Мудрый Юрист

Правила установления материнства и отцовства детей, зачатых и рожденных с использованием вспомогательных репродуктивных технологий (по законодательству США)

"Медицинское право", 2009, N 2

Проведен анализ законодательства зарубежных стран, регулирующего порядок определения материнства и отцовства детей, зачатых с применением вспомогательных репродуктивных технологий. Рассмотрены особенности правового режима доноров генетического материала, условия и порядок использования криоконсервированных эмбрионов. Определена правовая природа соглашений о суррогатном материнстве как одной из форм искусственного оплодотворения.

За последние 30 лет в США наука достигла больших успехов в области вспомогательных репродуктивных технологий, в результате которых родителями могут стать супружеские пары и одинокие люди, не имеющие возможности зачать ребенка естественным путем. В США тысячи детей ежегодно рождаются с использованием искусственных репродуктивных технологий. Поэтому особенно актуальным является вопрос об определении отцовства и материнства детей, зачатых искусственным путем.

Вспомогательные репродуктивные технологии "включают в себя все медицинские процедуры, которые связаны с использованием человеческих яйцеклеток, семени или человеческих зародышей, в том числе искусственное оплодотворение, изъятие и имплантация половых клеток (гамет), изъятие и имплантация оплодотворенных яйцеклеток (зигот) и другие специализированные медицинские процедуры" <*>. Иные медицинские процедуры могут быть причислены к списку вспомогательных репродуктивных технологий на основании решения Правительства США <**>.

<*> См.: U.S.C.A // www.law.gsu.edu. Chapter 42. § 263a.
<**> См.: Там же.

Единообразный закон "О материнстве и отцовстве" <*>, Единообразный закон "Об отцовстве" <**>, Единообразный закон "О предполагаемом отцовстве и случаях, когда отец неизвестен" <***>, а также семейное право штатов содержат нормы, определяющие правила определения материнства и отцовства детей, зачатых искусственным путем, и детей, рожденных суррогатной матерью, при заключении соглашения о суррогатном материнстве.

<*> См.: Uniform parentage act (2002) // www.Law.Cornell.Edu.
<**> См.: Uniform act on paternity (1998) // www.Law.Cornell.Edu.
<***> См.: Uniform Putative and Unknown Fathers Act (1988) // www.Law.Cornell.Edu.

Семейное право США, регулирующее порядок определения материнства и отцовства детей, зачатых искусственным путем, исходит прежде всего из принципов приоритета семейного союза, а также возможности установления родительских отношений при отсутствии биологического родства <*>.

<*> См.: Linda S. Anderson. Protecting parent-child relationships: determine parental rights of same-sex parents consistently despite varying recognition of their relationship // Pierce law review. 2006. Vol. 5. N 1. P. 9.

Кроме этого, в США в 1988 г. разработан Единообразный закон "О статусе детей, зачатых нетрадиционным путем" <*>. В преамбуле этого Закона определяется, что дети независимо от способа их зачатия и рождения являются высшей ценностью и главным приоритетом правовой охраны. Данный Закон защищает детей, зачатых и рожденных с использованием вспомогательных репродуктивных технологий, определяет права сторон, заключивших соглашение о нетрадиционном зачатии.

<*> См.: Uniform status of children of assisted conception (1989) // www.Law.Cornell.Edu.

Однако при законодательном регулировании искусственных репродуктивных технологий возникает немало трудностей, поскольку все существующие репродуктивные технологии сложно включить в законодательство. Современная наука разработала большое количество способов искусственного зачатия ребенка, многие из них существенно отличаются друг от друга и не могут быть урегулированы одними и теми же нормами. Единообразное законодательство об искусственных репродуктивных технологиях наибольшее внимание уделяет искусственному оплодотворению и суррогатному материнству, поскольку данные две формы широко распространены на практике.

Законодатель определяет нетрадиционное зачатие как "зачатие путем внесения спермы мужчины в яйцеклетку женщины без полового акта - любым иным способом, либо имплантация в яйцеклетку женщины эмбриона" <*>. В понятие "нетрадиционное зачатие" и в предмет правового регулирования Единообразного закона "О статусе детей, зачатых нетрадиционным путем" не включаются случаи внесения спермы мужа в яйцеклетку жены без полового акта.

