Мудрый Юрист

Проблемы, связанные с рассмотрением мировыми судьями дел об административных правонарушениях, ответственность за совершение которых предусмотрена ч. Ч. 1, 2 ст. 12.8, ст. 12.26 кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

Родина Л.В., судья Тушинского районного суда г. Москвы.

В последние годы в связи с ростом числа владельцев транспортных средств особую актуальность приобретает деятельность судов в сфере применения норм административного права при разрешении дел об административных правонарушениях.

Как известно, рассмотрение административного дела осуществляется в особом порядке, отличающемся от гражданского и уголовного судопроизводства, но и здесь судам надлежит руководствоваться разъяснениями Верховного Суда РФ о полном, всестороннем и объективном рассмотрении дел, применении норм Конституции РФ и конституционных принципов, регламентирующих порядок судопроизводства, а также Постановлениями Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"; от 24 октября 2006 г. N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

Одним из принципов, который закреплен в ст. 1.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях является принцип равенства при рассмотрении дел об административных правонарушениях.

В связи с этим судам кроме имеющихся в их распоряжении материалов дела следует тщательно проверять объяснения лиц, привлекаемых к административной ответственности, анализировать версии, выдвигаемые ими.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в отличие, скажем, от норм Гражданского процессуального кодекса РФ подробно не регламентирует деятельность суда по рассмотрению конкретного дела и не раскрывает требований закона о допустимости, относимости и достаточности доказательств для объективного рассмотрения дела. Тем не менее представляется обоснованным применять данные положения, имеющиеся в нормах ГПК и УПК РФ в процессе рассмотрения мировыми судьями дел об административных правонарушениях, в связи с чем версии лиц, привлекаемых к административной ответственности, подлежат всесторонней проверке в судебном заседании.

В данной статье в отдельности будут рассмотрены проблемы, связанные с проверкой версий лиц, привлекаемых к административной ответственности за совершение правонарушений, ответственность за совершение которых предусмотрена ч. ч. 1, 2 ст. 12.8, ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В процессе рассмотрения дел об административных правонарушениях часто возникают проблемы, связанные с проверкой версий, выдвигаемых лицами, привлекаемыми к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, - управление транспортным средством в состоянии опьянения.

Поскольку ответственность за совершение данного правонарушения наступает в случае управления транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, а под опьянением понимается как алкогольное, так и наркотическое опьянение, версии, выдвигаемые лицами, привлекаемыми к административной ответственности, будут рассмотрены отдельно применительно к каждому виду опьянения, так как между ними имеются существенные отличия.

Часто лица, привлекаемые к административной ответственности, при даче объяснений суду заявляют, что не находились в состоянии опьянения при управлении транспортным средством.

Суды должны внимательно изучать поступившие дела об административных правонарушениях по указанной статье, в частности акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляло транспортным средством; необходимо выяснять, какое количество алкоголя имеется в биологических средах организма; каковы клинические признаки опьянения. Также необходимо выяснить, имеется ли согласие лица, в отношении которого было проведено медосвидетельствование, на проведение освидетельствования, зафиксированное его подписью в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование.

В случае отказа лица, привлекаемого к административной ответственности, от подписи в протоколах, выясняется, какие причины побудили данное лицо отказаться от подписи; изучаются письменные объяснения водителя по поводу проведения процедуры освидетельствования. При этом они сопоставляются с объяснениями других лиц и иными доказательствами в совокупности.

Иногда лицом, привлекаемым к административной ответственности, представляется акт независимой экспертизы, в котором опровергаются выводы предыдущего эксперта, исследовавшего биологические объекты правонарушителя, заключением которого является: "состояние опьянения не установлено". Автор считает, что в тех случаях, когда лицо самостоятельно прошло освидетельствование после составления в отношении его протокола по делу об административном правонарушении, проходит определенный временной отрезок, в течение которого изменяются объективно значимые обстоятельства, связанные с методикой определения состояния опьянения.

