Мудрый Юрист

Правовое регулирование и правовая природа расходов сторон по ведению дела в первые годы существования советской власти

Горбунов А.В., соискатель кафедры гражданского права Южного федерального университета.

Общие кардинальные изменения в принципах правового регулирования, в законодательстве и др., произошедшие в нашей стране в первой четверти XX в., не могли не отразиться на регулировании такого "частного" вопроса, как возмещение сторонам расходов по ведению гражданских дел.

К сожалению, современная юридическая наука не уделяет должного внимания изучению затрагиваемых настоящим исследованием вопросов данного, сравнительно небольшого во временном масштабе периода. Видимо, такое положение вещей можно объяснить сложностью исследования данной эпохи развития нашей страны (быстрая смена нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы судоустройства и судопроизводства, и др.), а также сугубо узкий характер рассматриваемых проблем, могущих быть полезными только для небольшого круга специалистов, например историков права.

Между тем, как нам представляется, вопросы совершенствования законодательства в той или иной области правовых отношений напрямую связаны с изучением и разработкой соответствующих теоретических начал и положений. "При этом важен исторический метод, - отмечает М.Х. Хутыз, - позволяющий установить закономерности и тенденции развития определенной отрасли права и ее институтов и сформулировать научно аргументированные рекомендации" <1>. В этой связи затрагиваемые в настоящем исследовании вопросы имеют не только и не столько историческое значение, но направлены на переосмысление и анализ положений действующего законодательства, имеющих предметом регулирования вопросы возмещения расходов на оплату услуг процессуального представителя.

<1> Хутыз М.Х. Историзм в исследовании проблем гражданского процессуального права // Правоведение. 1984. N 1. С. 92.

В первые годы существования Советского государства (до 1923 г.) правовые нормы, регламентирующие порядок рассмотрения и разрешения гражданских дел, не были выделены в отдельный кодифицированный нормативно-правовой акт, а излагались наряду с уголовно-процессуальными нормами и нормами, определявшими советское судоустройство, в различных законодательных актах: декретах о суде, положениях о народном суде и некоторых других правовых актах <2>. Данный период развития отечественного гражданского процессуального права характеризуется также повсеместным отсутствием серьезных научных изысканий в области гражданского процессуального права, в том числе и в части развития института судебных издержек. П.Ф. Елисейкин характеризует данный этап развития советской науки гражданского процесса следующим образом: "В печати того времени выступали преимущественно практические работники, которые видели свою задачу прежде всего в разработке чисто практических вопросов судебного строительства. Эта работа велась под лозунгом отказа от теоретических построений, а в тех случаях, когда оказывалось необходимым для тех же практических целей затронуть вопросы теории, они освещались крайне упрощенно" <3>.

<2> Гойхбарг А.Г. Курс гражданского процесса. М.-Л., 1928. С. 10.
<3> Елисейкин П.Ф. Виды гражданского судопроизводства в науке советского гражданского процессуального права // Вопросы гражданского права и процесса. Владивосток, 1969. С. 150 - 151.

В юридической литературе <4> возникновение советского гражданского процессуального права и судопроизводства связывают с опубликованием 24 ноября (7 декабря) 1917 г. Советом Народных Комиссаров Декрета о суде (N 1) <5> (далее - Декрет о суде N 1). Данным небольшим по объему нормативным актом упразднялись дореволюционная судебная система, институты судебных следователей, прокурорского надзора, а также присяжной и частной адвокатуры.

<4> Гражданский процесс: Учебник / Под ред. А.Ф. Клейнмана. М., 1940. С. 16; Гражданский процесс: Учебник для юридических институтов. М., 1938. С. 24.
<5> Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства РСФСР. 1917. N 4. Ст. 50.

Декретом о суде N 1 отменялись старые законы свергнутых правительств, а новым вновь создаваемым судебным органам предписывалось "...руководствоваться в своих решениях... законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию". Комментируя последнюю норму, П.П. Гуреев отмечал: "Поскольку среди законов свергнутых правительств почти не было таких, содержание которых не противоречило бы правосознанию трудящихся классов, старые законы народными судами практически почти не применялись" <6>. Между тем, что касается вопросов вознаграждения тяжущихся за ведение гражданского дела, представляется правильным утверждение о возможности применения в неизменном виде дореволюционного законодательства (т.е. Устава гражданского судопроизводства (в дальнейшем - УГС) к соответствующим правоотношениям, складывающимся в советских народных судах и после принятия Декрета о суде N 1, вплоть до принятия 7 марта 1918 г. Советом Народных Комиссаров Декрета о суде (N 2) <7> (далее - Декрет о суде N 2).

<6> Курс советского гражданского процессуального права. Т. 2 / Под ред. А.А. Мельникова. М., 1981. С. 404.
<7> Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства РСФСР. 1918. N 26. Ст. 420.

