Мудрый Юрист

Управление акционерным обществом - должником в реабилитационных процедурах банкротства

Екатерина Ивановна Никологорская, заместитель генерального директора - начальник службы внутреннего контроля ОАО "Регион-Инвест" (г. Москва).

Дмитрий Геннадьевич Замордуев, кандидат юридических наук, юрист ОАО "Регион-Инвест" (г. Москва).

К реабилитационным (от позднелат. rehabilitatio - восстановление) процедурам банкротства можно отнести процедуры, которые предполагают сохранение существования должника и имеют своей основной целью анализ или восстановление его платежеспособности, а именно: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление. Для достижения этой цели обычная система управления юридическим лицом (в виде совокупности его органов управления с установленной законодательством и локальными нормативными актами юридического лица компетенцией) дополняется системой антикризисного управления, которая включает:

  1. арбитражного управляющего, обладающего специальными познаниями, независимого по отношению как к должнику, так и к кредиторам (ст. ст. 20, 24, 66, 67, 83, 99 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" <1>; далее - ФЗ о банкротстве);
<1> ФЗ от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ в ред. от 18 июля 2006 г. // СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.
  1. собрание и комитет кредиторов - коллегиальные органы, выражающие интересы кредиторов (ст. ст. 11 - 15, 17 - 18 и др. ФЗ о банкротстве).

Федеральный закон "Об акционерных обществах" <2> (далее - ФЗ об АО) содержит запреты на совершение акционерным обществом некоторых действий, если на момент их совершения общество отвечает признакам банкротства (п. 4 ст. 29, ст. ст. 43, 73). Специальные нормы, посвященные ограничению и прекращению полномочий органов управления акционерного общества в реабилитационных процедурах банкротства, предусмотрены ФЗ о банкротстве (ст. ст. 64, 81, 94). Особенности регулирования трудовых отношений с членами исполнительных органов управления общества, в том числе прекращения трудового договора с ними в связи с отстранением от должности в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве), получили свое закрепление в гл. 43 Трудового кодекса РФ.

<2> ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

Нормативное закрепление соотношения полномочий, переданных органам системы антикризисного управления, и полномочий, остающихся у органов управления общества-должника, оставляет не решенными на практике некоторые вопросы формирования и функционирования системы органов управления акционерного общества в реабилитационных процедурах банкротства.

Введение наблюдения или финансового оздоровления не является основанием для отстранения его единоличного исполнительного органа (руководителя) и иных органов управления, однако их полномочия ограничиваются запретом принятия некоторых решений или необходимостью предварительного согласования отдельных решений с органами антикризисного управления (п. п. 2, 3 ст. 64, ст. 81 ФЗ о банкротстве).

В то же время на стадии наблюдения и финансового оздоровления по ходатайству временного управляющего (в наблюдении) или ходатайству собрания кредиторов, административного управляющего или предоставивших обеспечение лиц (в финансовом оздоровлении) суд имеет право отстранить руководителя акционерного общества - должника от должности и возложить исполнение его обязанностей на лицо, представленное в качестве кандидатуры руководителя общества представителем учредителей (участников) должника или иным коллегиальным органом управления должника, в случае непредставления указанными лицами этой кандидатуры - на одного из заместителей руководителя должника, в случае отсутствия заместителей - на одного из работников должника (ст. 69, п. 2 ст. 82 ФЗ о банкротстве).

Несомненно, положительной чертой действующего ФЗ о банкротстве является норма, в соответствии с которой в случае отстранения руководителя арбитражный управляющий ни при каких обстоятельствах не может занять его место (ст. 69). Недостатком же этой статьи является то, что она лишь в самом общем виде формулирует основания отстранения руководителя должника - нарушение требований ФЗ о банкротстве. Такими основаниями могут быть и неисполнение возложенных на руководителя обязанностей, и препятствование деятельности временного управляющего, и осуществление сомнительных либо незаконных сделок, нарушение требования об уведомлении работников организации о введении временного наблюдения <3> и т.д.

<3> Определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 16 декабря 2003 г. по делу N А-07/15542/03-А-АДМ.

Излишняя обобщенность формулировки данной нормы порождает на практике возможность инициировать процедуры отстранения руководителей должников по формальным основаниям, что используется как инструмент захвата оперативного управления в корпоративных конфликтах.

Основания и сведения, которые должны содержаться в ходатайстве об отстранении руководителя должника в финансовом оздоровлении (ст. 82 ФЗ о банкротстве), более определенны. В частности, требуется предоставить сведения о ненадлежащем исполнении руководителем должника плана финансового оздоровления или совершении действий, нарушающих права и законные интересы кредиторов и (или) предоставивших обеспечение лиц.

