Мудрый Юрист

Возникновение государственной медицины в России (историко-правовой аспект)

"Медицинское право", 2009, N 3

На основе историко-правового анализа автор рассматривает становление светской медицины в России, формировавшейся в течение длительного времени.

Предпосылками возникновения государственных лечебно-профилактических учреждений можно считать уже первые попытки власти приобщиться к официальной западной медицине, когда еще не было государственных лечебных учреждений и вся медицина сосредотачивалась в руках знахарей и знахарок, представляющих народную медицину <*>. С развитием христианства и возникновением монастырей начинается развитие церковной медицины, которая в дальнейшем будет противостоять и всячески противодействовать медицине народной. Ранние сведения о монастырских лечебницах и странноприимницах относятся к XI в. Первые больницы при монастырях были устроены в Киеве и Переяславле. В Никоновской летописи записано, что в 1091 г. митрополит Киевский Ефрем поставил в Переяславле каменную церковь, "строение банное", устроил больницы и приставил к ним "врачев", которые "подавали всем приходящим безмездно врачевание". Таким образом, за лечение больных в монастырских больницах плата не взималась <**>. Позднее монастырские больницы были устроены в Новгороде, Смоленске, Львове и других городах земли Русской.

<*> Одним из наиболее древних документов в мире, сохранившихся до нашего времени и содержащих письменное упоминание о врачах, на наш взгляд, является Библия, где в Первой Книге Моисеевой Ветхого Завета Бытие говорится: "И повелел Иосиф слугам своим врачам бальзамировать отца его" (см.: Библия. Книги Священного писания Ветхого и Нового завета. Книги Ветхого Завета. Первая Книга Моисеева. Гл. 50. Минск, 1991. С. 56). Первые письменные упоминания о медицине на Руси восходят к XI в. Краткая Русская Правда - свод русских законов, который был составлен при Ярославе Мудром в первой четверти XI в., содержит упоминание о лечцах, так в летописях назывались врачи. В летописи Нестора XI в. содержится первое упоминание о бане, где лечили простуду и суставы, кожные заболевания, вправляли вывихи, "накладывали горшки" (прообразы современных банок), мылись употребляя в качестве моющего средства "квас кожевенный" (применялся для вымачивания кож), парились "молодыми прутьями". В русских сказаниях сохранились имена женщин-врачевательниц. Дочь черниговского князя Ефросинья была "зело сведуща в Асклепиевых писаниях". Сохранились упоминания об авторе первого медицинского трактата на Руси. Им была Евпраксия Мстиславовна (ок. 1108 - ок. 1180), дочь князя Мстислава Владимировича и внучка Владимира Мономаха, с ранних лет занимавшаяся лечением и имевшая прозвище Добродея. В 1130-х годах она написала медицинский трактат на греческом языке "Мази" в пяти частях, где были систематизированы прежде разрозненные медицинские сведения, собственные наблюдения, в том числе и о женских болезнях и уходе за новорожденными. См. подробнее: Лесневич В.М. Очерки из истории медицины. Киев, 1895. С. 5-8.
<**> См.: Ковнер С. История медицины. Киев, 1888. С. 29.

Древнейшая на Руси монастырская больница была создана в Киево-Печерской лавре - первом русском монастыре. Он был основан в 1051 г. монахами Антонием и Феодосием в окрестностях Киева и получил свое название от пещер (древнерусское - печеры), в которых первоначально селились монахи. Первые сведения о монастырской больнице Киево-Печерской лавры относятся к 1060-м годам и приведены в "Киево-Печерском патерике". Со всей Руси в Киево-Печерскую лавру ходили раненые и больные заразными, нервными, психическими и другими заболеваниями, зачастую находя там исцеление. Для тяжелобольных при монастыре были специальные помещения, где постоянно дежурили монахи, ухаживавшие за больными. Тяжелобольных нередко постригали в монахи <*>. "Киево-Печерский патерик" сообщает о нескольких монахах-подвижниках, прославившихся своим врачебным искусством.

<*> См.: Гаубий Г.Д. Начальные основания врачебной патологии. СПб., 1792. С. 14 - 17.

