Мудрый Юрист

О служебном изобретательстве в соответствии с частью четвертой ГК РФ

Еременко В.И., доктор юридических наук, начальник отдела права Евразийского патентного ведомства.

Правовое регулирование отношений в сфере служебных изобретений, полезных моделей и промышленных образцов предусмотрено ст. 1370 ГК РФ, которой в ранее действовавшем патентном законодательстве соответствовал п. 2 ст. 8 Патентного закона РФ.

В целом данная статья состоит из норм трудового права, что в известной степени нарушает, с учетом многочисленных норм административного права, включенных в раздел VII, целостность и цивилистический характер ГК РФ.

Первоначально, согласно абз. 5 п. 2 ст. 8 Патентного закона (в редакции 1992 г.) и п. 10 Постановления Верховного Совета РФ "О введении в действие Патентного закона РФ", предусматривалось принятие специального закона о служебных изобретениях, полезных моделях и промышленных образцах. Однако специальный закон в указанной сфере так и не был принят.

Следует отметить, что специальное законодательство о служебных изобретениях получило довольно широкое распространение в мире, например в Швеции (1949 г.), Дании (1955 г.), ФРГ (1957 г.), Финляндии (1967 г.), Норвегии (1970 г.), Франции (1979 - 1980 гг.).

Законодательство зарубежных стран о служебных изобретениях при всем их многообразии можно условно разбить на две группы, отражающие в данной области либо неоклассическую либеральную модель, либо социально ориентированную модель рыночной экономики.

Характерным примером приверженности к неоклассической либеральной модели (первая группа) является опыт нормотворчества в США. В этой стране отсутствует специальное законодательство о служебных изобретениях, нет упоминания о них и в Патентном законе США. Здесь правоотношения в связи со служебными изобретениями регулируются судебными прецедентами и трудовыми договорами, преимущественно индивидуальными. Согласно таким договорам служебные изобретения принадлежат работодателю и в большинстве случаев вознаграждение за них работнику не выплачивается. Большое распространение получили договоры, предусматривающие передачу работниками их будущих изобретений работодателю на безвозмездной основе.

Вторая группа стран, тяготеющая к социальноориентированной модели рыночной экономики, - преимущественно страны Западной Европы, в которых действует законодательство о служебных изобретениях. Общая черта для законодательства этой группы стран - социальная направленность, проявляющаяся в гарантии вознаграждения за труд изобретателя, более адекватном подходе к балансу интересов заинтересованных сторон. Здесь основополагающий принцип - принадлежность служебного изобретения работодателю в сочетании с материальным стимулированием творческой активности работника.

II

В п. 1 ст. 1370 ГК РФ дается легальное определение служебного изобретения, служебной полезной модели, служебного промышленного образца (далее - служебное изобретение): изобретение, полезная модель или промышленный образец, созданные работником в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя.

Следовательно, изобретение признается служебным в двух случаях:

Трудовые обязанности работника возложены на него трудовым договором, в котором согласно ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации (ТК РФ), в обязательном порядке указывается трудовая функция работника (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид получаемой работником работы, т.е. конкретное содержание труда, например, если оборудование впервые поставлено в Россию и работы по его обслуживанию пока не регламентированы). Именно в трудовой договор, понятие которого раскрыто в ст. 56 ТК РФ, должно быть включено условие об осуществлении работником изобретательской или иной творческой деятельности, входящей в его трудовые обязанности.

Создание служебного изобретения в связи с выполнением работником конкретного задания работодателя (например, в рамках порученной работнику исследовательской работы) предполагает осуществление изобретения вне круга его трудовых обязанностей, предусмотренных трудовым договором.

Такая возможность вытекает из нормы ст. 60 ТК РФ, которая в принципе запрещает требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, за исключением случаев, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами. Именно к иным федеральным законам относится Гражданский кодекс.

Вместе с тем следует полагать, что конкретное задание работнику должно входить в сферу деятельности работодателя. Кроме того, весьма существенно, чтобы все условия конкретного задания были согласованы, по аналогии со ст. 60.2 ТК РФ, работодателем с работником в письменной форме.

В п. 2 ст. 1370 ГК РФ указано, что право авторства на служебное изобретение принадлежит работнику (автору), что в принципе дублирует норму ст. 1356 ГК РФ о том, что право авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец неотчуждаемо и непередаваемо.