<*> Там же. Section 1; California Family code (1996) // www.leginfo.ca.gov/cgi-bin. Division 12. Part 2. Chapter 2. Section 7606; Alabama Uniform Parentage Act (2007) // www.Law.Cornell.Edu. Article 1. Section 26-17-11.

Таким образом, нетрадиционное зачатие - это зачатие, которое осуществляется при помощи донора. Донором является "лицо, которое предоставляет свою сперму или яйцеклетку на возмездной или безвозмездной основе" <*>. Донором не является женщина, которая осуществляет рождение ребенка, а также муж, предоставляющий сперму, и жена, предоставляющая яйцеклетку, в целях зачатия ребенка искусственным путем. Женщина старше 18 лет, заключившая соглашение о вынашивании и рождении ребенка для других лиц с использованием их спермы и (или) яйцеклетки, является суррогатной матерью <**>.

<*> Uniform status of children of assisted conception... Section 1.
<**> См.: Uniform parentage act... Article 1. Section 102; Uniform status of children of assisted conception... Section 1.

При нетрадиционном зачатии родителями ребенка считаются муж и жена, заключившие соглашения о нетрадиционном зачатии, при использовании спермы или яйцеклетки одного из них либо же при использовании и спермы мужа, и яйцеклетки жены <*>.

<*> Uniform status of children of assisted conception... Section 1.

Из множества различных видов вспомогательных репродуктивных технологий на практике наиболее часто применяются:

  1. искусственное оплодотворение;
  2. экстракорпоральное оплодотворение (оплодотворение яйцеклетки, которая переносится в полость матки матери или искусственно выращивается, а затем эмбрион переносится в полость матки матери);
  3. суррогатное материнство.

Законодательство отдельных штатов регламентирует и иные репродуктивные технологии. Так, например, Общий статут штата Вашингтон относит к вспомогательным репродуктивным технологиям искусственное выращивание эмбриона с использованием донорских материалов и последующее его введение в матку матери, а также интроцитоплазматические инъекции спермы <*>. Подобные репродуктивные технологии регламентирует также и Единообразный закон Алабамы "О материнстве и отцовстве" <**>. При современном уровне развития науки разработано огромное множество вспомогательных репродуктивных технологий. В любом случае универсальным критерием отнесения того или иного способа зачатия к вспомогательным репродуктивным технологиям является отсутствие полового акта при зачатии ребенка.

<*> См.: Revised code of Washington (2000) // www.law.upenn.edu. Section 26.26.011.
<**> См.: Alabama Uniform Parentage Act... Article 1. Section 26-17-11.

Наиболее простой и рациональный вариант использования вспомогательных репродуктивных технологий - это искусственное оплодотворение (введение в половые пути женщины донорской спермы).

Если женщина состоит в браке на момент искусственного оплодотворения, то отцом ребенка считается ее муж независимо от того, является он биологическим отцом ребенка или нет. Презумпция отцовства мужа матери ребенка, зачатого путем искусственного оплодотворения, оплодотворения в пробирке, с использованием донорских материалов или суррогатного материнства, аналогична презумпции отцовства мужа матери ребенка, зачатого естественным путем. Муж женщины, родившей ребенка, зачатого с использованием спермы анонимного донора, будет презюмироваться отцом ребенка. Верно и обратное - жена мужчины, сперма которого была использована для зачатия ребенка вместе с яйцеклеткой донора, будет презюмироваться матерью ребенка, несмотря на отсутствие биологической связи с ребенком <*>. Так, Верховный суд штата Джорджия установил, что "закон, защищая презумпцию отцовства мужа матери ребенка, в равной степени защищает и презумпцию отцовства мужа матери ребенка, зачатого при использовании вспомогательных репродуктивных технологий" <**>. А Верховный суд штата Коннектикут при рассмотрении дела Doe v. Doe постановил, что "концепция определения отцовства ребенка, рожденного в браке, распространяется и на случаи, когда ребенок был зачат матерью, состоящей в браке, путем искусственного оплодотворения с использованием биологических материалов ее мужа или анонимного донора" <***>.

<*> См.: Linda S. Anderson. Protecting parent-child relationships... P. 9.
<**> См.: Noggle v. Arnold, 338 S.E. 2d 763 (1985).
<***> См.: Doe v. Doe 244 Conn. 403, 422 710 A.2d 1297 (1998).

При заключении соглашения о нетрадиционном зачатии стороны, являющиеся родителями ребенка, на основании данного соглашения обладают такими же родительскими правами и обязанностями, что и родители ребенка, который был зачат и рожден традиционным путем.