Декрет о суде N 2 более обстоятельно подошел к предмету регулирования правоотношений в сфере гражданского судопроизводства, в том числе и в области регулирования судебных издержек.

В частности, данным Декретом устанавливалось правило о применении к судопроизводству по гражданским делам правил Судебных уставов 1864 г. постольку, поскольку последние не отменены декретами органов государственной власти советской республики и не противоречат правосознанию трудящихся классов.

Предмету регулирования расходов по гражданским делам была посвящена отдельная часть, носившая наименование "О судебной пошлине и судебных издержках", состоявшая из трех статей (ст. ст. 18 - 20). Первая из указанных статей устанавливала размер судебной пошлины, взимаемой по гражданским делам как в гражданских и уголовных, так и в третейских судах, а также порядок отсрочки уплаты данной судебной пошлины. Следующая из упомянутых выше статей устанавливала полномочия суда при присуждении гражданского иска взыскивать в пользу выигравшей дело стороны понесенные ею на ведение дела судебные издержки. И наконец, последняя статья из рассматриваемой части отменяла взимание кассационного залога и вводила судебную пошлину, уплачиваемую так же, как в суде первой инстанции.

Таким образом, принимая во внимание тот факт, что законодатель прямо не отменил и не изменил положений дореволюционного законодательства по предмету судебных издержек, а также учитывая все вышесказанное, можно сделать вывод о том, что в соответствии с Декретом о суде N 2 система судебных издержек, существовавшая в период действия УГС, в целом оставалась неизмененной <8>.

<8> Согласно ст. 839 УГС к судебным издержкам прямо относились следующие платежи: гербовые пошлины, судебные пошлины, канцелярские пошлины, сборы по производству дела. Вознаграждение за ведение дела (т.е. по сути плата (гонорар) поверенного) господствующей доктриной и судебной практикой относилось к разряду сборов по производству дела, а как следствие, причислялось к судебным издержкам. Подробнее о судебных издержках в УГС см.: Ковнарева Н.Р. Судебные расходы в российском гражданском процессе // Закон и право. 2000. N 6. С. 48 - 49.

Оставив без изменения систему судебных издержек, советский законодатель все же посчитал целесообразным внести некоторые видоизменения в правовые нормы, регламентирующие порядок взыскания некоторых составляющих данной системы судебных издержек, а именно в части вознаграждения за ведение дела. Данные изменения сводились к следующему: "...ВМЕСТО НЫНЕШНЕГО ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ ЗА ВЕДЕНИЕ ДЕЛА (выделено мной. - Авт.) с проигравшей дело стороны может быть присуждено не свыше 10% присужденной или отвергнутой суммы иска, из каковой суммы суд, по своему усмотрению, присуждает часть в пользу выигравшей дело стороны, а остальную часть обращает в доход казны".

Сама сущность процитированной нормы, а в особенности смысл выделенного курсивом словосочетания "вместо нынешнего вознаграждения за ведение дела" как раз является подтверждением высказанного немногим ранее тезиса о применении дореволюционного процессуального законодательства о вознаграждении за ведение дела в советских народных судах в период от появления Декрета о суде N 1 и до издания Декрета о суде N 2 со всеми вытекающими отсюда выводами о квалификации произведенных затрат сторон на наем представителя или вообще на ведение дела в качестве судебных издержек, возмещаемых по процессуальным правилам.

Что же касается определения правовой природы вознаграждения за ведение дела, установленного Декретом о суде N 2, то через посредство выводов, к которыми мы пришли выше (о неизменности системы судебных издержек, установленной УГС), данное предусмотренное Декретом о суде N 2 вознаграждение за ведение дела без каких-либо колебаний должно быть квалифицировано в качестве судебных издержек, т.е. должно входить в орбиту регулирования процессуального права.

Следующим нормативно-правовым актом советской эпохи, посвященным вопросам судоустройства и судопроизводства, являлась Инструкция "Об организации и действии местных народных судов", принятая Народным комиссариатом юстиции РСФСР 23 июля 1918 г. <9>. Данный законодательный акт, по сравнению с Декретом о суде N 2, не внес каких-либо изменений в правовое регулирование вопросов вознаграждения за ведение дела. Предмету взыскания вознаграждения за ведение дела здесь была посвящена ст. 65, которая фактически являлась аналогом ст. 19 Декрета о суде N 2.

<9> Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства РСФСР. 1918. N 53. Ст. 597.

В декабре 1918 г. было опубликовано Положение о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 г. <10> (далее - Положение 1918 г.), в котором вопросы гражданского судопроизводства и судоустройства получили дальнейшее развитие.

<10> Там же. 1918. N 85. Ст. 889.

