рассмотрение третейского суда, на основании действующего законодательства и в соответствии со своим внутренним убеждением, в условиях, когда какое-либо постороннее влияние и воздействие на третейских судей исключено" <8>.

<8> Скворцов О.Ю. Комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в РФ". М., 2003. С. 110.

"Независимость третейских судов от учредителей постоянно действующих третейских судов также имеет место в отсутствие вмешательства их органов, должностных лиц и сотрудников в деятельность третейских судей по рассмотрению спора и принятию решения по делу. Само по себе включение лиц в список третейских судей (обязательного или рекомендательного характера) и выплата гонораров за рассмотрение спора не означают зависимости этих лиц от утвердившей такой список и выплачивающей гонорары организации-учредителя постоянно действующего третейского суда" <9>. Независимость третейских судей от сторон понимают как отсутствие денежных и иных связей между ними и одной из сторон. Считается, что "лицо не может быть избрано (назначено) и принять функции третейского судьи, если оно имеет прочные деловые связи с одной из сторон либо материально заинтересовано в исходе дела, будучи, например, держателем акций компании, ее должностным лицом или сотрудником и т.п." <10>.

<9> Комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в РФ" / Под ред. А.Л. Маковского и Е.А. Суханова. М., 2003. С. 76.
<10> Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в РФ" // Третейский суд. 2003. N 3. С. 20.

Некоторые ученые-юристы наряду с принципом независимости выделяют принцип назначения третейских судей сторонами. Содержание этого принципа составляют "нормы, в соответствии с которыми стороны сами назначают арбитров" <11>. В ч. 4. ст. 10 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" предусмотрена процедура назначения арбитров, когда стороны предлагают по одному арбитру, а избранные сторонами арбитры избирают третьего.

<11> Тарасов В.Н. Третейский процесс. СПб., 2002. С. 52.

Беспристрастность - отсутствие у третейского судьи предрасположенности по отношению к определенной стороне или к существу спора. Именно беспристрастность третейского судьи обеспечивается законодательным закреплением таких требований к третейскому судье, как способность обеспечить беспристрастное разрешение спора, отсутствие прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела. Этой же цели подчинены правила формирования состава третейских судей, устанавливающие основания для отвода (самоотвода) третейского судьи. Между независимостью и беспристрастностью существует функциональная взаимосвязь. Третейские судьи беспристрастны, пока не доказано обратное. Беспристрастность полагается условием независимости. Необходимо не только, чтобы третейские судьи были независимы, отсутствие их независимости должно быть очевидным.

Равноправие сторон в третейском разбирательстве обусловлено выполнением третейскими судьями возложенной на них обязанности по соблюдению принципа независимости и беспристрастности как условия равного отношения к сторонам, предоставления им всех возможностей для изложения своей позиции. Вся процедура третейского разбирательства сконструирована таким образом, что противоборствующие стороны обладают равными юридическими возможностями в защите своих прав и законных интересов в суде. Нарушение арбитрами принципа равного отношения к сторонам может выражаться не только в том, что арбитр относился к одной из сторон предвзято, и в том, что арбитр не действовал эффективно на основе принципа равноправия сторон. В применении данного принципа имеет место "сбалансированность возможностей сторон по отстаиванию своих прав в третейском разбирательстве" <12>.

<12> Курочкин С.А. Теоретико-правовые основы третейского разбирательства в РФ: Дис. ... канд. юр. наук. Екатеринбург, 2004. С. 103.

Следует обратить особое внимание на то, что ошибкой было бы применение в третейском разбирательстве принципов третейского разбирательства в том их значении, в котором они применяются в гражданском судопроизводстве. Например, конституционный принцип состязательности в государственных судах означает не только возложение обязанностей по доказыванию требований и возражений, но и осуществление такого доказывания в предписанной законом процессуальной форме. Напротив, возможность рассмотрения третейским судом споров не в соответствии с определенными в Законе процессуальными правилами, а преимущественно в порядке, согласованном сторонами третейского разбирательства, относится к основным допускаемым законом преимуществам третейского разбирательства.