Так, Верховный суд штата Делавэр при рассмотрении дела Chambers v. Chambers постановил, что лицо, заключившее соглашение о нетрадиционном зачатии ребенка с целью быть родителем ребенка и воспитать его как своего собственного, после рождения ребенка получает родительские права, обязанности и несет ответственность, предусмотренную законодательством, регулирующим семейные правоотношения, в том числе он несет обязанность выплачивать алименты на содержание ребенка <*>.

<*> См.: Chambers v. Chambers, 2005 WL 645220 (Del. Fam. Ct. 2005).

Единственное отличие состоит в том, что для возникновения такой презумпции необходимо согласие мужа матери ребенка <*>. Согласие должно быть дано в письменной форме и подписано матерью ребенка.

<*> См.: Uniform parentage act... Article 7. Section 703. West's code of Georgia Annotated (1999). Title 19-7-21 // www.law.gsu.edu.

Кроме того, презумпция отцовства может возникать и при отсутствии документа о согласии мужа матери ребенка осуществлять родительские права, если мужчина, состоящий в браке с матерью ребенка, ведет вместе с ней общее хозяйство, открыто признает свое отцовство и осуществляет воспитание ребенка <*>. Эта норма заключает в себе правовой принцип: не обязательно между родителем и ребенком должно существовать биологическое родство. Если мужчина воспитывает ребенка как своего собственного, он и является его отцом независимого от того, есть ли между ними биологическое родство. Данный принцип семейного права является одним из базовых принципов определения отцовства в США. Он впервые нашел свое отражение в Единообразном кодексе о процессе доказывания подлинности завещания: "...ни один биологический родитель не наследует после своего ребенка, пока не докажет, что воспитывал его надлежащим образом и не уклонялся от обязанности по его содержанию" <**>.

<*> См.: Uniform parentage act (2000)... Article 7. Section 704.
<**> См.: Uniform Probate Code (1993) // www.law.gsu.edu. § 2C114(c).

Муж матери ребенка, рожденного при использовании вспомогательных репродуктивных технологий, может оспаривать свое отцовство в течение первых двух лет после рождения ребенка. Этот срок не распространяется на случаи, когда муж матери ребенка не давал своего согласия на искусственное оплодотворение и не предоставлял свою сперму для его осуществления, когда муж матери ребенка не проживал с ней во время искусственного оплодотворения и после его осуществления и никогда открыто не признавал ребенка. При наличии вышеперечисленных обстоятельств муж матери ребенка может начать процесс об оспаривании своего отцовства в любое время <*>. Однако очень сложно опровергнуть в суде свое отцовство. Так, по общему праву штата Джорджия, для опровержения отцовства мужчине необходимо доказать, что ребенок не был зачат путем искусственного оплодотворения в то время, когда он был женат на матери ребенка <**>.

<*> См.: Uniform parentage act... Article 7. Section 705.
<**> См.: Baker v. Baker, 582 S.E. 2d 102 (2003).

Если муж дал письменное согласие быть отцом рожденного женой с использованием вспомогательных репродуктивных технологий ребенка, но умер, прежде чем оплодотворение было осуществлено, он будет являться отцом ребенка только в случае, если предварительно было получено его письменное согласие быть отцом ребенка, рожденного с использованием вспомогательных репродуктивных технологий, в случае, когда такой ребенок будет зачат после его смерти <*>.

<*> См.: Uniform parentage act... Article 7. Section 707.

По общему правилу, закрепленному в единообразном законодательстве США, донор, предоставивший свои биологические материалы для искусственного оплодотворения, не является родителем ребенка <*>. Законодательство штатов тоже защищает донора от родительской ответственности по отношению к ребенку, рожденному при использовании его биологических материалов <**>. Данный принцип закреплен и в судебной практике. Так, при рассмотрении дела Pruitt v. Lindsey Верховный суд штата Джорджия официально заявил, что "в ограниченных ситуациях, таких как искусственное оплодотворение, биологическое родство не является основанием для возникновения обязанности по содержанию ребенка" <***>. Однако единообразное законодательство США, определяя общее правило, не решает многие правовые проблемы, возникающие на практике: не определяет виды правоотношений, на которые распространяется общая норма, не определяет, кому принадлежит оплодотворенный эмбрион, кроме того, донор, не являющийся мужем матери ребенка, может иметь намерение осуществлять родительские права, и единообразное законодательство не дает ответа на вопрос, как следует поступать в этом случае. Все эти проблемы регулируются иными законодательными актами и нормами общего права.

