Мудрый Юрист

Право на здоровье как одно из основных прав человека (международно-правовые аспекты)

"Медицинское право", 2009, N 3

В статье подробно анализируются положения ВОЗ, международных конвенций, хартий, пактов, деклараций и договоров, посвященных важнейшей проблеме - обеспечению прав человека на здоровье и жизнь.

Важность права на здоровье постоянно подчеркивается Всемирной организацией здравоохранения: "Без здоровья другие права человека мало значимы" <*>.

<*> UN Doc. A/CONF. 32/8.

Для определения юридического права на здоровье необходимо остановиться на понятии "здоровье". В разных культурах ему придается разный смысл <*>. В Уставе Всемирной организации здравоохранения сказано: "Здоровье - это состояние полного физического, ментального и социального благополучия, а не только отсутствие болезни или несовершенства" <**>. Во всех приведенных определениях указывается здоровье скорее как цель, к которой нужно стремиться, и нет указаний на его юридическое значение или на правило, применимое в различных ситуациях.

<*> Например, Аристотель писал: "Что касается тела, прекрасно его здоровье, то есть возможность пользоваться им без всякой болезни" (Цит. по: Walter P. von Wartburg. A Right to Health? Aspects of Constitutional Law and Administrative Practice, in THE RIGHT TO HEALTH AS A HUMAN RIGHT 112 (Rene-Jean Dupuy, ed., 1979). Древнеиндийская рукопись Аюрведа (что на санскрите значит "наука жизни") гласит: "В этом понятии главное - существующее здоровье, а не только отсутствие болезни. Здоровье касается не только тела, но также и ума и свободы человеческого существа" (V. Ramalingaswani, Ethical Sources, in THE RIGHT TO HEALTH AS A HUMAN RIGHT 138, 141 (Rene-Jean Dupuy ed., 1979).
<**> WORLD HEALTH ORGANIZATION, W.H.O. CONSTITUTION, in BASIC DOCUMENTS OF THE WORLD HEALTH ORGANIZATION (37th ed. 1992); see also UN Doc. A/CONF. 32/8.

Однако и термин "права человека" имеет различные коннотации при употреблении в различных контекстах. В некоторых случаях право человека - это специфическое право, которое может быть осуществлено юридически против вмешательства государства, например свобода слова; в другой ситуации право человека - это юридическое требование в адрес государства с целью получить от него некие преимущества, например право на достаточный уровень питания <*>.

<*> См.: ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. // 993 U.N.T.S. 3.

Право на здоровье трудно представить в качестве предмета индивидуального иска в суде. Его скорее можно представить как предмет универсального, общего иска. Во всяком случае, право человека должно составлять нечто большее, чем моральное требование.

Есть мнение, что это претензия, интерес, необходимость или требование, достижимое с помощью права и которое проистекает из моральных предписаний, необходимых для уважения человеческого достоинства. В этом определении подчеркивается, что право человека - это нечто относительно важное, основанное на моральном, т.е. правильном, поведении. С этой точки зрения здоровье действительно является правом, поскольку имеет непосредственное отношение к достоинству человека, и здоровье - это и необходимость, и интерес.

Но остается вопрос: достижимо ли право на здоровье с помощью права? Установление с помощью права отнюдь не означает установление только через суд.

Источники права человека на здоровье.

В Уставе Организации Объединенных Наций нет упоминаний права на здоровье или иной конкретизации отдельных прав человека <*>.

<*> В преамбуле Устава содержится общее заявление о решимости "вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности".

Однако глава IX "Международное экономическое и социальное сотрудничество" намечает те гарантии прав человека, которые позднее будут развиты в Пакте об экономических, социальных и культурных правах <*>, и все члены ООН обязуются работать для осуществления этих гарантий <**>.

<*> Ст. 55 Устава гласит, что Организация Объединенных Наций "содействует:

a) повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса и развития;

b) разрешению международных проблем в области экономической, социальной, здравоохранения и подобных проблем".

