Мудрый Юрист

Уголовная ответственность военнослужащих, выполняющих управленческие функции в коммерческих организациях министерства обороны Российской Федерации, за служебные преступления

Федоров П.Е., преподаватель кафедры уголовного права Военного университета, майор юстиции.

Современный период военного строительства характеризуется существованием в системе Вооруженных Сил Российской Федерации (далее - ВС РФ) коммерческих организаций - федеральных государственных унитарных предприятий Министерства обороны Российской Федерации (далее - ФГУП), создаваемых для осуществления научной и научно-технической деятельности в области, обеспечения безопасности Российской Федерации; разработки и изготовления отдельных видов продукции, находящейся в сфере интересов Российской Федерации и обеспечивающей безопасность Российской Федерации; производства отдельных видов продукции, изъятой из оборота или ограниченно оборотоспособной, и др. <1>.

<1> Статья 8 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях".

Нахождение ФГУП МО России в составе ВС РФ обусловливает наличие у министра обороны Российской Федерации и иных должностных лиц ВС РФ определенных полномочий в их отношении.

Так, министр обороны Российской Федерации осуществляет подготовку предложений по созданию, реорганизации и ликвидации ФГУП, входящих в состав ВС РФ в соответствии с законодательством Российской Федерации; определение порядка утверждения уставов этих предприятий, программ деятельности, а также порядка назначения на должность и освобождения от должности их руководителей <2>.

<2> Пункт 10 Положения о Министерстве обороны Российской Федерации (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 августа 2004 г. N 1082).

Заместителям министра обороны Российской Федерации, начальникам служб Министерства обороны Российской Федерации, начальнику Аппарата министра обороны Российской Федерации, главнокомандующим видами ВС РФ, командующим войсками военных округов, флотами, родами войск ВС РФ, Каспийской флотилией, заместителям начальника Генерального штаба ВС РФ, начальникам главных и центральных управлений Министерства обороны Российской Федерации в отношении находящихся в непосредственном подчинении ФГУП МО России предоставлено право: утверждать уставы, бухгалтерскую отчетность и отчеты руководителей предприятий, согласовывать создание филиалов и открытие представительств предприятий; совершение предприятиями крупных сделок, сделок, в которых имеется заинтересованность руководителя предприятия, прием на работу главных бухгалтеров предприятий и т.д.; назначать в пределах своей компетенции в установленном порядке на должность и освобождать от должности руководителей предприятий, изменять и расторгать контракты с ними; определять на основании заданий, доводимых Службой экономики и финансов Министерства обороны Российской Федерации, часть прибыли предприятий за предыдущий год, подлежащую перечислению в федеральный бюджет в текущем году <3>.

<3> См. подробнее Приказ министра обороны Российской Федерации "Об осуществлении прав собственника имущества федеральных государственных унитарных предприятий и полномочий в отношении федеральных государственных учреждений, входящих в состав Вооруженных Сил Российской Федерации" от 28 апреля 2006 г. N 180.

Также необходимо отметить, что ФГУП МО России обладают всеми признаками юридического лица <4>: имеют учредительные документы, самостоятельный баланс, расчетные и иные счета в банках; наделены правом владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом; возглавляются единоличным исполнительным органом; подлежат регистрации в федеральном органе исполнительной власти, уполномоченном осуществлять государственную регистрацию юридических лиц <5>.

<4> Статья 48 ГК РФ.
<5> Подробнее о понятии и признаках ФГУП МО России см.: Ярмак Р.Н. Правовое положение федеральных государственных предприятий и учреждений Вооруженных Сил Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 189 - 190.

Поскольку одним из приоритетных направлений современной политики государства является противодействие коррупции, вопросы уголовной ответственности лиц, выполняющих управленческие функции в ФГУП МО России, за преступления, совершаемые ими с использованием своих служебных полномочий, приобретают известную актуальность.