Правовой статус исполняющего обязанности руководителя должника отличается от статуса единоличного исполнительного органа акционерного общества.

Во-первых, избрание исполняющего обязанности руководителя и единоличного исполнительного органа осуществляется различными субъектами. Акционерному обществу - должнику в соответствии с п. 4 ст. 69 ФЗ о банкротстве предоставлено право выдвинуть кандидатуру исполняющего обязанности руководителя в осуществляемой судом процедуре его назначения, однако орган управления должника, полномочный такую кандидатуру выдвинуть, не конкретизирован. Применить положения ФЗ об АО и устава общества, посвященные образованию единоличного исполнительного органа, к выдвижению кандидатуры исполняющего обязанности руководителя не всегда возможно: если избрание единоличного исполнительного органа отнесено к компетенции общего собрания акционеров, то сроки проведения судебной процедуры назначения будут скорее всего короче, чем сроки созыва и проведения общего собрания акционеров. Наиболее подходящим органом управления, к чьей компетенции должно быть отнесено выдвижение кандидатуры исполняющего обязанности руководителя общества-должника, является совет директоров (наблюдательный совет). Акционерные общества могут предусмотреть в уставе соответствующие положения для случая введения процедур банкротства.

Во-вторых, упоминание в п. 3 ст. 69 ФЗ о банкротстве периода, на который судом назначается выдвигаемая кандидатура, - периода проведения наблюдения позволяет предположить, что полномочия такого исполняющего обязанности руководителя ограничиваются периодом проведения той процедуры банкротства, в которой руководитель должника был отстранен от должности, а не установленным локальными нормативными актами должника сроком полномочий единоличного исполнительного органа.

На стадиях временного наблюдения и финансового оздоровления арбитражный суд выносит решение именно об отстранении от должности руководителя организации-должника, а не о прекращении полномочий и увольнении. Руководитель организации должен считаться отстраненным от работы в порядке ст. 76 ТК РФ. Данный механизм позволяет максимально соблюсти интересы участвующих в этих отношениях сторон.

Отстранение руководителя позволяет, с одной стороны, осуществлять арбитражному управляющему возложенные на него функции без какого-либо противодействия со стороны единоличного исполнительного органа организации-должника. С другой стороны, работодателю предоставляется право выбора: уволить руководителя (все-таки он совершил правонарушения, установленные арбитражным судом) по п. 1 ст. 278 ТК РФ либо лишь на некоторый период отстранить его. Ведь руководитель, нарушая закон, мог преследовать интересы лица, контролирующего в данный момент акционерное общество и обладающего возможностью принимать решение о назначении на должность или прекращении полномочий руководителя общества. Ситуации, когда интересы общества-работодателя и его акционеров противоречат интересам кредиторов и органов антикризисного управления, достаточно распространены, поскольку поднимают вопрос об оперативном управлении обществом.

В-третьих, оставлен открытым вопрос досрочного прекращения полномочий исполняющего обязанности руководителя должника.

ФЗ о банкротстве предусматривает возможность отстранения в судебном порядке исполняющего обязанности руководителя должника в случае нарушения им требований ФЗ о банкротстве по ходатайству временного управляющего (п. 5 ст. 69). О возможности прекращения полномочий исполняющего обязанности руководителя должника по иным основаниям Закон умалчивает.

Если в период исполнения обязанностей руководителя лицом, утвержденным решением арбитражного суда, уполномоченный орган управления акционерного общества выносит решение о досрочном прекращении полномочий исполняющего обязанности руководителя должника и расторжении трудового договора в порядке п. 2 ст. 278 ТК РФ и назначении другого лица на должность руководителя, возникает вопрос, насколько такое решение правомочно.

На первый взгляд данные правоотношения регулируются специальными нормами ФЗ о банкротстве, которые устанавливают особый порядок реализации прав, исполнения обязанностей и накладывают определенные ограничения, а значит, при конкуренции с общими нормами ФЗ об АО, регулирующими порядок назначения единоличного исполнительного органа, действуют специальные нормы ФЗ о банкротстве. К тому же решение органа управления акционерного общества "не может отменять решение судебного органа, обязательного для исполнения и действующего на всей территории РФ" <4>. Такой подход находит свое отражение на практике, и уволенное лицо, исполняющее обязанности руководителя должника, в порядке разрешения трудового спора восстанавливается в должности решением суда общей юрисдикции, в то время как его деятельность в таком качестве не соответствует интересам акционерного общества.

<4> Решение Туймазинского районного суда Республики Башкортостан от 6 апреля 2004 г. о восстановлении в должности исполняющего обязанности генерального директора.

