Мудрый Юрист

Предупреждение рейдерских захватов вузов

Рыбакова Е.А., научный сотрудник Управления научных исследований МГЮА аспирант кафедры криминологии, психологии и уголовно-исполнительного права.

Социально-экономические реформы, проводимые в России на рубеже веков, сопровождавшиеся перераспределением собственности и имущественным расслоением населения, вызвали резкое увеличение масштабов преступности, в том числе ее экономической части, которая не только претерпела количественные изменения, но и приобрела новые качественные характеристики.

По мере продвижения по пути реформ, стабилизации макроэкономической ситуации, роста экономики, попытки формирования правовых основ противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, происходила трансформация и в содержании разнообразных угроз бизнесу. Еще в 90-е годы прошлого века основными угрозами для предприятия считались криминальная конкуренция, мошенничество, банкротство, нехватка оборотных средств, ненадежность поставщиков. Сегодня, в отличие от того времени, характер угроз несколько изменился. По мнению специалистов, такие угрозы трансформировались в сторону легальной формы несправедливых по сути методов и способов борьбы за рынок <1>. Безусловно, еще продолжают применяться такие способы проникновения на рынок, как ложная реклама, незаконное использование торговой марки, использование информационных технологий, ценностей и разработок конкурента, фальсификация или подмена продукции, - то, что принято относить к способам криминальной конкуренции.

<1> См.: Бурмистрова Т.В. Экономическая безопасность компании: содержание, угрозы и оценка // Россия в период реформ: задачи, пути решения: Научные труды ИМПЭ им. А.С. Грибоедова. М., 2006. С. 178.

Однако наряду с перечисленными распространение получают более изощренные способы, связанные в значительной степени с переделом собственности, опирающиеся как на законные, так и на незаконные основания для осуществления такого рода операций. Речь идет о так называемых корпоративных конфликтах, захлестнувших страну в начале этого века. По оценкам независимых экспертов, только с июня 2004 по октябрь 2005 г. в России возникло не менее 62 тыс. корпоративных конфликтов на общую сумму 3,9 млрд. долл. США. В Москве ежегодно по разным оценкам случается более 300 так называемых недружественных поглощений недвижимости <2>.

<2> Экономика и жизнь. 2006. N 4.

По мнению М.П. Клейменова, "в последние годы возникла и успешно апробирована криминальная схема передела собственности путем захвата чужого бизнеса" <3>.

<3> Клейменов М.П. Криминальные захваты в экономике // Организованная преступность, терроризм, коррупция в их проявлениях и борьба с ними / Под ред. проф. А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2005. С. 103.

Более того, принято считать, что получивший столь широкое распространение криминальный захват недвижимости является вторым переделом собственности. Первым, как известно, была приватизация начала 1990-х годов.

Генеральный прокурор РФ Ю.Я. Чайка предал гласности факты криминальных захватов 44 предприятий Санкт-Петербурга. В рамках возбужденных по этому поводу дел были арестованы 32 человека, еще более чем 70 предъявлены обвинения. Это была хорошо организованная преступная группа, специализировавшаяся на криминальном захвате чужой собственности. Среди арестованных были несколько милиционеров и работников налоговых органов, оказывавших посреднические услуги преступной группе. Как удалось установить в ходе следствия, помимо других предприятий в круг интересов лидеров преступной группы входили Петербургский нефтяной терминал и кондитерская фабрика им. Н.К. Крупской. Произвести криминальный захват вышеуказанных предприятий они не успели. В Петербурге годовой оборот лиц, занимающихся криминальным захватом недвижимости, составляет сотни миллионов долларов.

Слово "рейдерство" произошло от английского слова raid, которое одновременно является глаголом и существительным. Как глагол оно означает - совершать налет, набег, как существительное - налет, облава. В свою очередь, производным от слова raid является слово raider, что можно перевести как участник налета. Таким образом, слово "рейдерство" не имеет точного перевода, поскольку в таком виде оно не встречается в английском языке.

Более правильно рассматриваемое явление называть криминальным захватом имущества.

