Мудрый Юрист

Организационно-правовые проблемы, связанные с соблюдением врачебной тайны в пенитенциарном учреждении

"Медицинское право", 2009, N 2

Настоящая работа посвящена проблеме реализации права пациентов на сохранение конфиденциальности информации о состоянии здоровья в пенитенциарных учреждениях. В статье приведены результаты опроса осужденных по вопросу уверенности в сохранении врачебной тайны сотрудниками медицинских частей системы ФСИН России.

Президентом Российской Федерации среди основных направлений реформирования государственной уголовно-исполнительной политики была отмечена необходимость гуманизации уголовного законодательства и системы наказаний: "Наша главная цель - добиться неотвратимости наказания, а не его чрезмерной суровости" [1]. Одним из важнейших результатов деятельности службы УИС России в данном направлении можно считать принятие Комитетом ООН, запрещающим применение пыток и других унижающих человеческое достоинство видов обращения, решения о существенном улучшении положения российских заключенных [2]. Одним из направлений работы, связанным с выполнением данной задачи, должно быть повышение уровня медицинского обеспечения осужденных. Непременным условием достижения этой цели является преодоление ряда негативных моментов, сформировавшихся в настоящее время в системе российских пенитенциарных учреждений, в том числе дефицита врачебных кадров и устаревшей материально-технической базы медицинских частей. Проблема требует неотложного решения и усугубляется ухудшением состояния здоровья вновь поступающих осужденных [2].

Другим не менее важным условием повышения качества медицинской помощи является обеспечение взаимного уважения и доверия между пациентом и персоналом лечебных учреждений. Именно для пенитенциарных учреждений особенно важно, чтобы эти отношения не только основывались на общечеловеческих нормах и правилах, но имели четко регламентированную нормативно-правовую базу. В связи с этим вопрос о юридическом статусе пациента, отбывающего наказание в местах лишения свободы, в настоящее время становится крайне актуальным.

Целью настоящей работы явилось изучение правовых и организационных проблем, связанных с реализацией одного из прав пациента, отбывающего наказание в пенитенциарном учреждении, а именно права на сохранение конфиденциальности сведений о состоянии его здоровья.

При проведении исследования нами были поставлены следующие задачи:

Материалами исследования послужили данные анкетного опроса 250 осужденных УФСИН России по Владимирской области.

Как показали результаты опроса, у 80,4% осужденных нет уверенности в сохранении конфиденциальности информации о состоянии их здоровья, следствием чего является минимизация ими объема сведений, предоставляемых медицинским работникам.

В результате проведенного анализа имеющейся нормативной базы было установлено, что в документах ВОЗ, регламентирующих порядок оказания медицинской помощи осужденным, вопрос сохранения врачебной тайны трактуется достаточно прямолинейно. Так, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (Женева, 1955 г.) возлагают на врача обязанность регулярно информировать руководителя пенитенциарной организации только о микросоциальных условиях содержания осужденных. Необходимость предоставления гарантий соблюдения врачебной тайны присутствует в рекомендациях ВОЗ в качестве требований к проведению анализов у осужденных для выявления в тюрьмах ВИЧ-инфекции и СПИДа (Женева, 1993 г.). Таким образом, можно констатировать, что в документах ВОЗ право пациента на конфиденциальность информации о состоянии его здоровья является приоритетным. Положений, регламентирующих ограничение каких-либо прав пациента, с целью обеспечения безопасности сложного закрытого коллектива, в котором данный пациент находится, нам найти не удалось [3].

Европейские пенитенциарные правила выражают более дифференцированный подход к проблеме личных прав осужденных. В соответствии с ними лица, лишенные свободы, сохраняют все права, за исключением тех, которых они были лишены на основании решения суда. Ограничения, налагаемые на лиц, лишенных свободы, должны быть минимально необходимыми и соответствовать той обоснованной цели, с которой они налагались. Возможность ограничения личных прав осужденных исходя из обоснованной необходимости рассматривается и на примере сохранения врачебной тайны. Различные редакции Правил обращают внимание на необходимость обеспечения конфиденциальности сведений, содержащихся в личных делах заключенных, в том числе и результатов медицинских обследований. В то же время специально уполномоченным лицам предоставляется право доступа к указанным документам. Врач пенитенциарной организации, который не освобожден от необходимости соблюдения врачебной тайны, тем не менее обязан информировать начальника пенитенциарной организации обо всех случаях, когда предполагается, что продолжение заключения или его условия ставят под угрозу физическое или психическое здоровье заключенного. Безусловно, среди упомянутых сведений может быть и информация о состоянии здоровья осужденного.

Европейские пенитенциарные правила предусматривают необходимость законодательной регламентации прав осужденных и гарантий их реализации в законах европейских государств [4].

В отечественном законодательстве одним из основных прав, гарантированных человеку Конституцией РФ 1993 г., ч. 1 ст. 23, является право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. В соответствии с ч. 1 ст. 24 сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается.

Проблема сохранения конфиденциальности личной информации о человеке нашла свое развитие и в ст. 150 ГК РФ, в которой "...жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность..." отнесены к нематериальным благам человека. В соответствии с данной статьей ГК работники любых - государственных, муниципальных, общественных, частных организаций - обязаны сохранять в тайне сведения о частной жизни лица, полученные при выполнении своих профессиональных обязанностей независимо от того, содержится ли указание о том или ином отдельном виде профессиональной тайны в специальном акте или нет. Защита нематериальных благ осуществляется в соответствии с ГК РФ и федеральными законами в случаях и порядке, ими предусмотренных.