Первым из них упоминается "пречудный лечец Антоний" (983-1073 гг.) - основатель Киево-Печерской лавры, практиковавший ранее в Афонском монастыре в Византии, где и постиг основы врачебного знания. Он лично ухаживал за больными, которых лечил, сам подавал им исцелявшее их "зелье".

Вторым хроники отмечают "преподобного Алимпия" (XI в.). Он излечивал прокаженных, которых не могли вылечить "волхвы и неверные люди". Будучи талантливым художником-иконописцем, Алимпий использовал некоторые иконописные краски в качестве мазей, содержащие лечебные компоненты (известь, эфирные масла и т.д.) при лечении заболеваний кожи.

Третьим и особенно прославившимся среди врачевателей своего времени в Киево-Печерской лавре назван "святой и блаженный Агапит" (умер в 1095 г.) - ближайший ученик Антония. Он бесплатно лечил и обитателей монастыря, и мирян, сам готовил лекарства, сам ухаживал за ними и пользовался большой известностью в народе. Однажды он исцелил внука Ярослава Мудрого - черниговского князя Владимира Всеволодовича, который впоследствии стал великим князем киевским (1113-1125) и вошел в историю как Владимир Мономах. Лечцы-монахи пользовались большим уважением и многие из них были впоследствии канонизированы Православной церковью <*>.

<*> См.: Лесневич В.М. Указ. соч. С. 8-9.

Древнерусские монастырские больницы были также очагами просвещения: в них собирали греческие и византийские рукописи и обучали медицине. Переводя тексты с греческого и латыни на славянский язык, монахи дополняли их своими знаниями, основанными на опыте русской народной медицины. Широкой известностью в Древней Руси пользовались "Шестоднев" Иоанна Экзарха болгарского (переведенный в X в.), "Христианская топография" Косьмы Индикоплова (около 549 г., переведена на славянский в XII в.), "Физиолог" (II в., переведен на славянский в XIII в).

В XI в одной из самых популярных книг был "Изборник", переведенный с болгарского оригинала в 1073 г. по заказу сына Ярослава Мудрого великого князя киевского Святослава Ярославича (1027-1076) <*>. Вместе с монастырской медициной в Древней Руси происходило становление и светской медицины, в своей основе они имели общие корни, восходящие к медицине народной. Тем не менее церковная медицина всячески противопоставляла себя как светской, так и народной.

<*> См.: Геккер А.Г. Врачебная наука на пути к совершенству. М., 1809. С. 11.

Между различными направлениями врачевания лежала упорная борьба. Светские (мирские) врачи отграничивали себя как от монастырской медицины, так и от языческого знахарства. А набирающая силу монастырская медицина конкурировала со светской медициной и активно боролась с языческим врачеванием. Служители христианской религии считали врачебное дело предметом попечительства только церкви, а иноверных врачевателей-язычников считали служителями дьявола. Со временем в крещеной Руси "ведовство" и "волхование" были возведены в степень наказуемого антирелигиозного преступления <*>. Христианство вступило в борьбу с могущественным язычеством и языческим врачеванием; волхвов и кудесников преследовали за "зелейничество" и "ведовство" вплоть до сожжения на костре. Так было в Новгороде в 1227 г., когда духовенство предало огню четырех волхвов <**>.

<*> См.: Лахтин М.Ю. Медицина и врачи в Московском государстве. Т. 1. М., 1906. С. 4.
<**> См.: Большая энциклопедия. Т. 5. СПб., 1896. С. 427.

Несмотря на силу церкви того времени, три ветви: монастырская, светская (мирская) и народная медицина развивались параллельно, с каждым годом все более отдаляясь друг от друга.

