Мудрый Юрист

Уголовно-процессуальное право как средство разрешения социальных противоречий

Францифоров Ю.В., начальник кафедры уголовного процесса и криминалистики СВИ МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

Уголовно-процессуальное право как система общеобязательных, формально-определенных норм является государственным регулятором общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства. Связь уголовно-процессуального права с государством выражается в том, что его нормы как составная часть права, выражающие государственную волю общества, издаются и охраняются государством наряду с возможностью применения юридических санкций.

По справедливому замечанию Б.В. Яцеленко, "внимание к праву как к одному из средств разрешения социальных противоречий объясняется, как минимум, двумя обстоятельствами. Во-первых, отдельные противоречия развиваются таким образом, что оказывают исключительно отрицательное влияние на общественные отношения, причиняя вред интересам личности, общества или государства, а потому их разрешение, в принципе, возможно лишь с помощью наиболее жесткого регулятора, каким и является право. Во-вторых, право обладает значительным предупредительным потенциалом и в этом смысле способно разрешить социальное противоречие на ранних стадиях его развития, не допуская превращения в наиболее острую форму - конфликт" <1>.

<1> Яцеленко Б.В. Противоречия уголовно-правового регулирования: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 244 - 245.

Характерной особенностью уголовно-процессуального права наряду с государственно-правовым и нормативным характером является его властно-регулятивный характер, раскрывающий особенности его социального назначения как особого регулятора общественных отношений.

Таким образом, важным свойством уголовно-процессуального права следует считать механизм правового регулирования в качестве "системы правовых средств, организованных в целях преодоления препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов субъектов права" <2>.

<2> Малько А.В. Механизм правового регулирования. Саратов, 1997. С. 621.

Регулирующая система уголовно-процессуального права включает в себя два направления деятельности: 1) процесс, связанный с выработкой юридических правил и с определением правовых средств обеспечения их результативности; 2) процесс взаимодействия ее участников, направленный на поиск и привлечение средств правового регулирования, для согласования своего поведения с правом, с целью разрешения социальных противоречий.

Первое направление правового регулирования обусловлено деятельностью нормотворческих органов государства и определяется выбором методов и способов регламентации, а также соотношением нормативных и индивидуальных средств регулирования.

Второе направление правового регулирования содержит взгляды, исключающие утверждение монополии государства на "производство" права, предоставляя возможность участия в правовом регулировании самим участникам процесса, способствуя обнаружению новых вариантов для разрешения социальных противоречий. Таким образом, уголовно-процессуальное право наряду с имеющимися функциями разрешения социальных противоречий обладает конкретными методами предупреждения конфликтов, на этапе возникновения конфликтных ситуаций, к которым относятся "поддержка правовыми нормами новых отношений; координация оптимального поведения людей и деятельности государственных органов; стимулирование социальной активности граждан" <3>.

<3> Васильев В.В. Правовая система социализма. М., 1986. С. 57.

Противоречия, составляющие основу общественного развития, вызваны необходимостью использования уголовно-процессуального права в качестве эффективного социального регулятора. Но право является эффективным средством разрешения противоречий лишь в том обществе, которое имеет высокий уровень правового развития.

Факторами и условиями правового развития являются: наличие социальных противоречий; согласие членов общества относительно ценностей права; необходимость уважения законов и рассмотрение их в качестве средства регулирования совместной жизнедеятельности, а также инструмента для достижения интересов и соблюдения прав личности.

Совершенно справедливо по этому поводу пишет Р.О. Халфина: "...специфика права как нормативной системы, воздействующей на поведение лиц и общественных образований, дает возможность обществу, познавая существующие противоречия, стимулировать оптимальные пути их разрешения, бороться с проявлениями, тормозящими развитие" <4>.

<4> Халфина Р.О. Диалектические противоречия и право // Сов. гос-во и право. 1988. N 1. С. 30.

Таким образом, уголовно-процессуальное право, являясь одним из средств разрешения социального противоречия, имеет два основных рычага воздействия на общественные отношения. Первый - предупредительный, способствующий разрешению противоречий на ранних этапах развития, не позволяющий конфликтной ситуации перерасти в конфликт. Второй - властно-регулятивный, связанный с государственным принуждением, при возникновении таких противоречий, которые причиняют вред интересам личности, обществу или государству.

"Правовая форма согласования противоречивых интересов позволяет предупредить развитие противоречия незаконным способом, избранным правонарушителем, устранить вредные последствия уже совершенного, воплощенного в правонарушении социального противоречия на основе предусмотренных государством законодательных процедур" <5>.