Под недвижимостью согласно ст. 130 ГК РФ понимаются земельные участки, участки недр и все, что связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. Именно последнее (здания, сооружения, объекты незавершенного строительства) нас интересует. Чаще всего криминальный захват даже целого предприятия, организации осуществляется с конечной целью - получить в собственность здания и быстро их продать подконтрольным компаниям, которые, в свою очередь, также должны их быстро продать, с тем чтобы конечный, третий, четвертый и т.п., покупатель был признан добросовестным приобретателем. (Добросовестным приобретателем признается лицо, которое не знало и не могло знать, что приобретало имущество у лица, которое не имело право его отчуждать.)

В современном понимании рейдерство представляет собой деятельность, направленную на захват предприятия, организуемую консалтинговыми или специально созданными агентствами <4>. В последнее время объектом рейдерских захватов становятся высшие учебные заведения. При этом организаторов подобных захватов интересует, конечно, не сам по себе вуз, а недвижимость, которой он располагает.

<4> Консалтинговая фирма представляет собой концентрацию профессиональных консультантов, обеспечивающих подготовку и представление клиентам взвешенных и обоснованных рекомендаций в сфере экономики и бизнеса, по вопросам, связанным с инвестициями, разработкой и развитием проектов, а также созданием и управлением компанией. Консалтинг в этом случае - некий конструктивный диалог между партнерами, совместно решающими задачи по достижению общих целей. Консалтинговая фирма использует следующие приемы продвижения и продаж: рекомендации, участие в конференциях, фирменная методика и др.

Рассматривая криминологический и уголовно-правовой аспекты рейдерства применительно к России как негативного социального явления современной российской действительности, целесообразно отметить, что оно представляет собой целую цепочку операций, реализация которых с помощью не вполне четких формулировок в законодательстве позволяет получить контроль над чужой недвижимостью.

При этом само предприятие согласно ст. 132 ГК РФ как имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности, а вуз как имущественный комплекс, используемый для ведения образовательной деятельности, также признаются недвижимостью.

Вся сложность изучения криминального захвата недвижимости заключается в том, что бывает трудно различить грань между совершением преступлений и совершением гражданско-правовых сделок. В ч. 1 ст. 129 ГК РФ сказано, что объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства либо иным способом. Парадокс состоит в том, что, с точки зрения обывателя, факт криминального захвата недвижимости очевиден, а с точки зрения действующего законодательства все может быть запутанно и трудно доказуемо. К сожалению, это устраивает прежде всего две стороны возникающего противостояния: лиц, осуществляющих криминальный захват, и работников милиции, которым удобно не вмешиваться в возникающий спор под благовидным предлогом "спора хозяйствующих субъектов".

Таким образом, потерпевшая сторона, в отношении которой осуществлен криминальный захват недвижимости, остается одна против всех в заведомо проигрышной ситуации. Под потерпевшей стороной следует понимать конкретных физических лиц, собственников недвижимости и руководителей предприятий, которые подвергаются криминальному захвату. Во-первых, лица, осуществляющие криминальный захват, подготовлены и тщательно продумали свои действия, стремясь придать им максимально законный внешний характер. Во-вторых, захват всегда происходит неожиданно, даже если потерпевший готовился к нему. (Одно дело ожидать, а другое дело подвергнуться криминальному захвату недвижимости.)

Итак, под криминальным захватом недвижимости следует понимать неправомерное, без согласия собственника отчуждение принадлежащего ему на законном основании имущества, а именно:

  1. здания, сооружения, объекта незавершенного строительства;
  2. предприятия как имущественного комплекса, используемого для осуществления предпринимательской и иной, в том числе учебной, деятельности.

Важным и принципиальным здесь является то, что в конечном счете рейдерам не нужны ни здания, ни предприятия. Их интересует только прибыль, полученная незаконным путем. Другими словами, суть криминального захвата недвижимости - получение денег и уклонение от уголовного преследования, т.е. в содержательном плане, несмотря на сложность и многоступенчатость криминальных операций, это обычная (точнее, необычная) разновидность корыстной преступности.

В самих криминальных операциях по захвату недвижимости обычно задействованы непосредственно или опосредованно многие лица, в том числе должностные лица, руководители различных предпринимательских и иных, в том числе образовательных, структур, тесно связанные на коррупционной основе с правоохранительными органами, представители организованной преступности. Зачастую скоординированная деятельность в рамках одной операции реализуется на обширном географическом пространстве - от Владивостока до Калининграда <5>.

