Мудрый Юрист

Уголовная ответственность несовершеннолетних: понятия и особенности проявления в современном обществе

Грицун Ирина Михайловна, преподаватель кафедры уголовного права и криминологии Новороссийского филиала Московского гуманитарно-экономического института, соискатель кафедры уголовного права Краснодарского университета МВД России.

Уголовная ответственность несовершеннолетних является разновидностью юридической ответственности наряду с административно-правовой, гражданско-правовой и др. В целом в теории уголовного права понятие уголовной ответственности дискуссионное, вне зависимости от субъекта привлечения к уголовной ответственности. Но одновременно сложились принципиальные положения, по которым, во-первых, уголовная ответственность понимается как обязанность лица, совершившего преступление, отвечать за содеянное в соответствии с уголовным законом; во-вторых, понимается фактическая реализация указанной обязанности, т.е. в конечном счете реализация санкции уголовно-правовой нормы; в-третьих, рассматривается в позитивном плане как ответственность, лежащая в основе правомерного поведения и выражающаяся в осознании индивидом своей обязанности не совершать запрещенного уголовным законом преступного деяния <1>.

<1> Астемиров З.А. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних. М., 1970; Волков Б.С. Детерминистическая природа преступного поведения. Казань, 1974; Елеонский В.А. Уголовная ответственность и воспитание позитивной ответственности личности. Рязань, 1977; Кудрявцев В.Н. Закон, поведение, ответственность. М., 1986; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996.

Каждый из данных подходов имеет право на существование, так как по-своему отражает присущие сложному феномену уголовной ответственности особенности ее содержания. Важно лишь правильно определить целевую направленность таких подходов и сферу их практического приложения <1>. И специфика уголовной ответственности в том, что связана она с мерами государственного принуждения, применяемыми к лицу, совершившему преступление.

<1> Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996. С. 244.

Преступность несовершеннолетних в России в последние годы характеризуется в основном неблагоприятными тенденциями, такими, как омоложение, феминизация, а также увеличение удельного веса преступности несовершеннолетних в преступности в целом. В структуре данной преступности преобладает доля тяжких преступлений с корыстно-насильственной направленностью мотивации, усилением элементов устойчивости, организованности преступных групп несовершеннолетних, смыканием преступности несовершеннолетних с преступностью взрослых.

Отмеченные черты преступности несовершеннолетних не являются чем-то особенным для России, так как интенсивный рост подростковой и молодежной делинквентности, возрастание общественной опасности деяний и причиненного ими ущерба являются одной из составляющих общей тенденции абсолютного и относительного роста молодежной преступности в мире.

Вместе с тем в российском обществе одним из обстоятельств, обуславливающих такое положение дел, являются не только общие негативные социальные процессы, но и несовершенство состояния и результативности специфической системы предупреждения преступности несовершеннолетних.

Важной специальной мерой предупреждения преступности несовершеннолетних продолжают оставаться уголовное наказание, уголовная ответственность. Уголовный кодекс РФ (1996 г.) создал новые правовые основы для более глубокой ее дифференциации (по сравнению с ранее действовавшим законодательством), которые выразил в разделе V "Уголовная ответственность несовершеннолетних", основанной на принципах гуманизма и экономии репрессии. В данном разделе в гл. 14 отражены особенности как уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, так и освобождения от них и иные специфические правовые последствия совершенного несовершеннолетними преступления.

В то же время несовершеннолетний преступник является не только субъектом преступления, но и объектом повышенной правовой охраны и защиты. Из этого обстоятельства исходит большинство международно-правовых документов, которые тем или иным образом имеют в качестве предмета рассмотрения несовершеннолетних лиц, что предопределяет специфику системы обращения с несовершеннолетними правонарушителями, заключающуюся в построении этой системы на основе специальных принципов, наличия в ней специальных (специализированных) субъектов и специальных правовых средств воздействия.

Несовершеннолетний правонарушитель как личность находится в стадии молодежного формирования, а совершенное им правонарушение, преступление в большинстве случаев являются следствием стечения неблагоприятных, возможно, негативных жизненных обстоятельств. Следовательно, в основе системы общего и индивидуального предупреждения преступности несовершеннолетних (системы обращения с несовершеннолетними правонарушителями) должны лежать принципы максимального содействия благополучию несовершеннолетних и презумпция дальнейшей позитивной социализации.

Наличие в Уголовном кодексе РФ (1996 г.) норм, закрепляющих особенности уголовной ответственности несовершеннолетних, является последовательным воплощением в жизнь требований международных документов в области обращения с несовершеннолетними правонарушителями, к числу которых следует отнести возможно более широкое применение к несовершеннолетним санкций (мер), альтернативных лишению свободы и уголовной ответственности. Подтверждением этому является положение Уголовного кодекса РФ о том, что "несовершеннолетнему, совершившему преступление, может быть назначено наказание либо к ним могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия" (ч. 2 ст. 87 УК РФ).

Применение указанных альтернативных мер в контексте международных документов является неотъемлемым элементом более общего институционного образования - системы так называемой ювенальной юстиции, под которой за рубежом и в нашей стране обычно понимается система специализированных судов и иных юрисдикционных органов по делам несовершеннолетних и мер, ими применяемых.