Содержание принципа состязательности состоит в том, что третейское разбирательство споров включает в себя активные действия сторон по обоснованию законности своих требований и возражений путем представления доказательств в подтверждение своей позиции, участия в исследовании и оценке всех собранных по делу доказательств, осуществление всех иных процессуальных действий, необходимых для отстаивания своей позиции.

Некоторые авторы предлагают дополнить данный принцип принципом сотрудничества между сторонами, применимым исключительно к третейскому судопроизводству. Приводятся аргументы, что "арбитражная практика в США складывается таким образом, что непосредственному состязательному разбирательству и вынесению обязательного решения предшествуют попытки арбитра добиться компромисса и примирить стороны" <13>.

<13> Носырева Е.И. Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США: Автореф. дис. ... докт. юр. наук. Воронеж, 2001. С. 18.

Упомянем также принцип языка третейского судопроизводства. Согласно общим правилам производство во внутренних третейских судах ведется на государственном языке Российской Федерации - русском. В международном коммерческом арбитраже стороны третейского разбирательства могут избрать любой язык, на котором будет рассматриваться дело, однако при этом необходимо представить третейскому суду перевод документов и иных материалов, которые составлены не на языке третейского разбирательства. В регламентах постоянно действующих третейских судов обычно право выбора языка разбирательства принадлежит самому третейскому суду (ст. 16 регламента МТП).

В российском процессуальном праве принцип законности трактуется как требование рассматривать дела с применением норм материального права и совершать процессуальные действия в соответствии с правилами, установленными законодательством о судопроизводстве. Кроме того, "по смыслу статьи 18 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" принцип законности является процессуальным принципом, которым должен руководствоваться этот суд при осуществлении третейского разбирательства" <14>.

<14> Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в РФ" // Третейский суд. 2003. N 2. С. 17.

"Одним из основополагающих принципов гражданского процесса в целом и третейского судопроизводства как его составной формы в частности является принцип диспозитивности, который проявляется в предоставлении сторонам конфликтной ситуации возможности распоряжения материальными правами и процессуальными средствами их защиты" <15>.

<15> Зайцев А.И. Диспозитивность - основополагающий принцип третейского судопроизводства // Третейский суд. 2000. N 1. С. 34.

Представляется, что "принцип диспозитивности, по его мнению, - это основополагающая идея, выражающая свободу субъективно заинтересованного лица определять формы и способы защиты нарушенного права или охраняемого законом интереса, предмет судебного рассмотрения, а также судьбу предмета спора и судьбу процесса в различных процессуальных правоприменительных циклах цивилистического процесса" <16>. Также диспозитивность можно определить как "получившую закрепление в нормах гражданского процессуального права идею, в соответствии с которой лица, участвующие в деле, рассматриваемом судом или общественным юрисдикционным органом, могут свободно осуществлять свои процессуальные права и распоряжаться ими, влияя на движение процесса, для достижения целей, которые соответствующее лицо ставит перед собой по конкретному гражданскому делу" <17>.

<16> Плешаков А.Г. Диспозитивное начало в сфере гражданской юрисдикции: проблемы теории и практики. М.: НОРМА, 2002. С. 94.
<17> Поляков И.Н. Принцип диспозитивности в деятельности судебных и общественных юрисдикционных органов, рассматривающих гражданские дела: Автореф. дис. ... канд. юр. наук. М., 1977. С. 12.

Принцип диспозитивности третейского разбирательства является логическим продолжением одноименного принципа в материальных правоотношениях, свободы гражданско-правового договора. Согласно ч. 2 ст. 1 ГК РФ "граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора".

Именно в соответствии с принципом диспозитивности стороны третейского разбирательства вправе заключить договор о выборе формы защиты субъективных прав, а именно - третейское соглашение.

