Мудрый Юрист

Всеобщее и обязательное?

"Медицинский вестник", 2009, N 18

Экспертное сообщество будоражат слухи о готовящейся в недрах Минздравсоцразвития концепции лекарственного обеспечения. Не исключено, что в ее основу ляжет страховой принцип. Если так, то каким же будет лекарственное страхование в России?

Необходимость кардинальных изменений в сфере лекарственного обеспечения граждан назревает давно. Объем потребления лекарственных средств на душу населения в России отстает от европейских показателей, однако является самым высоким среди стран СНГ. По данным ЦМИ "Фармэксперт", в 2008 г. этот показатель в среднем по России составил 100 долл. США (в 2006 г. - 68 долл.). При этом значительная часть потребляемых лекарств оплачивается самим пациентом. Действующая с 2006 года программа ДЛО столкнулась с большим количеством проблем, многие из которых были обусловлены недостаточно четкой организацией процесса. Например, из-за несовершенства регистра льготных категорий населения граждане получали отказы в выписке лекарств. Кроме того, отсутствовала система информирования ЛПУ о товарных запасах в аптеках. Пациент просто не мог получить по рецепту лекарства. Рассуждая о реформировании ДЛО, многие эксперты не исключают возможности включения программы в систему ОМС.

Страховые горки

Генеральный директор ОАО "Страховая компания "СОГАЗ-Мед" Дмитрий Толстов считает, что система лекарственного страхования должна являться составной частью ОМС и реализовываться как неотъемлемая часть программы госгарантий. Он отмечает, что при существующей системе уровень доходов граждан оказывает определяющее воздействие на доступность медицинской помощи, ее качество и эффективность.

Очевидно, что при такой схеме наносится ущерб и здоровью человека, и системе здравоохранения. Дмитрий Толстов считает, что в случае, если программа лекарственного страхования будет носить обязательный характер и охватывать всех граждан, застрахованных в системе ОМС, можно надеяться на существенное повышение качества медицинской помощи за счет доступности и управляемости лекарственной терапии. Тем более что опыт реализации фондами ОМС программы лекарственного обеспечения льготных категорий граждан в период 2005-2007 годов продемонстрировал высокую готовность системы ОМС к построению программы лекарственного страхования.

У заместителя генерального директора ОАО "РОСНО МС" Ларисы Попович несколько иное мнение на оптимальные механизмы реализации схемы лекарственного страхования:

А вот директор Департамента медицинского страхования ОСАО "Ингосстрах" Михаил Копитайко обращает внимание на то, что оптимальным будет тот механизм, который первый заработает, просто со временем его нужно будет модернизировать:

Кто почем?

Принципиальный момент в любой из действующих сегодня в мире схем - кто подпадает под их действие. В Великобритании и Чехии, например, это все пациенты государственной службы здравоохранения, в Венгрии малообеспеченные граждане и инвалиды, во Франции социальные льготники, а в Норвегии лица старше 66 лет и больные определенными группами заболеваний. Различна и доля участия гражданина в оплате.

Михаил Копитайко считает, что доля финансового участия гражданина должна быть, по крайней мере, на первом этапе, существенно меньше, чем государства, а Дмитрий Толстов замечает, что определить эту долю, возможно только экспертным путем, но она не должна быть менее 30 и более 70%. Генеральный директор "СОГАЗ-Мед" предлагает схему, в которой дифференциация граждан по принципу принадлежности к той или иной категории отсутствует:

Принципиальная схема финансирования в рамках лекарственного страхования, по мнению Ларисы Попович, может быть такой. Препараты безрецептурного отпуска приобретаются пациентом самостоятельно и не оплачиваются в системе возмещения затрат на лекарства. Не возмещаются из государственного бюджета и затраты на лекарства, не входящие в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств, за исключением случаев, когда признается жизненная необходимость назначения конкретного лекарственного препарата конкретному больному (например, не зарегистрированного в России). Допускаются соплатежи населения за лекарства, входящие в Перечень жизненно необходимых лекарств, в размерах разницы между референтной и розничной ценой на препарат. Для финансирования обеспечения особо дорогостоящими лекарствами пациентов с редкими заболеваниями должны создаваться государственные программы, учитывающие необходимый объем диагностики, логистику, ведение регистра пациентов, особенности дистрибуции, необходимость адресной доставки лекарств и мониторинг эффективности программы.

Условия осуществления компенсации стоимости лекарств и механизмы соплатежей (мировой опыт):

ФРАНЦИЯ - государственная компенсация непосредственно аптекам (100% стоимости дорогостоящих лекарств, 65% стоимости обычных лекарств, 35% стоимости лекарств, не являющихся необходимыми).

ГЕРМАНИЯ - государственная компенсация рецептурных препаратов из списка по референтным ценам, пациент платит фиксированную сумму за рецепт плюс 100% расходов, превышающую референтную цену.

АНГЛИЯ - пациент платит за препараты из "негативного" списка плюс фиксированную сумму за рецепт.

НОРВЕГИЯ - компенсация за счет государственной системы страхования - 54% стоимости, 15% - из средств лечебного учреждения, 31% - из средств пациента.

А вдруг не получится

О необходимости более жесткого контроля и возможностях страховщиков в этой области говорит и Михаил Стародубцев:

Тема контроля цен - ключевая для эффективности действия системы.

Существует и еще один извечный камень преткновения во всех российских реформах.

Оправдаются ли опасения экспертов и будет ли в России введено лекарственное страхование, мы узнаем, скорее всего, к концу года. По заверениям министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой, документ будет подготовлен к осени.

С.ЛИТВИНЕНКО