Мудрый Юрист

Всегда ли прав сотрудник милиции, предъявляя к водителю требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения? (вопросы практики)

Семенов С.Н., председатель Амурского областного суда.

Петров М.Г., помощник председателя Амурского областного суда.

В наши дни для многих вождение транспортного средства - это не только привычный, ставший естественным способ передвижения, но и профессия, деятельность, направленная на извлечение прибыли, а иногда и просто источник существования.

Закон устанавливает довольно ощутимые меры ответственности в виде лишения права управления транспортными средствами как за вождение автомобиля лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения (а также за передачу управления автомобилем лицу, находящемуся в состоянии алкогольного опьянения), так и за невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Сказанное свидетельствует о том, что названные выше правонарушения по степени их общественной опасности ставятся государством в один ряд.

Вместе с этим положения статьи 12.26 КоАП РФ в отличие от законодательной формулировки частей 1 и 2 статьи 12.8 КоАП РФ не столь однозначны.

Так, диспозиции частей 1 и 2 статьи 12.8 КоАП РФ достаточно четко определяют обстоятельства, подлежащие установлению при рассмотрении соответствующих дел об административных правонарушениях. В частности, признание лица виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ, возможно лишь при наличии доказательств, подтверждающих тот факт, что это лицо управляло транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Соответственно при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.8 КоАП РФ, наряду с фактом управления транспортным средством водителем, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, подлежит установлению и то, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, сознательно передало управление транспортным средством указанному водителю. Состояние алкогольного опьянения - формулировка достаточно определенная. Установление такого физиологического состояния - при условии соответствия процедуры медицинского освидетельствования на состояние опьянения и оформленного по его результатам акта требованиям Правил медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и оформления его результатов (утверждены Постановлением Правительства РФ от 26 декабря 2002 года N 930) - производится мировыми судьями без каких-либо серьезных осложнений.

В диспозиции же статьи 12.26 КоАП РФ законодателем используются не совсем конкретные, на наш взгляд, понятия: "невыполнение требования о прохождении медицинского освидетельствования", "прохождение медицинского освидетельствования", "законное требование сотрудника милиции".

О несовершенстве диспозиции статьи 12.26 КоАП РФ мы уже вели речь в одной из публикаций. (Семенов С.Н., Петров М.Г. Диспозиция статьи 12.26 КоАП РФ нуждается в уточнении // Мировой судья. 2006. N 4.)

Вернуться к этой теме нас побудили многочисленные обращения и телефонные звонки с просьбами более подробно изложить нашу точку зрения по данному вопросу.

Остановимся в этой связи на примере конкретного дела.

31 мая 2006 года постановлением мирового судьи Амурской области по Благовещенскому районному судебному участку Г. была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП, и подвергнута административному наказанию в виде лишения права управления транспортным средством на срок один год шесть месяцев.

Как следует из постановления, 26 мая 2006 года в 16 часов 15 минут в с. Новопетровка Благовещенского района Амурской области Г., управляя автомобилем с признаками алкогольного опьянения, не выполнила законное требование сотрудников милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Решением судьи Благовещенского районного суда Амурской области от 3 июля 2006 года постановление мирового судьи Амурской области по Благовещенскому районному судебному участку от 31 мая 2006 года по делу об административном правонарушении в отношении Г. оставлено без изменения, а ее жалоба - без удовлетворения.

При рассмотрении жалобы Г., поданной на имя председателя Амурского областного суда, установлено следующее.

26 мая 2006 года Г. на автомобиле следовала с ребенком из г. Благовещенска Амурской области в п. Гонжа Магдагачинского района Амурской области для прохождения санаторного лечения.

В районе села Новопетровка Благовещенского района Амурской области (данный населенный пункт находится на расстоянии около 60 километров от г. Благовещенска) Г. была остановлена сотрудниками милиции, и ей предложено было пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Основанием для предъявления подобного требования, как следует из протокола о направлении Г. для прохождения медицинского освидетельствования, явился запах алкоголя, исходивший изо рта Г. Согласно имеющемуся в деле рапорту одного из сотрудников ГИБДД Г. вела себя в общении с представителями правоохранительных органов не вполне адекватно (в частности, утверждала, что названные лица - бандиты), от нее исходил запах спиртосодержащей жидкости.

Протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, составленный в отношении Г. 26 мая 2006 года, содержит ее объяснение, из которого следует, что она не находилась в состоянии опьянения; согласна пройти экспертизу в ближайшем населенном пункте по пути следования.

Между тем Г. была отстранена от управления транспортным средством и вынуждена вернуться в г. Благовещенск (ее автомобилем управлял сотрудник ГИБДД), где автомобиль поместили на арестплощадку.

В 19 часов 23 минуты 26 мая 2006 года Г. самостоятельно прошла в Амурском областном наркологическом диспансере медицинское освидетельствование на состояние опьянения с проведением химического исследования принадлежащей Г. биологической среды.

Согласно акту судебно-химического исследования N 3750 от 29 мая 2006 года этиловый спирт в биологической среде, принадлежащей Г., не обнаружен.

Постановлением председателя Амурского областного суда от 14 сентября 2006 года постановление мирового судьи Амурской области по Благовещенскому районному судебному участку от 31 мая 2006 года и решение судьи Благовещенского районного суда Амурской области от 3 июля 2006 года по делу об административном правонарушении в отношении Г. отменены, административное дело передано на новое судебное рассмотрение мировому судье.