В п. 3 данной статьи закреплена диспозитивная норма, согласно которой исключительное право на служебное изобретение и право на получение патента принадлежит работодателю, если трудовым или иным договором между работником и работодателем не предусмотрено иное.

Как следует из вышеизложенного, концепция служебного изобретательства в России не изменилась: факт создания служебного изобретения влечет за собой возникновение у работодателя права на это изобретение, судьбу которого он вправе определить по своему усмотрению. В этом отношении российское законодательство сходно с соответствующими положениями нормативных правовых актов Великобритании и Франции. Напротив, в ФРГ закреплен принцип возникновения права на служебное изобретение у работника, который должен затем передать его работодателю. Впрочем, правовые последствия обоих подходов одинаковы: право на служебное изобретение в конечном счете принадлежит работодателю.

Указанная концепция - принадлежность служебного изобретения работодателю - в целом способствует соблюдению баланса интересов работника (автора), работодателя и общества в целом, а также соответствует мировой патентной практике.

Таким образом, трудовой или иной договор заключается в тех случаях, когда право на получение патента на служебное изобретение переходит к работнику, поскольку по общему правилу это право возникает у работодателя. На практике условие о переходе права на получение патента на служебное изобретение включается в трудовой договор заранее либо в случае необходимости соответствующее изменение вносится в уже действующий трудовой договор.

Возможен вариант, когда работник и работодатель достигнут соглашения о том, что они станут созаявителями и исключительное право на служебное изобретение в случае выдачи патента будет принадлежать им совместно.

Указание в норме п. 3 ст. 1370 ГК РФ на иной договор между работником и работодателем является новеллой в правовом регулировании служебного изобретательства. Следует полагать, что законодатель в этом случае имеет в виду коллективный договор (ст. 40 ТК РФ), поскольку вопрос о принадлежности служебного изобретения должен решаться только в рамках трудовых отношений.

Вопрос о правовой природе отношений работника и работодателя в сфере служебного изобретательства является спорным в юридической литературе. Например, высказана точка зрения, согласно которой основанием перехода прав к работодателю является гражданско-правовой, а не трудовой договор, просто в документ, именуемый трудовым договором, могут быть включены гражданско-правовые условия <1>.

<1> Дозорцев В.А. Интеллектуальные права. Понятие. Система. Задачи кодификации. М.: Статут, 2003. С. 301.

Указанные воззрения в отдельных случаях ошибочно восприняты судебной практикой. Так, в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации" <2> указано, что если возник спор по поводу неисполнения либо ненадлежащего исполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер (например, о предоставлении жилого помещения, о выплате работнику суммы на приобретение жилого помещения), то, несмотря на то что эти условия включены в содержание трудового договора, они по своему характеру являются гражданско-правовыми обязательствами работодателя.

<2> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 3.

Указанный выше подход не основан на законе. Трудовые отношения, как они определены в ст. 15 ТК РФ, - это отношения, основанные, в частности, на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы; подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка, который определяется преимущественно работодателем). Трудовое право не основано на равенстве участников правоотношений, на свободе договора, как это принято в гражданском праве. В трудовом праве, с одной стороны, декларируется свобода труда, включая право на труд, а также социальное партнерство. С другой стороны, работник жестко подчинен правилам внутреннего трудового распорядка, условиям трудового договора, в котором определена его трудовая функция, в том числе в сфере изобретательства.

Поэтому затея с включением гражданско-правовых условий в трудовой договор, а скорее всего их обозначение таковыми, представляется искусственной конструкцией. Смешение жанров уместно в искусстве, а не в такой формализованной сфере, как право.

Патентное законодательство всегда являлось комплексной отраслью законодательства, включающее в себя также нормы административного и трудового права. Его инкорпорация без существенных изменений в ГК РФ привела в известной степени к искажению цивилистической природы гражданского законодательства. Поэтому, по сути, закономерно стремление сторонников такого подхода как-то сгладить этот неблагоприятный эффект путем различных уловок, в том числе путем смешения трудовых и гражданско-правовых договоров.

В связи с вышеизложенным следует признать, что отношения между работодателем и работником по поводу служебных изобретений являются сугубо трудовыми правоотношениями.

III

В пункте 4 ст. 1370 ГК РФ установлен порядок определения принадлежности права на получение патента и исключительного права на служебное изобретение.