<5> Яцеленко Б.В. Указ. соч. С. 245.

Сочетание государственно-волевого и нормативно-регулятивного свойств уголовно-процессуального права способствует своевременному разрешению социальных противоречий, поскольку лишь право может выражать государственную волю общества путем издания властью общеобязательных норм и применения юридических санкций, обеспечивая его стабильное функционирование.

Возникновение социальных противоречий в уголовно-процессуальном праве обнаруживается с момента привлечения лица в сферу уголовного судопроизводства, регламентированного уголовно-процессуальным законодательством, наделяющего участника процесса мерой полномочий и функциональной ответственности, необходимых для разрешения этих противоречий.

Диалектическая обусловленность противоречий общественных и личных интересов участников уголовного судопроизводства объясняется наличием у них различных и порой несовместимых целей и способов их достижения. Причем если цели потерпевшего и обвиняемого имеют частный характер и, как правило, являются противоположными, то у государственного обвинителя и защитника подсудимого хотя частные задачи и противоположны, но общая цель, направленная на обоснованность, законность и справедливость принятия решения по делу, единая. По этому поводу писал еще А.Ф. Кони: "Прокурору не приличествует забывать, что у защиты, теоретически говоря, одна общая с ним цель содействовать, с разных точек зрения, суду в выяснении истины доступными человеческим силам средствами..." <6>.

<6> Кони А.Ф. Собр. соч. М., 1967. Т. 4. С. 129.

В то же время особенностью уголовного судопроизводства является то, что оно постоянно подвержено возникновению конфликтов между должностными лицами (которые от имени государства призваны осуществлять уголовное преследование в ходе уголовно-процессуальной деятельности) и другими участниками процесса. Так, конфликтом общественных и личных интересов в уголовном судопроизводстве служит содержащаяся в уголовно-процессуальном законодательстве объективированная воля общества, которая лишь частично совпадает с его (общества) интересами, ибо последние изменяются быстрее, чем на то может реагировать правовая система <7>. В этом смысле средством устранения конфликтных ситуаций служит постоянное совершенствование уголовно-процессуального закона, в который с 1 июля 2002 г. (момента вступления его в силу) уже введено более 500 поправок.

<7> См.: Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976. С. 186.

На возможность существования противоречий между личными и общественными интересами указывает гл. 4 УПК, определяющая основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращении уголовного дела и уголовного преследования. В то же время уголовно-процессуальный закон является гарантом и выразителем единства личных и общественных интересов, назначение и принципы выражают его социальную направленность, определяют природу, содержание и нравственную обоснованность уголовного судопроизводства.

Однако личные интересы не всегда совпадают с общественными, а их единство не исключает конфликта следователя с подозреваемым (обвиняемым), "который не брезгает никакими средствами" <8>, "подтасовывая факты и обвиняя потерпевшего" <9>, чтобы избежать справедливого наказания, а также не исключает конфликта со свидетелем в связи с его уклонением от явки по вызову, отказом от дачи показаний или дачей ложных показаний.

<8> См.: Ларин А.М. Работа следователя с доказательствами. М., 1966. С. 45 - 46.
<9> Клеандров М.И. Как ускорить арбитражное судопроизводство // Российская юстиция. 2000. N 7. С. 12.

Наравне с ответственностью, которая ложится на органы и должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, невозможно переоценить роль в исследовании доказательств по уголовному делу суда (судьи), осуществляющего защиту конституционных прав и свобод граждан, поскольку он в большей степени подвержен влиянию различных противоречий. От них суд не защитит ни независимость, несменяемость и неприкосновенность, ни его положение - одной из ветвей власти (гарантированное Конституцией РФ).

Несмотря на то что суд сам не защищен от конфликтов, его миссия выражена полномочиями по осуществлению правосудия в качестве особого вида юридической деятельности, возлагаемой на него обществом и государством, суть которой состоит в том, чтобы рассматривать и разрешать споры и конфликты, связанные с действительным или мнимым нарушением права.

Находясь постоянно в эпицентре существующих противоречий сторон, суд не может существовать независимо от них. Его касаются в равной мере все возможные проявления противоречий в уголовном судопроизводстве. Это определяется мерой судебной власти, которая дает суду право признать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание либо применить к лицу меры принудительного характера.

Результатом возникших противоречий между судьей и конкретным участником судопроизводства может служить отвод, заявленный судье, нескольким судьям или всему составу суда (ст. 65 УПК).