Основаниями к отмене состоявшихся по делу судебных решений явилось то, что ни мировой судья, ни судья, рассматривавший жалобу Г. на постановление мирового судьи в порядке ст. 30.6 КоАП РФ, не установили, в чем именно выразилось невыполнение Г. требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также не дали оценку тому, было ли требование о прохождении медицинского освидетельствования, предъявленное сотрудниками ГИБДД к Г., законным.

Действительно, в протоколе об административном правонарушении Г. указала о своем согласии пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения в ближайшем населенном пункте по пути следования - что вполне разумно, учитывая значительную отдаленность (около 60 км) места задержания ее автомобиля сотрудниками ГИБДД от областного центра.

Таким образом, Г. отказывалась возвращаться в г. Благовещенск, куда ей было предложено проехать для прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения. При этом она изъявила желание пройти такое освидетельствование в любом из населенных пунктов по пути ее следования.

В чем же в такой ситуации выражается невыполнение требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения? Обязан ли водитель проходить освидетельствование именно в том месте, которое укажет сотрудник ГИБДД?

Таким образом, в рассматриваемом нами случае возникает вопрос о правомерности требования сотрудников ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования именно в г. Благовещенске.

Да и вообще, законно ли в данном случае требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения?

Исходя из имеющегося в деле рапорта одного из сотрудников ГИБДД, о котором шла речь выше, очевидно, что между Г. и сотрудниками ГИБДД имела место некая конфликтная ситуация. Не продолжением ли конфликта стало требование о прохождении медицинского освидетельствования?

В любом случае, требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения не может быть предъявлено сотрудниками ГИБДД произвольно, по своему личному, ничем не обусловленному усмотрению.

Такое требование может быть предъявлено только в том случае, если установлены критерии, дающие достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии алкогольного опьянения (утверждены Приказом Министерства здравоохранения РФ от 14 июля 2003 года N 308).

Такими критериями являются: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; выраженное дрожание пальцев рук; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке; наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе, определяемое техническими средствами индикации, зарегистрированными и разрешенными для использования в медицинских целях и рекомендованными для проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Считаем, вопрос о наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находился в состоянии алкогольного опьянения и подлежал направлению на медицинское освидетельствование, должен быть проверен судом в каждом конкретном случае с учетом имеющихся в деле доказательств.

В рассматриваемом нами случае судья Благовещенского районного суда, рассматривавший жалобу Г. на постановление мирового судьи, пришел к выводу о том, что Г. находилась за рулем с признаками алкогольного опьянения - запахом алкоголя изо рта, что подтверждается показаниями сотрудников ГИБДД Б. и М., оснований не доверять которым у Суда не имелось. Акт судебно-химического исследования N 3750 от 29 мая 2006 года признан Судом доказательством, не относящимся к рассматриваемому административному правонарушению, поскольку Г. не вменялось управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

Такие выводы Суда не могут быть признаны обоснованными.

В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Объективно акт судебно-химического исследования N 3750 от 29 мая 2006 года, согласно которому этиловый спирт в биологической среде, представленной Г. при ее медицинском освидетельствовании на состояние опьянения в 19 часов 23 минуты 26 мая 2006 года, не обнаружен, противоречит показаниям свидетелей Б. и М. о том, что в действительности имелись достаточные основания полагать, что Г. управляла автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.

Иных доказательств, помимо показаний сотрудников ГИБДД Б. и М., свидетельствующих о том, что от Г. исходил запах алкоголя либо имелись иные признаки алкогольного опьянения, в материалах дела не содержится.

При таких обстоятельствах, по нашему мнению, Суду надлежало дать оценку представленным доказательствам и решить вопрос о правомерности предъявленного к Г. требования со стороны сотрудников ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

13 октября 2006 года при новом судебном разбирательстве производство по делу об административном правонарушении в отношении Г. мировым судьей прекращено.

Обратим внимание и на разъяснения, приведенные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", которые подтверждают правильность позиции, изложенной в постановлении председателя Амурского областного суда от 14 сентября 2006 года по делу об административном правонарушении в отношении Г.

Так, Верховный Суд РФ обратил внимание на необходимость проверки наличия законных оснований для направления водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (пункт 8 названного Постановления Пленума), по существу, тем самым признав недопустимым формальный подход к применению положений статьи 12.26 КоАП РФ.

При этом отмечено, что представление в суд водителем, который отказался от прохождения медицинского освидетельствования, акта освидетельствования, опровергающего факт его нахождения в состоянии алкогольного опьянения, само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника милиции. Вместе с этим такой акт в каждом конкретном случае должен получить оценку суда, в частности, необходимо учитывать временной промежуток между отказом от освидетельствования и прохождением освидетельствования по инициативе самого водителя, соблюдение правил проведения такого освидетельствования и т.п.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 года N 18 даны ответы и на ряд иных вопросов, возникающих на практике в связи с применением судами главы 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (на необходимость выработки таких разъяснений мы обращали внимание в одной из публикаций (Семенов С.Н., Петров М.Г. Диспозиция статьи 12.26 КоАП РФ нуждается в уточнении // Мировой судья. 2006. N 4)), что, безусловно, должно оказать позитивное влияние на качество принимаемых судами решений.