Представляется, что с принципом диспозитивности перекликается принцип автономии воли, который понимается и как "выбор сторонами в договоре применимого права, которое будет регулировать их отношения, и как возможность сторон избирать способ разрешения спора, т.е. право передать спор на рассмотрение арбитража" <18>.

<18> Джудитта К.М. Автономия воли в практике международного арбитража: Автореф. дис. ... канд. юр. наук. М., 1994. С. 5.

Автономия воли сторон договора проявляется в праве на заключение третейского соглашения как основы основ третейского разбирательства и вправе договариваться о правилах третейского разбирательства.

При заключении договора сторона обладает правом предусмотреть в нем возможность разрешения споров в порядке судопроизводства в государственном суде. Если сторона не реализует это право, а подписывает третейское соглашение о передаче споров на рассмотрение в третейский суд, международный коммерческий арбитраж, то тем самым она реализует свое право на свободу договора, добровольно избирает третейский суд как способ разрешения споров и соглашается подчиниться правилам третейского разбирательства.

Другой отличительной особенностью принципа диспозитивности в третейском разбирательстве является преобладание принципа диспозитивного правового регулирования правил третейского разбирательства.

Право сторон согласовывать правила третейского разбирательства, начинающегося с момента обращения в третейский суд, продолжающегося при избрании или назначении третейских судей и при совершении иных процессуальных действий в ходе третейского разбирательства, включая порядок принятия третейским судом решения по существу спора либо определения о прекращении третейского разбирательства по иным основаниям.

Между тем в компетенцию арбитражного суда, рассматривающего заявление об отмене решения третейского суда, входит не проверка правильности применения норм материального права третейским судом, а соблюдение им основополагающих принципов права, т.е. его основных начал, которые обладают универсальностью, высшей императивностью и особой значимостью, поскольку только их нарушение может служить основанием для отмены решения третейского суда.

Представляется, что принцип сочетания устной и письменной форм судопроизводства также имеет большое значение в третейском судопроизводстве. Принцип устности понимается как "закрепленная в процессуальном законодательстве основополагающая идея, сущность которой заключается в том, что все участники гражданского процесса выступают перед судом, дают объяснения, заключения и показания, высказывают свои соображения в устной форме" <19>.

<19> Семенов В.М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. М., 1982. С. 100 - 101.

Рассмотрение дела в третейском суде может не сопровождаться его слушанием в судебном заседании, поскольку по соглашению сторон третейский суд может рассмотреть дело по имеющимся письменным материалам и вынести решение. В этом случае "сторонам должна быть предоставлена возможность изложить свои доводы и представить доказательства, поэтому разбирательство дела в письменном процессе возможно только при обмене состязательными бумагами и доказательствами" <20>.

<20> Курочкин С.А. Теоретико-правовые основы третейского разбирательства в РФ: Дис. ... канд. юр. наук. Екатеринбург, 2004. С. 109.

Далее исследуем принципы, относящиеся исключительно к третейскому разбирательству.

Начнем с принципа добровольности обращения в третейский суд, который заключается в том, что никто не может быть принужден к третейскому разбирательству помимо своей воли. "Третейский суд является в корне своем договорным институтом. Он основан на договоре и не может быть навязан сторонам, которые не выражали своего согласия с рассмотрением дела третейским судом" <21>. По мнению ученых-юристов, "добровольность обращения в третейский суд означает свободу договора о третейском суде, поэтому высказываются позиции о существовании: принципа свободы договора, добровольности волеизъявления" <22>. "Принцип свободы договора является основным принципом деятельности третейских судов и заключается он в возможности зафиксировать в договоре третейскую оговорку, выбрать арбитра, продолжить далее при желании разбирательство дела в государственном суде" <23>.