По общему правилу (абзац первый указанного пункта) работник должен письменно уведомить работодателя о создании такого результата, в отношении которого возможна правовая охрана. Данная норма об обязанности работника письменно уведомлять работодателя сформулирована более четко, поскольку в ранее действовавшем законодательстве (абзац второй п. 2 ст. 8 Патентного закона РФ) такая обязанность проявлялась не явно, требовалось соответствующее толкование.

В абзаце втором указанного пункта определены правовые последствия бездействия работодателя в течение четырех месяцев со дня уведомления его работником о полученном результате, в отношении которого возможна правовая охрана.

Так, если работодатель в течение указанного выше срока:

<3> Следует полагать, что такая передача может осуществляться на основании гражданско-правового договора в письменной форме, который не подлежит государственной регистрации.

Вполне очевидно, что в данном случае речь должна идти о переходе права на получение патента к работнику, поскольку в п. 3 ст. 1370 ГК РФ закреплена презумпция принадлежности указанного права работодателю.

Факт перехода на получение патента к работнику означает, что работодатель в течение всего срока действия патента имеет право использования в собственном производстве на условиях простой неисключительной лицензии с выплатой патентообладателю-работнику компенсации, размер, условия и порядок выплаты которой определяются договором между работником и работодателем, а в случае спора - судом.

Из вышеизложенного следует, что патентообладатель-работник имеет безусловное право на компенсацию, независимо от того, использует ли он сам служебное изобретение, предоставил ли он лицензию другому лицу или вовсе его не использует.

Поскольку работодатель может реализовать свое право на использование служебного изобретения в режиме неисключительной лицензии в течение довольно продолжительного времени, возможны различные ситуации с правовым оформлением указанного права работодателя.

Так, если работодателя и работника связывают трудовые отношения, их взаимоотношения по выплате компенсации должны быть урегулированы в трудовом договоре или путем дополнительного соглашения к трудовому договору. Если начало использования служебного изобретения приходится на период времени, когда между работодателем и работником прекращены трудовые отношения, между ними должен быть заключен лицензионный договор, подлежащий государственной регистрации, одно из условий которого - выплата патентообладателю, бывшему работнику, компенсации.

IV

В абзаце третьем п. 4 ст. 1370 ГК РФ определены случаи, когда работник имеет право на вознаграждение:

Последний случай может быть проиллюстрирован фактами неисполнения работодателем-заявителем требований, предъявляемых в процессе экспертизы заявки, например неуплата им пошлины за выдачу патента после получения решения о его выдаче.

Размер, условия и порядок выплаты такого вознаграждения устанавливаются договором между работодателем и работником, а в случае спора - судом.

Поскольку работодателя и работника связывают трудовые отношения, размер, условия и порядок выплаты вознаграждения устанавливаются заранее в трудовом договоре или, в случае необходимости, путем дополнительного соглашения к трудовому договору.

Данная норма не проясняет ситуацию с бездействием работодателя в отношении служебного изобретения, когда он фактически сохраняет информацию о служебном изобретении в тайне, но не сообщает об этом работнику и не выплачивает ему вознаграждение. Думается, что случай бездействия работодателя также является основанием для выплаты работнику вознаграждения, а при возникновении спора - основанием для обращения работника в суд.

При передаче работодателем служебного изобретения другим лицам могут возникнуть проблемы с выплатой вознаграждения работнику. Такая передача возможна в двух случаях: после получения патента на служебное изобретение и в случае передачи права на получение патента другому лицу. Оба случая являются основаниями для выплаты работодателем вознаграждения работнику. Однако далеко не во всех случаях это происходит на практике, и зачастую при передаче служебное изобретение обременяется обязательством по выплате вознаграждения работнику, с которым правопреемника работодателя не связывают никакие отношения, что является основанием для уменьшения цены соответствующего договора.

В абзаце четвертом п. 4 ст. 1370 ГК РФ установлено, что Правительство РФ вправе устанавливать минимальные ставки вознаграждения за служебные изобретения, служебные полезные модели, служебные промышленные образцы. Указанная норма впервые появилась в российском патентном законодательстве в 2003 г. в результате внесения изменений и дополнений в Патентный закон РФ. Здесь явно чувствуется влияние авторского права, где норма о минимальных ставках авторского вознаграждения существовала всегда.

