Мудрый Юрист

Доверительное управление наследственным имуществом, учреждаемое нотариусом

Рассказова Н.Ю., кандидат юридических наук, зав. кафедрой гражданского права юридического факультета СПбГУ.

Нормы о доверительном управлении наследственным имуществом, как и о доверительном управлении вообще, появились в российском законодательстве недавно. В советские времена, когда право личной собственности граждан было существенно ограничено, по наследству переходило имущество, которое не требовало управления и могло быть сохранено путем принятия более простых мер. Ликвидация этих ограничений заставила законодателя ввести в закон правила о доверительном управлении наследством: они появились сначала в ст. 1026 главы 53 ГК РФ "Доверительное управление имуществом", а позже в третьей части ГК РФ "Наследственное право".

Отношения по доверительному управлению наследственным имуществом возникают в связи с наследованием и подчиняются логике развития наследственного правоотношения. Поэтому нормы главы 53 ГК РФ применяются в отношении управления наследством, если они не противоречат нормам о наследовании или существу отношений по доверительному управлению наследством (п. 2 ст. 1026 ГК РФ). Кроме того, нормы, регулирующие отношения с участием нотариуса - учредителя доверительного управления, являются исключением из общего правила о том, что учредитель должен быть собственником передаваемого в управление имущества (ст. 1014 ГК РФ). Поэтому указанные нормы не могут толковаться расширительно, их содержание не может предполагаться, а к указанным отношениям не может применяться аналогия права или закона.

Нотариальная практика столкнулась со сложностями в толковании норм о доверительном управлении наследственным имуществом и выявила ряд пробелов в законе. В настоящей статье предлагается решение некоторых проблем.

1. Общие положения о доверительном управлении наследственным имуществом

Ключевым для рассматриваемых отношений является понятие "управление имуществом". Уяснение его смысла необходимо для того, чтобы понять, в каких случаях возможно учреждение доверительного управления. Для нотариуса ответ на этот вопрос будет решением проблемы о том, когда он обязан учредить управление по заявлению заинтересованных лиц.

Понятие управления всесторонне проанализировано в литературе как общенаучная категория. Понятие управления собственностью тщательно изучено экономической наукой. В результате выявлен ряд общепризнанных характеристик управления, которые следует отнести и к его разновидности - доверительному управлению имуществом.

Во-первых, управление предполагает не действие, а деятельность, т.е. систематические действия.

Во-вторых, управление - деятельность, "допускающая такую степень свободы воли управляющего, которая соизмерима с его целями, но не нарушает законов управляемой системы" <1>. Речь идет, по сути, о наиболее полной в сложившихся условиях свободе воли лица. Поэтому особенностью договора доверительного управления в сравнении с другими договорами является то, что в его содержание входит осуществление управляющим любых фактических и юридических действий. Эти действия различаются в зависимости от особенностей объекта управления: управление вещами состоит в реализации правомочий владения, пользования, распоряжения; управление кредиторскими правами - в осуществлении этих прав; управление объектами интеллектуальной собственности - в реализации авторских и иных прав и т.д.

<1> Так на основе анализа различных источников определила этот признак управления З.Э. Беневоленская в работе "Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства" (СПб., 2002. С. 31).

В-третьих, управленческая деятельность всегда целенаправленна. Поэтому результат ее оценки в рамках конкретных отношений (в том числе на предмет соответствия закону) должен ставиться в зависимость от цели доверительного управления. Доверительное управление может учреждаться в различных целях, но чаще всего с целью получения доходов от управления имуществом, о чем свидетельствует ст. 1023 ГК РФ: доверительный управляющий получает вознаграждение за счет доходов от использования имущества. Целью же доверительного управления наследством является не приумножение, а сохранение наследственного имущества (п. 2 ст. 1171 ГК РФ). Именно этим определяются обязанности управляющего наследством лица, условия получения им вознаграждения и т.п.

В-четвертых, управление имуществом может осуществляться самим собственником или третьими лицами. Иначе говоря, управление может быть отделено от собственности. Одной из форм такого отделения и является доверительное управление. По общему правилу доверительное управление имуществом учреждается тогда, когда собственник не имеет фактической возможности или не желает самостоятельно управлять своим имуществом. Управление же наследством учреждается и потому, что до момента оформления наследственных прав наследники не имеют юридической возможности управлять перешедшим к ним по наследству имуществом.

Итак, решая вопрос о необходимости заключения договора доверительного управления наследственным имуществом, следует: 1) установить, что сохранение этого имущества невозможно помимо управления им; 2) убедиться, что для сохранения имущества целесообразно заключить именно данный договор, а не договор хранения, охраны, возмездного оказания услуг и т.д.; 3) удостовериться, что до оформления наследственных прав действия, необходимые для сохранения наследства, не могут быть совершены наследниками самостоятельно.