<5> См.: Клеандров М.И. Экономическое правосудие в России: прошлое, настоящее, будущее. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 134.

К актуальности проблемы противодействия криминальному захвату имущества неоднократно обращался в своих выступлениях Президент России Д.А. Медведев, который в том числе заявил: "Надо возвращать имущество законным хозяевам, а тех, кто незаконно захватывает, - сажать в тюрьму. Если в 90-х годах рейдерство было повсеместным, то сейчас сталкиваться с таким явлением стыдно" <6>.

<6> Выступление Д.А. Медведева 27 февраля 2008 г. в Нижнем Новгороде.

Часто криминальный захват происходит с использованием процедуры банкротства. Под предлогом наличия просроченной задолженности инициируется судебное разбирательство с требованием ввести на предприятии процедуру внешнего управляющего. Величина задолженности не имеет особого значения, иногда она вообще ложная. Под мнимое финансовое оздоровление создаются специальные структуры. Подобные структуры называются венчурными или антикризисными. Венчурное управление заключается в поглощении предприятий, которые затем становятся собственностью других лиц.

Такое банкротство мы условно называем криминальным. Криминальные банкротства объективно связаны с такими угрозами экономической безопасности, как: повышение уровня безработицы; неуплата налогов; монополизация ряда сегментов рынка; разрушение производства; утрата действующими предприятиями и высшими учебными заведениями конкурентоспособности; деформация правовой идеологии и распространение правового нигилизма; дискредитация представителей федеральной и региональной власти, правоохранительных органов и судов; ухудшение инвестиционного климата; активизация процессов легализации ("отмывания") денег, полученных преступным путем.

Следовательно, противодействие криминальным банкротствам и криминальному захвату имущества, включая имущество предприятий, имеет не только правовое, но и социальное, политическое и экономическое значение.

Важно подчеркнуть, что рейдерство - формально законный, сложный, высокоинтеллектуальный и высокодоходный вид предпринимательской деятельности. Сложнодоказуемость преступных деяний, совершаемых рейдерами, обусловлена избирательностью их действий, логической продуманностью, наступательной тактикой и математическим расчетом избранных ими способов совершения преступлений.

Рейдерство широко распространено за рубежом. Однако там рейдерской "атаке" подвергается неэффективная собственность. Целью же российских рейдеров чаще всего выступает эффективно используемая недвижимость, социально привлекательные учебные заведения.

Обычно различают: "белое" (осуществляемое в рамках закона), "серое" (путем предоставления подложных бухгалтерских и финансовых документов) и "черное" рейдерство (действия, сопряженные с криминальным захватом недвижимости).

В основном за рубежом захвату подвергаются предприятия, руководство которых в силу различных причин, в том числе возрастных, не способно воспринимать новые технологии, инновационные методы и способы управления. Другими словами, это собственность, которая не приносит дохода. Следует подчеркнуть, что учебные заведения за рубежом рейдерским атакам не подвергаются. Отношение к вузам даже у рейдеров остается возвышенным, недвижимость вузов - для них неприкасаема.

Следует заметить, что представители правоохранительных органов с заметным опозданием отреагировали на массовые криминальные захваты недвижимости. Управление по экономической безопасности г. Москвы рассмотрело соответственно в 2002 г. - 29 дел; 2003 - 151; 2004 - 177; 2005 г. - около 200 дел, связанных с криминальным захватом недвижимости. Подразделение УБЭП ГУВД г. Москвы по выявлению и пресечению преступлений, защите прав акционеров и собственников было создано лишь в конце 2004 г. В Москве количество криминальных захватов наибольшее по России, так как стоимость одного квадратного метра земли здесь достигает 2 тыс. долл. США <7>.

<7> См. подробнее: К барьеру // Слияние и поглощение. 2005. N 9. С. 26 - 32.