Первоначальный интерес к светскому лечебному делу был вызван страхом безвременной кончины у государей, которые стали приглашать иноземных лекарей для службы при дворе. Первое упоминание о приглашении иноземного лекаря Иоанна Смера Половчанина связано с именем Владимира I Святого, который весьма ценил ум этого иностранца и использовал его талант не только для лечения себя и домочадцев, но и в политических целях. Князь посылал Иоанна в Византию "для узнания веры" <*>. При Ярославе I и Всеволоде Ярославовиче находились также лекари, которые врачевали наружные раны и знали силу многих трав и кореньев. Врачи, представлявшие светскую медицину, были преимущественно греками. Летописи того времени сообщают о существовании вольных врачей и вольной врачебной практики. В отличие от "безмездной" монастырской" медицины она была "возмездной" (платной). В городах при дворах князей и бояр служили светские лечцы, как русские, так и иноземные. В конце XI в., в 1091 г., епископ переяславский Ефрем приказал строить при церквах больницы для содержания. Здесь лечили греки и монахи, последние преимущественно. Основатель Киево-Печерского монастыря преподобный Антоний и монахи св. Алимпий, иконописец, и преподобный Агапит, безмездный врач, как именует его Патерик, зная врачебное искусство, врачевали с успехом больных. Так, в XI-XII вв. практиковал лечец-армянин, имя которого неизвестно; в "Киево-Печерском патерике" о нем говорится: "Хитр зело во врачевании, яко прежде того не быти таковому". Лечец "Ормянин" (армянин) умел определять болезни по пульсу и внешнему виду больного и был очень популярен: к нему обращались князь Всеволод и его сын Владимир (Мономах). В XII в. история упоминает о враче Петре Сирианине, который был другом черниговского князя Николая Давыдовича, названного Святошею. Летописи говорят о Сирианине, что он был "лечец вельми хитрый". "Киево-Печерский патерик" содержит упоминание о "стязаниях о врачевськой хытрости" (врачебных медицинских диспутах) между Агапитом и Ормянином, с одной стороны, и Петром Сирианином - с другой <**>.

<*> Давыдов М.Г. Российские государи: 862-1917 гг. Смоленск, 2005. С. 40.
<**> См.: Геккер А.Г. Указ. соч. С. 10-13.

Во время татарского ига медицинская наука в России заглохла: ни о каких врачах в течение целых двух веков не было и помину. Во второй половине XV в., при великом князе Иоанне Васильевиче, в 1485 г. из Рима прибыл немчин Антон, а в 1490 г. - еврей Леон. Их выписали, собственно, для великого князя. Но занятие врачеванием было сопряжено тогда с большой опасностью: от медиков требовали, чтобы больные непременно выздоравливали, за что давали большое вознаграждение; в случае же смерти больного лекаря тоже лишали жизни. Так сталось и с лекарями немчином Антоном и евреем Леоном. Антон не вылечил князя Каракучу царевича Даньяра и был за то удавлен, а по другим сказаниям, выданный великим князем сыну умершего, зарезан татарами под Москворецким мостом. Леон же головой ручался, что вылечит старшего сына великого князя Иоанна Иоанновича Младого. Летопись рассказывает о его лечении следующим образом: "Лекарь же даст ему зелие питии и жещи нача стеклянницами по телу, вливая горячую воду; и от того ему бысть тяжче и умере" <*>. По происшествии 40 дней после смерти царевича, лекарь его был казнен всенародно на Болвановке за Москвой-рекой. В царствование Василия III число приглашенных врачей несколько увеличивается. До нас дошли известия о деятельности троих - Марко из Константинополя, Николая Булева (Луева) и Феофила, лечивших великого князя в 1533 г., когда "после Сергиева дня перед Покровом, явися у него мала болячка на левом бедре". Врачи определили, что это глубокий нарыв, но вылечить не смогли. Луев признался государю, что ничем помочь ему не может. Знаменательно, что врач, сознавшийся в собственной несостоятельности, не разделил трагическую участь своих коллег, даже удержал за собой прежнее положение при дворе. Николай Булев (Луев) был знаменит также своим переводом на русский язык первого дошедшего до нас справочника по травам. Этот "травник" пользовался заслуженной популярностью, неоднократно переписывался и благодаря собранным в нем сведениям о целебных травах и минералах на протяжении столетий оставался необходимой книгой для практикующих лекарей.

<*> Кондратьев И.К. Седая старина Москвы. СПб., 1893. Репринтное изд. М., 2005. С. 492-493.

В XVI в. предрассудки и невежество стали ослабевать, и в России стали смотреть на врачей с большим уважением: необходимость и пользу их признали все высшие сословия. В царствование Иоанна Васильевича Грозного были врачи: Арнольд Лепзей, Елисей Бомелий, доктор Стендит, Ричард Элмс, доктор Якоби, прибывший в Москву в 1581 г. Из них последний, Якоби, был особенно рекомендован царю английской королевой Елизаветой.