В то же время судебные полномочия в полном объеме являются наиболее действенным средством разрешения противоречий в уголовном судопроизводстве. К ним относятся жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя и дознавателя, например в отношении возбуждения или отказа в возбуждении уголовного дела (ч. 1 ст. 125 УПК).

Мера ответственности суда выражена в том, что он берет на себя право самостоятельно принимать решение о возможности (несмотря на заявленный ему отвод), отправлять правосудие. Закон дает право суду решать данный вопрос самостоятельно. Возникновение противоречий по поводу отвода, заявленного судье, единолично рассматривающему уголовное дело (либо ходатайство о применении меры пресечения или производства следственных действий, либо жалоба на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении), разрешается этим же судьей. Противоречия, связанные с отводом, заявленным судье, если уголовное дело рассматривается судом коллегиально, разрешаются остальными судьями. Противоречие по поводу отвода, заявленного нескольким судьям или всему составу суда, разрешается тем же судом в полном составе большинством голосов (ч. ч. 1 - 5 ст. 65 УПК).

Учитывая, что противоречия характеризуются противодействием сторон, имеющих противоположные интересы и цели, следует помнить, что непосредственное воздействие противоречий испытывают на себе участники противостоящих сторон уголовного процесса - обвинения и защиты. Спор между обвинением и защитой порожден наличием противоречий, касающихся, с одной стороны, необходимости уголовного преследования, а с другой - защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, нарушений и ограничений прав, свобод, интересов, а также возможности возмещения причиненного преступлением вреда.

Широкими возможностями разрешения противоречий обладают обе противоборствующие стороны: участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения (прокурор, следователь, дознаватель, потерпевший и др.) и со стороны защиты (подозреваемый, обвиняемый, защитник и др.), которые в соответствии с законом наделены правами для реализации своих законных интересов.

Следует заметить, что возможности в разрешении противоречий сторон определяются их полномочиями. В этом отношении сторона обвинения превосходит сторону защиты. Достаточно посмотреть на полномочия прокурора, представляющего сторону обвинения, чтобы соизмерить его возможности с возможностями защиты по разрешению между ними противоречий.

Так, в ходе досудебного производства прокурор уполномочен: надзирать за законностью приема и регистрации сообщений о преступлениях; возбуждать уголовные дела и поручать их расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору или сам проводить расследование; давать согласие дознавателю и следователю на возбуждение уголовного дела, на возбуждение перед судом ходатайств об избрании меры пресечения или производстве соответствующих процессуальных действий, а также другими полномочиями в соответствии с ч. 2 ст. 37 УПК. "В осуществлении функции уголовного преследования прокурор обладает максимальной полнотой полномочий, включая право лично возбудить и расследовать уголовное дело о любом преступлении, к чьей бы подследственности оно ни относилось" <10>.

<10> Безлепкин Б.Т. Участники уголовного судопроизводства // Комментарий к УПК. М., 2004. С. 58.

Несмотря на широкие полномочия стороны обвинения по разрешению противоречий, не следует сильно умалять возможности разрешения противоречий противоположной обвинению стороны в лице защитника, который вправе: иметь с подзащитным свидания наедине без ограничения количества и продолжительности; собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи в установленном законом порядке, и привлекать специалиста; присутствовать при предъявлении обвинения; участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого и в иных следственных действиях, проводимых с участием обвиняемого или по их ходатайствам; знакомиться с протоколами следственных действий, проведенных с участием подзащитного, а по окончании расследования - со всеми материала уголовного дела, выписывать из них любые сведения в любом объеме, снимать копии за свой счет; заявлять ходатайства и отводы; участвовать в судебном разбирательстве первой, второй и надзорной инстанций и при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора; приносить жалобы; использовать иные не запрещенные УПК средства и способы защиты. Несмотря на то что полномочия защитника гарантированы нормами Конституции РФ, а также УПК, все же существует ряд уголовно-процессуальных норм, обладающих правозащитными функциями, которые функционально предназначены для разрешения противоречий в уголовном судопроизводстве. Во-первых, правозащитным функциям по разрешению противоречий между интересами сторон в уголовном судопроизводстве посвящена гл. 9 "Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве", целью которой является исключение предвзятости и необоснованности в процессе предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовного дела.

