Мудрый Юрист

Развитие института свободы передвижения в период правления петра I

Уразалина С.Н., преподаватель кафедры информационного права и правоведения Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения.

Политика Петра I ставила целью развитие и обеспечение модернизируемой им армии, а для этого требовалось не только организовать подушное обложение, но и утвердить в обществе такой порядок, при котором можно было учитывать и удерживать на месте лиц, подлежащих призыву или обязанных платить подать. Мощное развитие промышленности, завоевание Прибалтики явились важнейшими этапами экономической политики Петра I. Все это привело к значительному увеличению повинностей крестьянства и посадских людей, налогов и других платежей. Логическим продолжением этой политики стало появление четкой системы надзора за передвижением населения в пределах государства. Административное регулирование порядка передвижения российских подданных, а также выбора ими места жительства представляло собой эффективное средство контроля за перемещением населения по территории государства.

Основы политики Петра I в области свободы проживания и передвижения людей отразились в некоторых иных его указах. Так, по Указу от 6 декабря 1714 г. городские домовладельцы были обязаны извещать квартального надзирателя о всех приезжающих и отъезжающих <1>. Полиция требовала указать имя и род занятий, его происхождение и национальность. Хозяин дома, не удосужившийся зарегистрировать прибывшего на постой или житье, подвергался штрафу за каждый пропущенный день и каждого человека. Льготные периоды почти не устанавливались (когда можно было не сообщать полиции), за исключением льгот для Москвы (три дня) и для крестьян и дворовых людей (8 дней). Полиция со своей стороны должна была проводить регистрацию документов без проволочек и не требовать никакой платы. Указом от 30 марта 1716 г. проезжающие из города в сельскую местность и обратно должны были предъявлять проездные документы полицейским постам <1>.

<1> Ключевский В.О. Курс русской истории / Под ред. В.Л. Янина. Соч.: В 9 т. Т. 5. М., 1989. С. 126, 127, 132.

При Петре I возможность подданных передвигаться подвергалась новым формальным ограничениям, вылившимся впоследствии в сложную паспортную систему. Паспорта служили средством контроля над путешествующими. Таким образом, правительство стремилось выявить гуляющих и подозрительных людей и приписать их к тяглу. Так, в Указе из Военной коллегии от 30 октября 1719 г. каждому воеводе предписано было "смотреть, чтобы в его провинции никакие гулящие люди не обретались, а увечных высылать в те города и села, кто откуда скажется, а не увечных в службу или в работу, куда будет требоваться, отсылать: гулящих людей без проезжих писем не пропускать" <2>. В соответствии с Указом от 30 октября 1719 г. никто не имел права переезжать из одного города (или деревни) в другой без паспорта, выданного начальством; документы, разрешающие проезд, стали единообразными, и пользование ими - обязательным для всех путешествующих. В целях борьбы с разбоем на дорогах было объявлено, что лица, не имеющие дозволения на проезд, являются либо "недобрыми людьми", либо "прямыми ворами". Следует отметить, что именно при Петре I система контроля за перемещением населения впервые в России приобрела четкость и стройность, а появление "пашпорта" как основного документа, удостоверяющего личность, стало неотъемлемым элементом и основой паспортной системы нашей страны на протяжении всего исторического периода, сохранившись и в наше время.

<2> Дерюжинский В.О. Полицейское право. СПб., 1911. С. 40 - 41.

