Мудрый Юрист

Причинение вреда законным интересам как преступное последствие

Параскевов Н.Н., аспирант Российской академии правосудия.

В процессе исследования данной проблемы автор приходит к выводу о том, что требуется нормативное закрепление причинения вреда законным интересам человека и гражданина, так как в различных уголовно-правовых нормах он сформулирован в обобщенной форме.

В Уголовном кодексе РФ 1996 г. немало составов преступлений с признаками, степень опасности которых однозначно выразить нельзя, т.е. сформулировать их в определенном количестве невозможно. Такие признаки в диспозициях уголовно-правовых норм обладают оценочными свойствами, при их квалификации существует реальная опасность разночтения в правоприменительном толковании.

Оценочные признаки представлены в законе обобщенно, а при квалификации требуют конкретизации, в связи с чем возникают определенные трудности. Зачастую оценочная характеристика вынуждена содержанием вреда и ущерба. Именно такая ситуация складывается при квалификации составов преступлений, связанных с нарушением законных интересов или причинением вреда законным интересам граждан, организаций и т.п. Каким образом определять величину такого вреда? По значимости нарушенных прав - политических, трудовых, семейных и т.д., по количеству потерпевших и др.

Например, в ч. 1 ст. 136 УК говорится о причинении вреда "правам и законным интересам граждан". Данное деяние направлено на лишение или ограничение одного лица или группы лиц по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 136 УК, какого-либо права, провозглашенного Конституцией РФ, что влечет за собой причинение вреда правам и законным интересам граждан. Вред правам и законным интересам состоит в том, что гражданин оказывается ущемленным в том или ином праве и в осуществлении законного интереса, например: отказ в приеме на работу по признакам национальной или религиозной принадлежности; незаконное увольнение с работы по мотиву принадлежности к определенной партии и пр. Причиненный в результате совершения данного преступления социальный вред в виде нарушения равенства прав и свобод человека и гражданина не поддается количественному измерению и поэтому сформулирован в обобщенной форме.

Аналогичная ситуация в ст. 140 УК, предусматривающей ответственность за отказ в предоставлении гражданину информации. Обязательный признак данного преступления - наступление находящихся в причинной связи с отказом в предоставлении информации (предоставлением неполных или ложных сведений) таких последствий, как причинение вреда правам и законным интересам граждан, например лишение каких-либо льгот, жилья и т.д.

Комплексность общественно опасных последствий, состоящих из экономического, социального, психического, организационного вреда, также не позволяет представлять его размеры. Типичный пример - состав злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК). В нем общественно опасные последствия описаны как "существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства".

В ряде случаев социальные последствия в виде вреда правам и законным интересам граждан не указаны, хотя такой вред имеет место. Так, в диспозиции нормы о нарушении тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений граждан (ч. 1 ст. 138 УК) не указаны последствия в виде причинения вреда правам и законным интересам граждан. Вскрытие почтовых ящиков и ознакомление с их содержимым - довольно частное явление в жилых домах, однако ставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности за это, следуя ч. 1 ст. 138 УК, нереально, поскольку отсутствуют серьезные нарушения прав граждан.

Анализ диспозиции норм УК с категорией "законные интересы" показывает, что законодатель в некоторых составах предусматривает существенное нарушение прав и законных интересов не только граждан или организаций, но и охраняемых законом интересов общества или государства.

Здесь уместно заметить, что в правовой литературе некоторые авторы оспаривают наличие законных интересов у государства и указывают, что государство имеет специфические интересы, однако любые из них оно способно трансформировать в права, ибо государство и только оно определяет, какие из интересов приобретают правовую форму, а какие нет. Не имеет ни теоретического, ни практического смысла говорить о законных интересах государства как о чем-то отличном от его прав. Любые свои интересы государство, если сочтет необходимым, может превратить в свои права, минуя стадию "законных интересов". Препятствием к этому в цивилизованном обществе может стать только общегражданская мораль. Если все же признать наличие законных интересов у государственных органов (должностных лиц), тогда неработающей станет формула, согласно которой государственный орган (должностное лицо) вправе делать лишь то, что ему разрешено. Лишь граждане и институты гражданского общества могут иметь законные интересы, ибо только на них распространяется правило "разрешено все, что не запрещено". Данная позиция, на наш взгляд, не совсем верна с точки зрения охраны интересов уголовно-правовыми нормами, поскольку такие преступления, как злоупотребление должностным положением или превышение их, посягают именно на интересы государственной власти, нормы, предусмотренные в УК, в частности в гл. 30, выполняют задачу обеспечения охраны интересов государства.

В уголовно-правовых нормах, в которых законодатель ставит под охрану в том числе интересы общества и государства (ст. ст. 285, 286, 288 УК), правоприменитель должен определить, какие интересы общества или государства охраняются законом, имеет ли место нарушение этих интересов и в какой степени они нарушены. Содержание таких оценочно выраженных признаков состава трудно либо даже невозможно формализовать в законе. Поэтому существует опасность разночтения в правоприменительной практике.

Таким образом, законные интересы защищаются уголовным законом наряду с правами и свободами. В отличие от прав и свобод содержание законного интереса не определено конкретно законодателем, оно оценочно. Это связано с тем, что правовые нормы не способны заранее предусмотреть все возможные жизненные ситуации и соответственно не могут и не должны детально регламентировать непрерывно развивающиеся притязания человека на социальные блага.