<**> По ст. 56 Устава "все члены Организации обязуются предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией для достижения целей, указанных в статье 55".

В главе X предусмотрено создание Экономического и Социального Совета, который уполномочивается "предпринимать исследования и составлять доклады по международным вопросам в области экономической, социальной, культуры, образования, здравоохранения и подобным вопросам" (ст. 61).

Обратимся теперь к важнейшим документам в области прав человека, которые обычно в совокупности называют "Биллем о правах человека": Всеобщей декларации прав человека, Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах и Международному пакту о гражданских и политических правах.

Всеобщая декларация прав человека <*> не предусматривает право на здоровье как таковое; однако, кроме общего перечисления гражданских и политических прав, Декларация содержит положения о социальных гарантиях <**>. Обратим внимание на то, что п. 1 ст. 25 включает в число необходимых условий "здоровье и благополучие", причем здоровье выступает мерилом жизненного уровня. Таким образом, хотя право на здоровье не провозглашено прямо, оно зафиксировано как специфическая часть права на достойные условия жизни.

<*> Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. G.A. Res. 217, U.N. GOAR 3d Sess. (1948).
<**> В ст. 25 сказано: "1. Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам.
  1. Материнство и младенчество дают право на особое попечение и помощь. Все дети, родившиеся в браке или вне брака, должны пользоваться одинаковой социальной защитой".

В связи с Всеобщей декларацией прав человека следует обратить внимание не только на содержание соответствующего права, но и на правовой статус самой Декларации, которая признана частью международного обычного права.

Право на здоровье прямо предусмотрено в ст. 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах <*>. Обратим внимание на некоторые особенности закрепления права на здоровье в этом документе.

<*> 1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.
  1. Меры, которые должны быть приняты участвующими в настоящем Пакте государствами для полного осуществления этого права, включают мероприятия, необходимые для:

a) обеспечения сокращения мертворождаемости и детской смертности и здорового развития ребенка;

b) улучшения всех аспектов гигиены внешней среды и гигиены труда в промышленности;

c) предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними;

d) создания условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни.

Обязательство, предусмотренное ст. 12, адресовано государствам. Государства обязаны признавать наличие права индивида, гарантируемого государством. Здесь употреблено слово "государства признают", а не "берут на себя" или "обязуются", т.е. обязательство не конструируется государствами, а они лишь признают уже существующее в реальности. Значит, право на здоровье может существовать вне зависимости от признания или непризнания его государством. Правда, здесь невозможно усмотреть универсальность обязательства, так что этого обязательства признавать право на здоровье не существует у государства, не участвующего в Пакте.

Далее, в ст. 12 нет определения здоровья, но его наличие явно связывается с физическим и ментальным благополучием, причем с благополучием высокого стандарта.

Нет в этой статье и точно определенного стандарта того, что должно быть достигнуто. Уровень явно связывается с теми возможностями, которыми располагает каждое отдельное государство, что, конечно, не дает возможности установить и точное содержание самого права.

Пункт 2 ст. 2 Пакта запрещает дискриминацию в предоставлении любых прав <*>. Отдельная статья (ст. 3) утверждает равенство мужчин и женщин <**>. Запрет дискриминации закреплен во всех основополагающих договорах о правах человека: обоих Пактах о правах, Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Конвенции о правах ребенка, так что эта норма уже признана частью обычного международного права прав человека.

<*> "Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются гарантировать, что права, провозглашенные в настоящем Пакте, будут осуществляться без какой бы то ни было дискриминации, как то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства".
<**> "Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми экономическими, социальными и культурными правами, предусмотренными в настоящем Пакте".

Необходимо отметить, что перечисление в п. 2 ст. 1 - это не изложение самого права, а только указание на те области, в которых должны быть предприняты некие усилия для предоставления человеку права на здоровье. Тем не менее это перечисление позволяет определить состав обязательства, лежащего на государстве. Действительно, государство не может напрямую гарантировать предоставление здоровья, оно может лишь предоставить условия для достижения здоровья.

