Мудрый Юрист

Что считать уклонением от следствия и суда, приостанавливающим течение срока давности, предусмотренного ст. 78 УК РФ?

Тарбагаев Алексей, заведующий кафедрой Юридического института Сибирского федерального университета (г. Красноярск), доктор юридических наук, профессор.

В соответствии с ч. 3 ст. 78 Уголовного кодекса РФ (далее - УК) течение сроков давности уголовной ответственности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия и суда. В связи с тем что понятие уклонения от следствия и суда в законе не раскрывается, правоприменительная практика вынуждена пользоваться доктринальным определением, содержание которого разрабатывается наукой уголовного права. К сожалению, в теории до сих пор не сформировалось единообразное понимание этого вопроса. В связи с этим имеют место различные подходы к решению проблемы, сущность которой заключается в следующем: какие конкретные действия виновного лица следует считать уклонением от следствия и суда? Содержание сложившихся в науке уголовного права позиций определяется в первую очередь тем, какая из сторон уголовно-процессуальной деятельности (обвинение или защита) кажется более привлекательной для представителей этих точек зрения.

Широкий подход к пониманию данного термина демонстрирует Т.Ю. Погосян, по мнению которой лицо считается уклоняющимся от следствия и суда, если оно предпринимает действия, специально направленные на уклонение от уголовной ответственности (изменение адреса, фамилии, создание различного рода обстоятельств, вынуждающих следственные органы вести розыск конкретного преступника) <1>. По этой логике уклонением следует считать любые действия, направленные на то, чтобы преступник избежал уголовной ответственности. При этом уголовно-процессуальный статус преступника (неустановленное лицо; установленное, но находящееся в розыске; подозреваемый; обвиняемый; подсудимый) значения не имеет.

<1> См.: Уголовное право. Общая часть / Под ред. И.Я. Козаченко. М.: Норма, 2008. С. 605.

По мнению Н.С. Шатихиной, только обвиняемое лицо ограничивается в своих правах в связи с совершенным им преступлением. Поэтому уклонением от следствия и суда надо считать любые умышленные действия обвиняемого (подсудимого), направленные на самосокрытие от следствия и суда. Кроме того, можно квалифицировать в качестве уклонения умышленные действия лица с целью избежать предъявления ему обвинения с того момента, когда правоохранительные органы должны были предъявлять обвинение <2>.

<2> См.: Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб.: Изд-во юрид. ф-та СПбГУ, 2006. С. 905.

Ф.Р. Сундуров занимает по этому вопросу двойственную позицию. С одной стороны, он считает, что нельзя считать уклонением от следствия и суда сам факт переезда на другое место жительства или смену места работы без каких-либо иных действий, специально направленных на уклонение от уголовной ответственности. С другой стороны, оно может иметь место как в тех случаях, когда орган следствия или суд уже осуществили определенные процессуальные действия (избрана мера пресечения, предъявлено обвинение и др.), так и тогда, когда лицо скрывается в целях уклонения от уголовной ответственности, не будучи еще известным органам правопорядка и правосудия <3>.

<3> Уголовное право России. Часть Общая / Под общей ред. Л.Л. Кругликова. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 232.

Очевидно, что такой разнобой во мнениях по действительно важному вопросу на практике может привести к тому, что следственные органы и суды примерно в одинаковых ситуациях будут принимать противоположные по смыслу решения при решении вопроса о применении давности уголовной ответственности или отказе в ее применении. Поэтому очевидно, что теория уголовного права должна выработать единые критерии оценки посткриминального поведения лица, совершившего преступление, что позволит правильно квалифицировать его с позиций соответствия ч. 3 ст. 78 УК.