Так, во-первых, такое освидетельствование проводится в условиях неочевидности, когда должностное лицо не имеет возможности наблюдать за правильностью направления врачу объектов исследования испытуемого лица; и, во-вторых, спиртные напитки имеют свойство в зависимости от вида и крепости спиртного напитка быть не обнаруженными, тогда как своевременное изъятие образцов для анализа позволяет более объективно определить, имеется или нет состояние опьянения. Для проверки версии о том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не находилось в состоянии опьянения при управлении транспортным средством, судом должны быть допрошены в судебном заседании в качестве свидетелей: сотрудники ГАИ, врачи-наркологи, проводившие медицинское освидетельствование в отношении указанного лица, свидетели и понятые. Также допрашиваются и иные свидетели, о допросе которых ходатайствует лицо, привлекаемое к административной ответственности.

Судом оцениваются показания допрошенных свидетелей, письменные доказательства. При этом особое внимание должно уделяться проверке показаний свидетелей со стороны лица, привлекаемого к административной ответственности, так как они могут быть заинтересованными лицами и давать необъективные показания из чувства ложного товарищества.

С учетом анализа доказательств в их совокупности судом делается вывод о допустимости акта медосвидетельствования, заключением которого является: "состояние опьянения не установлено", в качестве доказательства по делу.

Как правило, если в материалах дела находится акт освидетельствования, заключением которого является: "состояние опьянения установлено", то суду легче принять решение о виновности лица в совершенном правонарушении.

При наличии в материалах дела акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, согласно которому в биологических средах организма обнаружены наркотические вещества, клинические признаки опьянения и врачом-наркологом делается заключение: установлено состояние опьянения, и версии лица, привлекаемого к административной ответственности, о том, что оно не употребляет наркотические средства, наркосодержащие препараты, действия суда различны в зависимости от наличия либо отсутствия акта медицинского освидетельствования, вынесенного на основании самостоятельного обращения лица, привлекаемого к административной ответственности, в наркологический кабинет (больницу), - акта независимой экспертизы.

В том случае, если лицом, привлекаемым к административной ответственности, выдвинута вышеназванная версия, однако независимая экспертиза им пройдена не была, с целью установления истины по делу суд может допросить в качестве свидетелей инспекторов ОБ ДПС, а именно: инспектора, составлявшего протокол о направлении на медицинское освидетельствование, протокол по делу об административном правонарушении, а также других инспекторов, указанных в протоколе по делу об административном правонарушении в качестве свидетелей. Также автор полагает необходимым в данном случае допросить в качестве свидетеля врача-нарколога, проводившего медицинское освидетельствование указанного лица.

После допроса указанных лиц, исследования материалов дела судом делается вывод о наличии либо отсутствии состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в действиях лица, выдвинувшего вышеназванную версию, а именно вывод о том, находилось ли лицо, привлекаемое к административной ответственности, в состоянии опьянения при управлении транспортным средством.

В том случае, если лицо, привлекаемое к административной ответственности, выдвигая вышеназванную версию, представляет суду акт независимой экспертизы, согласно которому заключением врача-нарколога является: "состояние опьянения не установлено", суду, проверяя указанную версию, необходимо допросить в качестве свидетелей врачей-наркологов, давших противоречащие друг другу заключения, а также инспекторов ГАИ, указанных в материалах дела.

При оценке актов, заключения которых являются противоречащими друг другу, суду необходимо помимо вышеназванных действий дать оценку временному фактору, а именно: времени остановки транспортного средства, времени проведения первоначального освидетельствования, времени прохождения независимой экспертизы.

Оценив доказательства в их совокупности, суд делает вывод о том, находилось ли лицо, привлекаемое к административной ответственности, в состоянии опьянения при управлении транспортным средством, и соответственно о наличии либо отсутствии состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ в действиях лица, выдвинувшего версию о том, что им не употребляются наркотические средства, наркосодержащие препараты.

Нередки случаи дачи врачами-наркологами заключения: "установлено состояние опьянения, вызванное неустановленным веществом".