<*> См.: Там же. Article 7. Section 702. Uniform status of children of assisted conception... Section 4.
<**> См.: Alabama Code (1975) // www.Law.Cornell.Edu. § 26-17-21; Revised code of Washington... Section 26.26.011.
<***> См.: Pruitt v. Lindsey, 407 S.E. 2d 750 (1991).

Так, если женщина, родившая ребенка посредством искусственного оплодотворения, не состоит в браке, отцом ребенка считается донор спермы в случаях, когда он известен. Даже в случаях, когда однополая чета решает завести ребенка при помощи донора с целью стать юридическими родителями такого ребенка, донор может заявлять требования на установление отцовства <*>. Так, в штате Огайо при рассмотрении дела C.O. <**> суд постановил, что статут Огайо "О донорах спермы" не применяется к тем донорам, которые известны, и такие мужчины-доноры могут заявлять свои требования об установлении отцовства в суд. Интересно также дело Thomas S. v. Robin Y. <***>, рассматривавшееся в штате Нью-Йорк, при решении которого суд признал ничтожным соглашение об искусственном оплодотворении, которое запрещало Tomas S. претендовать на какие-либо родительские права, и юридически наделил известного донора спермы родительскими правами.

<*> См.: Nancy C. Maxwell. The Kansas case of K.M.H. US legal status of known sperm donors // Utrecht law review. 2008. Vol. 2. N 2. P. 148.
<**> См.: Ohio Misc. 2d 9, 639 N.E.2d 523 (1994).
<***> См.: Thomas S. v. Robin Y., 618 N.Y.S.2d 356 (App. Div. 1994), rev'g 599 N.Y.S.2d 377 (Fam. Ct. 1993).

Законы некоторых штатов предусматривают, что, в случае если искусственное оплодотворение проводится с осуществлением медицинского вмешательства, донор спермы не считается отцом ребенка, а если искусственное оплодотворение проводится без медицинского вмешательства, тогда отцом ребенка считается донор <*>. Данная норма относится к случаям "естественного оплодотворения", т.е. к ситуациям, когда незамужняя женщина договаривается с мужчиной об оплодотворении и при этом заранее отказывается от претензий на алименты. Однако и в таких ситуациях суды могут отказаться признать действительным соответствующее соглашение. Так, Верховный суд штата Индиана отказался признать последствия такого соглашения, так как, по мнению суда, оно является неправомерным исходя из общих принципов публичной политики <**>.

<*> См.: California Family Code... § 7613.
<**> См.: Straub v. B.M.T. by Todd, 645 N.E. 2d 597 (Ind. 1994).

В современной медицине применяется еще одна технология: оплодотворение яйцеклетки матери осуществляется в лабораторных условиях, а затем оплодотворенная яйцеклетка переносится в полость ее матки (экстракорпоральное оплодотворение). Такой вариант имеет те же юридические последствия, что и естественное или искусственное оплодотворение, осуществляемое непосредственно в организме женщины <*>.

<*> См.: Правовая система США. 3-й выпуск. М.: Новая юстиция. С. 844.

Но не все оплодотворенные яйцеклетки используются для развития плода, иногда их замораживают и сохраняют для использования в будущем. Так, Верховный суд штата Теннеси рассматривал вопрос о том, кто будет иметь право распоряжаться замороженными эмбрионами после развода супругов. Учитывая, что мужчина имеет конституционное право решать, производить или не производить потомство, суд постановил, что в случае развода супруги должны распоряжаться замороженными эмбрионами совместно <*>. Апелляционный суд Калифорнии при решении аналогичного дела потребовал принудительного осуществления договора, требующего достижения общего согласия мужа и жены по поводу распоряжения замороженным эмбрионом, в случае недостижения такого согласия суд постановил передать эмбрион для медицинских исследований <**>. По делу Hecht v. Superior Court Апелляционный суд штата Калифорния постановил, что сожительница умершего мужчины имеет право на владение замороженными образцами его спермы, хотя и не имеет прав на его имущество <***>.

<*> См.: Davis v. Davis, 842 S.W. 2d 588 (Tenn. 1992).
<**> См.: Kass v. Kass, 693 N.E. 2d 194 (N.Y. 1998).
<***> См.: Hecht v. Superior Court, 20 Cal. Rptr. 2d 275 (Cal. App. 1993).