Правовой статус Пакта об экономических, социальных и культурных правах не является однозначным. Он ратифицирован не всеми государствами. Есть мнение о том, что Пакт составляет часть обычного международного права, тогда он должен быть обязательным для всех государств. Однако, если какое-либо государство постоянно отрицало его признание, это государство может считаться постоянно возражающим, и тогда положения Пакта его не связывают. Например, США не ратифицировали Пакт. Однако он был подписан президентом Дж. Картером и передан в Конгресс для ратификации, каковой акт не был осуществлен. Согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., которая составляет часть обычного международного права (ст. 18), до вступления Пакта в силу государство, подписавшее его, обязано воздерживаться от действий, противоречащих его объекту или целям.

Необходимо учесть также, что юридическая сила Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах подкреплена Заключительным документом Венской встречи 1986 г. представителей государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, проведенной во исполнение положений Заключительного акта этого Совещания. В соответствии с Венским документом участники Венской встречи должны "предпринять, в частности, меры к обеспечению эффективного осуществления экономических, социальных и культурных прав и рассмотреть вопрос о присоединении к Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах" <*>.

<*> "Undertook, inter alia, to guarantee the effective exercise of economic, social and cultural rights and to consider acceding to the International Covenant on Economic, Social and Cultural Rights".

Документ Венской встречи 1986 г. не является договором и имеет только рекомендательный характер, поэтому обязательство, содержащееся в нем, можно назвать политическим или отнести его к мягкому праву. Однако необходимо отметить, что формулировка документа однозначно говорит о его связи с Заключительным актом Хельсинкской встречи Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Названный акт, в свою очередь, также не является договором, но моральный авторитет его так высок, что нельзя не признать его обязательной силы.

Международный пакт о гражданских и политических правах <*> не содержит напрямую нормы о праве на здоровье, но в нем немало положений о правах, непосредственно связанных с правом на здоровье, как право на жизнь (ст. 6), на свободу от пыток (ст. 7), на свободу и безопасность личности (ст. 9), на гуманное обращение с заключенными (ст. 10), на свободу мысли, совести и религии (ст. 18) и на свободу искать, получать и распространять информацию (ст. 19).

<*> Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. 999 UNTS 171.

Другие договоры регулируют ряд прав человека, непосредственно соприкасающихся с правом на здоровье. Это Конвенции против геноцида, пыток и военных преступлений.

Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 21 декабря 1965 г. подчеркивает принцип недискриминации и равное право, установленные двумя Пактами, о которых говорилось выше. В ст. 5 Конвенции при перечислении прав, в осуществлении которых недопустима дискриминация, среди экономических, социальных и культурных прав особо отмечено право на здравоохранение, медицинскую помощь, социальное обеспечение и социальное обслуживание. В отличие от Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах в данной Конвенции ссылка на право на здоровье сформулирована в терминах предоставления услуг (здравоохранения).

В дополнение к требованию равноправия Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 г. признает право на охрану здоровья и безопасные условия труда, в том числе по сохранению функции продолжения рода (ст. 11.1.f). В данной Конвенции употреблен термин "охрана здоровья", которого не было в принятых ранее документах. Использование этого термина подразумевает, очевидно, принятие мер к созданию условий, способствующих более высокому уровню здоровья, или, по меньшей мере, устранение помех здоровью. Эта Конвенция также подтверждает, что здравоохранение в отношении женщин может быть особенным в силу материнства, а также предусматривает, что материнство и продолжение рода вообще есть часть права на здоровье.

Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. не ставит специальный акцент на праве на здоровье, но затрагивает его двояко. Во-первых, принципом этой Конвенции является подход "не навреди" при регулировании охраны детей от опасности или ненадлежащего обращения (ст. 6). Во-вторых, при определении содержания права на здоровье должен быть "наилучший учет интересов ребенка" (ст.ст. 3, 18).

Исследование документальных источников права на здоровье как международного права на здоровье было бы неполным без учета трех основных региональных договоров о правах человека.

