Мудрый Юрист

Принцип светскости органов судебной власти и проблемы его реализации в Российской Федерации

Терехин В.А., заведующий кафедрой правосудия Пензенского государственного университета, доцент, кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации.

Мещерякова А.Ф., аспирант.

Традиционный подход к проблеме становления и развития отечественного суда заключается в том, что предметом исследования авторов являются в основном вопросы судоустройства и судопроизводства в их неразрывной связи с конституционными свойствами России как демократического правового государства. И к сожалению, до настоящего времени не уделяется достаточного внимания тем принципам организации и функционирования органов судебной власти, которые отражают сущность и задачи светского характера государства (ст. 14 Конституции РФ).

Между тем в юридической практике иногда возникают достаточно сложные правовые коллизии. Они неоднозначно воспринимаются не только общественным, но и профессиональным правосознанием и требуют, несмотря на некую деликатность темы, публичного обсуждения. Нам представляется, что аспект светскости судебной системы, составляющий предмет настоящей публикации, становится в современном мире весьма актуальным.

Вначале заметим, что светскость органов судебной власти является одной из многих составляющих принципа светскости Российского государства. В науке конституционного права отчасти получила теоретическое и нормативное оформление категория светскости государства <1>. А поскольку суд является одним из структурных элементов государственного механизма, то в контексте его светскости он, несомненно, отвечает тем характеристикам, которые присущи в целом государству. И в то же время категория светскости имеет в судах свои отличительные особенности. К основным из них можно отнести следующие.

<1> См., например: Понкин И.В. Современное светское государство: конституционно-правовое исследование. Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2004; Воронкова М.Л. Конституционные основы светского государства в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2006; Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. "О свободе совести и о религиозных объединениях".
  1. Организационную самостоятельность суда и отсутствие в государственной судебной системе специализированных религиозных судов. Согласно Конституции РФ органы судебной власти самостоятельны, а Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации" содержит исчерпывающий перечень государственных судов, структурно входящих в судебную систему и действующих на территории России. При этом создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных указанным законом, не допускается. Включение в судебную систему религиозных судов привело бы к слиянию полномочий государства и религиозных объединений, что несовместимо со светским характером Российского государства.
  2. Недопустимость осуществления религиозными объединениями судебно-властных полномочий и вынесения ими правовых актов, обладающих общеобязательной силой.

В Российской Федерации религиозные объединения отделены от государства и не выполняют функций органов государственной власти. Важнейшей задачей судебной власти является осуществление правосудия. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя полномочия в этой сфере. Поэтому религиозные объединения, их члены не вправе реализовывать компетенцию, принадлежащую исключительно официальному суду. Они не имеют полномочий по принятию судебных актов, обладающих общеобязательной силой. Присвоение властных полномочий суда наказывается в соответствии с уголовным законом.

  1. Независимость суда при осуществлении правосудия от религиозного влияния и канонических установлений. Суть названного признака заключается в том, что суд в процессуальной деятельности независим. Он разрешает юридические споры в соответствии с правосознанием судей и в условиях, исключающих на них какое-либо воздействие. Мотивируя свою позицию по конкретному делу, суд не вправе ссылаться на религиозные догмы и "волю Творца", рассматривать в качестве доказательств религиозные клятвы, культовые обряды и т.д. Судья обязан руководствоваться исключительно светскими источниками права и своим внутренним убеждением. Акты судебных органов выносятся именем Российской Федерации и не подлежат утверждению со стороны представителей религиозных конфессий.
  2. Исключение из юрисдикции органов судебной власти вопросов, относящихся к внутренней деятельности религиозных объединений. Раскрывая содержание данного конституционного принципа, Федеральный закон о свободе совести и о религиозных объединениях установил, что государство не вмешивается в деятельность этих формирований. Они создаются и действуют в соответствии с их собственной иерархической структурой, уставом и внутренними установлениями. Государство уважает внутренние правила религиозных организаций, если они не противоречат законодательству.

В подтверждение сказанному приведем примеры из судебной практики. В 2001 г. Южно-Сахалинский городской суд удовлетворил жалобу Т.Г. Малахович на решение приходского собрания православной религиозной организации Южно-Сахалинской и Курильской епархии об отлучении ее от Церкви. Истица была выведена из церковного общения за сознательное нарушение религиозных догматов. Суд первой инстанции посчитал, что "Малахович Т.Г. созданы препятствия для участия в богослужениях и других религиозных обрядах, нарушено ее право на исповедование веры совместно с другими прихожанами, так как им запрещено общение с отлученными". Решение суда было обжаловано в областной суд и отменено в связи с неправильным толкованием норм материального права. Кассационная инстанция указала, что "отлучение заявительницы от Церкви основано на внутрицерковной деятельности религиозного объединения, в связи с чем заявление Малахович Т.Г. суду общей юрисдикции неподведомственно" <2>.