Другим нормативным документом, регламентирующим право на конфиденциальность информации о состоянии здоровья как одно из основных прав пациента, является ФЗ "Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан" 1993 г. с последующими изменениями и дополнениями. Необходимо отметить, что в ст. 61 данного Закона оговариваются случаи, когда в целях безопасности граждан возможно разглашение информации о пациенте. Однако ни в данной статье, ни в ст. 29, регламентирующей права пациентов-осужденных, нет указаний на возможность каких-либо ограничений их прав, позволяющих разглашать данные об их состоянии здоровья, в том числе путем передачи их другим сотрудникам исправительных учреждений.

Таким образом, имеющаяся российская нормативная база гарантирует осужденному пациенту соблюдение всех его прав, которых он не был лишен в судебном порядке, в том числе и его право как пациента на конфиденциальность информации о состоянии здоровья. В то же время необходимость обеспечения безопасности изолированного коллектива диктует необходимость выполнения мер, не вписывающихся в оговоренные выше рамки. В частности, имеется объективная необходимость информирования ответственных работников учреждений ФСИН России, несущих непосредственную ответственность за соблюдение режима, об особенностях состояния здоровья конкретных осужденных, в том числе имеющих психические отклонения, склонных к суицидальным и гомосексуальным действиям.

Статья 55 действующей Конституции РФ допускает ограничение федеральным законом прав и свобод гражданина в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц. Пункт 18 Инструкции по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, утвержденной Приказом Минюста России от 20 ноября 2006 г. N 333 "Об утверждении Инструкции по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы", значительно расширяет данное положение Основного Закона и предусматривает наличие в дежурных частях учреждений открытых сведений о составе лиц, имеющих психические отклонения, склонных к суицидальным и гомосексуальным действиям, а также передачу начальникам отрядов выписок из амбулаторных карт больных.

Безусловно, требования безопасности должны быть соблюдены в полной мере. Информированность работников учреждений ФСИН России, несущих непосредственную ответственность за соблюдение режима, о состоянии здоровья осужденных должна рассматриваться даже не как их законное право, но как непосредственная должностная обязанность. Очевидно, что предоставление информации ни в коей мере не рассматривалось бы как нарушение права пациента на конфиденциальность, если бы оно осуществлялось в соответствии с правилами, заложенными в ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, которые гласят: "Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, лицами, которым они стали известны: при обучении, исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей. Лица, которым в установленном законом порядке переданы сведения, составляющие врачебную тайну, наравне с медицинскими и фармацевтическими работниками с учетом причиненного гражданину ущерба за разглашение врачебной тайны несут дисциплинарную, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством". То есть проблема в значительной степени была бы решена, если бы на информацию о здоровье пациента-заключенного было распространено положение, характеризующее ее как врачебную тайну, с соответствующими организационно-правовыми обязанностями и последствиями для всех должностных лиц, которым она стала известна. Наличие же до настоящего времени открытых сведений однозначно трактуется осужденными как ограничение одного из их основных прав и является одной из причин низкого уровня доверия осужденных как непосредственно к медицинским работникам, так и к системе медицинского обеспечения в целом.

Таким образом, наше исследование показало, что, несмотря на десятилетний период реформирования системы исполнения наказаний, при организации медицинского обеспечения осужденных существует целый ряд проблем, причиной которых в первую очередь является несоответствие федерального законодательства о правах пациента и действующих инструкций пенитенциарной системы.

Имеющиеся противоречия нормативно-правовой базы значительно осложняют работу врачей системы ФСИН, в частности в вопросе осуществления автономии пациента, отбывающего наказание в исправительном учреждении.

С целью решения поставленной проблемы мы считаем целесообразным внесение изменений в Инструкцию по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, утвержденную Приказом Минюста России от 20 ноября 2006 г. N 333 "Об утверждении Инструкции по профилактике правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы", в части, регламентирующей передачу сведений о состоянии здоровья осужденных сотрудникам исправительных учреждений, жестко определив перечень должностных лиц, имеющих доступ к медицинской документации осужденных и возложив на них обязанность сохранения конфиденциальности полученной информации, в соответствии со ст. 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан.

Предлагаемые изменения будут способствовать достижению задач, сформулированных руководством УИС, по гуманизации российских пенитенциарных учреждений, соблюдению прав, свобод и законных интересов осужденных. Повышение доверия пациента к врачу УИС позволит повысить качество медицинской помощи осужденным с целью сохранения экономического, социального, демографического потенциала данной группы россиян.

Литература

  1. Послание Президента Российской Федерации В.В.Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 18 апреля 2002 г.
  2. http://www.minjust.ru/ru/activity: Доклад о результатах и основных направлениях деятельности на 2007 - 2009 годы Федеральной службы исполнения наказаний.
  3. http://www.un.org/russian/documen/convents/prison.htm: Минимальные стандартные правила обращения с заключенными.
  4. http://www.prison.org/law/eur_pr.shtml: Европейские пенитенциарные правила, 2006.

Доктор медицинских наук,

профессор, проректор по

последипломному образованию,

заведующий кафедрой

общественного здоровья и

здравоохранения Центра

повышения квалификации и

профессиональной переподготовки

специалистов ГОУ ВПО

"Нижегородская государственная

медицинская академия"

Ю.Н.ФИЛИППОВ

Доцент,

кандидат медицинских наук,

доцент кафедры

О.П.АБАЕВА

Майор внутренней службы,

преподаватель кафедры

пенитенциарной педагогики,

психологии и социальной

работы ФГОУ "Владимирский

юридический институт"

ФСИН России

А.С.ПОЛЯНЦЕВ