За исключением случаев суррогатного материнства, Единообразный закон "О материнстве и отцовство" ставит своей целью сохранение традиционной семьи, состоящей из двух родителей и детей, проживающих совместно и ведущих общее хозяйства, поскольку наличие именно двух родителей позволяет наилучшим образом обеспечить эмоциональную стабильность ребенка и его финансовое содержание <*>.

<*> См.: Linda S. Anderson. Protecting parent-child relationships... P. 10.

Еще одним способом искусственного зачатия ребенка является суррогатное материнство. Оно является одной из форм искусственного оплодотворения. Суррогатная мать вынашивает ребенка с целью передачи его после рождения супругам, являющимся по договору о суррогатном материнстве родителями ребенка. Суррогатная мать, как правило, не является биологической матерью ребенка. Соответственно после рождения ребенка суррогатная мать не приобретает родительских прав и обязанностей <*>.

<*> См.: Boele-Woelki K. Just the oven: a law and economics approach to gestational surrogacy contracts. 2003. P. 2.

Суррогатное материнство является довольно распространенным видом искусственных репродуктивных технологий в США. Оно используется, когда женщина в силу своего физического здоровья не может выносить и родить ребенка. Иногда женщины заключают договоры о суррогатном материнстве и в силу других причин - например, они не хотят делать перерывов в карьере, связанных с вынашиванием и рождением ребенка. Суррогатное материнство регулируется единообразным законодательством США и семейным законодательством штатов <*>.

<*> См.: Alabama Al. Fam. Code; California. Cal. Fam. Code. §§ 7600 to 7730; Colorado. C.R.S.A. Title 19. Art. 4; Delaware - Del. Code. Title 13. Ch. 84; Hawaii - HRS. §§ 584-1 to 584-26; Illinois (1984) (Illinois Parentage Act); Kansas - K.S.A. §§ 38-1110 to 38-1138; Minnesota - M.S.A. §§ 257.51 to 257.75; Missouri - V.A.M.S. §§ 210.817 to 210.852; Montana; Nevada; New Jersey - N.J.S.A. §§ 9:17-38 to 9:17-59; New Mexico - N.M. Code. Chapter 40. Art. 11; North Dakota (PDF) - NDCC 14-17-01 to 14-17-26 (repealed 2005); Ohio - R.C. §§ 3111.01 to 3111.19; Rhode Island (also contains many provisions of Uniform Act on Paternity); Texas - (2000 Act); Washington; Wyoming - W.S.1977. §§ 14-2-101 to 14-2-120 // www.law.upenn.edu.

Суррогатное материнство существовало и до появления искусственных репродуктивных технологий. Первоначально суррогатная мать не только вынашивала ребенка, но и предоставляла свои биологические материалы для его зачатия. Таким образом, в правовой доктрине США выделяют два вида суррогатного материнства - традиционное и гестационное. В первом случае используется искусственное оплодотворение суррогатной матери с использованием семени предполагаемого отца и яйцеклетки суррогатной матери. После рождения ребенка мужчина-донор становится его отцом, а его жена или однополый супруг приобретают родительские права в порядке усыновления. Гестационное суррогатное материнство предполагает использование биологических материалов только предполагаемых родителей: производится искусственное оплодотворение половых клеток предполагаемых родителей, и полученный в результате этого эмбрион имплантируется в матку суррогатной матери <*>.

<*> См.: Miller А. Baseline, Bright-Line, Best Interests: A Pragmatic Approach for California to Provide Certainty in Determining Parentage // McGeorge Law Review. 2003. N 3. Vol. 34. P. 672.

Юридически суррогатное материнство оформляется соглашением о вынашивании и рождении ребенка так называемой суррогатной матерью. Соглашением является "письменный договор, заключаемый лицами, которые намереваются стать юридическими родителями ребенка, зачатого искусственным путем. Договор определяет права и обязанности сторон, а также сроки отношений между сторонами" <*>. Если суррогатная мать состоит в браке, то данный договор должен быть подписан ее мужем. Юридические последствия подписания данного договора заключаются в том, что суррогатная мать теряет все родительские права и обязанности на рожденного ею ребенка. Все родительские права и обязанности будут принадлежать лицам, которые подписали данное соглашение с целью стать родителями ребенка <**>.

