Мудрый Юрист

Правовое регулирование имущественных отношений супругов

Залугин С.В., федеральный судья, соискатель Российской академии правосудия.

Реформы, реализуемые последние два десятилетия в России в экономической, политической, общественной сферах, не могли отразиться и на семейно-брачных правоотношениях. Семейный кодекс РФ, введенный в действие 1 марта 1996 г., внес существенные изменения в ранее действовавшее законодательство о браке и семье.

В современных условиях развития рыночных отношений в России ощущается большая потребность общества в обеспечении устойчивых гарантий защиты своих имущественных прав, возникающих в семье, что в конечном счете должно благоприятно отразиться на стабильности имущественных отношений, а следовательно, и личных неимущественных отношений между супругами, родителями и детьми.

В связи с этим особую актуальность приобретает определение понятия "имущество" в контексте гражданско-правового понятия "собственность".

Семейный кодекс РФ не может существовать в отрыве от гражданского законодательства. Тем более круг объектов права собственности граждан значительно расширился. В настоящее время объектами права общей собственности супругов могут быть имущественные комплексы в сфере производства товаров, фермерские хозяйства, земельные участки по выращиванию овощей, фруктов, выпаса скота, организации бытового обслуживания, торговли, ценные бумаги, доли в уставном капитале хозяйственных товариществ и обществ, паенакопления в производственных кооперативах и многое другое.

Следовательно, прежде чем коснуться основной темы, т.е. правового регулирования имущественных отношений супругов, нам необходимо проследить путь познания термина "имущество" в его лучшем юридическом понимании "собственность".

Таким образом, "собственность" в общефилософском смысле на протяжении многих веков рассматривалась в призме "факта человеческой жизни", которую гражданин проживает "на приобретение средств к жизни", т.е. собственности, и даже "творчество современного поэта возможно только при наличии некоторой собственности" <1>.

<1> Эрн В.Ф. Христианское отношение к собственности. М., 1906. С. 4.

Термин "собственность" употребляется в различных значениях. Например, в древнейший период собственность обозначалась как "моя вещь", "наша вещь" <2>, а в русском праве собственность обозначалась выражениями "впрок", "навеки" и подчеркивала принадлежность физическому или юридическому лицу <3>.

<2> Скрипилев Е.А. Основы римского права. М., 2000. С. 135.
<3> См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 496.

С нашей стороны, наиболее значительным было влияние в развитии учения о собственности Г.В. Гегеля, который рассматривал человека как личность в неразрывной связи с принадлежащей ему собственностью, влекущей для него экономическую основу прав и свобод <4>.

<4> См.: Гегель Г.В. Философия права. М., 1990. С. 100.

В современный период развития собственности окончательно утвердилась ее экономическая основа, которую более или менее обстоятельно вывел и описал в юридической литературе Е.А. Суханов <5>. С точки зрения теоретического обоснования своей концепции профессор Е.А. Суханов экономические отношения собственности представляет как "отношения присвоения конкретными лицами определенного имущества (материальных благ), влекущие его отчуждение от всех иных лиц и предоставляющие возможность хозяйственного господства над присвоенным имуществом, соединенную с необходимостью несения бремени его содержания" <6>.

<5> См.: Суханов Е.А. Лекция о праве собственности. М., 1991. С. 10.
<6> См.: Гражданское право России. В 2 т. Т. 1. Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1998. С. 479.

Учение Е.А. Суханова об экономической сущности права собственности поддерживают и такие ученые, как И.Б. Живихина <7>, Б.И. Пугинский <8>, и многие другие. С нашей стороны, отмечаем, что, продолжая исследования указанных выше ученых, философов, экономистов и юристов, об экономической основе права общей собственности высказались профессор А.П. Фоков <9>, профессор Е.А. Чефранова <10>.

<7> См.: Живихина И.Б. Гражданско-правовые проблемы охраны и защиты права собственности. М.: ИГ "Юрист", 2006. С. 35.
<8> См.: Пугинский Б.И. Право собственности в СССР. М., 1989. С. 24 и др.
<9> См.: Фоков А.П. Проблемы права общей собственности (теоретические и практические аспекты). М.: ИГ "Юрист", 2003. С. 24.
<10> См.: Чефранова Е.А. Охрана права совместной собственности супругов. М.: Статут, 2006. С. 208.