Положением 1918 г. вносились некоторые изменения в сложившуюся систему судебных сборов. Отныне по гражданским делам взималась судебная пошлина и листовой сбор (ст. 94). При постановлении решения Положение 1918 г. предусматривало полномочия суда по присуждению в пользу истца или ответчика (в зависимости от того, в чью пользу решено дело) полностью или в части издержек, понесенных на ведение дела: пошлины, сборы, оплата труда членов коллегии защитников, обвинителей и представителей сторон в гражданском процессе (ст. 96). Таким образом, следуя имеющимся традициям, советский законодатель в очередной раз отнес затраты сторон на оплату труда представителей к судебным издержкам. Такого же мнения придерживались П.П. Гуреев <11> и М.Х. Вафин <12>, ставившие в один ряд затраты сторон на оплату труда правозаступников, судебную пошлину и листовой сбор, отнесенные Положением 1918 г. к судебным издержкам.

<11> Курс советского гражданского процессуального права. Том 2 / Под ред. А.А. Мельникова. С. 421.
<12> Вафин М.Х. Судебные расходы по гражданским делам: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1984. С. 41.

21 октября 1920 г. было принято новое Положение о народном суде РСФСР <13> (далее - Положение 1920 г.), в основном воспроизводившее принципы и правила, приведенные в Положении 1918 г. По вопросу возмещения сторонам понесенных в связи с рассмотрением гражданского дела судебных расходов Положение 1920 г. ограничивалось наличием одной нормы, предоставляющей народному суду право "присуждать в пользу правой стороны расходы по делу" (ст. 96), не конкретизируя, какие расходы тяжущихся относятся к судебным.

<13> Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства РСФСР. 1920. N 83. Ст. 407.

26 мая 1922 г. на третьей сессии Всероссийского центрального исполнительного комитета принимается Положение об адвокатуре <14> (далее - Положение 1922 г.), которым изменялись соответствующие статьи Положения 1920 г. (ст. ст. 43 - 49). По предмету оплаты труда защитников (представителей) Положение 1922 г. устанавливало ряд нововведений. Так, в зависимости от социального положения заинтересованного лица, прибегавшего к помощи представителя, оплата труда защитников производилась на трояких основаниях: 1) неимущие освобождаются от всяких платежей за защиту в силу особого постановления народного суда; 2) рабочие и служащие имеют право пользоваться услугами защитников по таксе; 3) во всех остальных случаях вознаграждение защитнику определяется соглашением его с заинтересованной стороной (ст. 47).

<14> Еженедельник советской юстиции. 1922. N 21 - 22. С. 28 - 29.

В целях проведения в жизнь Положения 1922 г. 5 июля 1922 г. Народным комиссариатом юстиции было утверждено Положение о коллегии защитников <15>, определяющее состав, организационную структуру, порядок работы, основания и порядок вознаграждения членов коллегии защитников и т.п.

<15> Там же. 1922. N 24 - 25. С. 27 - 29.

В качестве общего правила определения вознаграждения за ведение дела анализируемый нормативный акт устанавливал принцип взаимного соглашения заинтересованного лица и члена коллегии защитников; лица, пользующиеся правом уплачивать вознаграждение по таксе, руководствовались приложением N 1 "Такса оплаты защитников рабочими государственных и частных предприятий и служащими советских учреждений" к рассматриваемому нормативно-правовому акту; по делам бесплатной защиты необходимые расходы по делу (проезды, снятие копий и т.п.) производились за счет фонда коллегии защитников (ст. 19).

Согласно вышеупомянутому приложению N 1 к Положению о коллегии защитников по гражданским делам заинтересованные лица уплачивают защитникам вознаграждение в размере 5% (истец - с присужденной вступившим в законную силу решением суммы, а ответчик - с суммы, отказанной истцу) с одним лишь условием, чтобы сумма вознаграждения не могла превышать 5 тыс. руб. денежными знаками 1922 г.

В январе 1923 г. Народным комиссариатом юстиции была разработана и опубликована Временная инструкция Об основных нормах гражданского процесса <16>. Норм, направленных на урегулирование правоотношений в сфере возмещения затрат на оплату услуг представителей, данный нормативно-правовой акт не содержал, а более того, оставлял в силе действующий порядок. Таким образом, до вступления в силу в сентябре 1923 г. Гражданского процессуального кодекса Положение 1920 г. с последующими изменениями и дополнениями, Положение 1922 г., а также Положение о коллегии защитников оставались основополагающими правовыми актами, регламентирующими порядок возмещения сторонам расходов на оплату услуг представителей.

<16> Там же. 1923. N 1. С. 26 - 29.

Характеризуя в целом рассматриваемый период развития отечественного гражданского процессуального права по предмету возмещения сторонам расходов на оказание юридической помощи, можно с уверенностью констатировать существование определенной преемственности между дореволюционными законоположениями и законодательством нового зарождающегося советского государства, несмотря на стойкое желание советского законодателя решительно порвать с наследием дореволюционного периода развития отечественного процессуального законодательства. В этой связи представляется вполне оправданной и жизнеспособной точка зрения, исходящая из постулата о причислении советским законодательством затрат сторон на оплату труда представителя к категории судебных издержек.