Одним из спорных вопросов доверительного управления наследством является вопрос о том, по чьей инициативе учреждается управление. В п. 2 ст. 1171 ГК РФ указано, что нотариус учреждает управление (принимает иные меры по охране и управлению) наследственным имуществом по заявлению лиц, "действующих в интересах сохранения этого имущества". В ст. 64 Основ законодательства о нотариате <2> указано, что нотариус принимает меры по охране наследства "по сообщениям граждан, юридических лиц либо по своей инициативе... когда это необходимо в интересах наследников, отказополучателей, кредиторов или государства". Если из Основ ясно, что нотариус принимает меры по получении любой информации, свидетельствующей, что эти меры могут быть целесообразны, то формулировка ГК РФ неоднозначна. Основываясь на сравнении ст. 1171 ГК РФ и ст. 64 Основ <3>, многие практикующие нотариусы делают вывод, что интерес в сохранении наследственного имущества, о котором законодатель упоминает в ГК РФ, есть только у лиц, чьи субъективные гражданские права зависят от сохранности наследственной массы (наследники, кредиторы и т.п.). Другие считают, что смысл закона не изменился, поскольку законодатель не сказал, что заявление должно поступить от лица, имеющего интерес в сохранении имущества. Практика не устоялась. Сомнения могут быть разрешены путем официального толкования п. 4 ст. 1171 ГК РФ. Заметим лишь, что отказ законодателя от прежнего подхода к решению проблемы нельзя признать обоснованным с точки зрения содержания публично-правовой функции нотариуса по принятию охранительных мер.

<2> Основы законодательства РФ о нотариате, утв. Постановлением Верховного Совета РФ от 11.02.1993 N 4462-1 (далее - Основы).
<3> Основы, как более ранний акт, применяются в части, не противоречащей ГК РФ.

Имеет ли душеприказчик право на основании п. 2 ст. 1135 ГК РФ ("Если в завещании не предусмотрено иное, исполнитель завещания должен принять необходимые для исполнения завещания меры, в том числе... принять самостоятельно или через нотариуса меры по охране наследства и управлению им в интересах наследников") просить нотариуса заключить договор доверительного управления имуществом? Понятие "управление наследственным имуществом" включает не только доверительное управление им, но и другие необходимые меры. К такому выводу приводит логическое толкование п. 1 ст. 1171 ГК РФ. Порядок учреждения доверительного управления специально регулируется ст. 1173 ГК РФ. Таким образом, ст. 1135 ГК РФ определяет полномочия душеприказчика для всех случаев, кроме урегулированного специальной нормой (ст. 1173). Из ст. 1173 ГК РФ и связанным с ней положением ст. 1126 ГК РФ о том, что при учреждении доверительного управления по основаниям, предусмотренным законом, "права учредителя принадлежат... лицу, указанному в законе", следует однозначный вывод: душеприказчик не имеет права обращаться к нотариусу с требованием об учреждении управления, а при необходимости заключает договор самостоятельно.

Спорным на практике оказался и вопрос о том, возможно ли учреждение управления наследственным имуществом в том случае, если наследники приняли наследство. De lege lata, ответ, безусловно, положительный. Наследник имеет право подать заявление об учреждении управления (ст. 1171 ГК РФ), а подача заявления рассматривается как действие, свидетельствующее о принятии наследства (ст. 1153 ГК РФ). Значит, законодатель исходит из того, что управление осуществляется и в том случае, если наследники приняли наследство. De lege ferenda такое положение следует сохранить, поскольку наследники, принявшие наследство, до момента определения круга наследников и оформления наследственных прав не будут иметь юридической возможности самостоятельно осуществлять управление некоторыми видами наследственного имущества, почему и появляется необходимость в учреждении управления.

2. Участники правоотношений

Учредителем в договоре доверительного управления наследственным имуществом является нотариус (ст. ст. 1173, 1126 ГК РФ). Будучи стороной договора, нотариус заключает его от своего имени. Это положение, по мнению некоторых специалистов, противоречит ст. 47 Основ законодательства о нотариате, в соответствии с которой нотариус не может совершать нотариальные действия от своего имени. Противоречие мнимое. Запрет на осуществление нотариусом нотариальных действий от своего имени не является самоцелью. Он необходим, чтобы соблюсти один из основных принципов нотариальной деятельности - принцип беспристрастности и независимости деятельности нотариуса (ст. 5 Основ). Беспристрастность нотариуса может оказаться под угрозой не тогда, когда он будет действовать от своего имени, но когда будет действовать от своего имени и в своем интересе. Поскольку же при заключении договора доверительного управления нотариус действует лишь ex officio и не имеет собственного гражданско-правового интереса, он не действует "от своего имени" в том смысле, который следует из ст. 47 Основ. Если у нотариуса появляется гражданско-правовой интерес в заключении договора (например, он является одним из наследников), то в соответствии со ст. 47 Основ он должен передать ведение наследственного дела другому нотариусу. Заключение договора доверительного управления нотариусом - один из примеров самостоятельности понятий "от своего имени" и "в своем интересе" <4>.

<4> Сказанное не позволяет согласиться с мнением о том, что договор может быть заключен в интересах нотариуса (Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. М., 2005. С. 225 (автор раздела - О. Шилохвост)).

"В случае, когда наследование осуществляется по завещанию, в котором назначен исполнитель завещания, права учредителя доверительного управления принадлежат исполнителю завещания" (п. 2 ст. 1173 ГК РФ). Как быть, если из завещания следует, что полномочия исполнителя касаются только части наследственного имущества? При ответе, во-первых, следует исходить из принципа приоритета воли наследодателя и, во-вторых, учитывать, что в силу п. 1 ст. 1135 ГК РФ полномочия душеприказчика основываются на завещании. Отсюда следует, что п. 2 ст. 1173 ГК РФ следует толковать ограничительно: права учредителя управления принадлежат исполнителю только в отношении имущества, забота о котором возложена на него завещателем.

Учредителем управления выступает нотариус, действующий в месте нахождения имущества. Нотариус, ведущий наследственное дело (в терминологии ГК РФ - "нотариус по месту открытия наследства"), направляет в порядке, общем для принятия мер по охране и управлению наследством, соответствующее поручение нотариусу по месту нахождения наследственного имущества (п. 5 ст. 1171 ГК РФ).

Доверительным управляющим может выступать любое лицо, кроме учреждения и государственного (муниципального) органа (ст. 1015 ГК РФ).

Если управление наследственным имуществом связано с осуществлением лицензируемой деятельности, договор может быть заключен только с лицом, имеющим соответствующую лицензию <5>.

<5> Перечень лицензируемых видов деятельности см.: Федеральный закон от 08.08.2001 "О лицензировании отдельных видов деятельности".

Для доверительного управления эмиссионными ценными бумагами (к ним относятся акция, облигация и опцион эмитента) по общему правилу требуется лицензия, выдаваемая федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг (ст. 39 Федерального закона "О рынке ценных бумаг") <6>. Но в случае, если доверительное управление связано только с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам, наличие лицензии не требуется (ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг).

<6> Федеральный закон от 22.04.1996 "О рынке ценных бумаг" (далее - Закон о рынке ценных бумаг).

Доверительное управление наследственным имуществом может осуществляться как в качестве предпринимательской деятельности, так и вне ее рамок. В частности, не является предпринимательской деятельностью доверительное управление, осуществляемое гражданином или некоммерческой организацией хоть и за плату, но не систематически. В подобных случаях выступать в качестве доверительного управляющего может и государственный служащий, поскольку ст. 17 ФЗ от 27.07.2004 "О государственной гражданской службе Российской Федерации" содержит запрет на осуществление только предпринимательской деятельности.

Имущество может быть передано в управление нескольким управляющим, с каждым из которых заключается отдельный договор.

От выбора управляющего зависит достижение цели управления. Как уже отмечалось, эта цель не приумножение, а сохранение имущества. Поэтому любое добросовестное лицо, обладающее достаточным умением, годится на эту роль. Конечно, для управления некоторыми видами имущества требуются специальные знания (это касается предприятий и др.). В таких случаях практика ориентируется на фигуры арбитражного управляющего, профессионального участника рынка ценных бумаг и т.п.

Нотариальная практика уже столкнулась с недобросовестным отношением управляющих к обязанностям по договору. Типичной является ситуация с управлением долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Соучредитель или "друг семьи" наследодателя берется за управление долей и, пользуясь неспособностью других наследников разобраться в деле, действует в ущерб их интересам. Кто будет отвечать перед наследниками за упущения в выборе контрагента? Подчеркнем, что речь идет об ответственности не за убытки, возникшие при исполнении договора, а за назначение управляющим лица, заведомо не способного осуществлять данный вид деятельности или недобросовестного управляющего. За выбор отвечает тот, кто его осуществлял. На практике фигуру управляющего обычно указывает лицо, обращающееся с просьбой об учреждении управления. В том случае, если нотариус по просьбе заинтересованных лиц сам подбирает управляющего, он тем не менее обязан получить у них согласие на заключение договора. Это объясняется тем, что нотариус действует в чужом интересе и должен отдавать предпочтение явно выраженному, а не предполагаемому интересу.

На практике не решен вопрос: может ли в качестве доверительного управляющего выступать наследник? Те, кто отвечает на вопрос положительно, ссылаются на известное положение: наследники не обязаны обращаться за принятием мер по управлению имуществом и могут управлять им сами. Те, кто отвечает на вопрос отрицательно, ссылаются на п. 3 ст. 1015 ГК РФ: "Доверительный управляющий не может быть выгодоприобретателем по договору доверительного управления имуществом". Наследник - выгодоприобретатель, пусть и потенциальный, поэтому он не может быть управляющим. Представляется, что правило ст. 1015 ГК РФ не противоречит существу отношений по доверительному управлению наследством и должно к ним применяться. Несоблюдение этого положения может привести к конфликту интересов наследника-управляющего, с одной стороны, и других наследников - с другой. В частности, наследник-управляющий приобретает в отношении наследственного имущества правомочия, которыми не могут обладать другие наследники, в том числе и тогда, когда все они обладают правом общей долевой собственности на наследственное имущество (ст. 1164 ГК РФ). Ту же логику следует применить при ответе на вопрос о том, может ли законный представитель, например мать малолетнего наследника, быть доверительным управляющим. Поскольку действия законного представителя восполняют отсутствие воли малолетнего и выражают его интерес, т.е. интерес выгодоприобретателя, следует признать, что законный представитель наследника не может выступать в роли доверительного управляющего.

Выгодоприобретатель - лицо, в интересах которого учредитель заключает договор доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1012 ГК РФ). Им может быть сам учредитель или третье лицо (п. 1 ст. 1016 ГК РФ).

Именно с фигурой выгодоприобретателя связаны наиболее сложные теоретические и практические проблемы доверительного управления наследственным имуществом. Кто является выгодоприобретателем в договоре: лицо, заявившее об учреждении управления в целях сохранения наследства, или наследники, принявшие наследство на момент учреждения управления, или все наследники, которые будут иметь право на наследство к моменту прекращения договора, или сам нотариус?

Указание в договоре доверительного управления имени (наименования) выгодоприобретателя отнесено ст. 1016 ГК РФ к существенным условиям договора. Очевидно, выгодоприобретателем должен считаться наследник, но очевидно и то, что круг наследников в большинстве случаев не может быть точно определен к моменту заключения договора. Для устранения этого противоречия предлагается при неопределенности состава наследников считать выгодоприобретателем по договору нотариуса-учредителя. О. Шилохвост допускает такое решение со ссылкой на то, что у нотариуса при этом есть интерес, пусть и особый, т.е. интерес публичного лица, выполняющего возложенную на него законом обязанность, но в сохранении имущества <7>. П. Ходырев и Е. Янушкевич предлагают указывать в договоре, что нотариус-выгодоприобретатель действует в интересах наследников <8>. Предложенные решения вызывают возражения.

<7> Шилохвост О. Особенности доверительного управления наследственным имуществом // ЭЖ-Юрист. 2006. N 7. С. 8.
<8> Ходырев П., Янушкевич Е. Доверительное управление наследством // ЭЖ-Юрист. 2005. N 38. С. 3.

Поскольку учредитель-нотариус не имеет собственного гражданско-правового интереса в отношениях по доверительному управлению, он не может рассматриваться в качестве выгодоприобретателя. Этот вывод справедлив во всех случаях независимо от степени определенности круга наследников. Обосновать появление или исчезновение у нотариуса гражданско-правового интереса в зависимости от появления того или иного наследника не представляется возможным. Кроме того, понятие "выгодоприобретатель" введено для целей гражданско-правового регулирования, поэтому и интерес выгодоприобретателя должен иметь гражданско-правовой характер. Сказанное не позволяет согласиться с аргументом О. Шилохвоста. Конструкция "выгодоприобретатель, действующий в интересах третьего лица" тем более неприемлема, поскольку подвергает ревизии понятие выгодоприобретателя (в силу ст. 1012 ГК РФ выгодоприобретателем является лицо, в интересах которого осуществляется доверительное управление), но не обосновывает новое содержание этого понятия. При ближайшем рассмотрении оказывается, что признание за нотариусом статуса выгодоприобретателя ничего не изменит по сути, а потому имеет только один резон - соблюсти требование ст. 1016 ГК РФ об указании в договоре доверительного управления имени выгодоприобретателя. Назвав нотариуса выгодоприобретателем, мы не дадим ему ни прав в отношении имущества, ни прав на доходы от имущества.

Логика наследственных правоотношений подсказывает, что выгодоприобретателем по договору должен быть признан наследник (наследники). Иные лица, заинтересованные в сохранении наследственного имущества, не могут выступать в этом качестве, поскольку, даже имея интерес в сохранении наследственного имущества, они (например, отказополучатели) не имеют прав на него, а потому будет невозможно обосновать и предоставление им прав по договору.

Тот факт, что состав наследников в момент заключения договора, как правило, не определен теоретически, не является препятствием для признания их выгодоприобретателями. В цивилистике нередко используется альтернатива между определенным и определимым. Примеров определимых условий множество. Например, цена в договоре купли-продажи, устанавливаемая в зависимости от валютного курса, не определена, но определима на момент платежа; кредитор по договору займа, оформленному облигацией на предъявителя, не определен, но определим на момент предъявления им требования; в страховании издавна применяются полисы "за счет кого следует" и т.д. В случае с договором доверительного управления наследством возникает та же ситуация: выгодоприобретатели не определены на момент заключения договора, но в любом случае определимы на момент его прекращения. Даже если все наследники по тем или иным причинам не будут иметь права на наследство, имущество как выморочное перейдет к Российской Федерации, которая и займет место выгодоприобретателя в лице соответствующих органов.

Требование о поименном указании выгодоприобретателей в договоре доверительного управления наследственным имуществом нецелесообразно, поскольку состав наследников, принявших наследство, может неоднократно меняться в течение срока действия договора и внесение в него изменений может быть весьма затруднительным, особенно при передаче в управление недвижимости. Представляется, что спорное положение ст. 1016 ГК РФ не должно применяться к отношениям по доверительному управлению наследством, поскольку оно противоречит их существу (п. 2 ст. 1026 ГК РФ). Выгодоприобретателями должны быть признаны все наследники, имеющие право наследования имущества, переданного в доверительное управление.

Например, предприятие завещано сыну и дочери наследодателя. В случае передачи его в управление именно сын и дочь будут являться выгодоприобретателями по договору. Если же предприятие не завещано, выгодоприобретателями будут являться не только сын и дочь, но и другие наследники первой очереди.

Следует подчеркнуть, что участие наследников в договоре в качестве выгодоприобретателей оправданно не только формально, но и по сути, так как обеспечивает защиту их права на наследство. В качестве выгодоприобретателей наследники могут получить права требования к доверительному управляющему (о представлении отчета, о передаче имущества по прекращении договора, при наличии в договоре такого условия).

Справедливости ради отметим, что признание наследников единственными выгодоприобретателями по договору доверительного управления имуществом потребует от законодателя ответа на вопрос о том, как защитить доверительного управляющего на случай, если наследник, принявший наследство, но не выразивший согласия воспользоваться правами из договора доверительного управления, не захочет принять от управляющего имущество по истечении срока договора. Ведь договор был заключен без его, наследника, участия и обязанностей для него породить не может (п. 3 ст. 308 ГК РФ). Нотариус, в свою очередь, не может принять имущество, поскольку срок для совершения им действий по охране и управлению наследством к этому моменту уже истечет (п. 4 ст. 1171 ГК РФ). Возможно, решение проблемы в признании наследников участниками договора на стороне учредителя? Но каким образом ввести наследников в договор, заключенный нотариусом? Признать его законным представителем наследников вряд ли возможно исходя из природы нотариальной функции по совершению охранительных действий. Очевидно, что вопрос о том, в каком качестве наследники участвуют в договоре доверительного управления наследственным имуществом, должен стать предметом тщательной работы законодателя.

3. Договор доверительного управления наследственным имуществом

С учетом положений ст. 1012 ГК РФ договор доверительного управления наследственным имуществом можно определить как договор, в силу которого нотариус, выступая в качестве учредителя управления, передает доверительному управляющему на определенный срок наследственное имущество в доверительное управление, а доверительный управляющий обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах наследников.

Договор доверительного управления заключается в простой письменной форме. Форма договора имеет конститутивное значение (ст. 1017 ГК РФ), а потому при его заключении нельзя ограничиться, например, заявлением предполагаемого доверительного управляющего о согласии принять имущество в управление.

Договор доверительного управления - реальный договор, а потому будет считаться заключенным не ранее, чем нотариус передаст имущество управляющему. Передача осуществляется по общим правилам, факт передачи подтверждается актом или отметкой в договоре.

При передаче в доверительное управление недвижимости применяются специальные правила (ст. ст. 1017, 550, 556, 563 ГК РФ): договор заключается только путем подписания единого документа, передача недвижимости подтверждается составлением акта передачи, передача имущества в доверительное управление подлежит регистрации в порядке, установленном для регистрации перехода права собственности на это имущество, с получением доверительным управляющим свидетельства о государственной регистрации права (п. 2 ст. 1017 ГК РФ).

Различия в процедуре оформления договора, зависящие от вида передаваемого в управление имущества, имеют важные материально-правовые последствия. Если предметом договора является имущество, не относящееся к недвижимости, права доверительного управляющего в отношении этого имущества и его обязанности по договору возникают в момент передачи ему имущества при условии, что существенные условия договора согласованы в письменной форме. Если же предмет договора - недвижимость, то письменное соглашение по существенным условиям и передача имущества означают лишь возникновение обязательственного правоотношения между сторонами договора. Для возникновения прав доверительного управляющего на имущество необходима регистрация передачи имущества.

Уместно вспомнить, о каких правах управляющего идет речь. Управляющему передается не право собственности на вещи <9>, не правомочия собственника (п. 1 ст. 1012 ГК РФ), а право осуществлять эти правомочия <10>. Управляя имуществом, доверительный управляющий будет действовать в отношении третьих лиц от своего имени, как если бы он был собственником. Чтобы устранить возможный конфликт между действиями собственника и доверительного управляющего, имущество, переданное в доверительное управление, считается обремененным в пользу доверительного управляющего. К сожалению, это положение прямо предусмотрено только в отношении недвижимости <11>, однако доктрина распространяет его на любое имущество. Наличие обременения ограничивает собственника в осуществлении его права. В случае с доверительным управлением собственник должен воздерживаться от любых действий в отношении своего имущества, поскольку право осуществлять эти действия передано управляющему. В частности, наследники должны понимать, что до прекращения договора они не смогут владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом в обход доверительного управляющего. Более того, доверительный управляющий наделен правом требовать от каждого, включая наследников, устранения нарушения его прав в отношении имущества (абсолютная защита прав доверительного управляющего в отношении имущества предусмотрена п. 3 ст. 1020 ГК РФ). Описанные правила непривычны для обыденного сознания, поэтому при учреждении доверительного управления наследственным имуществом важно подробно разъяснить их наследникам.

<9> Конечно, в отношении других, помимо вещей, объектов возникает не право собственности, а иное наиболее полное право (кредиторское право требования и т.д.). Однако далее для простоты будет упоминаться только право собственности, как если бы в доверительное управление были переданы только вещи.
<10> См.: Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 2 / Отв. ред. А.Л. Сергеев, Ю.К. Толстой. М., 2003. С. 682 - 683 (автор главы - Н.Д. Егоров).
<11> См. ст. 1 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним": "Ограничения (обременения) - наличие установленных законом или уполномоченными органами в предусмотренном законом порядке условий, запрещений, стесняющих правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества (сервитута, ипотеки, доверительного управления, аренды, ареста имущества и других)".

Договор является ядром группы правоотношений между учредителем, заинтересованными лицами, в том числе выгодоприобретателями, доверительным управляющим и третьими лицами. Содержание же самого договора составляют отношения между доверительным управляющим и учредителем, а также доверительным управляющим и выгодоприобретателями. Ошибкой является включение в договор условий о взаимных обязательствах наследников, их обязанностях перед кредиторами и т.п. Эти условия составляют предмет самостоятельных договоров.

Существенными условиями договора в силу ст. ст. 432, 1016, п. 4 ст. 1020 ГК РФ являются следующие:

  1. юридический предмет договора, т.е. указание на то, что имущество передается именно в доверительное управление;
  2. состав и описание имущества, передаваемого в доверительное управление;
  3. указание выгодоприобретателя, в интересах которого осуществляется управление имуществом;
  4. указание на то, возмездным или безвозмездным является договор;
  5. размер и форма вознаграждения доверительному управляющему, если договором предусмотрена выплата вознаграждения;
  6. срок и порядок предоставления отчета управляющего;
  7. срок действия договора.

Рассмотрим эти условия.

  1. На практике в тексте договоров после преамбулы обычно следует пункт, называемый "Предмет договора". В нем определяется суть отношений, в которые вступают стороны. Грамотное описание предмета договора позволяет не только отграничить его от сходных договорных конструкций, но и определить, насколько договор выбранного типа соответствует целям его участников. В частности, для сохранения наследственного имущества могут заключаться договоры хранения, комиссии и т.п. Чтобы избежать неясности, предмет поименованных в законе договоров целесообразно определять в соответствии с текстом ГК РФ. При отсутствии специальных указаний управляющий может совершать в отношении имущества любые действия, которые мог бы совершить собственник, а в отношении недвижимости - любые действия, кроме актов распоряжения недвижимым имуществом (п. 1 ст. 1020 ГК РФ). В качестве дополнительного условия в договоре может быть указано иное.
  2. Описание передаваемого в управление имущества осуществляется по общим правилам таким образом, чтобы имущество можно было идентифицировать.

При передаче в управление доли наследодателя в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в договоре следует указать размер доли. Размер доли определяется в процентах или в виде дроби и соответствует соотношению номинальной стоимости доли и уставного капитала общества (ст. 14 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью").

При передаче в управление предприятия по аналогии применяются правила ст. 563 ГК РФ "Передача предприятия". Передаточный акт составляется с учетом данных инвентаризации <12>.

<12> Статья 12 Федерального закона "О бухгалтерском учете" с изменениями.

Передаваемые в управление документарные ценные бумаги описываются по внешним признакам, указанным на самой бумаге, а для эмиссионных бумаг - на их сертификатах (если сертификаты переданы на хранение в депозитарий, то по записям и по счетам депо в депозитарии), а бездокументарные бумаги описываются по данным держателя реестра или депозитария <13>.

<13> См. ст. 28 Федерального закона "О рынке ценных бумаг".

Необходимую информацию нотариусу должны представить соответствующие организации и юридические лица (ст. 15 Основ).