В 1551 г. Иван IV собрал в Кремлевском дворце очередной Земский собор, который вошел в историю как "Стоглавый" по числу им утвержденных статей законов (глав). "Митрополит, девять святителей, все архимандриты, игумены, бояре, сановники первостепенные сидели в молчании, устремив взор на царя-юношу, который говорил им с силою ума и красноречия..." <1>. Стоглавый собор утвердил Судебник и среди прочих решений постановил: создавать в Москве и других городах училища для "наставления там детей грамоте", а также обустраивать в городах богадельни для призрения больных, престарелых и увечных, "чтобы жили в чистоте и в покаянии и во всяком благодарении" <2>. В 1581 г. начали приезжать из Англии фельдшера, и оттуда же прибыл аптекарь Яков Френшам (Жемс Френчем), который завел в Москве первую придворную аптеку. Особенным доверием Ивана Грозного пользовался итальянский врач Арнольд Лепзей. Царь не боялся принимать от него лекарства, хотя и через руки доверенного боярина князя Афанасия Вяземского. Лепзей погиб во время пожара в Москве в 1571 г., когда крымский хан Давлет-Гирей поджег город. При дворе в это же время был известен Елисей Бомелий, приехавший с русским посланником Савиным из Англии. "Честолюбивый, бесчестный и своекорыстный, - писал о нем известный историк Д.В. Цветаев, - он старался поддерживать свое значение, действуя на суеверие и болезненную подозрительность Иоанна" <3>. Уличенный в тайных переговорах с польским королем Стефаном Баториам, Бомелий был публично сожжен в Москве в 1580 г. Бомелий не был единственным врачом, приехавшим в это время из Англии. От королевы Елизаветы по просьбе Ивана Грозного в Москву прибыли аптекари и лекари. Доктор Роберт Якоби стал лейб-медиком царя. Английская королева так характеризовала его: "Посылаю тебе доктора Роберта Якоби, как мужа искуснейшаго в лечении болезней, уступаю его тебе, брату моему, не для того, чтобы он был не нужен мне, но для того, что тебе нужен. Можешь смело вверить ему свое здоровье" <4>.

<1> Там же. С. 183.
<2> Заблудовский П.Е. История отечественной медицины. Ч. I: Период до 1917 г. М.: ЦИУВ, 1960. С. 36.
<3> Кондратьев И.К. Указ. соч. С. 492-493.
<4> Там же.

Роберт Якоби в последние годы царствования Ивана IV и при Борисе Годунове помимо врачевания нередко выполнял и дипломатические поручения. Он играл заметную роль в сватовстве Ивана Грозного к Марии Гастингс, племяннице английской королевы. Вместе с Якоби в Москву приехал аптекарь Джеймс Френчем, усилиями которого в столице открылась первая аптека. Она была предназначена для царской семьи, благодаря чему получила название "царская". Кроме лекарств для нее были привезены различные амулеты, цветные камни, перстни, трости, обладающие свойством "предохранять" от порчи, язвы и других заболеваний.

При царе Федоре Иоанновиче были врачи: упомянутый Якоби, Марк Ридрей из Англии, Павел Чатадин из Милана. В 1588 г. появилась в России в рукописи первая "Лечебная книга", переведенная с польского. В 1592 г. учрежден в городе Ржеве первый карантин, или пограничная стража против заразительных болезней. Царь Борис Годунов вызвал в Россию врачей: Христофора Ритленгера из Венгрии, Давыда Васмера из Любека, Генриха Шредера, тоже из Любека, Иоганна Гилке из Лифляндии, Каспара Фидлера и Тимофея Виллиса из Англии. При Самозванце был его доктором Себастьян Петрицкий, получивший в 1582 г. магистерское достоинство. При царе Михаиле Федоровиче стали назначаться полковые лекари, и военачальникам отпускали уже особые суммы на медицинские расходы.

Таким образом, стремление власти приобщиться к официальной западной медицине позволило светской медицине выдвинуться вперед. Отдавая ей приоритет, официальные властные структуры способствовали возникновению первых государственных лечебно-профилактических учреждений, которые, вне всякого сомнения, обязаны своим появлением многовековому опыту, накопленному народной и церковной медициной.

Кандидат юридических наук,

доцент Московского института

мировой экономики и

международных отношений

О.Г.ПЕЧНИКОВА