Представляется более обоснованной точка зрения, в соответствии с которой органы управления общества сохраняют полномочия по принятию подобных решений в рассматриваемых условиях. В данном случае следует различать два механизма прекращения с руководителем трудового договора. Конкуренции общей и специальной норм здесь нет, поскольку нормы ФЗ о банкротстве устанавливают не особый, а дополнительный порядок отстранения от должности руководителя. Каждый механизм имеет свой круг лиц, имеющих право ходатайствовать о принятии такого решения; четкий перечень лиц, уполномоченных на принятие решения; основания для принятия решения; строго определенный порядок действий. Направленностью на защиту прав и интересов различных групп лиц отличаются и цели расторжения трудового договора: кредиторов, арбитражных управляющих, предоставивших обеспечение лиц (при отстранении), или собственника организации (при увольнении по п. 2 ст. 278 ТК РФ). Различны основания для увольнения в соответствии с ТК РФ: решение арбитражного суда является основанием для увольнения руководителя по п. 1 ст. 278 ТК РФ, а решение уполномоченного органа управления организации - по п. 2 ст. 278 ТК РФ.

В то же время компетенция органов управления акционерного общества - должника, в отношении которого введена процедура наблюдения или финансового оздоровления, не ограничена в части принятия решения об избрании единоличного исполнительного органа, и тем самым указанные органы вправе принять решение о прекращении полномочий отстраненного от должности единоличного исполняющего органа и избрании нового, что неизбежно повлечет за собой и прекращение полномочий исполняющего обязанности руководителя должника. Органы управления акционерного общества - должника могут избрать единоличным исполнительным органом и лицо, назначенное судом исполняющим обязанности руководителя должника.

Переизбрание единоличного исполнительного органа не должно ущемлять интересы кредиторов; избрание органами управления должника отстраненного руководителя на новый срок должно расцениваться как злоупотребление правом.

Назначение арбитражным судом исполняющего обязанности руководителя должника можно признать частным случаем образования временного единоличного исполнительного органа, что позволяет применять к нему положения устава общества, посвященные временному единоличному исполнительному органу - в частности ограничению его компетенции по сравнению с полномочиями единоличного исполнительного органа (ст. 69 ФЗ об АО).

Чтобы исключить коллизии, связанные с определением статуса исполняющего обязанности руководителя должника, необходимо внести в ст. 69 ФЗ о банкротстве изменения, уточняющие правовой статус исполняющего обязанности руководителя должника как временного единоличного исполнительного органа, создаваемого арбитражным судом по ходатайству временного управляющего или иных управомоченных лиц на период проведения наблюдения или финансового оздоровления, а также конкретизировать перечень нарушений, которые могут быть основанием для отстранения от должности руководителя должника.

Введение внешнего управления влечет прекращение полномочий руководителя должника; переход полномочий руководителя должника и иных органов управления к внешнему управляющему, за исключением полномочий по принятию отдельных решений, например об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных обыкновенных акций, о замещении активов должника, об избрании представителя учредителей (участников) должника (ст. 94 ФЗ о банкротстве).

Внешний управляющий вправе издать приказ об увольнении или предложить руководителю должника перейти на другую работу. Увольнение в данном случае должно производиться по п. 14 ст. 81 ТК РФ со ссылкой на ст. 94 ФЗ о банкротстве. Предусматривается также дополнительная гарантия для руководителя должника в виде возможности перевода на другую работу в порядке и на условиях, которые установлены трудовым законодательством.

В соответствии со ст. 281 ТК РФ на членов коллегиальных исполнительных органов управления акционерного общества, заключивших трудовой договор, могут распространяться особенности регулирования труда, установленные гл. 43 ТК РФ для руководителей (единоличного исполнительного органа). Таким образом, вопрос о прекращении трудовых отношений с членами коллегиального исполнительного органа должника решается так же, как и в случае с единоличным исполнительным органом.

Основные полномочия по управлению должником осуществляются внешним управляющим в рамках ФЗ о банкротстве и плана внешнего управления, утверждаемого собранием кредиторов (ст. 106 ФЗ о банкротстве). Некоторые сделки нуждаются в одобрении органов, выражающих интересы кредиторов, например крупные сделки и сделки с заинтересованностью (ст. 101 ФЗ о банкротстве); органам управления должника оставлены лишь возможности привлекать денежные средства для расчетов с кредиторами, например путем дополнительной эмиссии, замещения активов.