<2> А. Толкаченко, Т. Малахович против Южно-Сахалинской епархии // Российская юстиция. 2002. N 5. С. 25 - 26.

В 2000 г. Московский городской суд отказал в принятии к рассмотрению заявления В. Лебедевой, которая пыталась оспорить принятое решение Архиерейского собора Русской православной церкви о канонизации Николая II. Верховный Суд РФ отклонил кассационную жалобу заявителя, указав, что "причисление человека к лику святых является сугубо внутрицерковным актом и никак не регулируется светским законодательством" <3>.

<3> Цит. по: Интерфакс. 2003. 16 мая.

С нормами официального законодательства корреспондируют канонические правила и внутренние установления религиозных организаций. Так, Основы социальной концепции Русской православной церкви запрещают выносить внутрицерковные споры на светский суд.

Закономерно возникает вопрос: какие органы уполномочены рассматривать вопросы внутрицерковного значения? Уставом Русской православной церкви предусмотрено создание в этих целях церковных судов. Церковные суды существовали в России еще до революции 1917 г. и занимали важное место в правовой системе монархического государства. В настоящее время они снова приобретают популярность. Их работа организована в Москве, Нижнем Новгороде, Вологде, Смоленске, Калуге <4>.

<4> См.: Куликов В. Бог рассудит, батюшка разведет // Российская газета. 2004. 15 окт.; Русская Православная Церковь учредила церковный суд // Юридический мир. 2004. N 12. С. 34; У католиков России появился собственный церковный суд // Агентство религиозной информации "БлаговестИнфо" // http://www.blagovest-info.ru; Впервые в истории Русской Православной Церкви в России появятся церковные суды // РИА Новости // http://www.newsmoldova.ru/news.html?nws_id=300633.

Церковный суд - это особая деятельность церковных учреждений по рассмотрению и разрешению дел, имеющих связь с религией, в определенном процессуальном порядке, как правило, на основании норм канонического права <5>.

<5> См.: Гаращенко А.Ю. Юрисдикция и устройство церковных судов в допетровский период российской истории: Дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2006. С. 18.

Предмет церковного судопроизводства составляют отношения, возникающие между членами религиозных организаций в сфере управления, основ вероучения, богослужения, духовной практики и т.д. Эти отношения не могут входить в юрисдикцию светского суда.

Однако на практике существуют вопросы, хотя и относящиеся к внутренней деятельности религиозной организации, но регулируемые светским законодательством и охраняемые государством. Они связаны с деятельностью религиозной организации как юридического лица. Это как раз те случаи, когда, например, возникают трудовые споры. И верующему гражданину при обращении в светский суд не может быть отказано в рассмотрении дел по искам о восстановлении на работе, взыскании заработной платы и т.д.

  1. Предоставление участникам судопроизводства гарантий права на свободу совести и свободу вероисповедания. Светское государство защищает право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, что нашло отражение в нормах не только материального, но и процессуального законодательства.

Равенство перед законом и судом - правовой принцип, обеспечивающий реализацию права на свободу совести при отправлении правосудия. Суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе, сторонам в зависимости от их отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям. Гражданин имеет право свободно заявлять в судебном заседании о своей религиозной принадлежности, убеждениях и отношении к религии.

К гарантиям религиозных прав участников процесса следует также отнести свидетельский иммунитет священнослужителя. Он не подлежит допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди. Это обосновывается тем, что в процессе этого ритуала между ним и исповедуемым лицом устанавливаются особые доверительные отношения, которые общество обязуется уважать. Кроме того, процедура исповеди является неотъемлемой частью культовой деятельности религиозной организации, в которую светское государство не вмешивается.

  1. Гарантии равенства прав граждан и возможностей их реализации на доступ к службе в судебных органах независимо от убеждений и отношения к религии. Федеральный закон от 27 июля 2004 г. "О государственной гражданской службе Российской Федерации" устанавливает равный доступ к гражданской службе и равные условия ее прохождения независимо от отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств, не связанных с профессиональными и деловыми качествами гражданского служащего.

