Мудрый Юрист

К вопросу о толковании словосочетания "те же деяния" в контексте ст. 167 УК РФ

Мирончик Анна Сергеевна - аспирантка кафедры уголовного права Юридического института Сибирского федерального университета.

Часть 1 ст. 167 Уголовного кодекса РФ предусматривает ответственность за "умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба". В соответствии с ч. 2 этой же статьи уголовная ответственность наступает за "те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия".

Такая формулировка диспозиции ч. 2 ст. 167 (а именно использование вводного словосочетания "те же деяния") вызвала дискуссию относительно того, является ли значительный ущерб обязательным признаком умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества, совершенного из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом.

В литературе на этот счет сложились две противоположные точки зрения.

Одни ученые (например, А.И. Бойцов, А.Г. Безверхов, Л.М. Файзрахманова и др.) придерживаются мнения, что содержащееся в ч. 2 ст. 167 УК указание на "те же деяния" свидетельствует о том, что все признаки основного состава (ч. 1 ст. 167 УК), включая причинение значительного ущерба, должны присутствовать и в квалифицированном составе этого преступления <1>. Другими словами, сторонники этой точки зрения исходят из того, что квалифицирующие признаки дополняют основные, а поскольку значительный ущерб является конструктивным признаком основного состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК, то он обязательно должен присутствовать и в квалифицированном составе преступления, указанного в ч. 2 этой статьи.

<1> Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 764; Безверхов А.Г. Имущественные преступления. Самара: Изд-во "Самарский университет", 2002. С. 237; Файзрахманова Л.М. Уголовная ответственность за уничтожение или повреждение чужого имущества по УК России: Дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2002.

Другие ученые, наоборот, считают, что значительный ущерб не является обязательным признаком умышленного уничтожения или повреждения имущества, совершенного общеопасным способом.

Например, Л.Л. Кругликов говорит о том, что наступление значительного ущерба не является обязательным условием применения ч. 2 ст. 167 УК. Он указывает, что российскому уголовному законодательству известны случаи, когда квалифицированные составы конструируются так, что некоторые признаки основного состава не включаются в него. В подтверждение этого он приводит примеры как из Уголовного кодекса РСФСР, так и из действующего уголовного законодательства. Например, ст. 166 УК РСФСР 1960 г. допускала квалифицированный состав незаконной охоты в отсутствие признака основного состава. В действующем уголовном законодательстве также присутствует квалифицированный состав контрабанды (ст. 188 УК РФ) при отсутствии крупного размера, указанного в качестве обязательного последствия в ч. 1 ст. 188 УК РФ <2>.

<2> Кругликов Л.Л. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 198 - 200.

Следует отметить, что и правоприменители истолковывают текст диспозиции ч. 2 ст. 167 УК РФ по-разному.

Согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 июня 2002 г. N 14 "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем" <3> умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, влечет уголовную ответственность по ч. 2 ст. 167 УК РФ только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущерба. Если в результате указанных действий предусмотренные законом последствия не наступили по причинам, не зависящим от воли виновного, то содеянное при наличии у него умысла на причинение значительного ущерба должно рассматриваться как покушение на умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества (ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ).

<3> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 8. С. 4 - 6.

В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 2 марта 1989 г. N 3 "О практике применения судами законодательства по делам, связанным с пожарами" говорилось о том, что уголовная ответственность за умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные путем поджога, наступает независимо от того, является ли причиненный ущерб значительным <4>.

<4> Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989. N 3.

Кроме того, неоднократно давала толкование словосочетания "те же деяния" применительно к ст. 149 УК РСФСР <5> и ст. 167 УК РФ и Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ.

<5> По сути дела, ст. 167 УК РФ воспроизводит текст ст. 149 УК РСФСР 1960 г. с незначительными изменениями редакционного характера.

Так, в Определении от 21 декабря 2000 г. по делу граждан М. и Д., осужденных за умышленное повреждение чужого имущества путем поджога, Судебная коллегия указала, что для квалификации содеянного по ч. 2 ст. 167 УК РФ не требуется наступления такого последствия, как причинение значительного ущерба потерпевшим <6>.

