Мудрый Юрист

Проблемы участия лиц, обладающих юридическим образованием, в рассмотрении уголовных дел в качестве присяжных заседателей

Гуськова А.П., профессор, доктор юридических наук, заслуженный юрист РФ, заведующая кафедрой уголовного процесса Оренбургского государственного университета.

Тисен О.Н., аспирантка кафедры уголовного процесса юридического факультета Оренбургского государственного университета, стажер адвоката Адвокатской палаты Оренбургской области.

Авторы статьи предлагают внести изменение в действующее законодательство и строго ограничить круг лиц, которые не могут быть привлечены в качестве присяжных заседателей к рассмотрению дел. Так как наличие специальных знаний в юриспруденции оказывает значительное влияние при вынесении вердикта.

Формирование коллегии присяжных заседателей - одна из важнейших составляющих рассматриваемой формы уголовного судопроизводства, поскольку от качественного состава коллегии присяжных заседателей во многом зависит характер выносимого ею впоследствии вердикта. В этой связи обратимся к рассмотрению вопроса о целесообразности участия в коллегии присяжных заседателей лиц, имеющих юридическое образование.

Закон не предусматривает наличие юридического образования либо факт работы в правоохранительных органах в качестве обстоятельств, препятствующих участию лица в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжного заседателя. Кандидат в присяжные заседатели, работающий судьей, прокурором, следователем, дознавателем, адвокатом, нотариусом или сотрудником органов внутренних дел, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, службы судебных приставов, таможенных органов, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, а также осуществляющий частную детективную деятельность на основе специального разрешения (лицензии), подлежит освобождению от исполнения обязанностей присяжного заседателя по его просьбе, заявленной до окончания отбора для исполнения обязанностей присяжных заседателей по конкретному делу. Если такой просьбы не последовало, эти лица, наряду с другими присяжными заседателями, освобождаются от участия в рассмотрении дела лишь при наличии у председательствующего судьи обоснованных сомнений в их объективности. Следует отметить, что такое же положение имело место и в Законе РСФСР "О судоустройстве РСФСР" (п. 7 ч. 4 ст. 80). При этом практика Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ показывает, что отводы кандидатам в присяжные заседатели, имеющим юридическое образование, заявляют по большей части адвокаты. Государственные обвинители же предпочитают оставлять в коллегии присяжных заседателей своих коллег-юристов. По нашему мнению, кандидаты в присяжные заседатели, занимавшие ранее либо на момент участия в отборе коллегии должности, требующие наличия юридического образования, связанные с производством по уголовным делам либо с исполнением наказания, должны подлежать освобождению от обязанностей присяжных заседателей в безусловном порядке.

Наличие профессиональных познаний в области прежде всего уголовного права и процесса могут повлиять на беспристрастность присяжного заседателя при вынесении им вердикта, поскольку в этом случае он будет судить о виновности подсудимого на основе личного опыта практической деятельности, который способен вызвать предубеждение в виновности каждого, кто оказался на скамье подсудимых. Коллегия присяжных заседателей должна состоять из представителей общества, способных судить о рассматриваемом деянии с позиции справедливости, здравого смысла, жизненного опыта. Кроме того, присяжный заседатель, обладающий юридическим образованием и опытом работы в правоохранительных органах, способен оказать влияние на принятие решения по делу другими присяжными, убедить их в правильности своей позиции при обсуждении поставленных перед коллегией вопросов в совещательной комнате, основываясь на профессиональных познаниях. А.М. Бобрищев-Пушкин отмечал: "Обыкновенно юристы-присяжные насилуют своих товарищей" <1>. Как установлено социально-психологическими исследованиями, "человек, обладающий большим объемом информации и большей возможностью регулировать ее циркуляцию, выполняет более значимую роль в решении проблемы. Эта роль тем весомее, чем центральнее позиция, которую он занимает. В этом случае он становится главным субъектом окончательного решения" <2>. Конечно, человек, знакомый с нормами права и тем более имеющий опыт применения предписаний закона на практике, способен судить о силе собранной сторонами доказательственной информации и таким образом сопоставить нормы ст. 73 УПК РФ с реально собранными по делу доказательствами вины подсудимого при решении поставленных перед присяжными заседателями вопросов. Однако люди склонны к влиянию на них морально-нравственных и иных стереотипов, а иногда подвержены действию корпоративной этики <3>, что зачастую лишает их объективности. Влияние профессиональной деятельности на образ мышления иронично отметил французский судья Жан Мишель Ламбер: "Сомнение должно толковаться в пользу..." - принцип, при одном упоминании которого профессиональные юристы невольно обмениваются между собой понимающими улыбками" <4>.