Так, Е.А. Чефранова считает, что в соответствии с п. 2 ст. 34 СК РФ общим имуществом супругов является все имущество, нажитое в совместном браке, - это доходы каждого супруга от трудовой, предпринимательской, интеллектуальной и иной не запрещенной законом деятельности.

Полагаем, что мнение Е.А. Чефрановой носит сугубо обобщающий характер, так как судебная практика не всегда и не во всем соглашается с общепринятым в теории мнением об общем характере права общей собственности и, следовательно, равном положении супругов в случае, например, раздела имущества.

Неудивительно, что Верховный Суд РФ, обобщая судебную практику по гражданским делам за второй квартал 2002 г., пришел к выводу о том, что если в договоре указан в качестве собственника только один супруг, органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, должны зарегистрировать право собственности за лицом, указанным в договоре. Другой супруг в случае несогласия имеет право обратиться в суд за защитой своих нарушенных прав совместной общей собственности на приобретенное имущество <11>.

<11> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 12. С. 14.

В то же время, несмотря на то обстоятельство, что, например, в налоговом, земельном, хозяйственном, о ценных бумагах и ином законодательстве нет норм, направленных на охрану и защиту прав и законных интересов супруга, не являющегося участником общества с ограниченной ответственностью, титульным собственником акций акционерного общества или объекта недвижимости, ученый Е.А. Чефранова продолжает настаивать "на презумпции общности супружеского имущества", мотивируя ст. 256 ГК РФ и ст. 34 СК РФ и общей доктриной отечественного семейного права <12>.

<12> См.: Чефранова Е.А. Там же. С. 210.

Опровергая собственную позицию чистоты охраны и защиты "права общей собственности", профессор Е.А. Чефранова ссылается на ученого М.Л. Шелютто <13>, который подтверждает обратное, что общая совместная собственность супругов, не отраженная в таком количестве в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, при недобросовестности одного из супругов воспринимается иными участниками гражданского оборота как его индивидуальная собственность, распоряжение которой осуществляется единственным собственником по своему усмотрению. Ссылка Е.А. Чефрановой на судебную защиту общей собственности <14> при подобных обстоятельствах отражает лишь единичные случаи гражданско-правовой защиты права общей собственности, но никак не тенденцию.

<13> См.: Шелютто М.Л. Оспаривание сделки по распоряжению общим совместным имуществом, нажитым в браке // Комментарий судебной практики. Вып. 11. М.: Юрид. лит., 2005. С. 111 - 112.
<14> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 января 2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 9. С. 4 - 5; Определение Верховного Суда РФ N 4-В05-49 от 17 января 2006 г. // СПС "КонсультантПлюс".

Как показывает региональная практика, в данном случае Ставропольского краевого суда, при рассмотрении гражданских дел по вопросам раздела (выдела) доли из совместной общей собственности не только супругов, но иных категорий физических и юридических лиц суд руководствуется в первую очередь юридически обоснованными доказательствами подобного права на долю в общей собственности, либо документами, прошедшими государственную регистрацию, удостоверенными нотариальным органом, вступившими в законную силу решениями (постановлениями) судебных, следственных и прокурорских органов и т.п. Во вторую очередь суд принимает доказательства, которые носят относимый характер, например наличие юридически зарегистрированного брака, но отсутствие при этом брачного договора, дарственной, свидетельства о праве на наследство. Суд также учитывает мнение сторон, свидетелей и иных участников процесса.

При такой постановке вопроса, ученый Е.А. Чефранова вынуждена признать, что "действующая редакция п. 2 ст. 34 СК РФ при складывающейся правоприменительной практике не может расцениваться иначе, как не отвечающая предъявляемым к закону требованиям четкости и предсказуемости" <15>.

<15> Чефранова Е.А. Там же. С. 214.

