Мудрый Юрист

XVII всемирный конгресс по медицинскому праву (информация и научный обзор)

"Медицинское право", 2009, N 3

17-21 октября 2008 г. в Пекине (КНР) состоялся XVII Всемирный конгресс по медицинскому праву. Впервые такой грандиозный форум происходил в Азии. Более чем 1100 делегатов из 52 стран приняли в нем участие.

Помимо замечательного китайского гостеприимства, не исчерпавшего своей силы после летней Олимпиады, нас ждали великолепно организованные рабочие заседания и встречи в рамках проводимого здесь обмена мнениями по важнейшим вопросам развития и применения медицинского законодательства.

Обширнейшая программа Конгресса включала в себя как стратегические направления деятельности правозащитников - теоретиков и организаторов правотворческой деятельности на государственном уровне, так и рассмотрение достаточно частных вопросов, касающихся теоретических и/или практических положений отдельных институтов права или конкретных правовых норм и коллизий.

Программа Конгресса насчитывала 48 тем - как пленарных заседаний, так и секционных. Среди наиболее важных следует отметить:

Основные доклады по таким темам, как развитие медико-правовой науки и законодательства, развитие медицинского права в различных государствах и его интеграция в другие науки, проблемы преподавания и становления как самостоятельной отрасли права, подтверждали возросшую значимость организационно-правового обеспечения деятельности медицинских работников. С другой стороны, рассмотрение таких факультативных вопросов, как юридическое обеспечение изготовления и распространения медицинских препаратов, этические и юридические проблемы репродуктивных технологий, телеконсультации, автоматизированная хирургия, вопросы эвтаназии, стандартизация медицинских протоколов, проблемы оплаты услуг неотложной медицинской помощи асоциальным и малообеспеченным слоям общества и масса других важнейших частных вопросов юридического обеспечения проведения медицинских услуг и связанных с ними правоотношений, нашли свое отражение в докладах как ведущих юристов, так и профессиональных работников здравоохранения. Все это показывает, что наряду с глобальными вопросами развития медико-правовой политики на государственном, а в ряде случаев межгосударственном (мировом) уровне все большее значение приобретает профессиональное медицинское экспертное знание и юридический опыт правовой регламентации медицинской деятельности и (до-) судебной практики решения конкретных вопросов между потребителями медицинских услуг и организациями, их оказывающими.

Деловой тон конгрессу задал в своем выступлении Президент WAML профессор Амнон Карми (Amnon Carmi), поздравивший делегатов Конгресса с его началом и пожелавший им успешной и продуктивной работы. Вклад Ассоциации в развитие национальных правовых систем, строящийся на положениях международного права, настолько высок, что оценку этого влияния правоведы видят в принимаемых законодательных актах и судебных прецедентах по конкретным делам в их странах и решениях международных правительственных и межправительственных организаций и международных судов. Наряду с этим цели и задачи, стоявшие перед Ассоциацией, созданной и возглавлявшейся профессором Р. Диркенсом, с учетом изменившегося международного положения и состояния развития права в области здравоохранения требуют нового осмысления и современного звучания. Основной целью для WAML становится теоретизация медицинского права как науки, а также распространение профессиональных медико-юридических знаний и опыта практических достижений в общественное правосознание. Идеи профессора Р.Диркенса реализованы практически в тех рамках, которые стояли в то время перед энтузиастами в 1970 г. (Вашингтон, США, формальное учреждение WAML), и в настоящее время границы правовой природы данных правоотношений требуют новых подходов для решения поставленных временем задач. Как подчеркнул профессор А.Карми, в настоящее время необходимо "изучать, формировать, разрабатывать здравоохранительное право следующего поколения. Выполнение этой задачи следует расценивать не просто как вклад в будущее наших потомков, но как необходимое условие нашего существования сегодня". Этими словами были проникнуты все основные положения его основного доклада. Даже касаясь вопросов научного обоснования введения термина "биолексология", докладчик придает этому термину особую правовую направленность: "Предполагается, что биолексология будет иметь дело с юридическими вопросами, относящимися к сфере здравоохранения людей и человеческих институтов, включая их права, обязательства и полномочия. Биолексология составляет основу систематизированных знаний, которые включают в себя принципы законодательства в соответствующей области. Биолексология, полностью охватывая все источники информации, конвертирует их в формат закона. Она может объединять различные тенденции, направления или идеи, которые могут быть схожи или противоречить друг другу, но все разделяют единые компоненты структуры, языка, законченности и системности" (перевод с диктофонной записи. - Авт.). Заканчивая свой доклад, А.Карми выразил уверенность в том, что достижению поставленных целей должны способствовать ответственность ведущих представителей нынешнего медицинского и юридического сообщества с привлечением общественных и государственных организаций и учреждений в строительстве соответствующих структур (демократических правовых институтов) и создание процедур, формирующих медицинское право завтрашнего дня, эры, которая должна и будет абсолютно иной, новой и заманчивой.