Прокурор Москвы Ю.Ю. Семин отметил, что в 2003 г. было отмечено 11 криминальных захватов недвижимости, а в 2006 - 53. При этом если раньше криминальные захваты совершались в основном через преднамеренное банкротство, то после принятых изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" <8> в 2005 г. и последующие годы способы криминальных захватов претерпели существенные изменения. По мнению Ю.Ю. Семина, существуют два главных способа криминальных захватов недвижимости: 1) открытый внешний силовой захват собственности на основе подложного судебного решения с привлечением сотрудников ЧОПов и работников других организаций, имеющих в своем штате персонал для охраны (например, вневедомственная охрана милиции); 2) внутренний захват, когда после нескольких судебных решений акции предприятия меняют своего владельца, и новые номинальные собственники приводят нового руководителя, сменяя старого также через судебное решение. В этом случае, как говорит Ю.Ю. Семин, захват недвижимости осуществляют адвокаты, которых невозможно допрашивать. Кроме того, в Инструкции по рынку ценных бумаг устанавливается определенный временной период на предоставление выписки из реестра акционеров. Адвокаты за 5 - 7 дней успевают перепродать пакет акций другим лицам, и собственнику для того, чтобы получить информацию о новых владельцах акций, опять приходится обращаться в суд. Кроме того, бороться с криминальным захватом имущества, по мнению Ю.Ю. Семина, мешает несовершенство законодательства, которое предусматривает облегченный порядок перерегистрации юридического лица с новым названием.

<8> Собрание законодательства РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

УК РФ нуждается в специальной норме, предусматривающей ответственность за криминальный захват недвижимости. Во всяком случае, так считает Ю.Ю. Семин.

Как происходят криминальные захваты, можно показать на следующем примере.

В Москве на протяжении нескольких лет под видом частного детективного агентства действовала преступная группировка, которая совершала криминальные захваты недвижимости. В группировку входило примерно 20 человек. При этом среди них были специалисты, владевшие методами оперативно-розыскной работы. Они использовали поддельные удостоверения сотрудников МВД и ФСБ России. Перед тем как совершить преступление, они занимались сбором информации о потенциальных жертвах, в том числе особенный упор делали на компрометирующую информацию. Для устрашения предпринимателя из Балашихи члены преступной группировки обстреляли из пистолета окна его квартиры и квартиры его родственников, подожгли входную дверь. Лидером группировки был 33-летний мужчина, выпускник милицейского вуза, который имел опыт работы в системе уголовного розыска. Когда группировка была разоблачена, в квартирах, принадлежавших ее членам, были обнаружены самодельное взрывное устройство, три автомата Калашникова, большое количество патронов, поддельные печати и штампы различных подразделений МВД, удостоверения сотрудников правоохранительных органов, радиостанции, маски и комплекты милицейской формы. У лидера группировки нашли архив, содержащий досье компрометирующего характера на многих предпринимателей Балашихи.

В 2005 г. Следственный комитет МВД работал над 346 уголовными делами, связанными с криминальным захватом недвижимости. В 2006 г. таких дел стало уже 458. В корпоративный конфликт ("спор хозяйствующих субъектов") вовлечены представители всех отраслей экономики - топливно-энергетического комплекса, машиностроения, добывающей промышленности, металлургии. В последнее время объектами криминальных захватов становятся земли сельскохозяйственного назначения. В 2006 г. расследовалось 19 уголовных дел по фактам захвата земель в Московской области. Из них только одно дело было направлено в суд.

Все большее распространение получают криминальные захваты научно-исследовательских институтов, высших учебных заведений и муниципальных предприятий, у которых на балансе еще с советских времен осталась недвижимость, исчисляемая в тысячах квадратных метров. Действительно, во времена Советского Союза на развитие образования ничего не жалели. Прямым следствием этого стало создание имущественных комплексов, включая расположенные в живописных местах за городом благоустроенные дома отдыхов. Все это и не дает сегодня покоя рейдерам. Тем более что действительно не все руководители вузов сегодня в условиях бюджетного недофинансирования могут содержать доставшуюся им недвижимость в надлежащем состоянии. Не все избежали соблазна сдать пустующие корпуса в аренду коммерсантам. Были и такие, кто сдавал в аренду недвижимость, несмотря на то что собственная потребность в ней для организации учебного процесса оставалась актуальной. На этих просчетах и ошибках спекулируют рейдеры.