В связи с вышесказанным наиболее дискуссионными являются два вопроса: 1) признаются ли должностными лицами военнослужащие, выполняющие управленческие функции в ФГУП МО России; 2) какая уголовно-правовая норма подлежит применению при квалификации совершаемых ими противоправных деяний с использованием своих полномочий?

Для ответа на поставленные вопросы прежде всего представляется необходимым проанализировать современное законодательство.

В соответствии с примечанием 1 к ст. 285 УК РФ должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях. В этой связи военнослужащих и иных лиц, выполняющих в ФГУП МО России указанные функции, следует признавать должностными лицами ВС РФ.

Однако в данном случае следует иметь в виду ряд обстоятельств.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" государственные унитарные предприятия являются коммерческими организациями.

Лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации, независимо от формы собственности <6>, должны нести ответственность за использование своих полномочий вопреки законным интересам этой организации, а также за иные преступления против интересов службы в этих организациях в соответствии с правовыми нормами, предусмотренными гл. 23 УК РФ.

<6> См. примечание 1 к ст. 201 УК РФ.

Судебная практика не признает лиц, выполняющих постоянно, временно либо по специальному полномочию организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческих организациях независимо от формы собственности, должностными лицами <7>. Но тем не менее УК РФ прямо предусматривает, что лица, выполняющие организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в ВС РФ, признаются должностными, и в этой связи отсутствуют основания не признавать таковыми военнослужащих, выполняющих указанные функции в ФГУП МО России.

<7> См. подробнее п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе".

При ответе на второй вопрос следует отметить наличие коллизии. В связи с тем что нормы гл. 30 УК РФ предусматривают ответственность всех должностных лиц, а нормы гл. 23 предусматривают ответственность только лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих организациях вне зависимости от формы собственности, без указания на их принадлежность к государственной службе, то военнослужащих, злоупотребляющих своими полномочиями при выполнении управленческих функций в ФГУП, следует привлекать к уголовной ответственности не как за должностные преступления, а как за преступления против интересов службы в коммерческих организациях.

Например, приговором Московского гарнизонного военного суда от 6 мая 2007 г. за превышение должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ) был осужден полковник С., который, являясь командиром войсковой части 00000, начальником 128-го управления - начальника работ (УНР) филиала ФГУП "Строительное управление МВО МО", используя свое служебное положение, принял в штат сотрудников вверенного ему филиала ФГУП на должность инженера труда и заработной платы производственного отдела, а также по совместительству на должность коменданта общежития 128-го УНР свою двоюродную сестру В.

Так как должность коменданта общежития была учреждена формально, на основании устного распоряжения С., то денежных средств на ее оплату не выделялось. Исполнять функции коменданта безвозмездно В. отказывалась. Деньги на оплату должности коменданта были получены путем фиктивного трудоустройства гр. Е. В соответствии с указаниями С. начальники строительных участков закрывали на имя Е. акты работ, а начисленные денежные средства за якобы выполненные работы получала В.

Содеянное С. повлекло существенное нарушение прав и законных интересов организаций, охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в причинении ФГУП "СУ МВО МО России" ущерба в размере 239061 руб.

Квалификация, данная судом, представляется не бесспорной, поскольку при вынесении приговора необходимо учитывать следующее.

Полковник С., помимо того что выполнял функции командира в/ч, являлся лицом, выполнявшим управленческие функции в коммерческой организации, действующим на основании устава ФГУП и доверенности на управление филиалом <8>. И пользуясь предоставленной ему властью вопреки законным интересам коммерческой организации, совершил указанные выше преступные действия.

<8> В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" филиал унитарного предприятия осуществляет свою деятельность от имени создавшего его унитарного предприятия. Руководитель филиала назначается унитарным предприятием и действует на основании его доверенности.

Совершенное полковником С., выполняющим управленческие функции в структуре филиала ФГУП "СУ МВО МО России", преступление связано с осуществлением этой организацией хозяйственной деятельности, так как заключалось в нецелевом использовании денежных средств, принадлежащих коммерческой организации, предназначенных для оплаты труда работников на строительных участках, и повлекло причинение существенного вреда имуществу этой организации.

