Мудрый Юрист

К вопросу об определении размера компенсации морального вреда

Редько Е.П., судья Абаканского городского суда Республики Хакасия.

Законодатель, закрепляя право на компенсацию морального вреда, не определяет ни минимальный, ни максимальный размер компенсации. В ч. 2 ст. 151, п. 2 ст. 1101 ГК РФ установлен ряд критериев, с учетом которых суд в каждом конкретном случае должен определять размер компенсации, эквивалентный причиненному вреду, то есть способный уравновесить имущественную либо неимущественную потерю посредством уплаты потерпевшему денег в такой сумме, которая позволит последнему пренебречь понесенной потерей.

Одним из критериев является степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина выступает основанием возмещения вреда. Это означает, что при причинении морального вреда вина является не только условием ответственности, но и выступает в качестве ее меры. Этим обязательство по компенсации морального вреда отличается от иных деликтных обязательств, размер возмещения которых определяется прежде всего размером причиненного имущественного вреда. Вина для них является лишь субъективным условием, необходимым для наступления ответственности.

Чем обусловлено включение вины, а точнее ее степени, в перечень критериев оценки размера неимущественного вреда? Представляется, спецификой самого вреда. Компенсация не возмещает убытков, она лишь сглаживает последствия, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на нематериальные блага. Здесь важен в первую очередь психологический момент, так как наличие морального вреда предполагает негативные изменения в психической сфере человека. Отношение причинителя вреда к своему противоправному поведению и его возможному результату не может не иметь значения для размера компенсации причиненных потерпевшему физических или нравственных страданий. Чтобы сгладить негативные изменения в психической сфере личности, вызванные перенесенными страданиями в результате умышленного противоправного поведения причинителя вреда, потерпевший вправе требовать большего размера компенсации, нежели при неосторожной вине.

В юридической литературе было высказано предложение об установлении долей (процентов), в пределах которых может быть взыскана компенсация с учетом степени вины причинителя вреда (например, при умышленной вине - 100%, при грубой неосторожности - 50%, при легкой неосторожности - 20%, при отсутствии вины - 10%) <1>. На наш взгляд, реализация такого предложения была бы возможна лишь в том случае, если бы нормы действующего законодательства позволяли провести четкую грань между грубой и простой неосторожностью. Однако эти различия форм вины не нашли отражения в гражданском законодательстве. Кроме того, установление на законодательном уровне процентного отношения размера компенсации морального вреда от степени вины причинителя вреда было бы целесообразным, если бы материальный закон содержал фиксированные суммы компенсации морального вреда в зависимости от вида правонарушения. В этой связи предложенный подход не был воспринят ни законодателем, ни правоприменителем.

<1> Гаврилов Э. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. 2000. N 6. С. 22.

Итак, между степенью вины причинителя вреда и размером компенсации морального вреда существует прямая зависимость: чем больше степень вины, тем больше должна быть присуждаемая сумма.

Следующий критерий - это степень и характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. Данный критерий представляется наиболее сложным, так как, во-первых, он является составным, поскольку суду, помимо степени и характера физических и нравственных страданий, необходимо оценить фактические обстоятельства, при которых был причинен вред, и индивидуальные особенности потерпевшего, во-вторых, этот критерий имеет больше психологический, а не правовой характер. Положение усложняется еще и тем, что на законодательном уровне не определены понятие "степень страданий" и единица ее измерения. Согласимся с мнением А.М. Эрделевского о том, что степень страданий характеризует их глубину, например, говоря о боли, мы оцениваем ее как "слабая", "сильная", "нестерпимая" <2>. Разумеется, глубина страданий каждого человека индивидуальна. Поэтому, как указывает Н. Уюткин, степень страданий и их проявление подлежат безусловной дифференцированной оценке судьями <3>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография А.М. Эрделевского "Компенсация морального вреда. Комментарий" включена в информационный банк согласно публикации - БЕК, 2000.