<1> Бобрищев-Пушкин А.М. Эмпирические законы деятельности русского суда присяжных / Под ред. А.М. Снегиревой. М.: (б.и.), 1896. С. 261.
<2> Мельник В.В. Защитник в суде присяжных заседателей. М., 2004. С. 52.
<3> О влиянии корпоративной этики на принятие решения сотрудниками правоохранительных, судебных органов см.: Бозров В.М. Современные проблемы правосудия по уголовным делам в практике военных судов России: Автореф. ... д-ра дис. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С. 40 - 45.
<4> Ламбер Ж.М. Маленький судья. М.: Прогресс, 1990. С. 291.

Следует согласиться с мнением В. Мельника, который пишет: "Опасность для правосудия присяжных юристов заключается в том, что в келейной обстановке совещательной комнаты в отличие от произносимого публично напутственного слова председательствующего утрачивается общественный контроль за правильностью и объективностью содержания наставления присяжных-юристов. При этом социально неконтролируемые назидательные юридические монологи "авторитетных" присяжных юристов, к которым с повышенным вниманием относятся остальные присяжные, "забивают" или искажают объективную и правильную юридическую информацию, содержащуюся в напутственном слове председательствующего, что иногда является одной из причин "странных" вердиктов, выносимых коллегией присяжных заседателей" <5>.

<5> Мельник В. Для обвинительного вердикта необходимо квалифицированное большинство // Российская юстиция. 2001. N 7. С. 12.

М.В. Немытина отмечает: "С позиции общей теории прав человека никакие привилегии и, наоборот, ограничения в правах и обязанностях граждан по признаку профессиональной принадлежности недопустимы... Конечно, степень осведомленности этих лиц о криминогенной ситуации в регионе, следовательно, и об обстоятельствах дела, подлежащего слушанию, во много раз выше, нежели вообще у граждан, соответственно возрастает во много раз вероятность заявлений о самоотводах со стороны этой категории граждан" <6>. Однако практике известны многочисленные случаи обжалования приговоров по причине сокрытия присяжными заседателями факта работы в правоохранительных органах. Кроме того, суд присяжных возрожден в нашей стране с целью привлечения народа к отправлению правосудия и повышения состязательности уголовного процесса, а не для создания еще одного состоящего из профессиональных юристов коллегиального органа разрешения дел.

<6> Немытина М.В. Российский суд присяжных: Учебно-методическое пособие. М.: БЕК, 1995. С. 43.

Одной из важнейших правозащитных сторон судопроизводства с участием присяжных заседателей ученые считают отсутствие у "судей из народа" негативных последствий работы в правоохранительных органах. А.М. Ларин пишет: "Присяжным не свойственна наблюдаемая у юристов-чиновников профессиональная деформация: склонность видеть в каждом обвиняемом преступника, недоверие к его показаниям, вызванное тем, что во многих предыдущих процессах показания обвиняемых оказались ложными" <7>. Однако данная ценность теряется, когда в кресле присяжного заседателя оказывается профессиональный юрист, поскольку его беспристрастность в этом случае можно поставить под сомнение.

<7> Ларин А.М. Из истории суда присяжных в России. М.: (б.и.), 1995. С. 4.

Судебная практика свидетельствует о том, что Верховный Суд РФ не усматривает нарушений уголовно-процессуального закона в том, что кто-либо из присяжных заседателей в составе коллегии имеет юридическое образование либо опыт работы в правоохранительных органах, если об этом было известно сторонам. Так, суд кассационной инстанции оставил приговор, постановленный с участием присяжных заседателей, без изменения, а кассационную жалобу осужденного Г., в которой он просил об отмене приговора в связи с тем, что старшина присяжных заседателей ранее работал оперуполномоченным, без удовлетворения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ установила, что при отборе коллегии присяжных заседателей ст. 80 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. "О судоустройстве РСФСР" (в ред. от 2 июля 2003 г.), устанавливающая требования, предъявляемые к присяжным заседателям, по делу Г. не нарушена. Сведения о личности присяжного заседателя К., на которые в жалобе ссылается осужденный Г., были известны участникам процесса при отборе присяжных заседателей. До формирования коллегии присяжных заседателей председательствующий разъяснил подсудимым их процессуальные права, в том числе право на мотивированный и немотивированный отвод присяжного заседателя. Однако при осуществлении этого права подсудимые не заявили отвода К. Замечаний по образованию и составу коллегии присяжных заседателей у участников процесса не имелось. Заявлений о тенденциозности ее состава от сторон не поступало. Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что Г. не сомневался в объективности образованной коллегии присяжных заседателей <8>. Аналогичным образом подобная ситуация была разрешена и по другим уголовным делам <9>.