Изложенные обстоятельства указывают на то, что в результате совершения рассматриваемого преступления, прежде всего, было совершено посягательство не на нормальную работу аппарата военного управления и интересы государственной службы, а на нормальный порядок работы коммерческой организации и ее репутацию. Следовательно, основным объектом данного преступления необходимо считать - интересы службы в коммерческой организации, факультативным - экономические отношения в сфере распределения материальных благ <9>.

<9> Подробнее об объекте хозяйственного преступления см.: Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М., 2005. С. 48 - 57.

Таким образом, действия С. следует квалифицировать не иначе как злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ), поскольку деяние было совершено лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, с использованием своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для другого лица, и повлекло причинение существенного вреда этой организации.

Однако при квалификации подобных противоправных деяний не следует пренебрегать некоторыми существенными обстоятельствами.

Во-первых, ФГУП МО России входят в структуру Министерства обороны Российской Федерации, создаются в целях выполнения определенной роли в обеспечении безопасности и обороноспособности Российской Федерации и наделяются в установленном порядке государственным имуществом на праве хозяйственного ведения <10>.

<10> См. ст. ст. 294, 295 ГК РФ.

Во-вторых, военнослужащие рассматриваемой категории выполняют функции, присущие должностным лицам воинских частей и других подразделений ВС РФ, в том числе в сфере управления вверенным имуществом, сочетая их с управленческими функциями в коммерческой организации <11>.

<11> Например, руководитель ФГУП совершает в установленном порядке сделки от имени предприятия, осуществляет прием на работу работников, издает приказы, организует выполнение решений собственника имущества унитарного предприятия, распоряжается денежными средствами и имуществом, действуя при этом добросовестно и разумно, в интересах предприятия (ст. 25 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях").

В-третьих, военнослужащий, выполняющий управленческие функции в коммерческой организации, является лицом, надлежащим образом включенным как в систему военно-служебных отношений <12>, так и в систему общественных отношений, обеспечивающих интересы службы в коммерческих организациях <13>.

<12> В связи с началом военной службы, в силу акта призыва на военную службу, либо вступления в силу заключенного контракта о прохождении военной службы (ст. 3 Положения о порядке прохождения военной службы).
<13> Например, в связи с назначением на должность в качестве единоличного исполнительного органа коммерческой организации актом должностного лица ВС РФ.

Таким образом, можно говорить о наличии некоторой двойственности статуса военнослужащего, выполняющего управленческие функции в ФГУП МО России, которая проявляется при выполнении властных функций в двух различных системах правоотношений:

  1. военно-служебные отношения - при выполнении функций должностного лица ВС РФ, других войск и воинских формирований (управление личным составом ВС РФ в соответствии с принципом единоначалия; соблюдение требований нормативных правовых актов, регламентирующих порядок прохождения военной службы; обеспечение сохранности исправного состояния и надлежащего использования государственного имущества);
  2. общественные отношения, обеспечивающие интересы службы в коммерческих организациях (осуществление в соответствии с уставом ФГУП и Федеральным законом "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" организационно-распорядительных полномочий в отношении подчиненных органов коммерческой организации, выполнение административно-хозяйственных функций в отношении имущества, принадлежащего ФГУП. При этом указанный военнослужащий должен действовать добросовестно и разумно, соблюдая интересы собственника имущества предприятия).

Следовательно, будет вполне логичным посягательства рассматриваемой категории военнослужащих на первую группу общественных отношений квалифицировать как должностные преступления, на вторую - как преступления против службы в коммерческих организациях.

О правильности данного вывода свидетельствует и судебная практика.