Следует отметить, что указанная норма сформулирована крайне неопределенно. Правительство РФ вправе устанавливать минимальные ставки вознаграждения, но вправе и не устанавливать, что и происходит в течение ряда лет.

Таким образом, в российском законодательстве взамен прежнего принципа выплаты работнику соразмерного вознаграждения, который действует в патентных законодательствах большинства стран мира, утвердился договорный принцип выплаты вознаграждения, который скорректирован гипотетической возможностью принятия Правительством РФ минимальных ставок такого вознаграждения.

До принятия Правительством РФ указанных минимальных ставок в соответствии со ст. 12 Федерального закона от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" действуют соответствующие нормы союзных законов: п. п. 1, 3 и 5 ст. 32 ("Вознаграждение автору изобретения, не являющемуся изобретением"), ст. 33 ("Ответственность за несвоевременную выплату вознаграждения") и ст. 34 ("Вознаграждения лицам, содействовавшим созданию и использованию изобретения") Закона СССР от 31 мая 1991 г. N 2213-1 "Об изобретениях в СССР", п. 3 ст. 21 ("Государственное стимулирование использования промышленных образцов"), п. 1 и п. 3 ст. 22 ("Вознаграждение за использование промышленного образца автору, не являющемуся патентообладателем") и ст. 23 ("Ответственность за несвоевременную выплату вознаграждения") Закона СССР от 10 июля 1991 г. N 2328-1 "О промышленных образцах".

Таким образом, в настоящее время все еще действуют прежние нормы о минимальных размерах авторского вознаграждения (15% прибыли (соответствующей части дохода), 20% выручки от продажи лицензии и 2% от доли себестоимости - для изобретений; пятикратный размер заработной платы, 20% выручки от продажи лицензии - для промышленных образцов), о сроках выплаты вознаграждения, о поощрительном вознаграждении за изобретения, об ответственности за несвоевременную выплату вознаграждения, о вознаграждении лиц, содействующих созданию и использованию изобретений и промышленных образцов.

Вместе с тем применение на практике указанных выше норм сопряжено с рядом проблем, вызванных различием в подходах к выплате вознаграждения по союзным и российскому законам. Дело в том, что в ст. 1370 ГК РФ, помимо использования, фигурирует ряд других оснований для выплаты вознаграждения, а именно: получение работодателем патента, передача работодателем права на получение патента другому лицу, принятие работодателем решения о сохранении соответствующего объекта в тайне, неполучение патента по поданной работодателем заявке по причинам, зависящим от работодателя.

Кроме того, упомянутые выше нормы нельзя применять в отношении выплаты вознаграждения за полезные модели, поскольку они не охранялись в СССР. В этом случае должен применяться сугубо договорный принцип выплаты вознаграждения работнику, являющемуся автором полезной модели.

Особого внимания заслуживает проблема наследования права автора на вознаграждение за служебное изобретение, поскольку в юридической литературе высказаны различные суждения по этому поводу, иногда даже отрицающие возможность наследования указанного права.

Так, О.Ю. Шилохвост <4>, не подвергая сомнению имущественный характер права на получение авторского вознаграждения, тем не менее не допускает возможность наследования этого права, как неразрывно связанного с личностью наследодателя-работника и в силу этого подпадающего под ограничения, предусмотренные ст. 1112 ГК РФ <5>. При этом, по мнению указанного автора, только такое толкование позволяет объяснить позицию законодателя, не допустившего перехода этого права по наследству.

<4> Шилохвост О.Ю. Наследование прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации // Патенты и лицензии. 2008. N 1. С. 35.
<5> Помимо указанной категории прав, по наследству не переходят: права, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами (т.е. непосредственно исключенные из режима наследования законом); личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Думается, что здесь законодателю приписывается совсем иная позиция, чем та, из которой он исходил при составлении ст. 1112 ГК РФ, согласно которой требуется непосредственное указание закона о недопустимости наследования конкретного вида имущества, в том числе имущественного права, в данном случае - права на авторское вознаграждение за служебное изобретение.

Обратимся теперь к доводам О.Ю. Шилохвоста, приведшим его к столь печальным и несправедливым выводам для наследников авторов служебных изобретений. По его мнению, право автора на получение вознаграждения, основанное на его личном правовом статусе наемного работника, состоящего в трудовых отношениях с работодателем, не может быть реализовано автором за пределами трудовых отношений, так как никто, кроме работника-автора, не может осуществить право на получение вознаграждения.

