Мудрый Юрист

Независимость судей - конституционная ценность

Кирланов Т.Г., аспирант Российской академии правосудия.

Конституция 1993 г. провозгласила Российскую Федерацию правовым государством (ст. 1 ч. 1) [4].

Однако формирование правового государства, организация и деятельность всех органов и должностных лиц которого основаны на праве, - чрезвычайно сложный процесс, связанный с необходимостью преодоления прочных стереотипов правового нигилизма, повышения культуры государственного управления на всех уровнях, совершенствования судебной системы и целым рядом других факторов политического и правового характера.

Создание правового государства предполагает и формирование правовых институтов, посредством которых обеспечивается правопорядок в обществе, единообразное понимание и применение нормативных актов. Прежде всего таким институтом должна стать справедливая и эффективная система правосудия, основанная на общепризнанных и основополагающих принципах, закрепленных в Основном законе Российской Федерации. Конституция РФ - уникальный документ. Она возлагает на государство обязанность обеспечения эффективной защиты прав и свобод человека и гражданина от любых нарушений, в том числе в результате принятия и применения противоречащих Конституции Российской Федерации (далее - Конституция РФ) нормативных правовых актов.

Рассматривая конституционные принципы в рамках проблемы обеспечения независимости федерального судьи в ходе уголовного судопроизводства, необходимо отметить, что в современных условиях довольно остро стоит проблема конституционализации действующего уголовно-процессуального законодательства. Как показывает практика, в настоящее время федеральные судьи все еще допускают принятие решений, противоречащих требованиям Конституции РФ.

В связи с этим в России проблемы конституционного контроля за уголовным судопроизводством оказались в сфере повышенного научного внимания. В течение нескольких последних лет по этой теме переведены книги, отражающие зарубежный опыт, проведены сравнительно-правовые исследования, вышли работы с анализом отечественного опыта конституционного контроля и надзора.

Так, в книге д.ю.н., проф. В.М. Лебедева "Развитие судебной власти в Российской Федерации" рассматривается целый ряд принципов судебной деятельности в качестве процессуальных гарантий справедливого правосудия, в их числе подробно анализируются беспристрастность суда, гласность, открытость судебного разбирательства, оперативность правосудия, состязательность и равноправие сторон, особые дополнительные требования к процедуре по уголовным делам, участие народа в отправлении правосудия [5].

В книге "Судебная власть" под редакцией д.ю.н., проф. Л.И. Петрухина рассматриваются принципы независимости, свободного доступа к правосудию, состязательности, публичности и диспозитивности, презумпции и преюдиции в судопроизводстве [7].

Такая активность вполне объяснима: хотя этот институт независимости судей является важнейшим элементом построения правового государства, но в современной России он еще не стал наиболее зримым его воплощением. Ежегодно около сотни россиян становятся жертвами незаконного уголовного преследования и судебных ошибок. Одними из главных причин этого являются коррупция, невысокий профессионализм сотрудников следственных органов, в том числе, к сожалению, и судей. В рамках данного доклада я рассматриваю ряд проблем, препятствующих обеспечению принципу независимости судьи в ходе уголовного судопроизводства.

Принцип независимости судей закреплен в ст. 120 Конституции РФ [4].

Конституция РФ также гарантирует принцип недопустимости осуществлении судом несвойственной ему функции уголовного преследования, в том числе поддержания любого рода уголовного обвинения во время судебного разбирательства. Этот принцип, иначе называемый принципом состязательности и равноправия сторон, закреплен в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ.

Недопустимость осуществления судом функции обвинения при производстве по уголовным делам также вытекает из конституционного принципа презумпции невиновности. Этот принцип закреплен в ч. 1 ст. 49 Конституции РФ.

На основании этого можно утверждать, что судья должен до самого момента вступления в законную силу приговора об уголовной ответственности быть уверенным в невиновности лица и обязан объективно оценивать имеющиеся по делу доказательства.

Если же суд осуществляет функцию обвинения, то тем самым он фактически становится стороной по делу, т.е. стороной обвинения, предвзято подходит к делу и не в состоянии сохранять объективность и беспристрастность, а следовательно, и независимость.

Вышеупомянутый конституционный принцип можно отнести к ч. 2 ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее - УПК РФ), которая гласит: "Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения" [8]. Некоторая вольность в толковании этой статьи допускает признание средствами доказывания по уголовному делу документы и материалы, непосредственно исходящие от стороны обвинения и отражающие исключительно ее позицию по делу (например, протокол ГИБДД о ДТП). Однако, по моему мнению, представляется очевидным, что не может один и тот же документ совмещать в себе несовместимые друг с другом функции документа о возбуждении дела, обвинительного заключения и средства доказывания. Другими словами, один и тот же документ не может одновременно выступать как констатирующий предполагаемый стороной обвинения факт совершения противоправного деяния и средство доказывания по делу, так как предполагаемое противоправное поведение еще подлежит доказыванию в соответствии с установленной процедурой.

В приведенном примере такой документ (протокол ГИБДД о ДТП), совмещающий в себе эти две несовместимые друг с другом функции, выступает как устанавливающий факт совершения противоправного деяния, что противоречит принципу презумпции невиновности и состязательности и равноправия сторон. На практике это приводит к тому, что, как правило, достаточно лишь протокола о правонарушении и рапорта должностного лица, составившего этот протокол, для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица. Однако совершенно очевидно, что это противоречит принципу охраны достоинства личности и запрета его умаления, установленного ч. 1 ст. 21 Конституции РФ [4].

