Мудрый Юрист

Органы и ткани человека как объекты вещного права в Российской Федерации

"Медицинское право", 2009, N 2

В статье рассматривается вопрос о возможности органов и тканей человека, а также тела человека в целом выступать в качестве объектов вещного права в Российской Федерации посредством выделения основных признаков вещи и применения их к указанным объектам исследования.

Последние десятилетия характеризуются стремительным выходом трансплантации на уровень массовой практики и столь же стремительным ростом числа деклараций и документов, инструкций и новых законов, которые разрабатывает и предлагает современное право и которые принимают современные государства.

Нельзя не обратить внимание на то, что даже такие выдающиеся открытия, как изобретение, например, рентгеновского излучения или открытие микробиологии и бактериологии и даже формирование "эры антибиотиков", не сопровождались созданием и принятием новых законодательных актов. Это свидетельствует о том, что выход трансплантации на уровень физического управления смертью человека является не узкоспециальным, частным медицинским вопросом, но серьезной социокультурной, в том числе юридической, проблемой.

В настоящее время действующие в Российской Федерации нормативные акты не дают в полной мере ответа на вопрос, могут ли являться тело человека или его отдельные части объектом вещного права.

При разрешении поставленного вопроса в первую очередь необходимо определить, применимы ли основные признаки вещи как объекта гражданского права к органам и тканям человека и телу человека в целом.

К таковым можно отнести: телесность (материальность), доступность господству субъектов гражданского права, а также ценность (полезность) вещи <*>.

<*> Щенникова Л.В. Вещное право: Учеб. пособие. Пермь: Изд-во Пермского университета, 2001. С. 54.

Под телесностью вещей понимается их физическое существование как предметов материального мира. Необходимо заметить, что если вещи действительно представляют предметы материального мира, то этот тезис сам по себе вовсе не предопределяет и не предрешает вопрос о том, что всякий предмет материального мира должен с неизбежностью отождествляться с понятием "вещь", а потому не исключает существования наряду с вещами также самостоятельной категории невещных материальных благ. Таким образом, поскольку вещи могут не охватывать собой всего многообразия предметов материального мира, то и рассмотрение всякого материального блага сквозь призму вещи по крайней мере нуждается в более обстоятельном теоретическом обосновании <*>.

<*> Ровный В.В. Новейшее исследование предмета гражданского права (рецензия на монографию М.Н.Малеиной "Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита") // Сибирский юридический вестник. 2000. N 3. С. 78.

Если говорить о таком признаке, как ценность, то он в полной мере присущ органам и тканям человека. Данные объекты, исходя из самой своей природы, удовлетворяют важнейшую потребность человека - потребность в здоровье.

Безусловно, нельзя игнорировать и нематериальную ценность органов, тканей тела человека. Так, в 1997 г. президент Ирака Саддам Хусейн распорядился переписать Коран своей собственной кровью в знак благодарности Аллаху за поддержку <*>. Дегустатор Э. Роней застраховал свои вкусовые нервные рецепторы на 250 тыс. фунтов <**>. Очевидно, что во внимание принимаются возможная потеря работы (материальный аспект) и потеря вкуса (нематериальный аспект).

<*> Кровь вместо чернил // Российская газета. 2000. 26 сентября.
<**> Страховые курьезы // Финансовая газета. Экспо. 2000. N 12.

Однако некоторые авторы отмечают, что полезность - это дополнительный признак, не обязательный для вещи как объекта гражданского права <*>. Кроме того, в литературе высказаны и некоторые сомнения по поводу признака ценности. Сомнения эти вызваны тем, что ценность есть величина изменчивая и право не может заранее знать, какие вещи, не имеющие ценности в настоящее время, приобретут ее впоследствии <**>.

<*> Аполинская Н.В. О статусе биологических объектов в гражданском праве РФ // http://law.isu.ru. 2002.
<**> Щенникова Л.В. Указ. соч.

Что касается признака доступности, то по этому критерию можно выделить две группы биологических объектов.

Первая включает те части человеческого тела, органы и ткани, при отделении которых либо не происходит каких-нибудь неблагоприятных изменений в организме человека (например, ногти, волосы, продукты выделения и т.д.), либо, если изменения происходят, то они носят временный характер и не имеют серьезных последствий для здоровья человека. То есть данные объекты, по существу, в полной мере доступны господству субъектов гражданского права.

Ко второй группе относят такие части человеческого тела, изъятие которых в некоторых случаях хотя и возможно при жизни (почка, роговица), но очень болезненно и чревато различными последствиями для здоровья донора, а также те, изъятие которых при жизни невозможно вообще (печень, сердце), так как приведет к смерти человека. То есть эти объекты либо являются частично доступными, либо недоступными для господства.