В случае непризнания вины лицом, привлекаемым к административной ответственности, и выдвижения им версии о том, что наркотические средства, наркосодержащие лекарственные препараты им не употребляются, его несогласия с заключением врача-нарколога, помимо исследования в судебном заседании письменных доказательств (рапортов сотрудников ГАИ, протокола о направлении на медицинское освидетельствование, предварительного заключения врача-нарколога), существует необходимость допроса в судебном заседании и врача-нарколога, давшего такое заключение. Исходя из практики, данное заключение делается врачом-наркологом на основании клинических признаков обследования, поскольку экзогенные вещества в биологических средах организма испытуемого не обнаружены. Действительно, в п. 11 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, являющейся приложением к Приказу Минздрава РФ от 14 июля 2003 г. N 308 "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения", говорится о том, что при наличии клинических признаков опьянения и невозможности лабораторным исследованием установить вызвавшее опьянение вещество, заключение о наличии состояния опьянения выносится на основании установленных клинических признаков опьянения.

В данном случае вывод суда о том, наличествует ли состав правонарушения в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, зависит от того, подтвердит ли в судебном заседании врач-нарколог заключение, сделанное им в акте медосвидетельствования.

В последние годы резко возросло количество дел об административных правонарушениях по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, поступающих в суды, согласно которым лица привлекаются к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии не алкогольного, а наркотического опьянения.

Так, в 2004 г. в судебный участок N 80 района "Лианозово" г. Москвы поступило 10 дел названной категории; в 2005 г. - 52 дела названной категории; в 2006 г. - 137 дел.

У судей возникают проблемы с рассмотрением указанной категории дел в связи с тем, что анализ мочи на наличие экзогенных веществ делается только в Наркологической больнице N 17 (применительно к г. Москве), а не в медицинских кабинетах, куда доставляется водитель по подозрению в том, что он находится в состоянии опьянения. В медицинском кабинете врачом-наркологом дается предварительное заключение о наличии либо отсутствии клинических признаков опьянения (устойчивость в позе Ромберга, вегетативно-сосудистые реакции и т.д.). На основании указанного заключения составляется протокол по делу об административном правонарушении. Отобранная у испытуемого моча направляется на анализ в Наркологическую больницу N 17. Таким образом, в суд поступает дело (поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 28.8 КоАП РФ протокол об административном правонарушении направляется судье в течение суток с момента его составления) без акта медицинского освидетельствования; протокол по делу об административном правонарушении составлен на основании предварительного заключения, сделанного врачом-наркологом, о чем в материалах дела имеется справка, в сопроводительном письме указано, что акт поступит в суд в течение 10 дней. Зачастую указанный срок нарушается, в суд поступают акты с заключениями: "состояние опьянения не установлено". Автору статьи представляется, что протокол по делу об административном правонарушении может быть составлен только на основании заключения врача-нарколога, сделанного им в акте медицинского освидетельствования, а не на основании предварительного заключения врача-нарколога, указанного в справке, что не предусмотрено действующей Инструкцией по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, являющейся приложением к Приказу Минздрава РФ от 14 июля 2003 г. N 308 "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения".

Однако, если протокол по делу об административном правонарушении будет составляться после получения акта медосвидетельствования в рамках административного расследования, что составит примерно один месяц, возникнут проблемы с привлечением лиц к административной ответственности, а также рассмотрением дел в суде с учетом срока давности привлечения к административной ответственности - два месяца, установленного ст. 4.5 КоАП РФ.

При привлечении к административной ответственности лиц по ч. 2 ст. 12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях "Передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения" следует учитывать, что при наличии версии лиц, привлекаемых к административной ответственности, о том, что они не знали, что лица, которым они передали право управления транспортными средствами, находились в состоянии опьянения, ответственность за совершение указанного правонарушения наступает для обоих водителей: и для лица, передавшего управление, и для лица, управляющего транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, характеризуется как умыслом, так и неосторожностью (когда водитель, передавший управление, не знал об опьянении другого лица, заведомо и по небрежности не проверил его состояние).

Версии, проблемы, связанные с проверкой версий, выдвигаемых лицами, привлекаемыми к административной ответственности по ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

На мой взгляд, основанный на многолетнем наблюдении и участии в формировании судебной практики, особо распространена версия о том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не управляло транспортным средством.