По нашему мнению, следует различать фактическое и юридическое (юридически значимое) уклонение от следствия и суда. Фактическое уклонение - это правомерные действия виновного лица, направленные на то, чтобы избежать уголовной ответственности и наказания. Так, например, в российском законодательстве отсутствует обязанность лиц, совершивших преступление, добровольно являться в правоохранительные органы и заявлять о себе как о преступнике. Поэтому подобное поведение (неявка с повинной) является правомерным и не оценивается как уклонение от следствия и суда. Более того, лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, имеет право отказаться от дачи показаний или давать заведомо ложные показания, не опасаясь применения дополнительных санкций, поскольку данные действия являются законным средством реализации его права на защиту, хотя и направлены на уклонение от уголовной ответственности. Если лицо, совершившее преступление, используя конституционное право на свободу передвижения (ч. 1 ст. 27 Конституции РФ), уедет из данной местности, когда правоохранительным органам виновный еще неизвестен, нельзя считать, что оно скрывается от следствия и суда.

Юридическим (юридически значимым) уклонением от следствия и суда являются неправомерные умышленные действия, выразившиеся в невыполнении ранее уже возникшей юридической обязанности предстать перед следствием и судом. Прежде всего, это неявка по вызову органов дознания, следствия или суда лица, которое привлечено по делу в качестве обвиняемого либо признано подозреваемым, а также нарушение таким лицом избранной в отношении его любой меры уголовно-процессуального пресечения (например, нарушение подписки о невыезде, побег из-под стражи). По мнению А.С. Михлина, один лишь факт перемены места жительства лицом, которое не было привлечено в качестве обвиняемого или подозреваемого и не вызывалось в органы дознания, следствия или в суд, не дает возможности рассматривать его как скрывающееся <4>. Не может считаться скрывающимся от следствия и суда лицо, которое не было установлено в качестве подозреваемого органами дознания или следователем и которому не было предъявлено обвинение в совершении конкретного обвинения, даже если оно меняет место жительства, изменяет фамилию, внешность, живет по подложным документам и совершает иные действия с целью избежать уголовной ответственности <5>.

<4> См.: Комментарий к УК РФ / Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Вердикт, 1996. С. 123 - 124; Комментарий к УК РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Вердикт, 1994. С. 90.
<5> См.: Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М.: Спарк, 2000. С. 381.

Х. Аликперов считает, что под "лицом, уклоняющимся от следствия и суда" следует подразумевать только обвиняемого (подсудимого), который с целью избежать уголовной ответственности умышленно скрывает от органов дознания, предварительного следствия или суда место своего нахождения <6>. Поэтому не может признаваться уклоняющимся от следствия и суда лицо, причастность которого к совершенному преступлению еще не установлена <7>. Эта причастность появляется с момента возникновения юридической обязанности лица, совершившего преступление, являться по вызову в правоохранительные органы и суд, неисполнение которой и является уклонением. Важно установить, когда возникает эта обязанность.

<6> См.: Аликперов Х. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности // Законность. 1999. N 8. С. 13.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (издание третье, измененное и дополненное).

<7> См.: Комментарий к УК РФ. Общая часть / Под ред. В.М. Лебедева и Ю.И. Скуратова. М.: Инфра-М-Норма, 1996. С. 218.

Юридическая обязанность являться в правоохранительные органы или в суд по их вызову возникает с момента, когда данное лицо установлено в качестве подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, что закрепляется в уголовно-процессуальной форме (вынесение постановления), либо с момента, когда лицо официально приглашается для явки в органы дознания, следствия или в суд повесткой, врученной с соблюдением установленного порядка.

Если лицо до этого момента, используя свое конституционное право на свободу передвижения, выедет в другую местность, то такая обязанность не возникает до тех пор, пока в результате розыска и обнаружения оно не будет официально ознакомлено с соответствующим постановлением либо задержано в порядке применения ранее заочно избранной меры пресечения. С этого момента любые умышленные действия, направленные на то, чтобы избежать уголовной ответственности, будут считаться уклонением от следствия и суда.

Уклонение от следствия или суда - это умышленные действия, специально направленные на уклонение от уголовной ответственности. Правомерная повседневная реализация субъективных прав и юридических обязанностей, не связанная с фальсификацией фактических данных о совершенном преступлении, но сопряженная с сохранением его в тайне, не является уклонением от следствия и суда <8>.

<8> Комментарий к УК РФ / Под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.А. Сверчкова. М.: Юрайт-издат, 2006. С. 102.