Профессор R.Aguiar-Guevara, Генеральный секретарь Всемирной ассоциации медицинского права, продолжая и развивая в своем основном докладе тему биолексологии, выразил сомнение в необходимости и своевременности введения данного термина в практику употребления относительно медицинского и здравоохранительного права и дальнейшего развития, как соответствующей науки, так и отрасли общественных знаний в своей совокупности о развитии общественных процессов, частью которых являются эти медико-правовые науки. Он обратился к докладу А.Карми на Международном конгрессе (Тулуза, Франция, 2006), где ученый дал определение биолексологии как науки, занимающейся юридическими аспектами здравоохранения и жизнью человека, включая связанные с этим институты, со всеми правами, обязанностями и полномочиями этих структур. Аналогично другим направлениям, биолексология имеет источники построения своего фундамента, создание которого пришло с опытом и развивалось в течение многих поколений. По мнению Aguiar-Guevara Rafael, биолексология - это конгрегация источников, вовлеченных в формирование юридической части, с раскрытием различных тенденций, совмещающих или ограничивающих друг друга, имеющих общую научную структуру и язык, с собственной системой развития.

Докладчик, рассматривая нормативно-правовую базу в сфере здравоохранения стран Латинской Америки, провел разграничение в терминологии медицинского и здравоохранительного права и призвал участников Всемирного конгресса принять трактовку этих определений. Так, под медицинским правом предложено понимать набор правовых норм, этических и моральных представлений, как публичного, так и личного характера, регулирующих профессиональную деятельность медицинских работников, а также взаимоотношения врача и пациента и их последствия, устанавливая тем самым общие принципы медицинской ответственности.

Под здравоохранительным правом докладчик предложил понимать свод правовых норм, этических и моральных воззрений, как общественного, так и личного характера, регулирующих не только деятельность участников медицинского процесса (работников и организаций) в рамках права общества на здравоохранение, но и подпадающих под действие здравоохранительных положений через использование необходимых процедур и всеобщего контроля за распространением заболеваний, без какого-либо ущемления членов общества и преимущественным значением общественного здоровья перед личными интересами.

В любом случае юридическая литература содержит многообразие мнений специалистов-классиков медико-правовой науки по трактовке вышеперечисленных понятий, в том числе бесспорных приоров российской медико-правовой школы (Ю.Д.Сергеев, М.Н.Малеина, А.А.Мохов и др.), а также ряда ведущих современных организаторов здравоохранения. Надо сказать, что еще в 2003 г. на I Всероссийском съезде (Национальном конгрессе) по медицинскому праву профессор Ю.Д.Сергеев предложил комплексное преподавание медицинского права и биоэтики на соответствующих кафедрах медицинских вузов. Такое понимание развития теории медико-правовых знаний позволяет наиболее полно и качественно разграничивать и сопоставлять тенденции взаимодействия общественных и правовых процессов в обществе, разграничивать понятия и разрешать возникающие конфликты, так как медицина в настоящее время не может решить вопросов наступления смерти (т.е. в том числе причинения вреда), а право осудить или оправдать специалиста, участвующего в процессах жизнедеятельности человека, общество реализует при применении действующей правовой нормы, зачастую несправедливо воздействующей на субъекта рассматриваемого правоотношения. Рассматривая данную позицию с точки зрения биоэтической медико-правовой науки, природа этого отношения быть правовой не может, так как действия медицинского специалиста основываются на профессиональном опыте его коллег, собственных умениях и навыках медицинского работника, доли эксперимента, оправданного (субъективно!) риска, медицинской ситуации и т.д. и т.п. (Вышеперечисленные слагаемые не могут быть реально оценены не только нормой права, но и ведущими экспертами медицинской науки, не принимавшими конкретного участия в лечении пациента. - Мнение авторов.)