<6> Верин В.П. О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем // http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=173&w/.

Такая же позиция Судебной коллегии была и в другом деле. Гражданин Ж., находясь в нетрезвом состоянии в квартире своей сожительницы З., после ссоры с ней облил мебельным лаком и водкой пол, палас, матрац, перину, телевизор и другое имущество и поджег их с целью уничтожения. Во время возникшего пожара сгорела часть имущества потерпевшей, по показаниям которой причиненный ущерб не является для нее значительным. Дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что причинение значительного ущерба в составе квалифицированного уничтожения или повреждения имущества не является признаком этого преступления <7>.

<7> Из практики прокурорского надзора по уголовным делам // Законность. 1997. N 5. С. 56 - 57.

Как видно из приведенных примеров, различные составы Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ сформулировали единое мнение о том, что уголовная ответственность за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенного путем поджога (общеопасным способом), наступает независимо от того, является ли причиненный ущерб значительным.

Тем не менее Пленум Верховного Суда РФ при толковании этого вопроса решил придерживаться своей практики, в соответствии с которой для осуждения лица по ст. 167 УК РФ требуется наличие квалифицирующего признака - причинение потерпевшему в результате противоправных действий значительного ущерба <8>.

<8> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 8. С. 4 - 6.

Логику и доводы принятия такой позиции Пленумом Верховного Суда РФ приводит В.П. Верин. Он отмечает, что наиболее активные споры возникли при обсуждении Пленумом ВС РФ п. 6 Постановления от 5 июня 2002 г. N 14 именно потому, что формулировка диспозиции ч. 2 ст. 167 УК РФ толкуется правоприменителями неоднозначно.

"Характеризуя объективную сторону данного преступления, законодатель отсылает нас к диспозиции части первой названной статьи, употребляя словосочетание "те же деяния". А уголовно наказуемыми деяниями, предусмотренными ч. 1 ст. 167 УК РФ, могут быть лишь те, которые повлекли причинение значительного ущерба. Следовательно, умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, влечет уголовную ответственность по ч. 2 ст. 167 УК РФ только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущерба" <9>.

<9> Верин В.П. Указ. соч.

На наш взгляд, Пленум Верховного Суда РФ при обосновании своей позиции толкует деяние вопреки традиционному его пониманию в теории уголовного права. Как известно, объективная сторона преступления включает следующие основные признаки: общественно опасное деяние, которое может выражаться в действии или бездействии; преступный результат и причинную связь между деянием и результатом <10>. Исходя из диспозиции ч. 1 ст. 167 УК РФ, законодатель отнес к деянию только уничтожение или повреждение чужого имущества, но не значительный ущерб, который является последствием. Полагаем, что в данном случае Пленум Верховного Суда РФ смешивает результат деяния и само деяние, вследствие чего толкует словосочетание "те же деяния" необоснованно широко.

<10> Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 145; Энциклопедия уголовного права: Состав преступления. Т. 4 / Ред. Н.И. Коржанский, В.Н. Кудрявцев, В.Б. Малинин, В.Г. Павлов и др. СПб.: Изд. профессора Малинина, 2005. С. 237.

С учетом изложенного представляется правильным мнение тех ученых, которые исходят из того, что наступление последствия в виде значительного ущерба не является обязательным признаком квалифицированного умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества.

В то же время мы считаем, что логическое толкование статьи не является достаточной аргументацией для подтверждения этой позиции. Законодатель довольно часто для лаконичности, четкости изложения уголовно-правовой нормы использует вводные словосочетания "то же деяния" или "те же деяния". И если применять только логическое толкование, то во всех подобных по конструкции статьях ущерб или вред, указанный в основном составе, не будет считаться обязательным признаком квалифицированного состава. Однако у ученых не вызывает сомнений, что этот признак должен присутствовать и в квалифицированном составе, ведь в большинстве таких статей криминообразующим признаком основного состава называется крупный ущерб или размер, которые обычно определяются в достаточно больших суммах (например, ст. ст. 171, 172 УК РФ и другие). Очевидно, что крупный ущерб намного сильнее (чем значительный ущерб) влияет на повышение общественной опасности правонарушения. Ущерб же в любом имущественном преступлении является одним из показателей вредоносности преступления, поэтому в каждой уголовно-правовой норме необходимо анализировать его роль и влияние на общественную опасность преступления. Значит, ограничиться только логическим толкованием нельзя, необходимо использовать и иные виды толкования (например, специально-юридическое, систематическое).

