Мудрый Юрист

Медицинская тайна в законодательстве Украины: проблемы уголовно-правовой охраны

"Медицинское право", 2009, N 1

В статье рассматриваются с уголовно-правовых позиций положения о соблюдении медицинской (врачебной) тайны и мерах по ее защите на примере действующего законодательства одной из стран СНГ - Украины.

Получение определенных знаний о зарубежном уголовном законодательстве в условиях гармонизации и унификации различных уголовно-правовых систем становится не только оправданным, но и необходимым. Указанные знания можно приобрести только путем изучения основ зарубежного уголовного права, ознакомления с конкретными уголовно-правовыми системами. Метод сравнительного анализа позволяет решить важнейшие вопросы как теоретической, так и практической направленности. Только на основании сравнительного анализа соответствующих российских и зарубежных институтов можно выявить их специфические особенности, полно и всесторонне исследовать их. Это объясняется тем, что уголовное законодательство Украины в отличие от российского уголовного законодательства регламентирует ответственность за разглашение сведений медицинского характера. В представленной статье авторы считают необходимым рассмотреть проблему уголовно-правовой охраны медицинской тайны в законодательстве Украины в целях получения положительного опыта в регулировании отношений в сфере охраны медицинской тайны.

Законодатель Украины в раздел II УК "Преступления против жизни и здоровья личности" для обеспечения уголовно-правовой охраны медицинской тайны включил две статьи (ст. 132 "Разглашение сведений о проведении медицинского освидетельствования на выявление заражения вирусом иммунодефицита человека или другой неизлечимой инфекционной болезни" и ст. 145 "Незаконное разглашение врачебной тайны") [1].

Согласно ст. 145 УК Украины лицо привлекается к ответственности за: "умышленное разглашение врачебной тайны лицом, которому она стала известна в связи с исполнением профессиональных или служебных обязанностей, если такое деяние повлекло тяжкие последствия". Конструкция указанной статьи является простой. В данном случае украинский законодатель не считает необходимым выделение в составе данного преступления квалифицирующих признаков. В свою очередь, в ст. 132 УК Украины законодатель устанавливает уголовную ответственность за разглашение специальных медицинских сведений специальными субъектами. Формально не имеющая отношения к уголовно-правовой защите медицинской тайны ст. 132 УК Украины фактически может считаться специальной по отношению к ст. 145 УК.

Исходя из законодательной конструкции, родовым объектом преступлений, предусмотренных в ст. 132 и ст. 145 УК Украины, выступают общественные отношения по охране жизни и здоровья личности. По мнению авторов, с такой позицией законодателя трудно согласиться, поскольку разглашением сведений, составляющих медицинскую тайну, изначально причиняется моральный ущерб, и лишь в качестве тяжких последствий может быть причинен вред здоровью или жизни.

С определением предмета преступления по ст. ст. 132, 145 УК Украины возникают некоторые трудности. Украинский законодатель вообще не определяет, какие сведения должны быть отнесены к врачебной тайне, указывая в ст. 145 УК только объект, но не предмет состава преступления. Возможны два варианта ответа на вопрос, какую информацию в данном случае следует считать медицинской тайной.

Во-первых, можно предположить, что перечень сведений, подлежащих охране, представляет собой всю информацию, входящую в содержание медицинской тайны, то есть: 1) информацию, непосредственно связанную с оказанием медицинской помощи (факт обращения в лечебное учреждение, история болезни, диагноз, способ лечения и т.п.); 2) информацию о частной жизни лица, ставшую известной в процессе оказания медицинской помощи, но непосредственно не связанную с ним. Во-вторых, этот перечень включает только информацию, непосредственно связанную с оказанием медицинской помощи. В-третьих, основываясь на системном анализе норм украинского УК, можно допустить, что рассматриваемая группа сведений значительно уже указанных выше. Так, ст. 132 УК Украины защищает от разглашения "сведения о проведении медицинского освидетельствования лица на выявление заражения вирусом иммунодефицита человека или другой неизлечимой инфекционной болезни, являющейся опасной для жизни человека, или заболевания синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД) и его результатов". Содержание этих сведений, представляющих собой предмет данного преступления, таково, что их, бесспорно, следует отнести к медицинской тайне, которая и является объектом рассматриваемого деяния. В свою очередь, ст. 145 УК Украины, также охраняющая медицинскую тайну, устанавливает ответственность за разглашение сведений о проведении и результатах медицинского освидетельствования на выявление иных заболеваний, не являющихся опасными для жизни человека.

Исходя из текста украинского УК, разглашение сведений, составляющих тайну, является преступным вообще при любых обстоятельствах. Этот подход может вызвать некоторые возражения. Характерной чертой объективной стороны составов рассматриваемых преступлений является независимость наступления уголовной ответственности от согласия или несогласия самого пациента на распространение информации о нем. Субъективное отношение к деянию предполагаемого потерпевшего не имеет значения, так как закон не указывает на то, что разглашение сведений должно произойти против воли пациента. То есть уголовно-правовой охране подлежит не право лица на неприкосновенность его частной жизни, а обязанность медицинских работников сохранять медицинскую тайну. С этой позицией можно было бы согласиться, но разрешение пациента на разглашение информации о нем означает отсутствие лица, которому преступлением причиняется вред, следовательно, привлечение виновного к уголовной ответственности лишено смысла.