<2> Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: Анализ и комментарий законодательства и судебной практики. 3-е изд., испр. и доп. М., 2004. С. 202 - 203.
<3> Уюткин Н. Проблемные вопросы компенсации морального вреда в судебной практике // Судья. 2006. N 9. С. 52.

Понятие "характер страданий", так же как и их степень, не нашло своего толкования в нормах материального права. В юридической литературе под характером страданий понимается указание на их вид, а именно физические страдания - это боль, удушье, тошнота, головокружение и другие болезненные симптомы (ощущения), нравственные страдания - это страх, горе, стыд, беспокойство, унижение и другие негативные эмоции <4>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография А.М. Эрделевского "Компенсация морального вреда. Комментарий" включена в информационный банк согласно публикации - БЕК, 2000.

<4> Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: Анализ и комментарий законодательства и судебной практики. 3-е изд., испр. и доп. М., 2004. С. 204.

Размер компенсации морального вреда зависит от фактических обстоятельств, при которых был причинен вред. Сравнительный анализ норм ст. 151 и 1101 ГК РФ показывает, что учитывать в целях определения размера компенсации следует не все фактические обстоятельства, а только заслуживающие внимания для определения размера компенсации.

Приведем пример из судебной практики.

Х. обратился в суд с иском к Узловой больнице ст. Томск-2 Западно-Сибирской железной дороги о возмещении ущерба и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что в результате некачественно проведенной врачом-хирургом указанной больницы операции причинен вред его здоровью.

Решением Октябрьского районного суда г. Томска от 12 августа 1999 г. иск удовлетворен частично, с ответчика в пользу истца взысканы расходы на приобретение лекарств в сумме 1000 руб., убытки в размере 36 000 руб. и компенсация морального вреда в размере 50 000 руб.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 12 мая 2000 г. решение суда в части взыскания убытков отменено и дело в этой части направлено на новое рассмотрение в тот же районный суд. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Президиум Томского областного суда Постановлением от 15 ноября 2000 г. состоявшиеся судебные постановления в части компенсации морального вреда изменил, снизив размер указанной компенсации с 50 000 руб. до 25 000 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации Определением от 23 ноября 2004 г. Постановление Президиума Томского областного суда от 15 ноября 2000 г. отменила, оставив в силе решение Октябрьского районного суда г. Томска от 12 августа 1999 г. и Определение Судебной коллегии по гражданским делам, указав следующее.

Судом установлено и материалами дела подтверждено, что в результате некачественно сделанной 17 апреля 1996 г. операции Х. потребовалась еще одна операция. Длительное время по вине ответчика истец испытывал физические страдания, перемещался на костылях. Кроме того, с детских лет заявитель занимался футболом, намеревался стать профессиональным футболистом, однако в результате оперативного лечения, проведенного врачом Узловой больницы ст. Томск-2 Западно-Сибирской железной дороги с нарушением установленных требований, заниматься данным видом спорта Х. уже не сможет. В период нахождения истца на излечении у него родился ребенок, но помощи (материальной и физической) в его содержании заявитель оказать не мог, также испытывая по этому поводу нравственные страдания.

Исходя из этих обстоятельств и требований закона, суд обоснованно и правомерно определил истцу компенсацию морального вреда в 50 000 руб. <5>.

<5> Новая судебная практика по спорам о компенсации морального вреда и защите деловой репутации / Сост. Д.А. Ждан-Пушкина. М., 2007. С. 31 - 33.

Степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего должны приниматься во внимание во взаимосвязи с индивидуальными особенностями потерпевшего.

Вообще слово "индивидуальный" означает "личный, свойственный данному индивидууму, отличающийся характерными признаками от других" <6>. В цивилистической науке отсутствует какая-либо классификация индивидуальных особенностей личности, влияющих на размер компенсации морального вреда. Чаще всего в литературе авторы со ссылкой на Конституцию РФ в качестве таковых называют пол, расу, национальность, язык, происхождение, имущественное положение, должностное положение, место жительства, отношение к религии, убеждения, принадлежность к общественным объединениям, возраст, болезнь, инвалидность и др. <7>.

<6> Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. 4-е изд., доп. М., 1999. С. 246.
<7> См.: Будякова Т.П. Индивидуальные особенности потерпевшего как критерий степени нравственных и физических страданий // Российская юстиция. 2003. N 2. С. 15; Владимирова В.В. Компенсация морального вреда - мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе. М., 2007. С. 127.

Э. Гаврилов указывает, что учет индивидуальных особенностей потерпевшего при определении размера компенсации нарушает по крайней мере два правовых принципа: равенства прав граждан и принцип, гласящий, что "право есть применение равного масштаба к разным людям" <8>. Свою точку зрения автор аргументирует тем, что компенсация морального вреда за психические страдания, вызванные шрамом на ноге от укуса собаки, должна быть одинаковой как для лица, которое очень заботится о своей внешности, так и для человека, который не очень сильно ею озабочен. В равной степени размер компенсации не должен зависеть от повышенной эмоциональности эстрадного артиста (по сравнению со зрителем), женщины (по сравнению с мужчиной) и т.д. <9>.

<8> Гаврилов Э. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. 2000. N 6. С. 22.
<9> Там же.

Едва ли с такой позицией можно согласиться. Закрепляя критерии определения размера компенсации морального вреда, законодатель не случайно установил требование учета индивидуальных особенностей потерпевшего. Мы уже отмечали, что рассматриваемый критерий имеет больше психологический, нежели правовой характер. В литературе высказывается мнение, что "в возникновении и развитии психических расстройств у потерпевших существенную, а иногда и определяющую роль играют их личностные особенности. Одно и то же повреждающее воздействие у разных людей может вызвать неодинаковые последствия - от слабо выраженных до значительных, в зависимости от пола, возраста, типа темперамента, индивидуальных личностных особенностей, социального положения, интеллектуальных, этнических, морально-психологических и многих других факторов" <10>. Следовательно, индивидуальные особенности потерпевшего не могут не оказывать влияния на размер компенсации морального вреда.

<10> Дашкина Э.Ш., Володина С.И. Использование адвокатом специальных знаний в области психологии по оценке нравственных страданий (на примере диффамационных споров) // Адвокатская практика. 2006. N 6. С. 12.

Еще один критерий определения размера компенсации морального вреда - это требования разумности и справедливости.

Как пишет В.В. Владимирова, требования разумности означают логичность, целесообразность принятого решения, т.е. такого определения компенсационной суммы, которое диктуется исследованными в суде посылами для умозаключения в виде конкретных обстоятельств и доказательств. Требование справедливости, по мнению автора, предполагает беспристрастность, истинность и правильность решения, принятие которого осуществляется на законных основаниях <11>.

<11> Владимирова В.В. Компенсация морального вреда - мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе. М., 2007. С. 133.

Действительно, используя в п. 2 ст. 1101 ГК РФ оценочные категории "разумность" и "справедливость", законодатель тем самым предоставляет суду право принимать решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения. И это абсолютно правильно, поскольку крайне затруднительно предположить заранее, какой размер денежной компенсации может служить эквивалентом перенесенных страданий. Следовательно, требование разумности и справедливости должно рассматривать как обращенное к суду требование о соблюдении разумных и справедливых соотношений присуждаемых по разным делам размеров компенсации морального вреда. А.М. Эрделевский верно указывает, что было бы неразумно и несправедливо присудить при прочих равных обстоятельствах (равной степени вины причинителя вреда, отсутствии существенных индивидуальных особенностей потерпевшего и других заслуживающих внимание обстоятельств) компенсацию лицу, перенесшему страдания в связи с нарушением его личного неимущественного права на неприкосновенность произведения, в размере равном или большем, чем размер компенсации, присужденной лицу, перенесшему страдания в связи с нарушением его личного неимущественного права на здоровье, выразившемся в утрате зрения или слуха <12>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография А.М. Эрделевского "Компенсация морального вреда. Комментарий" включена в информационный банк согласно публикации - БЕК, 2000.

