Мудрый Юрист

О времени предоставления жилого помещения при увольнении с военной службы

А.А. Абрамов, помощник начальника Военной академии войсковой ПВО Вооруженных Сил Российской Федерации по правовой работе - начальник юридической службы, подполковник юстиции.

В соответствии с п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие - граждане Российской Федерации, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном п. 14 ст. 15 вышеназванного Федерального закона.

Военнослужащим - гражданам Российской Федерации, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, подлежащим увольнению с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, в последний год военной службы Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) по желанию военнослужащего выдается государственный жилищный сертификат для приобретения жилого помещения на семью в избранном после увольнения с военной службы месте жительства в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

В правоприменительной практике часто возникают вопросы, связанные с понятием "предоставление жилого помещения", так как именно оно определяет возможную дату увольнения военнослужащего с военной службы.

Актуальность настоящей статьи обусловлена отсутствием сложившейся судебной практики по указанному вопросу. На мой взгляд, это связано в первую очередь с тем, что предоставление жилого помещения - это комплекс правовых норм, входящих в правовой институт найма жилого помещения. Однако они не являются его синонимом, а лишь его составной частью.

В Толковом словаре русского языка под редакцией Ушакова слово "предоставление" рассматривается как действие, направленное на что-либо.

Применительно к теме нашей статьи - это действия, направленные на получение жилого помещения.

В целях правильного применения понятий в правовых актах часто дается понятийный аппарат. Так, например, Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ дает определение понятия, используемого в законе, - "предоставление информации" как действия, направленного на получение информации определенным кругом лиц или передачу информации определенному кругу лиц.

Однако в отличие от других правовых актов в жилищном законодательстве данное понятие не раскрывается, в связи с чем может быть дано лишь при уяснении содержания комплекса правовых норм, раскрывающих данное понятие путем сопоставления с другими нормами и установления между ними связи, т.е. систематическом толковании.

Правовые нормы, регулирующие предоставление жилых помещений, входят в состав института найма жилого помещения и содержатся в разд. III Жилищного кодекса Российской Федерации "Жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма".

Так, ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ), определяющая порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, рассматривает предоставление в первую очередь как принятие решения о предоставлении жилого помещения уполномоченным на то органом: органом местного самоуправления (решения жилищной комиссии - для военнослужащего).

Пункты 4 и 5 ст. 57 ЖК РФ лишь устанавливают требования к принятому решению - оно должно быть законным, т.е. принято с соблюдением требований жилищного законодательства, а также то, что предоставленное помещение должно находиться по месту жительства граждан (в черте соответствующего населенного пункта) и его общая площадь на одного человека должна быть не менее нормы предоставления. При соблюдении указанных оснований принятое решение является основанием для заключения договора социального найма.

Глава 8 разд. III ЖК РФ определяет порядок пользования жилым помещением, предоставляемым по договору социального найма. В силу п. 7 Правил пользования жилыми помещениями, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 января 2006 г. N 25, право пользования жилым помещением по договору социального найма жилого помещения возникает на основании договора, заключенного (в письменной форме) в соответствии с Типовым договором социального найма жилого помещения, утвержденным Правительством Российской Федерации.

Таким образом, правовой институт найма жилого помещения состоит из комплекса правовых норм, регулирующих правоотношения, возникающие при предоставлении жилого помещения по договору найма жилого помещения и пользовании им.

Для правильного определения правовой природы понятия "предоставление жилого помещения" обратимся к истории и теории рассматриваемых правовых норм.

По ранее действовавшему законодательству основанием для заселения жилого помещения по договору социального найма являлся ордер на жилое помещение (ст. 21 Закона Российской Федерации "Об основах федеральной жилищной политики"). Ордер на жилое помещение выдавался в качестве правового основания для вселения в жилое помещение по договору найма (ст. 13 Закона). Из этого следовало, что применительно к жилищным отношениям в сфере социального найма ордер на жилое помещение и договор социального найма жилого помещения находились в тесном, неразрывном единстве и взаимодействии. Порядок выдачи ордера определялся в ЖК РСФСР (ст. 47). На основании решения о предоставлении жилого помещения в доме государственного, муниципального или общественного жилищного фонда соответствующий орган местной администрации выдавал гражданину ордер <1>.

<1> Кудашкин А.В. Жилищное обеспечение военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. М., 2005.

Действительно, гл. 1 ЖК РСФСР, определяющая порядок предоставления жилых помещений в домах государственного и общественного жилищного фонда, включала в себя и правовые нормы, связанные с выдачей ордера. И лишь ордер, выданный гражданину, служил основанием для заключения с ним договора найма. Порядок пользования жилыми помещениями в домах государственного и общественного жилищного фонда устанавливался гл. 2 ЖК РСФСР.

Таким образом, для правильного применения п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" необходимо разграничивать правовые нормы, определяющие предоставление жилых помещений по договору найма, и сам наем жилого помещения. Поэтому основанием для представления к увольнению военнослужащего, по мнению автора, является не заключение с ним договора социального найма, а законно принятое решение жилищной комиссии части, утвержденное уполномоченными лицами, о предоставлении жилого помещения (до 1 марта 2005 г. - получение ордера на жилое помещение). Именно такой подход закреплен в методических рекомендациях ГУКа по оформлению представлений к увольнению военнослужащих с военной службы, в которых указывается адрес предоставляемого жилого помещения, но не дата договора социального найма данного жилого помещения.

При указанном подходе не будет затягиваться период увольнения военнослужащего, так как дата заключения договора социального найма во многом зависит от волеизъявления самого военнослужащего.

На взгляд автора, наиболее четко определен юридический факт предоставления военнослужащему жилищного сертификата. Однако и в данном случае возникают вопросы, связанные с определением даты представления военнослужащего к увольнению как обеспеченного жилищным сертификатом.

Из простого грамматического толкования п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" можно уяснить, что военнослужащий, изъявивший желание получить жилищный сертификат в связи с увольнением его с военной службы по достижении им предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, не может быть уволен без его предоставления. Однако в судебной практике встречаются решения, когда военнослужащие, уволенные с военной службы, после получения жилищного сертификата восстанавливались на военной службе по причине его нереализации, т.е. неприобретения жилья в натуре.

Считаю, что в данном случае необходимо исходить из следующего: