Мудрый Юрист

Проблемы правового регулирования представительства гражданского истца в уголовном судопроизводстве России

Неля Башкирева, заместитель председателя Калининградского областного суда, кандидат юридических наук.

Игорь Воскобойник, адъюнкт Калининградского юридического института МВД РФ.

Исследования проблем обеспечения прав и законных интересов гражданского истца в свете действующего уголовно-процессуального закона России обусловлены отсутствием четких научных рекомендаций в данной области и противоречиями уголовно-процессуальных норм, регламентирующих деятельность данного участника уголовного судопроизводства и его представителя. Между тем эффективность осуществления своих функций участниками уголовного судопроизводства зависит от ряда факторов, к которым следует отнести точность определения в законе оснований их появления в деле, а также оптимальность регламентации их процессуального статуса.

Однако, несмотря на становление института представительства гражданского истца на протяжении всего развития уголовного судопроизводства, в рамках действующего уголовно-процессуального закона регламентация участия представителя гражданского истца имеет ряд пробелов. Указанное приводит к тому, что в деятельности следователей, дознавателей, прокуроров и судов возникают ошибки, связанные с реализацией норм, регулирующих деятельность данного участника уголовного процесса <1>. В этой связи остановимся на основных проблемах регламентации института представительства гражданского истца в уголовном судопроизводстве.

<1> См., например: Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2004 г. // СПС.

УПК РФ (гл. 6) относит гражданского истца и его представителя к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Вместе с тем их участие в уголовном процессе нельзя полностью отождествлять с обвинением, так как они, например, не вправе касаться вопросов квалификации преступления. На наш взгляд, более обоснованна точка зрения, согласно которой представитель гражданского истца, как и представляемое им лицо, выполняет функцию поддержания гражданского иска <2>, ибо его деятельность по отношению к обвинению носит опосредованный характер.

Очевидно, что в каждом случае физическое лицо, потерпевшее от преступления и заявившее гражданский иск, является гражданским истцом <3>. Однако не все так однозначно с представителем данного участника уголовного судопроизводства. Не рассматривая проблемы представительства юридических лиц, отметим, что согласно ч. 1 ст. 45 УПК РФ представителями гражданского истца - физического лица могут быть адвокаты. Для ответа на вопрос об объеме смысловой нагрузки, заключенной в словосочетании "могут быть", следует обратить внимание на судебную трактовку данной проблемы. Так, согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, ч. 1 ст. 48 Конституции России, гарантируя право каждому на получение квалифицированной юридической помощи, не уточняет, кем именно она должна быть обеспечена. Из данной посылки следует, что ни право потерпевшего, ни право гражданского истца на получение юридической помощи не могут влечь за собой возникновение у данных участников уголовного процесса обязанности обращаться за юридическими услугами только к адвокатам <4>. Следовательно, по мнению Конституционного Суда, словосочетание "могут быть адвокаты" следует трактовать как альтернативу выбора представителя, что не может исключать участие лица, не являющегося адвокатом, в уголовном процессе в качестве представителя гражданского истца. Таким образом, исходя из принципа прямого действия Конституции России, в качестве представителя гражданского истца должно признаваться любое лицо, о допуске которого ходатайствует гражданский истец.

<2> Туленков П.М. Представительство в советском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1970. С. 47.
<3> Божьев В.П. Условия допуска потерпевшего к участию в предварительном следствии // Предварительное следствие в условиях правовой реформы. Волгоград, 1991. С. 99; Гриненко А.В. Соотношение публичного и частного начал в досудебном уголовном процессе // Правовая наука и реформа юридического образования. Вып. 13. Правовая конфликтология: Теоретические проблемы междисциплинарного юридического исследования. Воронеж, 2002. С. 15 - 16; Демченко Е.В. Участие потерпевшего и его представителя в доказывании: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 115; Тарло Е.Г. Профессиональное представительство в суде: Монография. М.: Известия, 2004. С. 254.
<4> Определение Конституционного Суда РФ от 5 декабря 2003 г. N 447-О по жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданки Ситяевой Г.М. частью первой статьи 45 УПК РФ // СПС.

Не противоречит этим выводам и практика судов общей юрисдикции. Так, Мулинским гарнизонным военным судом К. был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ. В подготовительной части судебного заседания по данному делу потерпевший заявил ходатайство о допуске в качестве его представителя помощника командира войсковой части по правовой работе. Суд данное ходатайство оставил без удовлетворения, сославшись на то, что согласно ст. 45 УПК РФ представителями потерпевшего и гражданского истца могут быть только адвокаты. Данный приговор Военная коллегия Верховного Суда РФ отменила в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, указав на неправильное толкование судом первой инстанции норм ч. 1 ст. 45 УПК РФ <5>.

<5> Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2004 год (23 июня 2005 г.) // СПС.

Вместе с тем представляется, что к лицу, о допуске которого в качестве своего представителя ходатайствует гражданский истец, исходя из смысла ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, все же должны предъявляться определенные требования. Несомненно, что сама сущность деятельности представителя гражданского истца предопределяет его возможность квалифицированно оказывать юридическую помощь представляемому им участнику уголовного процесса. Это, на наш взгляд, требует ответа на закономерный вопрос о том, может ли быть представителем гражданского истца человек, не имеющий возможности профессионально разбираться в вопросах права, и будет ли его допуск в качестве представителя гарантировать право, предусмотренное ч. 1 ст. 48 Конституции РФ.

Имеется большая доля вероятности того, что в данном случае право на получение квалифицированной юридической помощи реализовано не будет.

Согласно ч. 1 ст. 45 УПК РФ, по постановлению мирового судьи в качестве представителя гражданского истца могут быть допущены один из близких родственников гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует гражданский истец. Однако закон не дает ответа о том, в каких стадиях уголовного процесса осуществляется этот допуск. Если считать, что указанные лица допускаются в ходе производства предварительного расследования, то дознаватель или следователь обязаны возбудить соответствующее ходатайство перед мировым судьей, форма которого УПК РФ не предусмотрена. Если законодатель имел в виду судебное разбирательство, то налицо еще большие пробелы в регламентации данной процедуры. В этом случае из приведенной посылки следует, что данное допущение возможно лишь при производстве у мирового судьи, однако в гл. 41 УПК РФ об этом не упоминается. Кроме того, неясно, вследствие чего ограничено право гражданского истца выступать с указанным ходатайством в судах общей юрисдикции.

Говоря о законном представителе гражданского истца, следует отметить, что органы предварительного расследования зачастую испытывают трудности с определением лиц, которых необходимо признавать гражданским истцом. Так, при расследовании уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК РФ, в одних случаях потерпевшим и гражданским истцом признается один из родителей ребенка, в других - сам ребенок. В этой связи Т.Е. Сарсенбаев отмечает, что в качестве гражданского истца может быть признан только законный представитель недееспособного потерпевшего либо его адвокат-представитель <6>.

<6> Сарсенбаев Т.Е. Теория и практика охраны прав и законных интересов беспомощных жертв преступления в досудебном производстве (сравнительно-правовое исследование по материалам Казахстана и России) / Под общ. ред. проф. С.П. Щербы. М.: Юрлитинформ, 2005. С. 325.

Далее следует отметить, что уголовно-процессуальный закон прямо не регламентирует случаи обязательного участия законного представителя и представителя гражданского истца в уголовном деле, поскольку в ч. 2 ст. 45 УПК РФ оговариваются лишь случаи обязательного участия законных представителей и представителей потерпевших. Однако данная норма не может напрямую регулировать указанную область правоотношений в случае, когда гражданский истец не является потерпевшим или когда гражданский истец еще не приобрел статус потерпевшего.

Очевидно, что данный пробел восполняет аналогия закона. Но и при применении нормы ч. 2 ст. 45 УПК РФ по аналогии возникает еще одна проблема. Так, указанная норма, определяя случаи обязательного привлечения к участию в уголовном деле законных представителей или представителей, не раскрывает механизма назначения представителей-адвокатов. Это, в свою, очередь, также является пробелом уголовно-процессуального законодательства <7>.

<7> См. об этом подробно: Особенности предварительного расследования преступлений, осуществляемого с участием адвоката / Леви А.А., Игнатьева М.В., Капица Е.И. М.: Юрлитинформ, 2003. С. 105.

Указанные пробелы в регламентации института представительства в уголовном судопроизводстве России обусловливают внесение изменений и дополнений в УПК РФ. Но при этом, на наш взгляд, особенности деятельности потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя, а также различные функции представителей данных участников уголовного судопроизводства требуют разделения их уголовно-процессуальной регламентации. В связи с этим полагаем целесообразным вместо ст. 45 УПК РФ предусмотреть в законе три самостоятельные статьи, нормами которых соответственно будет регулироваться деятельность представителей гражданского истца, потерпевшего и частного обвинителя.

Восполнить пробелы регламентации деятельности представителей гражданского истца, на наш взгляд, способна следующая редакция ч. 1 ст. 45 УПК РФ "Представитель гражданского истца":

"1. Представитель гражданского истца - лицо, осуществляющее в установленном уголовно-процессуальным законом порядке оказание гражданскому истцу квалифицированной юридической помощи, защиту его прав и законных интересов.