Одним из способов разрешения возникшего противоречия является отвод участника уголовного процесса. "Невыполнение правил о недопустимости участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу, относится к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона, влекущим отмену соответствующих процессуальных решений либо признание тех или иных доказательств недопустимыми" <11>. Перечень обстоятельств, не допускающий судью, прокурора, следователя и дознавателя участвовать в производстве по уголовному делу, определен ч. 1 ст. 61 УПК. При наличии оснований уголовно-процессуальным законом определены способы устранения лица от участия в производстве по уголовному делу: самоустранение лица (ч. 1 ст. 62 УПК) и отвод (ч. 2 ст. 62 УПК). В перечень лиц, подлежащих отводу, вместе с судьей, прокурором, следователем и дознавателем вошли также секретарь судебного заседания, переводчик, эксперт, специалист, защитник, представители потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

<11> Демидов В.В. Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве // Комментарий к УПК / Под ред. Д.Н. Козака, Е.Б. Мизулиной. М., 2002. С. 190.

Средством разрешения противоречий явилась ст. 74 УПК, которая впервые в Уголовно-процессуальном кодексе ввела общее правило о признании доказательств, полученных с нарушением УПК, недопустимыми. В этой же норме указаны виды нарушений, которые влекут признание полученного доказательства недопустимым. Так, ст. ст. 61 - 72, 75 УПК способствуют разрешению противоречий, вызванных обстоятельствами, исключающими участие определенных лиц в производстве по уголовному делу, с тем чтобы не допустить углубления противоречия и перерастания его в конфликт, который может ухудшить положение потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого или подсудимого и привести к судебной ошибке. Для недопущения такой ситуации служит ст. 75 УПК.

Говоря о наиболее острой форме развития противоречия - конфликте, следует заметить, что средством его разрешения в уголовном судопроизводстве служат меры, связанные с урегулированием конфликта, и меры принуждения.

Урегулирование социального конфликта происходит в условиях примирения противоборствующих сторон, находящихся в условиях конфликтного тупика, когда цена победы несоизмерима с ценой компромисса, который происходит на основе договоренности противоборствующих сторон пойти на уступки при сохранении противоположных интересов и наличии конфликтной ситуации. Такая договоренность может возникнуть в процессе возмещения потерпевшему имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде (ч. 3 ст. 42, ч. 1 ст. 116, п. 5 ст. 228, п. 4 ч. 1 ст. 306 УПК).

Разрешение конфликта означает полное либо частичное устранение противоположных интересов противоборствующих сторон.

Так, в досудебном производстве трудно переоценить роль публично-правовой обязанности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих расследование, направленной на возмещение ущерба, поскольку "без удовлетворения потерпевшего не достигается успокоение общественного правосознания, возмущенного преступлением" <12>.

<12> Берлин Л.М. Гражданский иск. СПб., 1888. С. 34.

Для разрешения конфликта часто необходимо применение особых мер, которые рассматриваются как важный элемент в механизме уголовно-процессуального регулирования, обеспечивающий нужное воздействие на общественные отношения, осуществляемый органами расследования, прокурором и судом связанных с применением мер уголовно-процессуального принуждения, которые являются составной частью норм права. "Право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права" <13>.

<13> Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 99.

Из сказанного следует, что предупредительными мерами перерастания противоречий в уголовном судопроизводстве в конфликт (в соответствии с требованиями разд. IV УПК) могут служить меры процессуального принуждения, которые принимаются в отношении подозреваемого, обвиняемого (подсудимого), свидетеля, потерпевшего и других участников уголовно-процессуальных отношений, дознавателем, следователем, прокурором и судом (судьей). Предупредительные меры или меры процессуального принуждения выражаются в лишении или ограничении личной свободы, временном лишении должности, ограничении права собственности и иных правоограничениях.

Условием справедливого разрешения конфликта в уголовном судопроизводстве является принцип состязательности сторон, который означает разграничение функций обвинения и защиты, отделение функций разрешения дела (правосудия) от функций обвинения и защиты, а также равенство сторон обвинения и защиты перед судом.

Равенство сторон предполагает равенство процессуальных прав сторон. В досудебном производстве процессуальное равенство сторон гарантирует: 1) предоставление обвиняемому и подозреваемому права на защиту (ст. ст. 46, 47 УПК); 2) установление судебного порядка обжалования действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование (ст. 125 УПК); 3) предоставление сторонам обвинения и защиты права ходатайствовать об исключении доказательства (ст. 235 УПК).

Основным правилом разрешения конфликта третьей стороной является отказ от деления конфликтующих сторон на "правую" и "неправую", при условии независимости самих судей, как от распоряжений чиновников (законодательной власти, Президента, Правительства), так и от влияния конфликтующих сторон. В судебном разбирательстве реализуется основная формула разрешения конфликтов - "прав тот, на чьей стороне закон". Решения суда подлежат неукоснительному исполнению независимо от того, согласна ли с этим решением одна из сторон либо обе стороны не удовлетворены результатом судебного решения. Таким образом, в области правосудия следует говорить о широкой компетенции суда, которая включает правомочия по определению субъектного состава юридического дела, предмета доказывания, доказательственного материала, его исследованию и оценке, по организации, подготовке и ведению судебного разбирательства <14>.