Африканская хартия о правах человека и народов (Банжулская хартия) от 27 июня 1981 г. <*> предусматривает, что "каждый индивид должен иметь право на достижение возможно лучшего состояния физического и психического здоровья". Данная формула почти полностью повторяет ту, которая заложена в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, однако далее в Хартии на государства-участники возлагается обязательство принимать необходимые меры для охраны здоровья народа и обеспечивать получение медицинской помощи в случае болезни.

<*> African Charter on Human and Peoples Rights (Banjul Charter) (entered into force Oct. 21, 1986). 21 I.L.M. 59 (1981).

Американская конвенция о правах человека от 22 ноября 1969 г. <*> не излагает прямо никакие экономические, социальные или культурные права, но предусматривает, что государства-участники обязаны принять меры к постепенному достижению, через законодательство или иные пригодные меры, полной реализации прав, заложенных в экономических, социальных, образовательных, научных и культурных стандартах, закрепленных в Уставе Организации Американских Государств. Устав ОАГ, в свою очередь, не определяет прямо право на здоровье как право человека. Устав говорит о "праве на материальное благополучие" и на здоровые условия труда <**>, из чего можно вывести существование общего права на здоровье.

<*> American Convention on Human Rights (entered into force July. 18, 1978). 9 I.L.M. 673 (1970).
<**> Charter of the Organization of American States, art. 43 (a) & (b), Apr. 30, 1948, 2 U.S.T. 2394, T.I.A.S. N 2361; amended effective 1970, 21 U.S.T. 607, T.I.A.S. N 6847.

С другой стороны, Дополнительный протокол к Американской конвенции по правам человека в области экономических, социальных и культурных прав (Сан-Сальвадорский протокол) прямо предусматривает в ст. 10 право на здоровье, формулировка которого повторяет ту, что использована в Уставе ВОЗ. Напомним, что эта же формулировка использовалась в Американской декларации прав и обязанностей человека 1948 г. <*>.

<*> Pan-American Union, Final Act of the Ninth Conference of American States, Resolution XXX 38 - 45 (1948).

Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (Европейская конвенция о правах человека) - наиболее знакомый нам договор. В ней в утвердительной форме не закрепляются никакие права <*>. Однако непосредственно связанная с Конвенцией Европейская социальная хартия говорит о мерах, которые должны быть приняты для охраны здоровья <**>; это означает, что право на здоровье - это не просто право на получение медицинского обслуживания, но право на создание всеобъемлющей системы сохранения здоровья.

<*> Кроме права на образование в ст. 2 Протокола N 1 некоторые обязательства накладываются на государства-участники в связи со свободой ассоциаций (ст. 11) и правом на частную жизнь (ст. 8).
<**> European Social Charter, art. 11. Adopted by the Committee of Ministers of the Council of Europe on July 6, 1961.

Таким образом, из проведенного анализа можно сделать вывод, что право на здоровье входит в число прав человека, признанных международным правом. Этому праву человека соответствует обязанность государств принимать активные меры к его осуществлению, что следует из формулы "принимать меры", содержащейся во многих документах. Именно такое толкование принял Комитет по экономическим, социальным и культурным правам <*>.

<*> Committee on Economic, Social and Cultural Rights. Committee Comment on Article 2(1); Comment 3, P10 (1990).

Далее, право на здоровье должно осуществляться в соответствии с ресурсами, имеющимися у государства. Тем не менее население государства вправе требовать охраны права на здоровье именно как одного из прав человека.

Право на здоровье не означает только получение медицинской помощи в случае болезни либо таких медицинских услуг, как санитария или прививки. Оно распространяется на те сферы жизни человека, которые могут создать угрозу здоровью, как условия труда или плохое состояние природной среды.

Кроме того, право на здоровье, как любое право человека, универсально. Принципы недискриминации и равенства требуют универсального применения любых услуг или выгод, предоставляемых в осуществление этого права.

Депутат Государственной Думы ФС РФ,

член Комитета ГД по делам Федерации и

региональной политике

А.В.БЕЛЯКОВ