Следовательно, при такой разноречивой судебной практике в целях полновесной гражданско-правовой защиты права общей собственности необходимы законодательные изменения, т.е. приведение в соответствие всего комплекса законодательных актов в семейной, налоговой, хозяйственной сферах, в сфере ценных бумаг и т.п. нормам права, касающихся всеобщей охраны собственности каждого человека и гражданина, в данном случае супругов.

С нашей стороны полагаем, было бы вполне логичным п. 2 ст. 34 СК РФ изложить в четкой и определенной редакции о том, что юридически зарегистрированный брак порождает все права и обязанности на общее имущество независимо от его получения или приобретения. Исключая случаи, строго прописанные в законе, а также брачный договор.

Кажется, вполне аргументировано прозвучали научные обоснования нашей концепции об экономической сущности собственности, а в понимании супругов - имущества.

Тем не менее в науке, как и на практике, все больше апеллируют к урегулированию законодательных актов и сближающих норм Семейного кодекса РФ с ГК РФ и иных законодательных актов с целью упрочения имущественных отношений супругов.

Судья Верховного Суда РФ А.И. Зырянов <16> вполне справедливо полагает, что имущество может принадлежать на праве общей собственности двум и более лицам в силу различных обстоятельств: наследования, состояния в браке, образования крестьянского (фермерского) хозяйства, приватизации, совместной покупки вещи, совместной постройки дома, соединения и смешения вещей и т.д.

<16> См.: Зырянов А.И. Брачный договор и общая собственность супругов: проблемы теории и практики множественности лиц в гражданских правоотношениях. М.: Статут, 2006. С. 125.

В своих рассуждениях А.И. Зырянов приходит к выводу о том, что "благодаря брачному договору" супруги могут установить выбранный ими режим имущества и тем самым исключить "различные конфликтные ситуации", о чем свидетельствует судебная практика. Последовательно оперируя ст. 31 СК РФ о равенстве супругов в семье, содержании семьи, автор приходит к мысли о том, что согласно п. 1 ст. 42 СК РФ супруги при жизни могут установить режим совместной собственности на имущество, нажитое до брака, а также имущество, полученное одним из супругов в дар, в порядке наследования или по иному безвозмездному основанию.

Следовательно, полагает А.И. Зырянов, супруги при жизни могут установить режим совместной или долевой собственности, что в будущем будет служить гарантом их благополучия. Помимо этого, указанное допускает определить, какое имущество будет принадлежать одному из супругов имущества без права распоряжения в течение определенного времени, например до совершеннолетия детей, а также разрешит проблему по содержанию нетрудоспособного супруга.

Опираясь на ст. 42 СК РФ, А.И. Зырянов полностью и всецело отдает предпочтение брачному договору, так как складывающаяся судебная практика по разделу спорного имущества супругов до настоящего времени занимает примерно 90% всех бракоразводных дел, связанных со спорами об имуществе, и лишь в основе 10% дел лежит брачный договор, определяющий режим совместной и (или) долевой собственности.

Понятие договорных имущественных отношений между супругами давно известно во многих странах мира, более того, законодательство таких государств подробно регламентирует порядок заключения брачных контрактов, четко определяет правовое положение их участников, основываясь на многолетней договорной практике взаимоотношений супругов.

По мнению В.В. Ананьева <17>, в этом случае "целесообразно закрепить в Семейном кодексе РФ понятие брака как союза мужчины и женщины с целью создания семьи", что позволит избежать правовых коллизий в случаях однополых браков и изменения пола одним из супругов.

<17> См.: Ананьев В.В. Правовое положение имущества супругов по законодательству РФ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006.

Не вдаваясь в дискуссию с В.В. Ананьевым, как практический работник суда прихожу к выводу о том, что надуманные, по нашему мнению, рекомендации по совершенствованию законодательства, в том числе и Семейного кодекса РФ, никоим образом не уменьшат количество судебных споров, связанных не только с разделом имущества, но и иными правами, вытекающими из зарегистрированного брака (брачного договора).

В настоящее время имеется достаточное количество законодательных актов, которые требуют своей корректировки с целью упрочения регулирования имущественных отношений супругов.