Одним из полномочий, которые остаются у органов управления должника, является избрание представителя участников (акционеров) должника. ФЗ о банкротстве определяет представителя участников должника как председателя совета директоров или иного аналогичного коллегиального органа управления должника, либо лицо, избранное советом директоров или иным аналогичным коллегиальным органом управления должника, либо лицо, избранное участниками должника для представления их законных интересов при проведении процедур банкротства (ст. 2). То есть фактически избрание такого представителя оставлено на усмотрение самого акционерного общества - должника. Поскольку его волю формируют и изъявляют его органы, то встает вопрос: к компетенции какого из органов относится принятие такого решения?

Предполагается разумным избрание представителя акционеров общим собранием акционеров. Однако его компетенция сформулирована как исключительная (ст. 48 ФЗ об АО), и решение данного вопроса в нее не входит. Кроме того, при большом количестве акционеров подготовка и проведение общего собрания акционеров является трудоемким, длительным и недешевым процессом, затраты на проведение которого во внешнем управлении возмещаются только в том случае, если это предусмотрено планом внешнего управления (ст. 94 ФЗ о банкротстве). Органом управления, к компетенции которого целесообразно отнести уставом общества решение данного вопроса, является совет директоров общества.

Итак, во внешнем управлении сохраняются полномочия по принятию решений, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров и совета директоров. Поскольку совет директоров является ежегодно избираемым органом, а внешнее управление может длиться максимум два года, возникает вопрос: к компетенции какого органа относится формирование совета директоров общества-должника?

В перечень полномочий, остающихся у органов управления должника, не включено формирование совета директоров должника, тем самым эти полномочия переходят к внешнему управляющему, что не соответствует задачам обеспечения интересов акционеров во внешнем управлении. Ведь сохранение определенной компетенции органов управления должника в отношении имущества должника направлено на предотвращение злоупотреблений со стороны управляющего, имеющих целью передачу управления (права собственности) имуществом должника иным заинтересованным лицам <5>.

<5> См.: Кавелина Н.Ю. Распоряжение имуществом должника в процедуре внешнего управления // Закон. 2005. N 11. С. 55.

Представляется, что вопросы формирования совета директоров акционерного общества - должника должны оставаться в компетенции общего собрания акционеров должника. Кандидаты в совет директоров выдвигаются акционерами, а если представленных кандидатур недостаточно - то внешним управляющим, к которому перешли соответствующие полномочия совета директоров (п. п. 1, 7 ст. 53 ФЗ об АО).

Рассматривая вопросы управления должником в реабилитационных процедурах банкротства, необходимо затронуть и сохраняющиеся права акционеров должника.

Несмотря на то, что законодательство о банкротстве прямо не предусматривает ограничение прав акционеров общества-должника, акционер теряет некоторые свои права в силу ограничения компетенции органов управления должника.

Так, акционер частично сохраняет право на участие в управлении обществом - в пределах оставшихся полномочий общего собрания акционеров. Право на дивиденды в процессе банкротства отсутствует как в силу запрета обществу принимать такое решение, так и в силу запрета выплачивать объявленные дивиденды (ст. 43 ФЗ об АО). Однако если при принятии решения о выплате дивидендов отсутствовали обстоятельства, препятствующие его вынесению, а к наступлению срока выплаты дивидендов такие обстоятельства возникли, то приостановление их выплаты не лишает акционеров права на получение объявленных дивидендов после прекращения действия этих обстоятельств. После прекращения (устранения) таких обстоятельств общество обязано выплатить акционерам объявленные дивиденды в разумный срок. Иначе акционер вправе обратиться в суд с иском о взыскании дивидендов с начислением на причитающуюся ему сумму процентов за просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ) за период со дня, когда наступила обязанность общества выплатить их (после устранения причин, препятствовавших выплате), до дня погашения задолженности (п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 <6>).

<6> Постановление Пленума ВАС РФ "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" // Вестник ВАС РФ. 2004. N 1.

Право на получение ликвидационной квоты специально не ограничивается, но если ликвидация общества происходит в процессе банкротства, то шанса на получение ликвидационной квоты у акционера практически нет, поскольку расчеты с акционерами происходят после завершения расчетов с кредиторами (ст. 23 ФЗ об АО).

Среди специальных прав акционера общества, находящегося под внешним управлением, следует отметить право погасить задолженность общества перед кредиторами (ст. 113 ФЗ о банкротстве) путем предоставления обществу беспроцентного займа для прекращения производства по делу о банкротстве (ст. 57 ФЗ о банкротстве).

В заключение можно отметить, что в процессе банкротства акционеры лишаются возможности получения прибыли от деятельности акционерного общества, однако сохраняют полномочия, позволяющие принимать решения, направленные на предотвращение признания общества банкротом.