  1. Представителем гражданского истца, являющегося физическим лицом, может быть адвокат либо иное лицо, обладающее процессуальной дееспособностью и имеющее юридическое образование или работающее по юридической специальности. Представителем гражданского истца, являющегося юридическим лицом, может быть адвокат или иное лицо, правомочное в соответствии с Гражданским кодексом РФ представлять его интересы.
  2. Представитель приглашается гражданским истцом или его законным представителем. Представитель вправе осуществлять свою деятельность с момента признания лица гражданским истцом вне зависимости от личного участия в уголовном деле гражданского истца.
  3. Решение о допуске лица в качестве представителя гражданского истца оформляется определением суда или постановлением судьи, органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора. Адвокат допускается в качестве представителя гражданского истца по предъявлении ордера и удостоверения адвоката.
  4. Представитель гражданского лица не вправе представлять интересы других участников уголовного процесса в конкретном уголовном деле.
  5. В случае если установлены достаточные данные, указывающие на то, что гражданский истец не имеет дохода, достаточного для оплаты услуг представителя, органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором или судом в качестве представителя назначается адвокат, а расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.
  6. Для защиты прав и законных интересов гражданских истцов, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители. Законный представитель в данном случае вправе приглашать для гражданского истца представителя в соответствии с ч. 3 настоящей статьи.
  7. Законные представители и представители гражданского истца имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица.
  8. Неявка представителя гражданского истца, участвующего в уголовном деле по приглашению гражданского истца или его законного представителя, не влечет отмену следственных действий, для производства которых вызван гражданский истец. В случае неявки представителя гражданского истца следственное действие производится без представителя. Представитель гражданского истца вправе ознакомиться с протоколами следственных действий, произведенных в его отсутствие, с участием гражданского истца".

Следует также отметить, что реализация предоставленных гражданскому истцу и его представителю прав в рамках действующего УПК в ряде случаев затруднена. Так, п. 3 ч. 4 ст. 44 УПК РФ предоставляет гражданскому истцу право давать объяснения по предъявленному иску, а п. 5 ч. 4 ст. 44 УПК РФ - право давать показания и объяснения в соответствии с принципом национального языка. Согласно ч. 3 ст. 45 УПК РФ, указанными процессуальными правами пользуются законные представители и представители гражданского истца.

Само производство следственных действий, производимых с участием данных участников уголовного процесса, необходимо в целях доказывания характера и размера вреда, причиненного преступлением (п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ). Однако уголовно-процессуальный закон не признает в качестве доказательств ни показаний гражданского истца, ни показаний его представителя (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Затрудняет предварительное расследование по уголовным делам и отсутствие типового бланка протокола допроса представителя гражданского истца.

Изучение материалов уголовных дел показывает, что данное обстоятельство вынуждает лиц, производящих дознание и предварительное следствие, фиксировать показания данных участников уголовного процесса в протоколах допроса свидетеля или потерпевшего, тем самым искусственно придавая им доказательственное значение в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 74 УПК РФ. Данное практическое решение, поддержанное судебной властью <8>, в условиях законодательного пробела служит средством восполнения неполноты закона, но различие в процессуальных функциях названных участников уголовного процесса обусловливает необходимость внесения дополнений в УПК РФ, касающихся представительства гражданского истца.

<8> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" // СПС.

Не отвечает сущности данного института и ситуация, при которой представитель гражданского истца при допросе его в качестве свидетеля сам наделяется правом явиться на допрос с адвокатом (п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ). Доказательством в данном случае следует считать сведения, сообщенные представителем гражданского истца. Но источником доказательства при этом, как справедливо отмечается в юридической литературе, является процессуальная форма, которой в данном случае в УПК РФ не предусмотрено <9>.

<9> Францифоров Ю.В. Противоречия уголовного процесса. М.: Приор-издат, 2006. С. 79 - 82.

На наш взгляд, в целях устранения указанного противоречия ч. 2 ст. 74 УПК РФ необходимо дополнить п. 2.1, указав, что в качестве доказательств допускаются показания гражданского истца и его представителя. Вместе с этим целесообразно дополнить приложения к УПК РФ формой протоколов допроса гражданского истца и его представителя. При этом разработка формы протокола допроса самого гражданского истца и признание его показаний в качестве доказательства обусловлены, по нашему мнению, случаями, при которых гражданский истец не является потерпевшим по уголовному делу.

Менее противоречивой является процедура придания доказательственного значения показаниям гражданского истца и его представителя в ходе судебного разбирательства (ст. 250 УПК РФ), которые в данном случае фиксируются в протоколе судебного заседания (ст. 259 УПК РФ), являющегося, в свою очередь, доказательством (п. 5 ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Вместе с тем гл. 37 УПК РФ не предусматривает в ходе судебного следствия допросов лиц, представляющих законные интересы гражданского истца. Как и на предварительном расследовании, данные участники уголовного судопроизводства допрашиваются в качестве свидетелей.

Таким образом, институт представительства гражданского истца в уголовном судопроизводстве требует в настоящее время более оптимального урегулирования. Приведенные же в данной статье предложения позволят, на наш взгляд, разрешить значительное количество противоречий, имеющихся в уголовно-процессуальном законодательстве, относительно процессуального статуса представителя гражданского истца.