<12> Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: Анализ и комментарий законодательства и судебной практики. 3-е изд., испр. и доп. М., 2004. С. 206.

В юридической литературе спорным является вопрос об учете при определении размера компенсации морального вреда имущественного положения причинителя вреда. В частности, В.В. Владимирова считает, что разумность не должна ставиться в зависимость от критерия имущественного положения причинителя вреда, поскольку получение достойной, на взгляд потерпевшего, компенсационной суммы есть достижение справедливости <13>. Напротив, Г.М. Резник отмечает, что требования разумности и справедливости включают в себя предусмотренный в ст. 1083 ГК РФ учет имущественного положения причинителя вреда <14>.

<13> Владимирова В.В. Компенсация морального вреда - мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе. М., 2007. С. 133.
<14> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т. 2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2006. С. 1151.

На необходимость учета имущественного положения причинителя вреда указывали еще дореволюционные ученые-цивилисты. Так, С.А. Беляцкин писал: "При определении по свободному усмотрению количества причитающегося пострадавшему вознаграждения суд принимает во внимание в числе прочих обстоятельств имущественную состоятельность ответчика... Учитывание средств нарушителя, хотя и стоит в некотором противоречии с формально-юридической логикой, едва ли, однако, в чем-либо существенно нарушит право возмещения. На практике же этот корректив имеет большое значение, почему суды... применяют его, исходя из того, что справедливость не позволяет, чтобы в интересах строгого проведения начал возмещения морального вреда отдельные лица или даже целые семьи ввергнуты были в плачевные условия жизни" <15>.

<15> Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. М., 2005. С. 61 - 63.

С позицией В.В. Владимировой можно было бы согласиться, поскольку размер компенсации в каждом конкретном случае должен уравновешивать имущественную либо неимущественную потерю посредством уплаты потерпевшему денег в такой сумме, которая позволит последнему пренебречь понесенной потерей. Поэтому материальные возможности причинителя вреда не должны отражаться на получении потерпевшим достойной компенсационной суммы. Однако к институту компенсации морального вреда в силу п. 1 ст. 1099 ГК РФ должны применяться общие положения о деликтных обязательствах. А это значит, что в соответствии с п. 3 ст. 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно. Стало быть, позиция ученых, указывающих на возможность учета материальных возможностей причинителя вреда, является более правильной.

Поскольку при определении размера компенсации морального вреда подлежат применению положения ст. 1083 ГК РФ, то соответственно на компенсационную сумму не может не влиять степень виновности самого потерпевшего.

Итак, требования разумности и справедливости предполагают определение такого размера компенсации морального вреда, который будет соразмерен тяжести перенесенных страданий с учетом всех обстоятельств, при которых был причинен вред.

Законодатель предусмотрел, что при определении размера компенсации морального вреда следует учитывать иные заслуживающие внимания обстоятельства. Что понимается под иными заслуживающими внимания обстоятельствами? Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 Постановления от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", "степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом... других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных страданий" <16>. То есть это такие обстоятельства, наличие которых усугубляет тяжесть страданий. Их перечень на законодательном уровне не определен. И это не случайно, поскольку ими могут быть самые различные обстоятельства. Например, согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений <17>. Характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений относятся к иным заслуживающим внимания обстоятельствам, влияющим на размер компенсационной суммы.

<16> Российская газета. N 29. 1995.
<17> Российская газета. N 50. 2005.

Таким образом, под иными заслуживающими внимания обстоятельствами следует понимать такие обстоятельства, которые оказывают влияние на интенсивность нравственных и физических страданий потерпевшего. Рассматривая требования о компенсации морального вреда, суд в каждом конкретном случае должен выяснять наличие заслуживающих внимания обстоятельств и их влияние на степень физических и нравственных страданий.