Работники аппарата суда являются государственными служащими, поэтому на них распространяются положения названного правового акта.

Формирование судейского корпуса происходит на конкурсной основе с учетом требований, предъявляемых к кандидатам специальными нормами о статусе судей. Они не могут подвергаться каким-либо религиозным испытаниям и ущемлены в своих правах по признаку религиозной принадлежности.

  1. Особенности прохождения в судах государственной службы. Религиозная нейтральность представителей судебной власти в профессиональной и во внеслужебной деятельности. Поскольку судьи занимают государственные должности Российской Федерации, то осуществление ими своих полномочий связано не только с предоставлением им дополнительных льгот и привилегий, но и с закреплением для них ряда ограничений, вытекающих из принципа светскости. Рассмотрим их более подробно.

Во-первых, судьям запрещено использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии.

Закон требует от служителей Фемиды при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях избегать всего, что могло бы вызвать сомнение в их объективности, справедливости и беспристрастности. Авторитет судебной власти должен выражаться в проявлении веротерпимости, одинаково уважительном, корректном отношении к участникам процесса вне зависимости от их религиозных взглядов и убеждений. В противном случае судья не может рассматривать дело и подлежит отводу.

Характерным примером этого стало поведение судьи Ноябрьского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа Г. Питкевич, которая состояла в церкви "Живая вера" и осуществляла пропаганду ее идей. По этим основаниям стороны в процессе заявляли ей отводы. Кроме того, Г. Питкевич, злоупотребляя служебным положением, пыталась вовлечь в религиозную организацию сотрудников суда и участников судопроизводства. Она публично молилась в ходе судебных слушаний и обещала сторонам в процессе благоприятный исход дела в случае их вступления в члены церкви.

За совершение указанных действий полномочия судьи Г. Питкевич были прекращены. Европейский Суд по правам человека, куда она обратилась с жалобой на нарушение ее права на религиозные убеждения и выражения своего мнения, признал жалобу необоснованной. При этом Европейский Суд указал, что лишение Г. Питкевич полномочий не было основано на ее принадлежности к церкви. Отстранение ее от должности связано с профессиональной деятельностью, несовместимой с требованиями, предъявляемыми к судье <6>.

<6> См.: Галина Питкевич против Российской Федерации // Журнал российского права. 2001. N 5. С. 99 - 110.

Во-вторых, в судах установлены запреты на сопровождение профессиональной деятельности религиозными обрядами, ритуалами и предметами религиозного культа.

Одним из условий соблюдения принципа светскости судебных учреждений является недопустимость размещения в этих зданиях религиозной символики. Поскольку суды осуществляют властные полномочия от имени государства, то в них могут использоваться только символы государственной власти. Согласно закону на зданиях судов устанавливается Государственный флаг Российской Федерации, а в зале судебных заседаний помещаются Государственный флаг и изображение Государственного герба РФ. На зданиях судов может также устанавливаться флаг субъекта Российской Федерации, а в залах судебных заседаний - флаг и изображение герба субъекта Федерации.

Весьма показательно, что сторона по делу расценила нарушением принципа светскости возведение на территории Московского городского суда православной часовни <7>. Это послужило мотивацией для отвода всего состава суда, рассматривавшего дело о ликвидации Отделения международной общественной организации "Лига Исламского Мира". В заявлении указывалось, что "суд публично выражает свое предпочтительное отношение к одной из религиозных конфессий и демонстративно заявляет о своей клерикальности, что никак не совместимо со светским характером государства, и поэтому дело не может быть объективно и беспристрастно рассмотрено" <8>.

<7> См.: Армия спасения // Российская газета. 2007. 26 сентября.
<8> Заявление об отводе состава Московского городского суда // http://www.rlinfo.ru/press/pr20050914otvod.htm.

Особенность поведения судьи при реализации права на свободу совести как гражданина состоит в том, что он должен вести себя таким образом, чтобы сохранять независимость и беспристрастность. В связи с этим требует обсуждения вопрос о размещении предметов религиозного культа в служебных кабинетах судей. Законодательство прямо не содержит для них подобных ограничений. Существует мнение, что нахождение на рабочих местах государственных служащих икон, амулетов и других предметов религиозного назначения допускается, если их наличие "не несет прозелитических целей, не направлено на формирование того или иного отношения к религии" <9>. На наш взгляд, явно открытое размещение религиозных атрибутов в интерьере кабинетов судей не совсем вписывается в понятие светскости суда. Как известно, в рабочих кабинетах судей размещаются государственный герб и флаг, что призвано подчеркнуть принадлежность суда к государству. Соседство с символами государственной власти предметов религиозного культа может создать впечатление, что суд связан с определенной религиозной организацией, вызвать сомнения в беспристрастности судьи, подчеркнуть его лояльное отношению к определенной конфессии.