<21> Вершинин А.П. Выбор способа защиты гражданских прав. СПб., 2000. С. 257.
<22> Цыганова Е.М. Преимущества и принципы третейского разбирательства // Что такое третейский суд? СПб., 2000.
<23> Немытина М.В. Альтернативное правосудие в России // Развитие альтернативных форм разрешения правовых конфликтов. Саратов: СГАП, 2000. С. 56.

Некоторые авторы выделяют принцип окончательности решения третейского суда <24>. Положения о данном принципе содержатся в некоторых регламентах третейских учреждений <25>. Но, по моему мнению, выделение данного принципа не бесспорно, поскольку в действующем законодательстве закреплена возможность оспаривания третейского решения по определенным основаниям <26>.

<24> Тарасов В.Н. Третейский процесс. СПб., 2002. С. 55.
<25> Например, в ст. 11 Регламента третейского суда при Санкт- Петербургской ТПП.
<26> См.: ст. 40 Закона "О третейских судах в Российской Федерации".

В юридической литературе также упоминается принцип исполнимости решений третейских судов, суть которого в существовании норм права, "устанавливающих такие требования к выносимому третейским судом решению, которые бы позволяли реально его исполнить как самому ответчику в добровольном порядке, так и органам принудительного исполнения в случае, когда государственным судом выдан исполнительный лист" <27>.

<27> Зайцев А.И. Преимущества третейского судопроизводства // Постоянно действующий третейский суд при Волжской ТПП. Волжский, 2002. С. 36.

В ст. 22 Закона "О третейских судах в Российской Федерации" установлены специальные гарантии соблюдения третейскими судьями и третейскими судами закрепленного в ст. 18 данного Закона принципа конфиденциальности третейского разбирательства. Термин "третейский суд" в этой статье указывает на то, что требование о конфиденциальности третейского разбирательства подлежит применению не только в отношении третейских судей, но и в отношении лиц, выполняющих функции руководителей (председателя, заместителя председателя), и в отношении персонала постоянно действующего третейского суда (ответственного секретаря, секретаря, машинисток, иных сотрудников). "В третейском суде для разрешения конкретного спора термин "третейский суд" следует применять как распространяющийся на тех лиц, которые выполняют технические функции по обеспечению третейского разбирательства (ведению протокола, получению и направлению корреспонденции и т.п.) на основе гражданско-правового договора с одной или обеими сторонами либо с третейским судьей (третейскими судьями)" <28>.

<28> Комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в РФ" / Под ред. А.Л. Маковского и Е.А. Суханова. М., 2003. С. 95.

Такой подход отражает сложившуюся в современной российской практике традицию: исходить из конфиденциального характера любых сообщаемых в третейском суде сведений, за исключением случаев, когда стороны третейского разбирательства или их правопреемники выразили свое согласие об обратном.

Предметом такой договоренности сторон могут быть включенные в правила третейского разбирательства положения, согласно которым в заседание третейского суда могут быть допущены лица, не принимающие участия в рассмотрении спора: опубликование решений третейского суда допускается по решению председателя постоянно действующего третейского суда, как правило, при условии неразглашения информации, содержащей указание фамилий, наименования сторон третейского разбирательства, признаков, идентифицирующих спорное имущество и его стоимость.

Договоренность о конфиденциальном характере тех или иных сведений может быть достигнута сторонами как в ходе третейского разбирательства, так и путем согласования в порядке, определенном в ст. 19 Закона "О третейских судах в Российской Федерации", правил третейского разбирательства, содержащих положения о конфиденциальности.

В теории выделяется два аспекта данного принципа: "во-первых, это непубличность, негласность самой процедуры рассмотрения дела в третейском суде и вынесения решения, а во-вторых, это меры по сохранению в тайне информации, которая была вовлечена в процесс разбирательства споров" <29>. Статья 22 Закона "О третейских судах в Российской Федерации" указывает, что третейский судья не может ни самостоятельно без согласия сторон разглашать сведения, ни принудительно быть допрошен в качестве свидетеля.