Установленные с 1724 г. более подробные правила надзора за передвижением крестьян не допускали их самовольных отлучек. Указом императора введены так называемые "покормежные" и "пропускные" письма. Лица, не зарегистрированные при проведении переписи населения, рассматривались как беглые или преступники. В результате крестьяне вообще лишились всякого права передвигаться без письменного разрешения от землевладельца или (применительно к государственным крестьянам) местного начальства. "Покормежные" письма выдавались помещиками крестьянам, уходившим из сел на заработки в пределах своих уездов, а "пропускные" письма - крестьянам, отправлявшимся в другие уезды, земскими комиссарами (на срок до 3 лет). При любых обстоятельствах такие права предоставлялись, как правило, главе семьи, прочие же ее члены обычно не могли передвигаться без него. "Люди, которые не успели примкнуть к основным классам общества, избрав себе постоянный род жизни, - писал В.О. Ключевский, - по указу Петра I обязаны были найти себе господина и положение, записаться в подушный оклад за каким-либо лицом либо обществом. В противном случае, когда они не находили такого лица или общества, их записывали простым полицейским распоряжением" <1>.

<1> Ключевский В.О. Курс русской истории / Под ред. В.Л. Янина. Соч.: В 9 т. Т. 5. М., 1989. С. 126, 127, 132.

В то же время такой жесткий правовой порядок передвижения населения являлся в основном следствием налоговой политики государства, в результате которой становилась крайне невыгодной внутренняя миграция населения, и наоборот, постоянный и точный учет подданных способствовал увеличению взимания платежей. И появление паспортов как нельзя лучше способствовало этому, так как впоследствии наряду с идентификационными данными человека в нем стали фиксировать и данные об уплате им установленных платежей и сборов. Главную роль в осуществлении надзора за передвижением населения играли местные административные органы и полиция. Крестьян, обнаруженных без документов, подвергали телесным наказаниям и отправляли к их владельцам. "При численности населения России того времени около 13 - 15 млн. крестьян было 12 млн., посадского населения - 600 тыс., помещиков, духовенства и войска примерно 1,3 млн. человек" <3>. Но, помимо установления контроля за перемещением населения, остро проявились и побочные последствия этих законов. Значительное увеличение повинностей, налагаемых на крестьянство и посадских людей, а также налогов и других платежей вынуждало многих от них уклоняться. Крестьяне и посадское простонародье старались освободиться от подушного оклада, молодые люди пытались уклониться от воинской повинности, некоторые начинали заниматься разбоем. Неудивительно, что розыск беглых стал наиболее часто затрагиваемым предметом в законодательстве того времени <4>.

<3> История государства и права: Учебник / Под ред. С.А. Чибиряева. М., 1999. С. 83.
<4> Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. Т. 14. С. 57.

Из-за непосильного угнетения закрепощенных крестьян, роста государственных повинностей, а также принудительных работ на строительстве заводов, городов и флота побеги крестьян приняли огромные размеры <5>. В связи с этим возрастало количество законов, посвященных сыску беглых крестьян и работных людей. Параллельно шла борьба и с укрывательством беглых, и они лишались убежища <6>. Среди соответствующих нормативных актов можно, например, назвать Наказ сыщикам беглых крестьян и холопов 1683 г., Указ "О наказании крестьян и бобылей за неповиновение своим владельцам и за побеги" 1713 г., Указ "О возвращении в прежние места беглых крестьян и бобылей" 1721 г. <7>.

<5> Заозерская Е.И. Бегство и отход крестьян в первой половине XVIII века. К вопросу о первоначальном накоплении в России. М., 1958. С. 144 - 188.
<6> Маньков А.Г. Развитие крепостного права в России во второй половине XVII века. М.-Л., 1962. С. 31 - 46.
<7> Российское законодательство X - XX веков: В 9 т. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма. М., 1986. С. 79 - 102; 108 - 109; 109 - 115.

В целом возможность человека передвигаться по территории и решать, где ему постоянно проживать, стала определяться тем, к какой категории населения принадлежит человек. Такую возможность имели высокие слои духовенства, служилые люди различных рангов, прежде всего по происхождению (думные чины, московские чины, городовые чины), а также по набору (стрельцы, городовые казаки и др.), состоявшие на государевой службе. Все в большую зависимость от своих господ попадали холопы в силу оформления служилой кабалы, в результате чего постепенно утрачивалось их право на передвижение.