D.Davies, адвокатские фирмы Davies-korn (Иерусалим, Израиль), в своем докладе затронул ключевые вопросы развития международного опыта применения существующей практики урегулирования споров по вопросам медико-правового регулирования правоотношений в сфере здравоохранения и значения этого опыта для развития медико-правовой науки. Развивая клинические и правовые стандарты, медико-правовая наука должна помочь практикующему врачу избежать возможных клинических ошибок, а пациенту предоставлять оптимальную гарантию решения проблем относительно его здоровья. В своем докладе D. Davies предоставил теоретически обоснованные Руководящие клинические принципы деятельности врачебного персонала. Приводя примеры осуществления правосудия по медицинским делам во Франции, Великобритании и Израиле (в соответствии с израильским прецедентным правом), D.Davies дал правовую оценку отправления правосудия с использованием вышеуказанных Принципов, способствующих стандартизации медицинских услуг, и выразил надежду на их совершенствование и что они способны стать оптимальным инструментом при решении медицинских дел в судебной практике.

Lidija GAJSKI, Загребская университетская медицинская школа (Хорватия), в своем выступлении затронула вопросы формирования рынка медицинских услуг и связанных с его функционированием отношений финансирования медико-биологических, фармацевтических, клинических испытаний. По ее мнению, медицинская наука превращается в маркетинговый инструмент предпринимателей от здравоохранения. Медицинская парадигма изменяется - от традиционно лечебной медицина постепенно превращается в факультативную дисциплину. Это, как отмечает Lidija GAJSKI, процесс с далеко идущими культурными значениями и важными социальными, экономическими и этическими последствиями. Научно обоснованное выступление Lidija GAJSKI вызвало интерес с точки зрения как теоретического, так и практического исследований. Так, по утверждению докладчицы, под сомнение может быть поставлено практически любое научно обоснованное клиническое исследование, которое, по сути, является управляемым в зависимости от поставленных целей задач. После соответствующей (в том числе и технической) обработки, результаты исследований носят вероятностный, гипотетический характер. Методология исследования оставляет сомнения, так как новое специфическое качество объектов исследования чаще всего не имеет аналогов, сроки воздействия и влияния на испытуемого чаще ориентировочны, чем конкретны, количество испытуемых может быть недостаточным, возможное варьирование как промежуточных, так и окончательных результатов - все это требует соответствующего контроля со стороны независимых государственных экспертов. Оплата труда научных работников производится за счет компаний-производителей, и задачи, ставящиеся перед исследователями, также трактуются предпринимателем, который, используя маркетинговые ходы, стремится к реализации коммерческого препарата или клинического результата на медицинском рынке. Все вышесказанное отражается, в свою очередь, на потребителе медицинской услуги и на качестве здоровья населения.

Участники Всемирного конгресса в своих выступлениях достаточно часто обращались к вопросам организационно-правового обеспечения биомедицинских исследований. Примером такого рода докладов стало выступление французского ученого Винсента Диболта "Организация клинических исследований во Франции". Проведение исследований в различных отраслях здравоохранения, по его мнению, осуществляется в соответствии с принятым конкретным решением Министерства здравоохранения Франции и это право предоставляется университетским клиникам, причем из бюджета на научно-клинические исследования производятся отчисления в размере 0,05% бюджета и ассигнованиями из страховых фондов в соответствии с Национальными программами охраны здоровья нации. Важнейшим условием развития медицинского законодательства во Франции В.Диболт считает систематическую кодификацию уже существующих правовых норм в соответствии с принципами римского права, так как в отличие от англосаксонской традиции французские законодатели придерживаются развития правовой системы с учетом развития "общего права" с принципами прецедентного права, где закон будет иметь преимущественную роль для решения стоящих, в данном случае социальных, задач.