<*> California Family Code... § 7606.
<**> См.: Uniform status of children of assisted conception... Section 5.

Данное соглашение должно быть одобрено судом. Без такого условия оно является ничтожным, и родительские права и обязанности после рождения ребенка будут принадлежать суррогатной матери и ее мужу, если он являлся стороной соглашения о суррогатном материнстве. Если муж не являлся стороной в соглашении о суррогатном материнстве или суррогатная мать не состоит в браке, то отцовство рожденного ею ребенка будет определяться по правилам, установленным в Единообразном законе "О материнстве и отцовстве" <*>. Так, при рассмотрении дела Johnson v. Calvert <**> суд Калифорнии одобрил соглашение о суррогатном материнстве, заключенное в 1990 г., в рамках которого одна сторона (суррогатная мать) обязалась вынашивать имплантированный ей эмбрион будущего ребенка, родить этого ребенка и передать его после рождения биологическим родителям, а другая сторона (предполагаемые родители) обязались выплатить определенную денежную сумму. В решении по данному делу суд установил, что соглашение, предметом которого является вынашивание и рождение ребенка суррогатной матерью с последующей его передачей биологическим родителям, не противоречит общественным интересам и не нарушает общественную политику.

<*> См.: Там же. Section 5.
<**> См.: Johnson v. Calvert. 851. P. 2d 776, 778 (Cal. 1993).

Трудности возникают в случае споров, когда суррогатная мать отказывается передать супругам родившегося ребенка согласно договору. Так, при рассмотрении описанного выше дела In re Baby M. в штате Нью-Джерси суд первой инстанции признал договор о рождении ребенка суррогатной матерью действительным, вынес решение о передаче ребенка отцу и санкционировал усыновление ребенка супругой отца, тем самым лишив родительских прав биологическую суррогатную мать ребенка. Верховный суд штата Нью-Джерси, рассматривая дело по жалобе стороны, постановил, что договоры о суррогатном материнстве не имеют законной силы, так как противоречат принципам публичной политики - ведь в них вопрос об опеке над ребенком решается без учета интересов ребенка и в нарушение принципа истинной добровольности, поскольку потенциально это может приводить к эксплуатации малоимущих. Суд определил, что данное дело должно рассматриваться в том же порядке, что и любой спор по опеке над ребенком. Исходя из этого, суд оставил в силе решение о присуждении ребенка отцу, но предоставил суррогатной матери право на общение с ребенком <1>. А Верховный суд штата Кентукки, напротив, постановил, что действующий в штате запрет на торговлю детьми не является основанием для признания ничтожности договоров о суррогатном материнстве, и отказал в ходатайстве об аннулировании документа агентства по организации суррогатного материнства на право заниматься этой деятельностью <2>. В штате Калифорния суд постановил, что родителями ребенка являются только супруги, заключившие договор с суррогатной матерью о рождении ребенка, и вынес постановление о принудительном исполнении договора о суррогатном материнстве <3>. А при рассмотрении дела Buzzanca v. Buzzanca, предметом разбирательства которого были родительские права на ребенка в ситуации, когда супруги использовали сперму и яйцеклетку анонимных доноров для получения эмбриона, который затем был имплантирован в организм суррогатной матери, суд Калифорнии признал этих супругов родителями ребенка <4>. В штате Нью-Йорк суд, напротив, запретил женщине, выносившей эмбрион, который позднее был имплантирован в организм суррогатной матери, считаться матерью ребенка <5>.

<1> См.: Matter of Baby M. 537 A. 2d 1227 (N.J. 1988).
<2> См.: Surrogate Parenting Associates, Inc. v. Kentucky ex rel. Armstrong, 704 S.W. 2d 209 (Ky. 1986).
<3> См.: Anna J. v. Mark C., 286 Cal. Rptr. 369 (Cal. App. 1991).
<4> См.: Buzzanca v. Buzzanca, 72 Cal. Rptr. 2d 280 (Cal. App. 1998).
<5> См.: Andres A. v. Judith N., 591 N.Y.S. 2d 946 (N.Y. Fam. Ct. 1992).