По нашему мнению, в первую очередь необходимо определить понятие и роль значительного ущерба в ч. 2 ст. 167 УК РФ. Кроме того, поскольку речь идет о квалифицированном составе, то следует обратить внимание на сами квалифицирующие признаки.

Отметим, что при уничтожении или повреждении имущества всегда причиняется ущерб. Под ущербом в рассматриваемой статье следует понимать только реальный ущерб собственнику или иному владельцу имущества. Другое дело, что такой ущерб может по-разному определяться как значительный или незначительный для гражданина или юридического лица. В упоминавшемся Постановлении Пленума ВС РФ от 5 июня 2002 г. N 14 говорится, что при решении вопроса о том, причинен ли значительный ущерб, следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например в зависимости от рода его деятельности и материального положения либо финансово-экономического состояния юридического лица, являющегося собственником или иным владельцем уничтоженного или поврежденного имущества. В примечании 2 к ст. 158 УК РФ сказано, что значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

Как отмечает В.И. Плохова, величина или размер причиненного реального имущественного вреда - это главный разграничитель деликтных правонарушений и индивидуализатор уголовной ответственности при отсутствии дополнительного объекта <11>. Действительно, признак значительного ущерба был включен в ч. 1 ст. 167 УК РФ именно для разграничения преступления и административного деликта. Так, в Кодексе РФ об административных правонарушениях в ст. 7.17 предусмотрена ответственность за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти действия не повлекли причинение значительного ущерба.

<11> Плохова В.И. Ненасильственные преступления против собственности. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 185.

Следовательно, значительный ущерб, указанный в ч. 1 ст. 167 УК РФ, является тем признаком, наличие которого позволяет нам признать уничтожение или повреждение имущества общественно опасным.

Что касается квалифицирующих признаков, то в настоящее время в ч. 2 ст. 167 УК РФ названо их несколько. Совершение умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества:

из хулиганских побуждений;

путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом;

повлекшего по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия.

Квалифицирующими являются признаки состава преступления, которые свидетельствуют о резко повышенной общественной опасности деяния и лица, совершившего это деяние, по сравнению с основным составом <12>.

<12> Кругликов Л.Л. Указ. соч. С. 174.

По нашему мнению, уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное общеопасным способом либо повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, должно квалифицироваться по ч. 2 ст. 167 УК независимо от того, является ли причиненный ущерб значительным. В таких ситуациях помимо реально причиненного ущерба собственнику или иному владельцу имущества существует реальная угроза другим ценным охраняемым объектам (например, жизни и здоровью человека), что свидетельствует о резком повышении степени общественной опасности таких действий. Поэтому ставить вопрос о квалификации содеянного как оконченного преступления в зависимость от того, как оценит ущерб потерпевший, некорректно. Первостепенное значение здесь должна иметь общественная опасность способа совершения либо наступления тяжких последствий умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества.

Вместе с тем вызывает сомнение, что хулиганские побуждения влияют на степень общественной опасности так же, как указанные выше признаки. Конечно, его наличие существенно влияет на уровень общественной опасности по сравнению с ч. 1 ст. 167 УК РФ, но данный квалифицирующий признак нельзя ставить в один ряд с другими квалифицирующими признаками, указанными в ч. 2 ст. 167 УК РФ. Поэтому причинение значительного ущерба в результате умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества, совершенного из хулиганских побуждений, является необходимым.

Учитывая изложенное, полагаем, что таким квалифицирующим признакам, как "общеопасный способ" и "тяжкие последствия", на наш взгляд, следует придать статус особо квалифицирующих. Кроме того, в целях устранения разночтений в толковании диспозиции ч. 2 ст. 167 УК РФ в данной норме необходимо определить, что уголовная ответственность наступает за умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные общеопасным способом либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, независимо от того, является ли причиненный ущерб значительным для гражданина или юридического лица.