Мудрый Юрист

Обжалованию подлежит

"Медицинский вестник", 2009, N 16-17

Конституционный суд (КС) страны в недавнем своем постановлении указал на несоответствие Конституции Российской Федерации ряда положений Гражданского процессуального кодекса и Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании". В свое время закон этот, вступивший в силу 16 лет назад, снял многие нарекания в адрес отечественной психиатрии. Он получил высокую оценку, в том числе и на международном уровне. Но жизнь не стоит на месте, и то, что вчера представлялось приемлемым, уже может не отвечать современным требованиям. Во всяком случае, жалобы граждан в Европейский суд по правам человека и в Конституционный суд РФ побудили КС изучить, как соблюдаются гражданские права в отношении больных, страдающих психическими отклонениями. К каким же выводам он пришел? С этим вопросом корреспондент "MB" Марина Мелконян обратилась к одному из разработчиков Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" заместителю директора по научной работе НИИ психиатрии Минздравсоцразвития профессору Исааку Яковлевичу Гуровичу.

Однако, прежде чем прокомментировать прозвучавший в преамбуле интервью вопрос, "К каким выводам пришел Конституционный суд?", считаю необходимым внести некоторые уточнения. Постановление этой высокой юридической инстанции основано не на широком изучении соблюдения гражданских прав лиц с психическими отклонениями во всех случаях оказания им специализированной помощи, а лишь на исследовании отдельных фактов (к ним я еще вернусь). В то же время не хотелось бы, чтобы создалось впечатление, будто закон 1993 года вовсе устарел. Он, без преувеличения, существенно изменил состояние отечественной психиатрии и сегодня в целом отвечает международным требованиям к такого рода законоположениям. Хотя я не исключаю необходимости совершенствования некоторых норм.

Итак, Конституционный суд сосредоточился на ряде положений Гражданского процессуального кодекса РФ и закона о психиатрической помощи, наиболее уязвимых в плане нарушения прав личности. К ним относится признание граждан недееспособными и роль при этом судебной процедуры, а также оказание такой формы психиатрической помощи недееспособным больным, как госпитализация помимо их воли.

В постановлении КС можно выделить три основных пункта. Первый. Признано, что основному закону страны не соответствуют положение и действующая практика, при которой суд признает человека недееспособным без предоставления ему возможности изложить свою позицию. Тем самым его лишают права самому себя защитить. Несколько человек, признанных недееспособными, пожаловались в КС на то, что им "навесили" этот малоприятный ярлык лишь по заявлению родственников, являющихся их опекунами и желающих завладеть их имуществом. Причем сами больные не были приглашены на заседание суда, на котором решался вопрос о состоянии их здоровья. О том, что они признаны недееспособными, узнали случайно. В постановлении КС особо подчеркивается, что граждане, вопрос о дееспособности которых рассматривается судом, являются равноправными сторонами этих разбирательств и имеют право защищать себя. Без их личного участия в деле нарушается принцип справедливости правосудия.

Второе. Не соответствующими Конституции РФ сочли положения Гражданского процессуального кодекса, лишающие гражданина, признанного недееспособным и не участвовавшего в судебном разбирательстве, права обжаловать данное решение в вышестоящих судебных инстанциях. Причем подчеркнуто, что, когда человек признается недееспособным и полностью зависит от опекуна, следует с особой ответственностью защищать его интересы, поскольку они, как правило, связаны с делами имущественными.

Наконец, третье. Как отмечено в постановлении, признано не соответствующим Конституции РФ положение Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", допускающее недобровольную без судебного решения госпитализацию недееспособного гражданина в психиатрический стационар. До сих пор по нашему закону госпитализация считалась добровольной, если согласие на нее давал опекун, хотя тем самым нарушаются гражданские права человека.

В целом, хочу заметить, вопросы взаимоотношения между опекуном и лицом, признанным недееспособным, в законодательном отношении недостаточно разработаны. И это приводит к тому, что все проблемы, связанные с жизнеобеспечением такого больного, решает за него опекун.

Речь, в частности, идет об оказании психиатрической помощи лицам, пользующимся правом неприкосновенности. Надеюсь, постановление Конституционного суда приблизит нас к подготовке дополнений и уточнений в закон о психиатрической помощи.

М.МЕЛКОНЯН