Так, 6 декабря 2006 г. Московским гарнизонным военным судом был осужден начальник ФГУП "Строительное управление МВО" (в/ч 00000) полковник Г. за превышение должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ), заключавшееся в уклонении от выплат личных сбережений военнослужащим по призыву (строителей) при увольнении их с военной службы и использовании указанных средств в коммерческой деятельности организации, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов 182 граждан.

Здесь на квалификацию преступного деяния повлияли следующие обстоятельства.

Будучи руководителем ФГУП МО России, полковник Г. одновременно являлся командиром воинской части, обладал статусом военнослужащего и имел в своем прямом подчинении военнослужащих, проходящих военную службу по призыву и по контракту. Очевидно, что при выполнении своих организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в отношении подчиненных военнослужащих начальник должен руководствоваться требованиями законов, общевоинских уставов, ведомственных подзаконных актов, регулирующих порядок прохождения военной службы.

Деяние заключалось в том, что полковник Г. не выплатил личные сбережения военнослужащим по призыву при увольнении их с военной службы. В связи с тем что в приговоре не конкретизирован правовой статус невыплаченных денежных средств, необходимо принимать во внимание следующее:

а) военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием <14>;

<14> См. п. 16 ст. 34 Указа Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 "Вопросы прохождения военной службы".

б) Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 19 апреля 1993 г. N 355 "Об изменении порядка материального обеспечения военных строителей" установлено, что оплату труда военных строителей необходимо производить в соответствии с законодательством о труде на основе тарифных ставок, с применением понижающего коэффициента.

Следовательно, в том случае, если в приговоре суда идет речь о задолженности по денежному довольствию военнослужащих, командир воинской части, не выполнив указанных требований, явно превысил свои должностные полномочия.

Если же руководитель ФГУП не выплатил денежные средства за исполнение военнослужащими трудовой функции, то можно говорить о нарушении требований ст. 140 ТК РФ, обязывающей работодателя выплатить все суммы, причитающиеся работнику в день увольнения.

Однако следует отметить, что порядок оплаты труда не сказывается на статусе военнослужащих по призыву, т.е. командир в/ч, несмотря на то что он одновременно является единоличным исполнительным органом ФГУП, в данном случае не представляет организацию-работодателя, а военнослужащие по призыву не являются работниками по трудовому договору.

Определяющим фактором в данном случае является не правовая природа денежных средств, а то обстоятельство, что Г., являясь командиром воинской части, допустил существенное нарушение прав и законных интересов подчиненных военнослужащих. И поскольку указанные лица обладали статусом военнослужащего, были субъектами военно-служебных правоотношений, становится очевидным посягательство на нормальную деятельность аппарата военного управления.

Следовательно, в рассмотренном случае следует согласиться с квалификацией, данной судом, и признать факт совершения преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ.

Таким образом, отмечая определенную специфику при квалификации служебных преступлений, совершенных военнослужащими, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях Министерства обороны Российской Федерации, можно сделать следующие выводы.

При решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности военнослужащих, выполняющих управленческие функции в коммерческих организациях, за совершение ими служебных преступлений необходимо использовать дифференцированный подход, поскольку правильная квалификация преступного деяния находится в непосредственной зависимости от характера служебных полномочий, которые использовало лицо при совершении преступного деяния, а также специфики общественных отношений, на которые было совершено посягательство.

Так как взаимоотношения начальников с подчиненным личным составом ВС РФ, а также правовой режим государственного имущества, принадлежащего ФГУП на праве хозяйственного ведения, регулируются федеральными законами, общевоинскими уставами, ведомственными актами Министерства обороны Российской Федерации, то и преступления, посягающие на данные правоотношения, следует квалифицировать как должностные преступления, предусмотренные нормами гл. 30 УК РФ.

В то же время противоправное использование военнослужащим, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий, предусмотренных уставом ФГУП и реализуемых в порядке осуществления им коммерческой деятельности, если это деяние повлекло предусмотренные уголовным законом последствия, надлежит квалифицировать в соответствии со ст. 201 УК РФ.