Следует отметить, что, несмотря на особенности и различия указанных групп, не следует по-разному определять гражданско-правовой режим данных биологических объектов, так как их объединяет один существенный признак - все они происходят из организма человека <*>.

<*> Аполинская Н.В. Указ. соч.

Естественно, первая группа объектов по своим характеристикам наиболее приближена к вещам в том понимании, в каком о них говорится в законе. Они имеют определенную ценность в гражданском обороте, и законом не запрещаются сделки в отношении данных объектов. Но сказанное отнюдь не означает, что они являются вещами.

Основываясь на вышесказанном, можно сделать вывод, что органы и ткани человека хотя и не являются вещами в общепринятом гражданско-правовом понимании, но все же представляют собой самостоятельные объекты гражданского права, ограниченные в обороте, к которым возможно применение правил, предусмотренных для оборота вещей в части, не противоречащей законодательным актам и существу объекта.

В соответствии с вышеизложенным можно сделать вывод, что вопрос о правовом режиме тела человека как физического объекта не является монолитным и может быть различен в зависимости от того, какой именно объект является предметом анализа. Можно выделить следующие аспекты исследуемой проблематики:

а) правовой режим тела человека как единого целого при жизни;

б) ситуация, связанная с физическим отделением от тела живого человека отдельных частей (тканей и (или) органов);

в) правовой режим тела умершего человека;

г) правовой режим частей тела умершего человека.

Учитывая тот факт, что объем настоящей статьи не позволяет рассмотреть все вышеуказанные аспекты, остановимся более подробно на рассмотрении первых двух.

Многие цивилисты говорят о том, что вряд ли можно считать, что при жизни гражданин имеет право собственности на свое тело и осуществляет правомочия по владению, пользованию и распоряжению им как вещью. По их мнению <*>, использование правовых конструкций вещного права, права собственности в отношении человеческого материала противоестественно. Как отдельный самостоятельный объект телесную оболочку человека признать нельзя, поскольку сама по себе при жизни человека она не существует, а является неотъемлемым компонентом индивида. В связи с этим пользование и распоряжение человека своим организмом происходит не путем осуществления правомочий собственника, а через совершение иных правомерных действий по реализации права на физическую неприкосновенность <**>.

<*> Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2001. С. 88.
<**> Малеина М.Н. Статус органов, тканей, тела человека как объектов права собственности и права на физическую неприкосновенность // Законодательство. 2003. N 11. С. 22.

Следовательно, правомочия человека относительно собственного тела не являются вещными по своей сути. Право на владение, пользование и распоряжение собственным телом как единым целым - это самостоятельное право, не имеющее вещной природы. Указанное право на собственное тело - это естественное право, данное в силу рождения. Вероятно, такое право следует отнести к нематериальным благам. В пользу этого говорит такое его свойство, как неотъемлемость: без тела человеческое существо жить не может <*>.

<*> Майфат А.В., Лисаченко А.В. // http://www.urallaw.ru. 11.03.2004.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод: для того чтобы физические объекты стали объектами права, необходимо, чтобы они перешли во власть человека, под его господство. Поэтому человеческое тело не принадлежит человеку на праве собственности. Организм (тело) находится в естественной среде и вследствие этого не является объектом права собственности или какого-либо иного права. То есть тело человека входит в понятие субъекта права и трактуется объективным правом именно в этом смысле <*>.

<*> Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть. М.: Зерцало, 2003. С. 587.

Итак, тело живого человека не является вещью. Но может ли существовать какое-либо право в отношении отделенных от тела человека частей?

Любые органы и ткани человека с момента их отделения от организма - это объекты материального мира, относящиеся к категории вещей <*>. Так, кровь используется как сырье для производства лекарственных препаратов; в центрах заготовки и распределения донорских органов ведется учет органов как определенных материальных единиц; заспиртованные органы и ткани хранятся и используются в качестве учебных пособий практически в каждом медицинском вузе.

<*> Аполинская Н.В. Указ. соч.

Одновременно с этим Закон Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 "О трансплантации органов и тканей человека" <*> запрещает сделки купли-продажи органов и тканей человека. Но указанная норма может быть истолкована как отсутствие запрета на совершение иных сделок, во всяком случае, сделок, носящих безвозмездный характер. Тем самым получается, что органы и ткани формально могут быть объектом сделок, а значит, и гражданских прав вообще <**>.

<*> Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 62.
<**> Майфат А.В., Лисаченко А.В. Там же.