Поскольку захватить недвижимость у вузов просто так невозможно, началась атака на руководителей вузов. Технология смены власти в вузе обычно сводится к следующей схеме. В ходе предвыборной агитации перед избранием ректора "черные пиарщики" устраивают ряд провокаций (студенческие волнения, выступления недовольных преподавателей и др.). В ходе самого голосования подстраиваются формальные нарушения, о которых уведомляются представители Министерства образования и науки. Впоследствии эти формальные нарушения используются чиновниками из аппарата Министерства для отмены результатов выборов. При этом кандидаты, участвовавшие в выборах, вновь выдвигать свои кандидатуры не могут. После этого предлагаются другие, более сговорчивые, кандидаты в ректоры, с которыми рейдерам проще договориться о передаче им интересующей их недвижимости. Чаще всего такими кандидатами становятся посторонние люди, не имеющие отношения не только к вузу, но и к преподавательской деятельности. Иногда это просто прямые ставленники рейдерских компаний.

В соответствии с п. 3 ст. 12 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" непосредственное управление высшим учебным заведением осуществляется ректором <9>. Кандидатуры на должности ректоров государственных или муниципальных высших учебных заведений, прошедшие выдвижение в соответствии с их уставами, представляются на рассмотрение действующих на общественных началах аттестационных комиссий соответствующих уполномоченных органов исполнительной власти или исполнительно-распорядительных органов городских округов.

<9> См.: ст. 12 Федерального закона от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" (в ред. Федерального закона от 15 июля 2008 г. N 19-ФЗ); Федеральный закон от 10 июля 1992 г. N 3266-1 "Об образовании" (в ред. Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 50-ФЗ), Положение об аттестационных комиссиях определены Приказом Минюста России от 30 марта 2007 г. N 65 "Об аттестационной комиссии Министерства юстиции Российской Федерации по аттестации кандидатов на должности ректоров высших учебных заведений и утверждении положения о ней" (зарегистрировано в Минюсте России 9 апреля 2007 г. N 9266).

Ректор государственного или муниципального высшего учебного заведения в порядке, установленном уставом такого высшего учебного заведения, избирается из числа кандидатур, согласованных с аттестационной комиссией соответствующего уполномоченного органа исполнительной власти или исполнительно-распорядительного органа городского округа, тайным голосованием на общем собрании (конференции) на срок до пяти лет. После избрания ректора между ним и органом исполнительной власти или исполнительно-распорядительным органом городского округа, в ведении которых находится такое высшее учебное заведение, заключается трудовой договор на срок до пяти лет. Повторные выборы ректора проводятся в случае нарушения установленной настоящим Федеральным законом и (или) уставом высшего учебного заведения процедуры выборов ректора либо в случае признания выборов ректора несостоявшимися или недействительными.

За последние годы выборы ректора были отменены или признаны несостоявшимися в Воронежском государственном техническом университете, Ярославском техническом университете, Сочинском государственном университете, Ярославском сельскохозяйственном университете, Уральском государственном лесотехническом университете и др.

Так, в Екатеринбурге несколько предпринимателей заинтересовались земельным участком общей площадью в несколько гектаров. Земельный участок расположен на берегу озера "Песчаное". На нем располагается социально-оздоровительная база Уральского государственного лесотехнического университета и опытный лесхоз, находящийся также на балансе университета. Место очень удобное для строительства элитного коттеджного поселка. В результате на ректора было оказано сильнейшее давление с тем, чтобы он уступил указанный участок земли предпринимателям. После его отказа несколько раз его выборы оказывались под угрозой срыва и один раз их результаты были отменены. Только убедившись в сплоченности преподавательского коллектива, рейдеры отступили. Наверняка это отступление временное. Аналогичной рейдерской атаке подвергалось руководство Московского государственного университета культуры и искусств, изъятие земель которого, расположенных вблизи канала Москвы-реки, посредством их перевода в другую категорию, планировалось в целях использования под застройку элитного жилого комплекса.

Правильно отмечается: "Фактически нет ни одного хозяйствующего субъекта, который мог бы чувствовать себя в полной безопасности. Рейдерским нападениям подвергаются как промышленные гиганты, так и научно-исследовательские институты, банки, предприятия малого и среднего бизнеса, розничная торговля, общественное питание, сфера услуг. И тенденции к сокращению захватов не наблюдается" <10>.