В США суррогатное материнство воспринимается неоднозначно, а в некоторых штатах оно прямо запрещено. Так, например, в Калифорнии до середины 70-х готов двадцатого века использование суррогатной матери для вынашивания и рождения ребенка считалось преступлением и подвергалось уголовному преследованию. В настоящее время в различных штатах принято множество законов по вопросам суррогатного материнства. Несмотря на то что единообразное законодательство идет по пути легализации суррогатного материнства, в большинстве штатов договоры о суррогатном материнстве полностью запрещены, как, например, в штатах Нью-Йорк <*> и Мичиган <**>. В других штатах договоры о суррогатном материнстве разрешены, но подлежат императивной регламентации, как, например, в штате Виргиния <***>. Однако фактически ограничения, существующие в отдельных штатах, неэффективны, поскольку, если лица, желающие завести ребенка, захотят прибегнуть к услугам суррогатной матери, им достаточно просто обратиться в клинику другого штата, где суррогатное материнство разрешено.

<*> См.: New York Domestic Relations law // www.Law.Cornell.Edu. Article 122.
<**> См.: Сборник законов штата Мичиган // www.Law.Cornell.Edu. Article 722.855.
<***> См.: Virginia code annotated. Article 20-156 // www.Law.Cornell.Edu.

Главный моральный аргумент против суррогатного материнства - недопустимо делать ребенка предметом экономического договора, т.е. превращать его в товар, как и недопустимо лишать женщину, родившую ребенка, ее неотъемлемых материнских прав в обмен на деньги. Кроме того, в случаях суррогатного материнства велик риск эксплуатации нуждающихся в деньгах женщин. Поэтому некоторые правоведы, считающие, что вынашивание и рождение ребенка суррогатной матерью за материальное вознаграждение аморально, поддерживают и считают допустимым существование суррогатного материнства на добровольной и безвозмездной основе <*>.

<*> См.: Banerjee S. Gestational surrogacy contracts: altruistic or commercial? A contract theoretic approach. 2006. P. 3.

Правоведы, выступающие в пользу существования и правового регулирования суррогатного материнства, полагают, что суррогатное материнство как правовое явление позволяет парам, которые не могут иметь детей, произвести на свет биологически родного им ребенка, и это не нарушает права и законные интересы других лиц <*>. Действительно, если отношения уже сложились на практике и не нарушают существующий правопорядок, их необходимо признать юридически.

<**> См.: John A. Robertson. Genetic Selection of Offspring Characteristics. 76 B.U.L. REV. 1996. P. 421, 427-428, 479.

Так, Верховный суд США при рассмотрении дела Maher v. Roe определил, что "решение произвести на свет ребенка является неотъемлемым правом человека, защищенным Конституцией США, но тем не менее это не является основанием для запрета заключения соглашений о суррогатном материнстве". Хотя суд и определил, что суррогатное материнство не противоречит Конституции США, он также установил в рамках данного дела, что законодательство отдельных штатов может запрещать взимать плату за вынашивание и рождение ребенка суррогатной матерью <*>. Так, при рассмотрении дела Doe v. Kelley <**> Верховный суд Мичигана установил, что договор о суррогатном материнстве может носить только безвозмездный характер, так как семейное законодательство Мичигана запрещает взимать с заинтересованных лиц какую-либо плату при усыновлении ребенка, изменении порядка осуществления родительских прав и при осуществлении иных подобных действий.

<*> См.: Maher v. Roe, 432 U.S. 464 (1977).
<**> См.: Doe v. Kelley, 106 Mich. App. 169, 307 N.W.2d 438 (Ct. App. 1981), cert. denied, 459 U.S. 1183 (1983).

Представляет интерес также дело Inc. v. Kentucky, рассмотренное Верховным судом Кентукки. Генеральный прокурор Кентукки обратился в суд с заявлением об аннулировании регистрации Ассоциации суррогатного материнства, поскольку, по его мнению, цели данной организации, а именно развитие суррогатного материнства, осуществляемого на возмездной основе, противоречат статуту Кентукки об усыновлении, который запрещает выплату каких-либо денежных сумм лицу, осуществляющему родительские права, с целью изменить порядок опеки и осуществления родительских прав. Суд, проанализировав законодательство Кентукки об усыновлении, пришел к выводу, что заключение соглашения о суррогатном материнстве на возмездной основе является принципиально отличным от усыновления правоотношением и не может регулироваться законодательством об усыновлении и что законодатель не может вмешиваться в подобные отношения и устанавливать их возмездность или безвозмездность, суррогатная мать при заключении подобных соглашений имеет свободу самостоятельно решать, будет ли соглашение заключено на возмездной основе или нет <*>.