Для пущей убедительности автор указанной статьи делает следующее заключение: "Признание оборотоспособности этих прав неизбежно потребовало бы признания и отчуждаемости иных прав, принадлежащих работнику как участнику трудовых правоотношений (права на заработную плату, отдых, обеспечение по старости и т.д.)".

Главное заблуждение О.Ю. Шилохвоста заключается в том, что он смешивает трудовые и гражданско-правовые отношения, придает трудовым правоотношениям признаки гражданско-правовых отношений (например, гипотетическая оборотоспособность права на заработную плату в случае признания возможности наследования этого права).

Вполне очевидно, что заработная плата согласно нормам трудового права не может быть предметом гражданского оборота. В соответствии со ст. 141 ТК РФ заработная плата, не полученная ко дню смерти работника, выдается членам его семьи или лицу, находившемуся на иждивении умершего на день его смерти. Смерть работника является самостоятельным основанием прекращения трудового договора (п. 6 ст. 83 ТК РФ), влекущим для работодателя обязанность произвести окончательный расчет с выдачей начисленной суммы либо членам семьи умершего, либо его иждивенцу.

В ГК РФ указанная ситуация урегулирована ст. 1183 ("Наследование невыплаченных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию"). Согласно п. 1 данной статьи право на получение подлежащих выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм заработной платы и приравненных к ней платежей, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию, принадлежит проживающим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с умершим или не проживали <6>.

<6> Отмечу попутно противоречие ст. 1183 ГК РФ и ст. 141 ТК РФ, состоящее в том, что в ГК РФ говорится о членах семьи, проживающих совместно с умершим, в то время как в ТК РФ условие совместного проживания не предусмотрено. В связи с вышеизложенным следует иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 5 ТК РФ нормы трудового права, содержащиеся в иных законах, должны соответствовать ТК РФ, поэтому в данном случае спорное положение ст. 1183 ГК РФ (о необходимости совместного проживания с умершим членам его семьи) не применяется.

Следовательно, в данной норме речь идет о заработной плате и приравненных к ней платежам, к которым безусловно относятся авторский гонорар, а также авторское вознаграждение за служебное изобретение. Последняя категория платежей - это плата за проделанную работу, за созданное работником-автором служебное произведение или служебное изобретение, предоставляемая работнику-автору в качестве средств к существованию.

Таким образом, из вышеизложенного можно сделать совершенно определенный вывод о том, что право на авторское вознаграждение за служебное изобретение, полезную модель или промышленный образец, в основе которого лежит платеж, приравненный к заработной плате, является имущественным правом, которое может передаваться по наследству.

Пункт 5 ст. 1370 ГК РФ содержит новеллу, несомненно имеющую прогрессивное значение, поскольку она восполняет давно существующий пробел в российском законодательстве.

Развитие правового регулирования служебного изобретательства привело к выделению из служебных изобретений особой промежуточной (между служебными и свободными) категории изобретений, созданных с использованием опыта или иных средств работодателя, права на которые хотя и принадлежат работнику, однако ограничены в значительной степени правами работодателя.

Особым признаком таких изобретений, полезных моделей и промышленных образцов является то обстоятельство, что они созданы с использованием денежных, технических или иных материальных средств работодателя, но не в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя.

Такие изобретения не являются служебными, а право на получение патента и исключительное право на такие изобретение, полезную модель или промышленный образец принадлежат работнику.

При этом работодатель правомочен по своему выбору потребовать:

<7> Следует учитывать тот факт, что в Гражданском кодексе не раскрыто понятие "для собственных нужд". На практике различные лица имеют различный масштаб собственных нужд. Так, собственные нужды конструкторских бюро или научно-исследовательских институтов, заключающиеся в возможности использовать полученный результат в других разработках, отличаются от собственных нужд компаний, имеющих собственное производство, а тем более - от собственных нужд транснациональных корпораций.

Следует отметить, что за указанную категорию изобретений, полезных моделей или промышленных образцов работодатель не обязан уплачивать патентообладателю-работнику компенсацию или иное вознаграждение.

Примечательно, что в других правовых системах работник имеет право на соразмерное вознаграждение только за указанную категорию изобретений. За сугубо служебные изобретения автор вознаграждается в редких случаях, поскольку существует только возможность (но не обязанность) включения в трудовой договор условия о выплате вознаграждения автору-работнику.