<10> Гранник И. От рассвета до захвата // Коммерсантъ. 2006. 28 апр.

В 2003 г. в Москве был зафиксирован 151 криминальный захват, в 2004 г. - 177, а в 2005 г. - 117 захватов. Для предотвращения подобных фактов в Москве в 2004 г. была создана временная межведомственная рабочая группа по предупреждению и пресечению криминальных захватов недвижимости. В группу вошли руководители Московской городской Думы, представители правоохранительных, налоговых и регистрационных органов, представители общественных организаций и представители бизнеса. В результате предания гласности деятельности группы рейдеры были лишены самого главного, что обеспечивало им успех, - элемента внезапности.

Кроме того, в 2006 г. в Москве против криминального захвата имущества был создан специальный аналитический центр при Управлении по экономической безопасности правительства Москвы. Основными задачами центра являются сбор и обработка всей поступающей информации о попытках незаконного захвата собственности в Москве.

В то же время, несмотря на проводимые профилактические мероприятия полностью стабилизировать ситуацию пока не представляется возможным. Так, например, в мае 2008 г. в УБЭП ГУВД Москвы обратился гражданин Германии И. - один из соучредителей компании "Альт Консьюнер", которой принадлежит на праве собственности крупный материальный актив - часть здания площадью более 1500 кв. м, расположенного на бывшей производственной площадке ОАО "1-й Московский Приборостроительный завод им. В.А. Казакова". Завод сменил собственников. После этого, действуя в интересах новых владельцев, руководство завода в ультимативной форме заявило о намерении отказаться от исполнения существующих договорных обязательств и угрожало прекратить обеспечение помещений ООО "Альт Консьюнер" электроэнергией, водой, теплом, а также оказание иных коммунальных услуг. Тем самым новые собственники хотели принудить владельца И. к отказу от указанного недвижимого имущества.

Статистические данные свидетельствуют, что количество обращений о фактах криминального захвата недвижимости в Москве постепенно уменьшается (в 2004 г. в Управление по экономической безопасности правительства Москвы поступило 35 обращений, в 2005 г. - всего 5). Данный факт многие специалисты связывают с тем, что постепенно рассматриваемые криминальные посягательства выходят за границы Москвы и Московской области и перемещаются в другие регионы России <11>.

<11> Терешко Ю., Иванова Е. На борьбу с рейдерством // Эж-Юрист. 2007. N 35. С. 3.

В 2007 г. прокуратура Москвы завершила следствие по уголовному делу в отношении лиц, обвиняемых в криминальном захвате принадлежащей ОАО "Научно-исследовательский институт эластомерных материалов и изделий" (ОАО НИИЭМИ) недвижимости. Обвиняемым инкриминировалось мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Пресс-служба прокуратуры сообщила, что обвиняемые в целях хищения комплекса зданий, принадлежащих ОАО НИИЭМИ, с помощью подделки различных документов похитили недвижимость, рыночная стоимость которого составляет свыше 1 миллиарда рублей.

Начальник Управления правительства Москвы по экономической безопасности А.Б. Корсак заявил: "Московское правительство постоянно призывает предприятия соблюдать элементарные юридические нормы, но в одних случаях к подобным призывам относятся без должного внимания, а в других - само руководство предприятия способствует развитию и обострению имущественных споров" <12>.

<12> Московские новости. 2007. 29 сен.

Криминальные захваты невозможно осуществлять одному человеку. Поэтому создаются рейдерские компании, которые предлагают свои услуги всем заинтересованным лицам. История становления подобных компаний такова. После проведенной приватизации крупные предприятия, собственниками которых теперь были несколько физических лиц, распределили между собой квоты и лицензии. Приватизация и распределение сырья, которое иногда осуществлялось по регионам (один регион отдавался на "откуп" одному предпринимателю, а другой - другому, с возможностью добычи полезных ископаемых без всякого ограничения), совершались большой группой людей, и прежде всего юристов, которые не получили никакой собственности, но получили неоценимый опыт такого рода деятельности. После того как передел собственности был завершен и новые владельцы крупнейших предприятий отказали юристам в их услугах, те предложили на рынке накопленный опыт, знания и практические навыки. Стали создаваться рейдерские компании, деятельность которых была столь же успешна, сколь и безопасна, поскольку она основывалась на пробелах в действующем законодательстве и видимом внешнем соблюдении всех установленных процедур. Чаще всего рейдерские компании камуфлируются под юридические фирмы, адвокатские кабинеты и детективные агентства. О деятельности одного из таких агентств говорилось выше.