В последнее время много внимания уделяется юристами несоответствию Конституции РФ и п. 1 ст. 12.1 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" [3] в вопросах предупреждения и прекращения полномочий судьи. В частности, не определен состав проступка, за который на судью может быть наложено взыскание, указывается лишь на нарушение норм этого Закона и Кодекса судейской этики. Кроме того, в Законе отсутствуют критерии, по которым определяется, что именно влечет предупреждение, а что - прекращение полномочий судьи, так как "суды испытывают трудности при разграничении действий судей, подпадающих под признаки дисциплинарного проступка, и действий, не влекущих дисциплинарной ответственности" [6].

Поскольку решение вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности зависит от субъективного мнения правоприменителя, то возможно расширительное толкование норм закона, а это нарушает конституционный принцип равенства всех перед законом и судом. В связи с этим, по моему мнению, в указанный Закон необходимо ввести категории дисциплинарных проступков различной степени тяжести, а также понятие обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность.

Полномочия судьи могут быть прекращены только в соответствии с федеральным законом, но этому не соответствует бланкетный характер Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" - основания для прекращения полномочий судьи устанавливаются в Кодексе судейской этики, который был утвержден не федеральным законом, а Всероссийским съездом судей, следовательно, основания ответственности судей незаконны.

В законодательстве различных стран прямо предусмотрена отставка за неисполнение либо ненадлежащее исполнение судейских обязанностей, злоупотребление полномочиями, некомпетентность. Как правило, судья может быть лишен полномочий за государственную измену либо другое умышленное преступление, для чего необходим обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу.

В Великобритании и США действует более общее правило: там судья, срок полномочий которого формально не ограничен, занимает пост до тех пор, пока ведет себя достойно.

В Великобритании согласно Акту об устроении 1701 г. "патенты на должность судей будут выдаваться, пока они будут вести себя хорошо... Но в случае представления обеих палат парламента признается допустимым их смещение" [1].

В Конституции США сказано, что судья занимает пост, пока, по мнению сената, его "поведение остается безупречным" [2].

Независимость судьи, таким образом, является непременным условием отправления правосудия. Независимость - это абсолютное исключение любого воздействия на судью со стороны любых других лиц и организаций при рассмотрении судьей конкретных дел. При этом судья не связан мнением участников процесса. В каждом случае, принимая решение и вынося приговор, судья обязан руководствоваться исключительно законом, правосознанием, своим внутренним убеждением, основанным на рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности.

Хотя Закон РФ "О статусе судей в Российской Федерации" предусматривает правовые условия, исключающие угрозу независимости судьи, тем не менее проблемы независимости судьи не решаются в полной мере. Кроме проблемы ограждения судьи от влияния со стороны посторонних лиц и организаций существует еще опасность влияния или давления на судью со стороны председательствующего или других судей, входящих в судебную коллегию при рассмотрении дела в коллегиальном составе. Вероятно, поэтому упомянутый Закон, в особенности при рассмотрении уголовных дел, призван процессуальными средствами решить эту двуединую проблему. В этих целях Уголовно-процессуальный кодекс РФ, в частности, предусматривает постановление приговора в специальном помещении - совещательной комнате. Во время совещания судей в совещательной комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному делу, присутствие иных лиц не допускается. При этом в ходе совещания судей председательствующий голосует последним. Однако, несмотря на эти правовые условия независимости судьи, как показывает статистика, судьи суда общей юрисдикции не используют свое право на изложение особо мнения. В рамках моего диссертационного исследования, возможно, будут выявлены, выработаны доктринальные положения по этому вопросу.

Безусловно, развитие практики применения конституционного права в определенной мере позволило выработать дополнительные гарантии надлежащего осуществления судьями функций отправления правосудия, в том числе и при рассмотрении уголовных дел. При этом очевидно, что основу для формирования правовых инструментов обеспечения процессуальной независимости судей составили соответствующие нормы Конституции РФ.

Вместе с тем следует особо отметить, что существующая практика применения конституционных норм в рассматриваемой отрасли судопроизводства еще далека от совершенства. В рамках данного доклада я рассмотрел лишь некоторые особенности их некорректного применения в уголовном судопроизводстве. Поэтому применительно к этой сфере существующие конституционные нормы, оказывающие непосредственное влияние на полноценную реализацию принципа независимости судьи, требуют дополнительного толкования и разъяснения.

Литература

  1. Morisson J. Independence and Impartiality of Judges, Prosecutors and Lawyers // Case of Kingsley v. the United Kingdom, judgment of 7 November 2000, para. 51.
  2. Scalaia A. God's Justice and Ours, First Things 123, 2002-MAY, Page 17 to 21.
  3. Закон РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" (в ред. от 24 июля 2007 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 30. Ст. 1792.
  4. Конституция РФ, принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 1993. N 237. 25 декабря.
  5. Лебедев В.М. Развитие судебной власти в Российской Федерации. М., 2006.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 мая 2007 г. N 27 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей". http://www.supcourt.ru/vs_docs.php?pl=2008.
  7. Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // Российская газета. 2001. N 249. 22 декабря.