Продолжая тему организационно-правового обеспечения исследований медицинских препаратов на человеке, в том числе применения наркотических веществ в медицинской практике, Дэйл Х.Коуон, M.D., J.D., клинический профессор экологических наук Медицинской школы Кливленда (штат Огайо, США), на примере исследований и последующей регистрации препарата erythropoiesis проанализировал правовую процедуру и соблюдение законности появления этого наркотического вещества на фармацевтическом рынке США. В данных, предоставленных американским коллегой, говорилось о том, как Федеральное управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) после проведения доклинических и клинических исследований брало на себя ответственность за выдачу разрешений на производство и реализацию erythropoiesis. Однако Центр услуг бесплатной медицинской помощи и Больничная касса (CMS) прекращают финансирование данного проекта из-за поступающих жалоб относительно данного лекарственного вещества. Руководствуясь клиническими свидетельствованиями, подкрепленными мнениями общественных национальных профессиональных медицинских организаций, принятое CMS решение становится определяющим для применения erythropoiesis на территории США.

Большое количество докладов было посвящено вопросам формирования рынка фармацевтических услуг. Так, сотрудник Европейского центра этики биологических исследований и качества жизни, ЮНЕСКО (область Aosta, Италия), доктор философии университета Alcala (Мадрид, Испания) Тереза в своем докладе определила результаты совместной научно-практической деятельности этих организаций (Центра и Университета) с целью предоставления рекомендаций и предложений правительствам этих государств (Италии и Испании) по организационно-правовому регулированию обеспечения и реализации наркотических препаратов на фармацевтических рынках этих стран. Коммерческое изменение названий препаратов, самостоятельное составление рекомендаций по приему лекарственных средств, изменение терапевтических доз, упаковки и т.п. приводит к возникновению медицинских ошибок даже при соблюдении врачами медицинских протоколов, что, в свою очередь, приводит к нарушению прав пациентов и отражается на качестве предоставления медицинской помощи и возникают судебные прецеденты.

Австралийский профессор R. Beran, рассматривая процедуры взаимодействия врачебного сообщества с представителями фармацевтической промышленности, указал на факты положительных тенденций законодательного закрепления процедур назначения лекарственных препаратов, привел примеры негативных коррупционных корпоративных отношений, сложившихся в сфере оборота лекарственных препаратов. Профессор R.Beran в своем выступлении подчеркнул, что только при соблюдении норм законодательства, активизации контроля за его исполнением со стороны компетентных организаций и государственных органов возможно решать вопросы, ставшие судебными прецедентами, и предупреждать наступление юридической ответственности для лиц медицинского персонала.

Лаетития Хаттинг (Австралия), доктор философии, занимается изучением вопросов урегулирования возможных "фармацевтических рисков" при применении так называемых родовых лекарств (групп лекарственных средств). Являясь аккредитованным фармацевтом Университетских комитетов по программам, связанным с применением лекарственных средств на определенных территориях, автор смогла проанализировать факторы повышения медицинских рисков при изменении коммерческих названий лекарственных препаратов, их форм и дозировки при лечении и/или профилактике заболеваний.

Сотрудник Медицинского университета L.Zhen (Куньмин, Китай) на примерах ряда судебных дел выявил тенденцию в решениях судебных органов Китая о привлечении к юридической ответственности учреждений судебной медицины, нарушивших порядок производства заключений по медицинским делам. Кроме того, авторы коснулись и этических проблем профессиональной деятельности судмедэкспертов: вопросов согласования с родственниками процедуры эксгумации, снятия одежды, бережного отношения к трупу, термической обработки трупа, соблюдения религиозных процедур и т.д. Специалист считает, что профилактике судебных ошибок может содействовать знание и соблюдение судмедэкспертами процедуры отношения к различным материалам исследования и постоянного повышения уровня этих знаний. L.Zhen предложил ввести в практику отношений с родственниками умерших взятие соответствующего согласия на вскрытие и его процедуру. Принятие на национальном (государственном) уровне стандартов судебно-экспертной деятельности, выведение из частной медицинской практики судебно-медицинской отрасли и усиление государственного контроля за качеством производства экспертиз позволит, по мнению L. Zhen, решить проблему профессиональных ошибок в судебно-медицинской практике.