Часто при криминальном захвате недвижимости совершаются такие преступления, как вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305 УК РФ), незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту (ст. 312 УК).

О масштабах распространения криминальных захватов недвижимости с помощью рейдерских компаний можно судить по размещенному в Интернете соответствующему прайс-листу на "предоставляемые услуги": уголовное дело в отношении собственников недвижимости можно "заказать" за 50 тыс. долл. США; осуществить выемку реестра акционеров стоит 15 - 20 тыс. долл.; наложить арест на имущество - 15 тыс. долл. <13>.

<13> См.: Бурмистрова Т.В. Экономическая безопасность компании: содержание, угрозы и оценка // Россия в период реформ: задачи, пути решения: Научные труды ИМПЭ им. А.С. Грибоедова. М., 2006. С. 180.

Раскрывая более подробно ценовую политику рейдерских компаний, о которых говорилось выше, можно привести конкретные цифры стоимости услуг:

На одном из персональных сайтов "Услуги и цены" расписаны расценки по этапам захватов. Первый этап - разведка. На нем оцениваются экономические показатели работы предприятия, стоимость земли, зданий и оборудования (стоимость от 5 до 20 тыс. долл. США). Второй этап - оценка способности защиты предприятия (стоимость от 3 до 10 тыс. долл.). Третий этап - разработка схемы захвата: с применением силы и без применения силы. Силовые захваты применяются при хорошей охране и возможном активном сопротивлении прежних собственников. Изучаются структура собственности предприятия, стоимость нейтрализации местных судов, милиции, органов власти, обеспечение прикрытия акции в средствах информации (стоимость от 10 до 30 тыс. долл.). Четвертый этап - организация захвата. При этом отдельно выделяется стоимость взятки налоговому инспектору (2 - 5 тыс. долл.); изменение записей в реестре (от 10 тыс. долл. в Москве и от 1 тыс. долл. в отдаленных городах России); принятие судом решения об обеспечительных мерах, аресте реестра, закрытии собрания акционеров, аннулировании результатов собрания акционеров и т.п. (10 - 20 тыс. долл. в регионе, 30 - 200 тыс. долл. в Москве); выполнение в интересах рейдеров судебного решения службой судебных приставов (в Москве - от 15 тыс. долл., в провинции - от 5 тыс. долл.); удостоверение нотариусом подписи на документах (3 - 10 тыс. долл.); получение копии договора купли-продажи из регистрационной палаты (в Москве до 30 тыс. долл., в других городах и райцентрах - от 5 тыс. долл.); подкуп правоохранительных структур, плата за бездействие (30 - 60 тыс. долл.); силовой захват-штурм (100 - 200 долл. в сутки на одного исполнителя); назначение вышестоящим руководством "своего" директора (150 - 200 тыс. долл.).

Пятый, последний, этап - обеспечительные мероприятия: возбуждение заказного уголовного дела в отношении прежних собственников (от 50 тыс. долл. в Москве и от 20 тыс. долл. в регионе); прекращение уголовного дела в отношении организаторов и исполнителей криминального захвата (30 тыс. долл. (МВД), 1,5 млн. долл., если дело рассматривается Следственным комитетом при Генеральной прокуратуре РФ в Москве и 50 - 200 тыс. долл. в регионе); прослушивание мобильного телефона прежних собственников (от 1500 долл. долл. в день до 300 долл. в день в зависимости от получения официального разрешения на это); задержание лица - от 20 тыс. долл.; оправдывающая криминальный захват в глазах обывателя трансляция по центральному телевидению - 5000 - 30000 долл. <14>.