<8> Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2003 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 7. С. 22.
<9> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 5. С. 23; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 ноября 2004 г. N 7-О04-21СП // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 9. С. 19.

Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ рассматривает как существенное нарушение уголовно-процессуального закона случаи, когда кандидат в присяжные заседатели скрыл информацию о работе в правоохранительных органах. Так, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ был отменен оправдательный приговор, постановленный с участием присяжных заседателей в отношении А. и Т. Как видно из протокола судебного заседания, при отборе для участия в рассмотрении дела присяжных заседателей председательствующий разъяснил им права и обязанности, сообщил о вопросах, на которые они должны правдиво отвечать, а также представлять необходимую информацию о себе. При ответе на поставленный перед ним вопрос о, возможно, имевшем место контакте со следственными или судебными органами, присяжный заседатель Г. не сообщил о прохождении им службы в органах внутренних дел, в том числе в качестве дознавателя, и был избран старшиной коллегии присяжных заседателей. Об этом стало известно лишь после вынесения вердикта и постановления оправдательного приговора. Указанное нарушение уголовно-процессуального закона было признано существенным, влекущим отмену приговора, поскольку участники процесса были лишены, по их мнению, законного права на избрание беспристрастной и объективной коллегии присяжных заседателей, а также на заявление отводов <10>.

<10> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 5. С. 14; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2005 г. N 1-О05-4 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 4. С. 26 - 27.

С.К. Меирбеков полагает, что суд присяжных должен состоять из числа "профессиональных судей, криминологов, бывших следователей, психологов, экономистов, предпринимателей и других узких специалистов в зависимости от вида рассматриваемого преступления в количестве 9 - 12 человек и как постоянный орган" <11>. Действительно, профессиональные познания в определенной области помогут присяжным заседателям лучше разобраться в материалах дела, однако в этом случае суд присяжных уже не будет "уменьшенной моделью российского общества", "судом равных", каковым он считался еще в дореволюционной России.

<11> Меирбеков С.К. Проблема именуется глобализацией // Мегаполис. 2002. 12 апреля.

Следует согласиться с мнением С. Ефименко, который пишет: "Гарантией независимости и беспристрастности суда должно... служить отправление правосудия не юристами, являющимися государственными чиновниками и в связи с этим состоящими на службе у власти и защищающими интересы этой власти, а свободными гражданами, правосознание которых не замутнено юридическими постулатами, гражданами, которые при принятии решения руководствуются исключительно соображениями совести, справедливости и собственной убежденности в виновности либо невиновности подсудимого" <12>.

<12> Ефименко С. Социально-экономические препятствия функционированию суда присяжных // Законность. 2007. N 4. С. 42.

Интересно, что в Англии в списки присяжных с самого начала не вносятся все лица, исполняющие обязанности, связанные с отправлением правосудия: судьи, регистраторы, секретари и прочие сотрудники аппарата суда, адвокаты, коронеры, весь штат Дирекции публичных преследований, полицейские и гражданские служащие полиции и т.д. <13>.

<13> См.: Аларова Т.В. Суды и судебный процесс Великобритании. Англия, Уэльс, Шотландия / Институт международного права и экономики. М.: Издательство "Триада "Лтд", 1996. С. 56.

В связи с вышеизложенным предлагается дополнить ч. 2 ст. 3 ФЗ от 20 августа 2004 г. N 113-ФЗ "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации", в которой перечислены лица, не имеющие права участвовать в рассмотрении уголовных дел судами в качестве присяжного заседателя, пунктом 5 и изложить его в следующей редакции:

"5) лица, работающие судьей, прокурором, следователем, дознавателем, адвокатом, нотариусом или имеющим специальное звание сотрудником органов внутренних дел, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, службы судебных приставов, таможенных органов, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, а также осуществляющие частную детективную деятельность на основе специального разрешения (лицензии)".