Конечно же, участники Конгресса не смогли остаться вне обсуждения вопросов, касающихся прав пациентов при получении медицинских услуг. Salsa NIKSI C, доктор философии (Университет Загреба, Югославия) подробно остановился на специфике правоотношений, возникающих при получении пациентом медицинской помощи, как потребителя специфических услуг. Проанализировав общие тенденции юридического положения пациента во Франции и Швейцарии, странах Европейского союза, Salsa NIKSI C дал своеобразную аналитическую оценку правового положения потребителей медицинских услуг в Хорватии. Научная часть доклада раскрывает научно-теоретические исследования юридической природы субъектов правоотношений, в которых пациент выступает как лицо, существующее вне медицинского бизнеса (третье лицо), при возникающих отношениях между государством и медицинским учреждением, оказывающим медико-социальную помощь. Однако контракт, заключаемый между субъектами, предоставляющими медико-социальную помощь, в этом случае не может быть потребительским, так как не все граждане являются потребителями медицинских услуг. Основываясь на своих научно-теоретических исследованиях, докладчик призвал специалистов-правоведов к разработке международных (для ЕС) стандартов при подходе к разрешению возникающих споров в гражданско-правовых спорах различных правовых систем стран объединенной Европы, имеющих соответствующие различия в законодательстве.

Паскал Дакоерно, MCU, социолог, CUFR JFChampollion (Тулуза, Франция), в своем сообщении указал на то, что главные неувязки процедур возникают между юридическими и этическими идеалами согласия на медицинское вмешательство тогда, когда пациенту необходимо предоставить специфическую информацию с полным пониманием последним целей и методов медицинского протокола и действительности методов принятия решения людей, участвующих в исследованиях. Одна из главных проблем - "терапевтическое неправильное представление" о совершаемых медицинскими специалистами профессиональных действиях. Используя наблюдения, анкетные опросы и социологические интервью с пациентами и врачами, работающими в онкологии во Франции, Паскал Дакоерно продемонстрировал материал о том, что проблема не является результатом свойственной способности или неспособности заинтересованных лиц понять информацию, предоставленную медицинским работником. Род деятельности пациента, его образовательный уровень, социальное положение и т.п. не всегда являются причиной согласия или отказа от медицинского вмешательства. Распределение ролей при определении согласия на медицинское вмешательство или на участие в медицинском эксперименте (особенно в онкологии), по мнению Паскала Дакоерно, чаще всего является определяющим фактором оформления этой части медицинского протокола. Административный характер подписания соответствующих документов отражается на психике пациента, придает ему уверенность в законности совершаемых им действий и дисциплинирует его впоследствии к строгим правилам выполнения назначений врача. Однако, используя медицинскую ситуацию, медицинский работник не должен превышать свои полномочия и оказывать давление на больного. Кроме того, боязнь остаться "один на один" с болезнью, стать в случае сомнения о принимаемой методике лечения/эксперимента "плохим пациентом" не оставляет у больного выбора, кроме как выражения согласия на медицинские действия.

Aart Hendriks, профессор Университета Лейдена (Нидерланды), в своем научном докладе также обратился к вопросам международной юридической практики относительно вопросов получения согласия на медицинское вмешательство на основе полного информационного оповещения пациента. Уважение этого права не должно стать механическим процессом, соблюдение этого права поможет максимально обеспечить соблюдение принципа личной автономии пациента и охраны его человеческого достоинства, что, в свою очередь, не исключает наличия врачебных полномочий и ограничений для пациента. Обязанность защищать человеческое достоинство требует от государства принятия стандартов оказания медицинской помощи, решения вопросов экологической безопасности, соблюдения гарантий осуществления достаточных мероприятий социально необеспеченным слоям общества по реализации необходимых гарантий для обеспечения достойного образа жизни. Докладчик выразил мнение о том, что "государство может произвольно использовать понятие человеческого достоинства для ограничения автономии людей в решении вопросов об их здоровье. Это относится в большей степени к обращениям за медицинской помощью. Европейский суд по правам человека неоднократно заявлял, что мера, которая имеет терапевтическую потребность с точки зрения установленных принципов медицины, не может в принципе быть расценена как жестокая и ухудшающаяся или нарушающая право на частную жизнь. Понятие медицинской или терапевтической потребности должно, однако, интерпретироваться узко для того, чтобы не подорвать самый принцип автономии выбора.