<14> http://www.olevinskiy.ru/servicer.php

Как пишет известный криминолог Н.Ф. Кузнецова, "даже если посчитать приведенную в Интернете информацию "шуткой", то она не слишком далека от истины. Силовые захваты собственности сегодня - это вид организованной преступности. Коррупция - всеохватна. Даже суды открыто нарушают не только гражданское, но и уголовное законодательство" <15>.

<15> Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу "Основы квалификации преступлений" / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М.: Издательский Дом "Городец", 2007. С. 106.

Председатель Верховного Суда В.М. Лебедев обратился к членам генерального совета общественного движения "Деловая Россия" с призывом информировать о неправосудных решениях. Судьям, принявшим такие решения, место на скамье подсудимых. Примечательно, что за один только 2004 г., в том числе за вынесение неправосудных решений, было отстранено от работы 60 федеральных судей <16>.

<16> Рейдеры разозлили "питерских". Правоохранительные органы начали борьбу с недобросовестными судьями // Слияние и поглощение. 2005. N 11. С. 93.

Специалисты называют три основных способа криминального захвата недвижимости <17>.

<17> Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу "Основы квалификации преступлений" / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М.: Издательский Дом "Городец", 2007. С. 107.

Первый - банкротство, широко, как уже неоднократно говорилось, использовавшееся в начале 1990-х годов, прежде всего в захватах столичных универмагов. Подчеркнем, что только в 2005 г., были приняты изменения в уже названный Закон "О несостоятельности (банкротстве)", которые затруднили предоставление в регистрационные органы документов и оформление недвижимости на другое лицо в интересах рейдера. Количество дел о банкротстве резко сократилось.

Второй - незаконная скупка акций. Рейдеры, оказывая психическое и физическое воздействие на акционеров, заставляют продавать свои акции, тем самым совершают принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ).

Третий - кража реестров и других документов юридического лица. Кража реестра образует состав незаконного получения сведений, составляющих коммерческую тайну (ст. 183 УК РФ), а представление в регистрационные органы поддельных документов - это похищение документов и их подделка (ст. ст. 324, 327 УК РФ). В свою очередь, нотариусы, заверившие поддельные документы, отвечают за соучастие в преступлениях, в том числе частные нотариусы - по ст. 202 УК РФ (злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами), а также за коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ).

На III форуме "Слияние и поглощение в России" (ноябрь 2006 г.) сообщалось, что в производстве Следственного комитета МВД находятся 460 уголовных дел о рейдерстве, 70 дел передано в суд. В Москве за пять лет по фактам криминальных захватов недвижимости было возбуждено 675 уголовных дел, до суда дошли 12, осужденных - ни одного <18>. В Московской области в результате криминальных захватов недвижимости (были захвачены сельхозугодия), возбуждено в 2006 г. 19 уголовных дел, в суд было направлено только одно дело, 13 прекращены, по 5 решения не были приняты <19>.

<18> Криминальные захваты перестают быть анонимными // Российская газета. 2005. 13 мая.
<19> Слияние и поглощение. 2006. N 2. С. 5.

В заключение следует отметить, что наиболее опасным способом криминального захвата недвижимости является так называемый комбинированный способ, когда помимо правоохранительных органов в захвате собственности участвуют чиновники государственного аппарата разного уровня.

Зарубежные специалисты обращают внимание на то, что в России процветают в основном криминальные захваты недвижимости, сопряженные с насильственным (физическим) захватом собственности.

Характеризуя криминальные захваты недвижимости и объясняя пассивное поведение представителей правоохранительных органов при этом, М.П. Клейменов правильно говорит, что "подобная криминальная деятельность, к сожалению, далеко не всегда оказывается в поле зрения правоохранительных органов, хотя она сопровождается существенными отрицательными последствиями. В их числе: подрыв мотивации заниматься честным и эффективным бизнесом; ухудшение инновационного климата; снижение налогооблагаемой базы; замораживание заработной платы; втягивание в конфликты трудовых коллективов и повышение вероятности массовых беспорядков; дискредитация органов власти" <20>.

<20> Клейменов М.П. Криминальные захваты в экономике // Организованная преступность, терроризм, коррупция в их проявлениях и борьба с ними / Под ред. проф. А.И. Долговой. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2005. С. 103.