Во многих зарубежных странах применение мер, альтернативных уголовной ответственности и наказанию, является основным специальным средством правового воздействия на несовершеннолетних правонарушителей. Реализация данных мер имеет, как правило, четкое законодательное закрепление в виде специальных законов о несовершеннолетних и специальной системы органов, их применяющих (например, в ФРГ, в Канаде и др. странах). Применение альтернативных мер, в частности принудительных мер воспитательного характера, является проявлением более общего направления в политике в области наказаний во всем мире, которое склоняется в пользу большого перечня альтернатив тюремного заключения.

Российскому уголовному законодательству начиная с XVIII в. известны подобные варианты и меры, применяемые к несовершеннолетним, совершившим преступления, вместо уголовной ответственности. Особенно подобная политика была распространена в период 70 - 80-х гг. XX в.

Несмотря на различное наименование мер этой политики ("воспитательные меры", "медико-педагогические меры", "принудительные меры воспитательного характера"), их применение, как правило, происходило в связи с освобождением несовершеннолетних от уголовной ответственности (и/или наказания). Различия состояли лишь в основаниях (критериях) такого освобождения и в перечне подобных мер, а также процедуре и виде органов, которые их применяли (т.е. системе правоприменителей).

Правоприменительная практика специализированных государственных органов свидетельствует, что именно им, а не уголовной ответственности как уголовной репрессии, принадлежала основная роль в предупреждении преступлений несовершеннолетних.

Так, в советское время (Уголовный кодекс РСФСР 1960 г.) наиболее широкое применение они получили в деятельности следственных органов, инспекций по делам несовершеннолетних и комиссий по делам несовершеннолетних исполнительных комитетов районов, городов. Они применялись примерно к одной трети, а иногда и к половине несовершеннолетних, совершивших преступления, не представлявших большой общественной опасности. Вместе с тем суды использовали их крайне редко, несмотря на предоставленные законом возможности и рекомендации высших судебных органов. Причина этого, видимо, состояла в том, что судебная практика не испытывала потребности в этих мерах, имея под рукой более привычный инструментарий и прежде всего условное осуждение или отсрочку исполнения приговора.

В действующем Уголовном кодексе Российской Федерации регламентация применения принудительных воспитательных мер существенно изменилась. Сейчас они именуются "принудительные меры воспитательного воздействия" - ст. ст. 90, 91 УК РФ.

Помимо терминологических изменений, законодатель посчитал необходимым также изменить основания и условия применения принудительных мер воспитательного воздействия, исключить некоторые виды принудительных мер воспитательного воздействия и добавить новые, предусмотреть возможность применения принудительных мер воспитательного воздействия в связи с освобождением несовершеннолетних как от уголовной ответственности, так и от наказания, закрепив условный характер их применения.

Кроме этого, с принятием Уголовного кодекса РФ 1996 г. назначение принудительных мер воспитательного воздействия отнесено к исключительной компетенции суда. По всей вероятности, мотивом такого решения законодателя является в самом общем виде стремление обеспечить повышенную правовую охрану прав и законных интересов личности несовершеннолетнего правонарушителя. В то же время в результате этой законодательной новеллы фактическое применение принудительных мер воспитательного воздействия как альтернативы уголовной ответственности резко сократилось по сравнению с предыдущим периодом. По нашим данным, сегодня они применяются не более чем к 2 - 3% несовершеннолетних, представших перед судом.

Такая практика вряд ли может удовлетворять целям и предназначению данных мер как средствам предупреждения преступности несовершеннолетних в качестве реальной альтернативы уголовной ответственности и наказанию. Поэтому на этом фоне декларативными выглядят рекомендации Верховного Суда Российской Федерации о расширении использования принудительных мер воспитательного воздействия судами.

Юридический анализ принудительных мер воспитательного воздействия ведет к выявлению значительного числа проблем, связанных с их применением, что, в частности, проявляется отсутствием в законе указания на понятие и цели этих мер, отсутствие указания на срок их применения, порядок снятия и отмены, понятие их систематического неисполнения. В Уголовном кодексе не раскрывается понятие "специализированный государственный орган" в случаях передачи несовершеннолетнего таковому органу под надзор, а также и в случае контроля за поведением несовершеннолетнего. Вместе с тем неясен правовой статус такой принудительной меры, как помещение в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение (ст. 92 УК РФ).

Учитывая, что законодатель не закрепил данную меру в числе принудительных мер воспитательного воздействия (ст. ст. 90, 91 УК РФ), возможность ее назначения связывается только с фактом освобождения от наказания, а не от уголовной ответственности, исключительно редки случаи ее применения на практике, а режим ее применения близок к режиму пенитенциарного учреждения, что качественно отличает данную меру от принудительных мер воспитательного воздействия.

Отмеченные выше, а также другие недостатки являются, на наш взгляд, во многом следствием того, что указанные меры как бы по инерции перекочевали из предыдущего закона в действующий Уголовный кодекс РФ без достаточной научной проработки. Это тем более неоправданно, поскольку проблеме применения к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия в связи с освобождением от уголовной ответственности (наказания) всегда уделялось внимание в юридической литературе. Интерес к данной проблеме был во многом обусловлен ее сквозным характером, нахождением на стыке нескольких проблем. Применение принудительных мер воспитательного воздействия связано с такими сложными и дискуссионными категориями уголовного права, как уголовная ответственность, институт освобождения от уголовной ответственности (наказания).