В диспозиции ст. 12.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях говорится о невыполнении водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, однако отсутствует указание на факт управления транспортным средством данным водителем. Законодателем не случайно, по мнению автора, ст. 12.26 включена в гл. 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, посвященную "Административным правонарушениям в области дорожного движения".

При рассмотрении данной категории дел суду следует иметь в виду, что при определении такого понятия, как "водитель", необходимо обратиться к п. 1.2 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г. N 1090, где говорится о том, что водитель - лицо, управляющее каким-либо транспортным средством, погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо. К водителю приравнивается лицо, обучающее вождению.

Таким образом, для привлечения лица к административной ответственности по ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях необходимо установить факт управления водителем транспортным средством.

Для этого существуют определенные правила и порядок получения доказательств. Суду надлежит получить в судебном заседании подробные объяснения от сотрудников ГАИ: сотрудников, оформлявших протокол по делу об административном правонарушении и иных лиц, которые могут подтвердить факт нарушения норм права. Такие лица, как правило, указываются в протоколе по делу об административном правонарушении. Также по ходатайству лица, привлекаемого к административной ответственности, в судебном заседании допрашиваются лица, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства дела, подлежащие установлению.

Судом дается оценка показаниям свидетелей в случае их противоречия, при этом судом должно быть указано, по каким основаниям он принял за основу объяснения тех или иных лиц, сопоставив их между собой и другими материалами дела.

С учетом вышесказанного судом делается обоснованный вывод о том, управляло ли лицо, привлекаемое к административной ответственности, транспортным средством.

Следующая версия, выдвигаемая лицами, привлекаемыми к административной ответственности, касается непризнания ими вины в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, в связи с тем, что они отказались от выполнения законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, поскольку не находились в состоянии опьянения.

При рассмотрении данной версии, суд исходит из диспозиции ст. 12.26 КоАП РФ, согласно которой ответственность наступает за невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. При этом, на мой взгляд, не имеет значения, что со слов лица, привлекаемого к административной ответственности, он не находился в состоянии опьянения, поскольку данное заключение может быть дано только специалистом - врачом-наркологом.

При представлении лицом, привлекаемым к административной ответственности, акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, заключением которого является: "состояние опьянения не установлено", вынесенного после составления протокола по делу об административном правонарушении по ст. 12.26 КоАП РФ, суд должен иметь в виду, что представление указанного акта само по себе не свидетельствует о незаконности требования сотрудника милиции. Автору представляется, что состав данной статьи ограничен фактом отказа от медосвидетельствования, поскольку у сотрудника милиции имелись основания полагать, что водитель управлял транспортным средством с признаками опьянения (которые указаны в протоколе о направлении на медосвидетельствование), ему было предложено пройти медосвидетельствование на состояние опьянения, от прохождения которого он отказался.

Версия лица, привлекаемого к административной ответственности, относительно того, что подпись в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование в графе "Пройти медицинское освидетельствование" ему не принадлежит, также фраза "Не согласен" написана не его рукой, подлежит проверке путем направления дела об административном правонарушении, а также образцов почерка лица, привлекаемого к административной ответственности, в адрес экспертного учреждения на основании определения суда либо вызова эксперта-почерковеда в судебное заседание. При этом эксперт предупреждается об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ за заведомо ложное заключение эксперта при производстве по делу об административном правонарушении. Экспертом-почерковедом выдается справка об исследовании, в которой делается заключение по указанным вопросам. В зависимости от заключения эксперта судом делается вывод о наличии либо отсутствии состава правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности.

В заключение хотелось бы отметить, что существует немало спорных вопросов, связанных с применением Кодекса РФ об административных правонарушениях, на мой взгляд, связано это прежде всего с наличием в Кодексе малого количества процессуальных норм, регламентирующих деятельность суда, а также несложившейся системы взаимодействия между ГАИ и медицинскими учреждениями относительно проведения процедуры медицинского освидетельствования. Однако с момента введения в действие Кодекса РФ об административных правонарушениях прошло чуть больше четырех лет, практика оформления административных дел, рассмотрения их в суде во многом сложилась, в связи с чем автор выражает надежду на то, что проблемы, связанные с применением норм Кодекса РФ об административных правонарушениях, будут в ближайшем будущем решены.