По конструкции состав преступления, закрепленного в ст. 132 УК Украины, является формальным, поскольку для привлечения виновного к ответственности нет необходимости в наступлении общественно опасных последствий разглашения медицинской тайны. Статья 145 УК Украины, напротив, устанавливает, что деяние признается преступным, если оно "повлекло тяжкие последствия".

Субъективная сторона состава разглашения врачебной тайны по ст. 145 УК Украины характеризуется виной только в форме умысла, о чем прямо сказано в тексте анализируемой нормы. В ст. 132 УК Украины указание на форму вины отсутствует, следовательно, это деяние совершается как умышленно, так и по неосторожности.

Субъектами рассматриваемых деяний выступают только лица, обладающие специальными признаками. По ст. 132 УК Украины субъектами преступления являются должностные лица лечебного учреждения, вспомогательные работники, самочинно добывшие информацию, или медицинские работники. Под вспомогательными работниками законодатель предположительно подразумевает работников сферы здравоохранения, не имеющих медицинского или фармацевтического образования (например, санитаров, работников столовых в лечебных учреждениях, водителей медицинского транспорта). Данный перечень, следует признать, более удачен по сравнению с предложенными в уголовном законодательстве других стран ближнего зарубежья. Однако и он не является безупречным.

В первую очередь следует обратить внимание на положение ст. 132 УК Украины, устанавливающее ответственность только вспомогательных работников, самочинно добывших информацию. Получается, что если охраняемые сведения стали известны вспомогательному работнику не самочинно, а в силу выполнения им своих обязанностей, то он может разгласить их, не опасаясь уголовного преследования, тогда как медицинский работник будет привлечен к ответственности в любом случае. С другой стороны, исходя из текста статьи, преступным считается "разглашение должностным лицом лечебного учреждения, вспомогательным работником, самочинно добывшим информацию, или медицинским работником сведений... ставших им известными в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей". Налицо явное противоречие, поскольку, если информация становится известной вспомогательному работнику в связи с исполнением его обязанностей, она никак не может считаться добытой самочинно, и наоборот. Законодатель, таким образом, закрепляет в нормативном акте одновременное действие взаимоисключающих положений, что является недопустимым с точки зрения юридической техники.

По ст. 145 УК Украины субъектом преступления является лицо, которому медицинская тайна "стала известна в связи с исполнением профессиональных или служебных обязанностей". В данном случае снова возникает вопрос: каким образом толковать рассматриваемое положение - буквально или ограничительно?

В пользу ограничительного толкования говорит употребление законодателем термина "врачебная тайна", которая всегда понималась как тайна, ставшая известной в связи с исполнением лицом обязанностей по оказанию медицинских услуг. Следуя такой точке зрения, субъектами преступления, предусмотренного ст. 145 УК Украины, являются работники сферы здравоохранения.

В то же время в ст. 132 УК законодатель использует иную терминологию, с достаточной ясностью указывающую исключительно на работников сферы здравоохранения как на специальных субъектов. Неприменение этой терминологии в ст. 145 УК позволяет сделать вывод о том, что круг специальных субъектов в рассматриваемом случае шире и к ним относится любое лицо, независимо от рода деятельности, которому охраняемые сведения стали известны в связи с исполнением профессиональных или служебных обязанностей.

Более строгая ответственность устанавливается в ст. 132 УК Украины, которая является специальной по отношению к ст. 145 УК, за разглашение сведений о проведении или результатах освидетельствования на предмет "заражения вирусом иммунодефицита человека или другой неизлечимой инфекционной болезни, являющейся опасной для жизни человека, или заболевания синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД)". При этом, если следовать указанию закона буквально, получается, что разглашение сведений о заражении вирусом неизлечимой инфекционной болезни является наказуемым, а сведений о наличии у лица самой этой болезни - нет. Однако наличие у лица вируса заболевания еще не означает наличие самого заболевания. И указав, что лицо страдает от какой-либо неизлечимой инфекционной болезни, опасной для жизни, тогда как обнаружен только вирус, виновный, фактически разгласивший секретную информацию, формально не подлежит уголовной ответственности. Таким образом, ограничение перечня охраняемых сведений только сведениями о заболевании лица СПИДом представляется необоснованным.

Деяние, предусмотренное ст. 145 УК Украины, является преступлением небольшой тяжести (ч. 2 ст. 12 УК Украины).

Санкции за рассматриваемое деяние носят альтернативный характер. В то же время следует отметить, что все закрепленные виды наказаний не связаны с лишением свободы. Это, по всей вероятности, обусловлено сравнительно небольшой, по мнению законодателей, общественной опасностью деяния. Однако, учитывая, что данное деяние влечет тяжкие последствия, с данным подходом, по мнению автора, трудно согласиться.

Специальный состав, закрепленный в ст. 132 УК Украины, также является преступлением небольшой тяжести. Но предусмотренные в этой норме санкции по сравнению со ст. 145 УК более строгие, что является оправданным.

  1. Уголовный кодекс Украины / Пер. с укр. В.Ю.Гиленченко. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. 393 с.

Доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист РФ, заведующий кафедрой

уголовного права и криминологии

Нижегородской правовой академии

А.П.КУЗНЕЦОВ

Кандидат юридических наук,

старший преподаватель кафедры

К.О.ПАПЕЕВА