<29> Курочкин С.А. Теоретико-правовые основы третейского разбирательства в РФ: Дис. ... канд. юр. наук. Екатеринбург, 2004. С. 115.

Важнейшей гарантией соблюдения принципа конфиденциальности третейского разбирательства является законодательное закрепление "свидетельского иммунитета" третейских судей. Согласно ч. 2 ст. 22 Закона "О третейских судах в Российской Федерации" третейские судьи отнесены к лицам, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали им известны в ходе третейского разбирательства. Круг лиц, освобожденных от обязанности давать свидетельские показания, определяется в федеральных законах об осуществлении правосудия в порядке конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Кроме того, в ряде федеральных законов определенные категории лиц (священнослужители, депутаты Совета Федерации и Государственной Думы, адвокаты и представители сторон по гражданскому или уголовному делу) освобождены от обязанности давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с выполнением профессиональных либо служебных обязанностей.

Следует отметить, что принцип конфиденциальности третейского разбирательства обеспечивается включенными в новый ГПК РФ правилами производства по делам об отмене или исполнении решения третейского суда в компетентном суде.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что с принятием нового процессуального законодательства в Российской Федерации сделан первый шаг в направлении создания комплексных правовых основ обеспечения конфиденциальности третейского разбирательства. Насколько успешной будет практика применения новых законоположений, во многом зависит от усилий делового сообщества, деятельности третейских и государственных судов.

В юриспруденции также выделяют принципы оперативности <30> и экономичности <31> третейского судопроизводства. Однако выделение данных особенностей третейского разбирательства в отдельные принципы весьма спорно, поскольку данные факторы являются только последствиями функционирования третейских судов.

<30> Цыганова Е.М. Преимущества и принципы третейского разбирательства // Что такое третейский суд? СПб., 2000. С. 17.
<31> Зайцев А.М. Преимущества третейского судопроизводства // Постоянно действующий третейский суд при Волжской ТПП. Волжский, 2002. С. 35.

Представляется, что применительно к третейскому судопроизводству можно исключить принцип непрерывности, состоящий в том, что "дело должно быть рассмотрено от начала до конца в одном судебном заседании, включая вынесение решения по делу" <32>. "Третейский суд вправе не руководствоваться этим принципом, поскольку законодательство не содержит таких требований" <33>.

<32> Семенов В.М. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. М., 1982. С. 106.
<33> Морозов М.Э., Шилов М.Г. Процессуальные вопросы третейского разбирательства в России // Третейский суд. 2000. N 3. С. 29.

В окончании статьи следует сказать о большом значении принципов третейского судопроизводства, которые "способствуют систематизации законодательства, регулирующего вопросы организации и деятельности третейских судов, совместно с принципами гражданского и арбитражного процессуального права обеспечивают единство правового регулирования отношений, возникающих в связи с рассмотрением по существу гражданского дела и оспариванием решения по такому делу в третейских и государственных судах" <34>.

<34> Курочкин С.А. Теоретико-правовые основы третейского разбирательства в РФ: Дис. ... канд. юр. наук. Екатеринбург, 2004. С. 124.

Совокупность принципов третейского разбирательства образует их упорядоченную систему. В третейском судопроизводстве существуют как общие с другими отраслями права принципы, например принципы законности, независимости и беспристрастности судей, диспозитивности и т.д., так и специальные принципы, относящиеся исключительно к третейскому разбирательству. К последним относятся принципы конфиденциальности, добровольности обращения в третейский суд, исполнимости решений и др.

Наличие вышеуказанных специальных принципов подчеркивает отличие третейского судопроизводства от государственного, а также позволяет третейским судам наиболее эффективно осуществлять свою деятельность. Применение данных принципов в процессе разбирательства споров обусловливает преимущества третейского судопроизводства перед государственным для защиты прав и интересов предпринимателей.

В теории права недостаточно полно исследованы специальные принципы третейского судопроизводства, что препятствует объективному пониманию юридической природы третейского суда.