Следует подчеркнуть, что деньги могут быть самостоятельным объектом доверительного управления только в случаях, предусмотренных законом. Для денежных накоплений граждан такие случаи не предусмотрены. Входящие в состав наследства наличные деньги обычно передаются на хранение в банк (ст. 921 ГК РФ) или принимаются на хранение самим нотариусом, денежные же средства на банковских счетах не требуют принятия специальных мер по управлению ими.

  1. Учитывая отсутствие в законе ясности по поводу состава выгодоприобретателей в договоре доверительного управления, нельзя дать точные рекомендации по этому поводу. Представляется, что формулировка "выгодоприобретателем является любой наследник, принявший наследство" не противоречит закону. Чтобы упростить отношения, нотариусы иногда указывают в договоре одного выгодоприобретателя - наследника, по заявлению которого учреждено управление, или выбранного по соглашению между наследниками. В случае передачи в управление недвижимости указание конкретного выгодоприобретателя иногда появляется в договоре по требованию регистрирующих органов при регистрации передачи имущества. В подобных случаях возникает противоречие между условием договора и требованием закона. Переданное в доверительное управление имущество является общим имуществом наследников (ст. 1164 ГК РФ), они имеют права на него соразмерно принадлежащей каждому доле наследства, и управление учреждается для защиты их общих интересов. Любые действия в отношении этого имущества совершаются по их совместному решению, они совместно несут расходы, связанные с управлением имуществом (ст. ст. 246, 247, 249 ГК РФ). Лишение кого-либо из наследников статуса выгодоприобретателя не снимает с него обязанностей собственника, но ставит в неравное положение по сравнению с другими наследниками. Следует признать, что в любом случае выгодоприобретателями по договору являются все наследники. По соглашению между наследниками один из них может быть уполномочен действовать от их имени.
  2. Договор доверительного управления может быть возмездным или безвозмездным. В отношении этого договора не применяется презумпция возмездности договора (ст. 423 ГК РФ), так как п. 1 ст. 1016 ГК РФ относит размер и форму вознаграждения управляющего к его существенным условиям <14>. В отсутствии презумпции прямое указание в договоре на то, является он возмездным или нет, следует отнести к существенным условиям договора.
<14> Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 2 / Отв. ред. А.Л. Сергеев, Ю.К. Толстой. М., 2003. С. 683 (автор главы - Н.Д. Егоров).
  1. Форма вознаграждения управляющего может быть денежной и натуральной, соответственно, размер вознаграждения может определяться в денежных и иных единицах. Это объясняется тем, что по общему правилу обусловленное вознаграждение уплачивается управляющему за счет доходов от имущества (ст. 1023 ГК РФ), а они могут иметь разную форму. Следует подчеркнуть, что правило ст. 1023 не применяется к договору доверительного управления наследственным имуществом, так как его целью является сохранение имущества. Поэтому стороны могут обусловить выплату вознаграждения управляющему независимо от того, принесет ли имущество доходы. Уплата вознаграждения управляющему, так же как и компенсация его расходов, связанных с управлением имуществом, осуществляется в общем порядке (ст. 1174 ГК РФ).

Размер вознаграждения по договору доверительного управления наследственным имуществом ограничен и не может превышать 3 процентов оценочной стоимости наследственного имущества, определяемой в соответствии с п. 1 ст. 1172 ГК РФ <15>.

<15> Постановление Правительства РФ от 27 мая 2002 г. N 350 "Об утверждении предельного размера вознаграждения по договору хранения наследственного имущества и договору доверительного управления наследственным имуществом" // СЗ РФ. 2002. N 22.
  1. Отчет управляющего позволяет оценить соответствие его деятельности условиям договора и установить стоимость и состав имущества на момент прекращения договора. Устанавливая порядок представления управляющим отчета, целесообразно ориентироваться на правила бухгалтерской отчетности <16>. В силу закона отчет представляется учредителю и выгодоприобретателю. В силу неопределенности состава выгодоприобретателей в договоре можно предусмотреть, что отчет представляется им через нотариуса.
<16> См.: Федеральный закон "О бухгалтерском учете".
  1. Как и другие меры по охране и управлению имуществом, доверительное управление в соответствии с п. 4 ст. 1171 ГК РФ учреждается нотариусом на срок не более 6 месяцев с момента открытия наследства. По истечении указанного срока либо договор должен быть прекращен, либо место учредителя в нем должен занять наследник. Правило п. 2 ст. 1016 ГК РФ ("При отсутствии заявления одной из сторон о прекращении договора по окончании срока его действия он считается продленным на тот же срок и на тех же условиях, какие были предусмотрены договором") не применяется в отношении управления наследственным имуществом, так как п. 4 ст. 1171 ГК РФ устанавливает специальную норму, которая носит императивный характер. Законодатель исходит из предположения, что по истечении 6 месяцев круг наследников определяется, они могут оформить право на наследство и осуществлять управление им самостоятельно.