<*> См.: Inc. v. Kentucky, 704 S.W.2d 209 (Ky. 1986).

Аналогичного подхода придерживаются и суды Нью-Йорка. При рассмотрении дела In the matter of the adoption of baby girl L.J. Верховный суд Нью-Йорка вынес решение по двум отдельным вопросам - предоставил родительские права по договору о суррогатном материнстве донору, чьи биологические материалы использовались при искусственном оплодотворении суррогатной матери и который имел намерение стать отцом ребенка, и его супруге, а также определил, что договор о суррогатном материнстве не может носить возмездный характер. При решении первого вопроса суд обратил внимание на то, что в подобных ситуациях необходимо руководствоваться прежде всего интересами ребенка. А при решении второго указал, что уважает решение Верховного суда Кентукки по делу Inc. v. Kentucky, и определил, что договоры о суррогатном материнстве полностью соответствуют семейному законодательству Нью-Йорка и могут носить возмездный характер.

А при рассмотрении судом Нью-Джерси дела In re Baby M <*> можно выделить еще один подход к решению вопроса, может ли договор о суррогатном материнстве носить возмездный характер: суд постановил, что соглашение о суррогатном материнстве является договором и должно регулироваться нормами договорного права. Суд также обратил внимание на то, что отношения по установлению родительских прав по договорам о суррогатном материнстве не должны регулироваться законодательством об усыновлении, поскольку это принципиально отличные от усыновления отношения, и что соглашение о суррогатном материнстве, являясь прежде всего договором, может носить возмездный характер.

<*> См.: Matter of Baby M. 537 A. 2d 1227 (N.J. 1988).

Судебная практика, рассмотренная выше, иллюстрирует не только подходы американских судов к решению вопроса, может ли соглашение о суррогатном материнстве носить возмездный характер, а также отражает различные взгляды на природу соглашений о суррогатном материнстве. Таким образом, в судебной практике США можно выделить три подхода к определению правовой природы соглашений о суррогатном материнстве. Первый подход заключается в том, что отношения по установлению родительских прав по договорам о суррогатном материнстве по своей природе ближе всего к отношениям по усыновлению и могут регулироваться нормами об усыновлении детей. Второй подход определяет, что отношения по усыновлению и установлению родительских прав по соглашениям о суррогатном материнстве имеют только общую правовую концепцию, а при решении подобных дел необходимо руководствоваться интересами ребенка и общими принципами законодательства об усыновлении. Третий подход устанавливает, что соглашение о суррогатном материнстве - прежде всего договор и должно регулироваться нормами и договорного права, а законодательство об усыновлении при решении подобных дел применяться не может.

Таким образом, в США, несмотря на легализацию единообразным законодательством суррогатного материнства, единой общефедеральной правовой политики по этому вопросу еще не выработано. Законодательство штатов идет совершенно разными путями - от запретов суррогатного материнства до его правового регулирования. Правовые проблемы, возникающие на практике, такие, как может ли иметь суррогатная мать родительские права или права на посещения ребенка, также решаются по-разному в зависимости от штата.

Искусственные репродуктивные технологии довольно распространены в США. Правовое регулирование искусственных репродуктивных технологий появилось в семейном праве США сравнительно недавно, поэтому остается еще большое число практических проблем, а многие вопросы остаются неурегулированными. Однако правовые принципы, регулирующие данную область правоотношений, уже сформировались. За исключением случаев суррогатного материнства, Единообразный закон "О материнстве и отцовстве" ставит своей целью сохранение традиционной семьи, состоящей из двух родителей и детей, проживающих совместно и ведущих общее хозяйство, поскольку наличие именно двух родителей позволяет наилучшим образом обеспечить эмоциональную стабильность ребенка и его финансовое содержание <*>. Единообразное законодательство признает искусственные репродуктивные технологии и фактически приравнивает статус родителей, зачавших ребенка искусственным путем, к статусу родителей, зачавших ребенка естественным путем. Ограничения же на использование искусственных репродуктивных технологий в отдельных штатах фактически являются неэффективными, поскольку для того, чтобы осуществить искусственное оплодотворение или иной вид искусственных репродуктивных технологий, достаточно просто обратиться к услугам клиники, расположенной в другом штате.

<*> См.: Linda S. Anderson. Protecting parent-child relationships... P. 10.

Юрист Избирательной комиссии,

г. Иваново

О.Ю.ХУДЯКОВА