Небезынтересными представляются доклады, касающиеся репродуктивных технологий и прав пациентов в этой и смежных с ней сферах правовой регламентации. Rossella MARESCA, соискательница степени доктора философии (София, Antipolis Университет), в своем докладе остановилась на раскрытии создавшегося правового конфликта, суть которого состоит в определении правового статуса зарождающейся жизни (итал. il concepito - будущего ребенка) при искусственной инсеминации, так как конфликт итальянских законов определяет право граждан на осуществление репродуктивных технологий и использование генетического материала, а гражданское законодательство рассматривает гражданина как субъекта правовых отношений с момента его рождения. Фактически биологи обычно дифференцируют зиготу от эмбриона, подчеркивая, что зигота моноячейки (сплав яйцеклетки и сперматозоида) развивает totipotent стволовые клетки, что в настоящее время еще возможно установить достоверно, если они станут хорионом, плацентой, овулярными приложениями или эмбрионом. К тому же, как известно, экспериментирование на человеческом эмбрионе запрещено. Однако итальянский закон определяет правовое положение эмбриона и законодательно обеспечивает право женщины на производство аборта как по социальным, так и медицинским показаниям. В свою очередь, криоконсервация ставит под угрозу жизнеспособность эмбриона. Данное противоречие должно быть устранено, по мнению R. Maresca, новым законом, учитывающим мнение Национального комитета этики биологических исследований, парламентского решения и компетентного решения Конституционного Суда Италии. Генетическое здоровье эмбриона уже стало объектом судебного прецедента, суть которого была разъяснена докладчицей в последующем тексте ее выступления.

Lasse Lehtonen, LL.D., M.D., доцент Хельсинкского университета (Финляндия), продолжил тему рассмотрения правового сопровождения производства репродуктивных технологий и остановился на вопросе обеспечения прав субъекта, достигшего возраста 18 лет относительно дарителя (жертвователя) гаметы, т.е. предоставления законом возможности идентифицировать своих биологических родителей. Так, принятый в Финляндии закон предоставляет такое право 18-летнему гражданину после соответствующего запроса ознакомиться с Кодексом идентификации. То же правило распространяется и на лесбийские пары. Поправка Закона "О медицинском использовании человеческих органов и тканей" (101/2001), которая реализует соглашения Директивы 2004/23/ЕС Европейского парламента и решения финского Парламента от 31 марта 2004 г., с февраля 2007 г. обязывает всех поставщиков эмбрионов и репродуктивного материала регистрироваться и лицензироваться в специальных учреждениях системы здравоохранения Финляндии, и в частности в Национальном лекарственном агентстве. Послуживший в этой ситуации примером опыт швейцарского законодательства, аналогично рассматривающий права доноров генетического материала, в большей степени рассматривает подобные вопросы. Однако перед финскими законодателями стоят проблемы законодательного регулирования прав лиц, состоящих с матерями, в отношении которых применены репродуктивные технологии, в сожительстве и претендующих на дальнейшее усыновление/удочерение (в соответствии с Законом об отцовстве) соответственно рожденных детей.

Не остались без рассмотрения участниками Конгресса вопросы, касающиеся регламентации прав медицинских работников. Наталия Марюланда, научный советник Колумбийского общества анестезиологии, привела конкретные примеры помощи врачам Колумбии, против которых пациентами с урологическими патологиями были заявлены иски о возмещении вреда здоровью при оказании медицинской помощи.

Проанализировав ситуацию 40 случаев возникновения претензий и практику применения решений, Н.Марюланда привела в пример статистику Мексиканской арбитражной комиссии для врачей (CONAMED), в связи с жалобами в урологии (январь - июль 2006 г.), где 79,4% пациентов жаловались на неудовлетворительную медицинскую практику в урологии, в то время как оставшиеся 20,5% связывали эту ситуацию с врачебной ошибкой. Анализ характеристик рассмотренных дел позволил автору сделать заключение о необходимости разработки специального регламента процедуры защиты прав медицинских работников, создания организаций и органов, деятельность которых направлена на защиту профессиональных интересов работников системы здравоохранения.