Однако в некоторых случаях срок для принятия наследства удлиняется (п. п. 2 и 3 ст. 1154 ГК РФ). Можно ли в подобных случаях удлинить срок выполнения нотариусом функций учредителя доверительного управления? Поскольку цель нормы - сохранять имущество до тех пор, пока это не смогут делать сами наследники, следует признать, что срок договора доверительного управления не может превышать срок для принятия наследства, который в каждом конкретном случае будет различным. Однако такой вывод основан на расширительном толковании п. 4 ст. 1171 ГК РФ. Но, как указывалось выше, расширительное толкование правил об учреждении управления нотариусом недопустимо. Как видим, в отношении договора доверительного управления наследственным имуществом закон содержит противоречие. Практики скорее всего махнут рукой на правила толкования и, преследуя утилитарные цели, в соответствующих случаях будут продлевать действия договора до истечения срока для принятия того наследственного имущества, которое передано в управление по данному договору. Нельзя не признать, что подобное положение снижает авторитет закона. Устранить противоречие можно только путем включения в закон указания на возможность продления срока договора доверительного управления наследством соразмерно сроку для принятия этого наследства.

Статье 1171 ГК РФ противоречат п. 7 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" ("До принятия наследником умершего участника общества наследства права умершего участника общества осуществляются, а его обязанности исполняются лицом, указанным в завещании, а при отсутствии такого лица управляющим, назначенным нотариусом") и ст. 1038 ГК РФ ("Осуществление прав и исполнение обязанностей умершего правообладателя до принятия наследником этих прав и обязанностей или до регистрации наследника в качестве индивидуального предпринимателя осуществляются управляющим, назначаемым нотариусом"). Указанные нормы соответствовали действовавшей на момент вступления их в силу ст. 555 ГК РСФСР 1964 г. ("Охрана наследственного имущества продолжается до принятия наследства всеми наследниками, а если оно не принято - до истечения срока, установленного для принятия наследства").

В советские времена, когда в собственности граждан могли находиться только объекты, удовлетворявшие личные потребительские цели, описанный подход был оправдан. Как только наследник вступал во владение имуществом, он мог сам осуществить меры по его охране. Теперь, когда в составе наследства может оказаться любое имущество, законодатель правомерно отказался от жесткой зависимости между сроком осуществления мер по охране и управлению наследством и фактом вступления наследников во владение имуществом. Меры, и в первую очередь по учреждению доверительного управления имуществом, принимаются нотариусом с учетом различных обстоятельств, от которых зависит сохранность наследства до того момента, когда определится круг наследников и они смогут полноценно осуществлять свои права в отношении наследственного имущества. Поскольку ст. 1171 ГК РФ вступила в силу позднее, чем ст. 1038 ГК РФ и ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", последние применяются в части, не противоречащей ст. 1171 ГК РФ.

Помимо существенных условий, в договор доверительного управления наследством целесообразно включать следующие дополнительные условия:

Договор доверительного управления наследственным имуществом прекращается истечением срока. Общие правила о прекращении договора доверительного управления (ст. 1024 ГК РФ) применяются к отношениям по управлению наследством, если они не противоречат сути этих отношений. В частности, договор управления наследственным имуществом не прекращается вследствие смерти гражданина, являющегося выгодоприобретателем, или ликвидации юридического лица (поскольку выморочное наследство приобретается Российской Федерацией). Если в период действия договора полномочия нотариуса прекращаются, права учредителя переходят в установленном порядке нотариусу, принявшему дела (ст. 12 Основ).

Одной из проблем, смущающей практиков, является проблема передачи имущества по окончании действия договора. В силу п. 3 ст. 1024 ГК РФ управляющий имеет право требовать от учредителя управления принятия наследственного имущества, если иное не предусмотрено договором. Понятно, что нотариус желает устраниться от перспективы принятия имущества, а если передача должна осуществляться по истечении 6-месячного срока, указанного в п. 4 ст. 1171 ГК РФ, то и не может принять его. Да и логика наследственных отношений приводит к выводу, что оно должно быть принято самими наследниками. Поэтому в договор целесообразно включить условие о том, что по истечении срока договора имущество передается выгодоприобретателям (или конкретному выгодоприобретателю), а также установить в договоре порядок такой передачи. В случае выморочного наследства имущество должно быть принято Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом <17>. Наличие указанного условия позволит применять к отношениям сторон правила о договоре в пользу третьего лица и расценивать уклонение выгодоприобретателя от принятия имущества как просрочку кредитора (ст. 406 ГК РФ). При этом следует помнить, что действующее законодательство не позволяет принудить наследника воспользоваться правами по договору доверительного управления имуществом, а потому применение в отношении него ст. 406 ГК РФ возможно только в том случае, если такой наследник выразит согласие воспользоваться правами из договора доверительного управления наследственным имуществом.

<17> Пункт 5.30 Постановления Правительства РФ от 27 ноября 2004 г. N 691 "О Федеральном агентстве по управлению федеральным имуществом" // СЗ РФ. 2004. N 48.