Однако, для того чтобы совершить сделку, направленную на отчуждение вещи, необходимо обладать соответствующим вещным правом.

Представляется, что орган (ткань) становится объектом права после его отделения от организма. Только с отделением от тела его частей они становятся вещами в юридическом смысле и поступают в собственность их прежнего носителя <*>.

<*> Гамбаров Ю.С. Указ. раб.

Процесс присвоения вещи - органа или ткани - осуществляется в момент проведения хирургической операции или иного вмешательства. Именно тогда в физический объект вкладывается труд и часть тела извлекается из естественной среды. Вне человеческого организма как единого целого органы и ткани могут являться вещами как индивидуально-определенными, так как они имеют индивидуальные отличительные признаки (вес, группа крови, степень "здоровья", возраст, генные характеристики и так далее), так и определенными родовыми признаками (например, 200 граммов натуральных волос). Значит, изъятые из организма (отделенные) органы и ткани могут стать объектами права собственности.

При проведении медицинских манипуляций врачи вкладывают в процесс изъятия органов определенный труд, значит, они создают новую вещь. Таким образом, право собственности при извлечении органа из тела человека возникает впервые, до момента такого изъятия он (орган) никому не принадлежал, поскольку еще не существовал в качестве вещи, а был частью организма.

Указанные вещи прекращают свое существование как объекты права после того, как они трансплантируются в организм другого человека или переносятся в другую часть того организма, от которого они были отторгнуты. Иными словами, происходит процесс потребления вещи.

Значимость вопроса о праве собственности на органы и ткани человека можно показать на примере дела, рассмотренного Верховным судом штата Калифорния (США). У Д. Мур, больного лейкемией, в 1976 г. удалили селезенку. Исследуя орган после операции, врачи обнаружили в нем клетки, вырабатывающие вещество, действующее как биостимулятор. В университете эти клетки размножили, стали выращивать и получать ценные вещества, а позже в сотрудничестве с фармацевтической фирмой наладили выпуск медикаментов. В 1990 г. Д. Мур подал иск к университету, институту генетики и фармацевтической фирме о выплате ему его доли прибыли (от общей прибыли в 3 миллиарда долларов). Хотя суд и отказал в иске, но указал в решении, что врачи обязаны сообщить пациенту о своей материальной заинтересованности в использовании тканей и органов, полученных из его тела <*>.

<*> Кунсткамера // Наука и жизнь. 1991. N 4. С. 113.

Что касается возможности совершения юридических сделок в отношении органов и тканей человека: они будут сделками только на имеющие возможность возникнуть вещи. И если эти сделки будут признаны действительными, то в любом случае нельзя толковать их в смысле принуждения обязавшегося лица к отделению той или иной части своего тела. Такое толкование нарушало бы принцип неприкосновенности личности.

Таким образом, органы и ткани человека все же могут быть объектами права собственности, но только на протяжении ограниченного периода времени: с момента их изъятия из организма человека и до момента вживления в другой организм (либо до момента иного использования).

В соответствии с изложенным представляется необходимым дополнить Гражданский кодекс Российской Федерации специальной статьей, закрепляющей право на физическую неприкосновенность <*>. Основу этой статьи могут составить следующие положения:

<*> Малеина М.Н. Статус органов, тканей, тела человека как объектов права собственности и права на физическую неприкосновенность // Законодательство. 2003. N 11. С. 23.
  1. Гражданин имеет право на физическую неприкосновенность.

Физическая неприкосновенность означает автономное решение о пользовании и распоряжении своим телом, отделенными от организма органами и тканями.

  1. Органы, ткани человека при его жизни с момента изъятия из организма и тело после смерти относятся к вещам.
  2. Гражданин вправе заключать по поводу трансплантатов сделки донорства, хранения в банке органов (тканей). Гражданин вправе заключать любые сделки по поводу других своих органов и тканей.

Гражданин вправе распорядиться своим телом (прахом) на случай смерти в соответствии с законом.

  1. Использование любых изъятых органов, тканей человека может осуществляться третьими лицами исключительно в случае, если:

а) получено предварительное согласие лица, у которого они были изъяты;

б) отсутствует выраженный в какой-либо форме прижизненный отказ умершего лица от изъятия органов.

В случае отсутствия прижизненного волеизъявления гражданина об отношении к его телу после смерти совершение каких-либо действий с телом (прахом) умершего возможно лишь после получения предварительного согласия лиц, указанных в законе.

Аспирант кафедры гражданского

права юридического факультета

Кубанского государственного

университета

Д.С.ДОНЦОВ