<9> Понкин И.В. Указ. соч. С. 36.

В-третьих, в судейском сообществе закрепляется светскость судейской этики.

Поведение судей должно строго соответствовать их высокому званию, а также способствовать укреплению авторитета судебной власти в общественном сознании. Данная правовая аксиома была сформулирована много веков назад и имеет библейские корни. В Библии сказано: "...усмотри из всего народа людей способных, боящихся Бога, людей правдивых, ненавидящих корысть... Пусть они судят народ во всякое время... И дал Я повеление судьям вашим... судите справедливо... не различайте лиц на суде, как малого, так и великого выслушивайте..." <10>. И в наши дни нетрудно заметить созвучность канонов Библии с формулировками отечественных конституционных норм, закрепляющих предъявляемые к служителям Фемиды требования, а также принципы судопроизводства. Как видно, современные нормы о статусе судей и судебной деятельности сохранили связь с божественными заповедями, но в то же время подверглись рецепции и приобрели ярко выраженный светский характер.

<10> Цит. по: Пензенский областной суд: 65 лет. Пенза, 2005.

При вступлении в должность нынешний судья приносит присягу: "Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть". И если текст присяги XIX в. содержал упоминание о роли высших сил и об использовании религиозных атрибутов в ходе церемонии вступления в должность <11>, то в современном российском варианте сделан акцент на сугубо светских морально-этических критериях, таких как добросовестность, честь, беспристрастность, справедливость, долг, совесть. Хотя из мировой практики известно, что в некоторых государствах, например в ФРГ и Румынии, тексты присяги судей сохранили религиозную формулу: "Да поможет мне Бог" <12>.

<11> См.: Попова А.Д. Формирование правового статуса судей: история и современность // Журнал российского права. 2007. N 9. С. 104.
<12> См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учеб. пособие. М., 2005. С. 183.

Правила поведения судьи закреплены в Кодексе судейской этики. Наибольший интерес для нас представляют ст. ст. 4 и 9, согласно которым судья при исполнении своих обязанностей не должен проявлять предубеждения религиозного характера, т.е. обязан одинаково ровно, уважительно, корректно относиться ко всем гражданам, с которыми ему приходится контактировать, невзирая на их религиозные убеждения.

Подводя итоги, можно предложить один из возможных вариантов определения светскости органов судебной власти.

На наш взгляд, это их правовая характеристика, которая означает организационную самостоятельность суда и его независимость в процессуальной деятельности от религиозного (конфессионального) влияния и канонических установлений, недопустимость осуществления религиозными объединениями судебно-властных полномочий и вынесения ими правовых актов, обладающих общеобязательной силой, исключение из судебной юрисдикции вопросов внутрицерковного значения, предоставление участникам судопроизводства гарантий права на свободу совести и вероисповедания, а также религиозную нейтральность представителей судебной власти в профессиональной и во внеслужебной деятельности.

Таким образом, светскость судебной системы - понятие емкое и многогранное. Оно включает в себя по меньшей мере аспекты судоустройства, судопроизводства, правового статуса судей и служащих аппарата суда, их профессиональной этики.

Отдельные положения названного института уже содержатся в ряде законодательных актах об организации и деятельности суда, о поступлении на государственную службу и ее прохождении. Однако проблемы, возникающие в этой сфере, свидетельствуют о том, что данная юридическая категория мало изучена и не получила законченного оформления в российском законодательстве. Думаем, что дальнейшее развитие рассмотренных нами вопросов будет способствовать укреплению религиозного и в целом правового сознания <13>, начал веротерпимости в российском обществе, гармонизации отношений государства и религиозных объединений, а в итоге - формированию как правового, так и светского государства.

<13> Кстати, появился интересный опыт, когда представители Прокуратуры РФ и церкви в целях формирования правосознания и законопослушания граждан проводят публичные нравственные проповеди. См.: Ямшанов Б. Проповедь от прокурора // Российская газета. 2008. 13 фев.