<14> См.: Елисейкин П.Ф. Гражданские процессуальные правоотношения. Ярославль, 1975. С. 74 - 76.

Вместе с тем одной из форм разрешения конфликта в уголовном судопроизводстве является применение права, в ходе которого участники уголовного процесса вступают во взаимодействие с компетентным субъектом - правоприменителем, способным вынести значимое и обязательное для субъектов конфликта решение, оформленное в виде правоприменительного акта.

Решение суда представляет собой взаимодействие норм права с системой правопонимания при строгом соблюдении процессуальной нормы разрешения конфликтов в системе уголовного судопроизводства, выраженной в возможности равноправного участия в уголовном процессе всех лиц, связанных с возникшим конфликтом; предоставлении и обеспечении участникам процесса защиты их прав и законных интересов; использовании законных средств уголовно-процессуального доказывания, состоящих из собирания, проверки и оценки доказательств.

Выбор одного из правовых способов разрешения конфликта невозможен без учета различных форм его проявления. Так, уголовное судопроизводство распространяется преимущественно на отношения, связанные с защитой прав и законных интересов потерпевших, а также лиц от незаконного и необоснованного обвинения и осуждения. Сфера влияния уголовного судопроизводства включает в себя защиту, уголовное преследование и справедливое разрешение уголовного спора. Уже самим фактом своего появления уголовное судопроизводство подтверждает наличие в обществе не только социальных противоречий, но и опасных их разновидностей - преступлений, которые требуют адекватного реагирования, связанного со своевременным противодействием данным преступлениям. Это является подтверждением тому, что уголовное судопроизводство не может служить единственным средством разрешения социальных противоречий. Следует учитывать, что не все социальные противоречия зависят от регулятивного воздействия уголовного процесса и могут быть разрешены его средствами, поскольку возможности уголовного судопроизводства по оказанию воздействия на позитивное формирование общественных отношений весьма ограничены.

Справедливо писал по этому поводу Б.В. Яцеленко, что в общественном правосознании давно сформировалось и длительное время существует убеждение, будто бы с помощью права можно разрешить если не все, то по крайней мере многие социально-экономические противоречия, поскольку из всего комплекса политических, экономических, организационных и правовых средств, препятствующих нарастанию обусловленных противоречиями негативных социально-экономических процессов, предпочтение в их разрешении нередко отдается правовым, то есть внеэкономическим методам воздействия на волевое поведение людей <15>.

<15> См.: Яцеленко Б.В. Указ. соч. С. 247.

Исходя из вышесказанного, правовые институты, казалось бы, должны работать в двойном режиме. В то же время социально-политические и социально-экономические институты (при решении проблем предотвращения социальных противоречий, связанных с ростом преступности) как бы заранее обрекаются на бездействие.

Такое представление об "ускоренном производстве по уголовному делу" не оставляет надежды гарантиям, которые не допускают чрезмерности и произвольности в применении мер принуждения, а также служат благодатной средой для возникновения судебных ошибок, ограничения в правах и осуждения невиновных лиц.

На основании вышеизложенного следует подчеркнуть, что предотвращение противоречий в уголовном судопроизводстве возможно лишь при той уголовно-процессуальной деятельности дознавателя, следователя, прокурора и суда (судьи), которые основаны на законности, уважении чести и достоинства, охране прав и свобод личности, основу которых составляет принцип презумпции невиновности.

Анализ теории уголовного процесса и судебно-следственной практики позволяет сделать вывод о том, что ошибочность возможности признания уголовно-процессуального права универсальным средством разрешения социальных противоречий вызвана тем, что оно функционально не предназначено занимать ведущее место в сфере борьбы с преступностью.

По справедливому замечанию И.И. Карпеца, борьба с преступностью "есть применение обществом и государством комплекса мер экономического, политического, идеологического, социально-культурного и правового характера. Правового - лишь в последнюю очередь..." <16>.

<16> Карпец И.И. Преступность как реальность // Вопросы философии. 1989. N 5. С. 88.

Таким образом, ошибочное понимание места права, и в частности уголовно-процессуального, в деле предотвращения и разрешения социальных противоречий ведет не только к тому, что противоречия остаются и углубляются до состояния конфликта, но также приводит к существенным ошибкам в правоприменении.