Большинство правоведов, занимающихся вопросами медико-правового обеспечения медицинских услуг населению, ведут образовательную деятельность в образовательных учреждениях системы здравоохранения. Поэтому особый интерес у участников российской делегации вызывали вопросы осуществления педагогической деятельности, распространения медико-правовых знаний будущим работникам медицинских учреждений, организаций и предприятий. Wang Weilong, M., Школа Закона, Университет Tsinghua (Пекин, Китай) представил вниманию участников Конгресса обзор о преподавании Медицинского закона в колледжах и университетах Китая с 1989 г. в рамках получения специализированного юридического образования. Основываясь на статистических данных 2004-2007 гг., полученных в результате проводимого исследования по оценке получения студентами знаний на соответствующих юридических факультетах, докладчик показал тенденции роста числа выпускников, имеющих степени магистра и бакалавра, а также рост слушателей факультетов по факультативным к клиническому (лечебное дело для России) образованию. На этих факультетах Закон о здоровье изучается в рамках специальных курсов при получении юридического образования в отличие от изучения учебной дисциплины "Медицинское право" в средних специальных и высших медицинских учебных заведениях системы здравоохранения РФ. Как видно из доклада, китайская образовательная школа пошла по пути подготовки специалистов, способных разрешать возникающие споры, что связано с растущим спросом на квалифицированные юридические кадры, которые в своих решениях целиком опираются на органы и организации, проводящие медицинскую экспертизу. Программы подготовки специалистов в области Медицинского закона строятся с учетом европейского зарубежного опыта с учетом национальных китайских традиций, что обусловлено древнейшими принципами китайской академической юридической и медицинской школами.

Неоднозначным остается для медицинской и юридической общественности решение вопросов, касающихся эвтаназии. Теоретико-этические вопросы эвтаназии получили свое отражение в выступлении доктора философии Malte J. Muller (Университет Лейден, Нидерланды). Исследователь предложил аудитории свою научную позицию в отношении взаимодействия личности и государства по поводу принятия человеком решения о применении эвтаназии. Основой исследования стала позиция государственного политика Вилхельма фон Хумболдта (1767-1835, Германия), изучавшего ход развития общественно-государственных отношений. Рассматривая действующее законодательство Нидерландов и Германии, докладчик сформулировал самостоятельную философскую концепцию о свободном волеизъявлении личности относительно принимаемого ею решения о применении к ней эвтаназии, влияния государства на действия этой личности и обеспечения законодательных гарантий правомерности реализации принятых личностью решений.

Конечно же, то большое количество сессионных и тематических докладов, освещенных в рамках Конгресса, невозможно представить в кратком обзоре. Вопросы правового обеспечения трансплантации органов и тканей, прав несовершеннолетних, заключенных и т.д. при получении медицинской помощи, проблемы ВИЧ-инфицированных пациентов, незаконное предпринимательство в здравоохранении, врачебная тайна и др. не менее интересные и важные вопросы обсуждались в рамках проводимых пленарных выступлений и сессионных обсуждений. Трудности в сопоставлении терминологии и переводе медико-правовых терминов осложняли восприятие получаемой информации, но, несмотря на это, главным достижением проходившего Конгресса стало понимание направления движения медико-правовой науки вперед.

19 октября 2008 г. состоялась Генеральная Ассамблея ВАМП, на которой были подведены некоторые организационные итоги, а также проведены выборы в состав Совета директоров ВАМП. Генеральным секретарем избран австралийский профессор медицинского права доктор R.Beran.

В состав Совета директоров в третий раз единогласно избран Президент Национальной ассоциации медицинского права, член-корреспондент РАМН, профессор Ю.Д. Сергеев (Yu.D. Sergeev).

Организаторы Конгресса помимо организованной научной программы предоставили возможность делегатам познакомиться с многовековой культурой и историей Китая, организовав многочисленные экскурсии и поездки по Пекину и стране.

На церемонии закрытия профессор А.Карми (A.Carmi) подробно проанализировал итоги состоявшегося XVII Всемирного конгресса и передал знамя Всемирной ассоциации д-ру D.Rusinovich-Sunara представителю Хорватии. В Загребе, столице этой страны, с 8 по 12 августа 2010 г. будет проходить XVIII Всемирный конгресс по медицинскому праву (официальный сайт конгресса: www.2010wcml.com).

Доктор медицинских наук,

вице-президент Национальной

ассоциации медицинского права

по международным связям

И.Г.ГАЛЬ

Начальник отдела

информационных технологий ГП N 107,

г. Москва

С.Б.БОГАЧ

Юрист,

Российская академия правосудия

К.И.ГАЛЬ