Интересно, что в отсутствие единообразного понимания уклонения от следствия и суда в науке уголовного права судебная практика пытается сама его определить при рассмотрении конкретных уголовных дел.

Так, в Постановлении Свердловского районного суда г. Красноярска от 23 марта 2004 г. по делу Бабкина указано, что виновный совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 218.1 УК РСФСР. Он ушел из дома на службу (объединение "Охрана" при УВД Красноярского края) 26 апреля 1993 г. и больше на работе или дома не появлялся. Принятыми мерами розыска местонахождение Бабкина не было установлено, и в ОУР УВД Красноярского края в отношении без вести пропавшего было заведено розыскное дело. 13 мая 1993 г. он был заочно уволен со службы за грубые систематические нарушения дисциплины. 10 мая 1993 г. по факту хищения им служебного огнестрельного оружия было возбуждено уголовное дело. 15 июня 1993 г. следователь вынес постановление о привлечении Бабкина в качестве обвиняемого, в тот же день в отношении его заочно была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, и он был объявлен в розыск. 16 сентября 2003 г. Бабкина задержали в Московской области и этапировали в г. Красноярск, где 10 ноября 2003 г. ему предъявили обвинение, он был допрошен в качестве обвиняемого.

Суд пришел к выводу, что Бабкин выехал с постоянного места жительства до возбуждения уголовного дела (при этом он не был допрошен ни в качестве свидетеля, ни в качестве подозреваемого), до предъявления обвинения и применения меры пресечения, т.е. до возникновения его юридической обязанности являться в правоохранительные органы по их вызову в качестве лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, и находиться в пределах их досягаемости в течение времени, необходимого для окончания производства по делу.

По мнению суда, под лицом, скрывающимся или уклоняющимся от следствия и суда в уголовно-правовом смысле, следует понимать подозреваемого или обвиняемого, который с целью избежать уголовной ответственности умышленно скрывает место своего нахождения. Сама по себе смена места жительства без нарушения юридической обязанности являться по вызовам в правоохранительные органы не может признаваться уклонением от следствия и суда в смысле ч. 3 ст. 48 УК РСФСР (ч. 3 ст. 78 УК). До начала уклонения лицо должно достоверно знать, что в отношении его возбуждено уголовное дело либо оно должно находиться в розыске. При таких обстоятельствах изменение места жительства Бабкиным до возбуждения уголовного дела не рассматривается судом как уклонение от уголовной ответственности. Кассационным определением Красноярского краевого суда от 6 мая 2004 г. Постановление Свердловского районного суда г. Красноярска от 23 марта 2004 г. оставлено без изменения, а кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 23 ноября 2007 г. по делу Аллахярова установлено, что обвиняемый совершил преступление, предусмотренное ст. 103 УК РСФСР, при следующих обстоятельствах. 24 января 1995 г. он приехал домой к своей знакомой Дудкиной, с которой у него произошла ссора. Дудкина ударила его банкой по голове, а он стал удерживать ее руку, но получив второй удар, схватил лежащий на столе нож и ударил потерпевшую ножом в живот. Потом он выбежал на улицу, уехал домой на такси, а 27 января 1995 г. по заранее приобретенному билету уехал на постоянное место жительства в Азербайджан, где проживал по своим документам. В 2001 г. Аллахяров был призван в армию Азербайджана, проходил службу под своей фамилией, а в 2003 г. возвратился в Красноярск, где проживал в фактическом браке с гражданкой В. 28 августа 2007 г. он был задержан в Красноярске при проверке документов.

Уголовное дело по факту убийства Дудкиной было возбуждено 25 января 1995 г. Постановление о привлечении Аллахярова в качестве обвиняемого в преступлении, предусмотренном ст. 103 УК РСФСР, и о заключении его под стражу вынесено 13 марта 1995 г., а 17 ноября 1995 г. в НЦБ Интерпола направлялся материал для организации розыска Аллахярова. Одновременно начальнику отдела внутренних дел г. Гянджа (Азербайджан) было направлено уведомление о розыске обвиняемого. Однако в течение десяти лет Аллахяров не был обнаружен ни в Азербайджане, где служил в армии, ни в Красноярске, где он затем проживал без регистрации более пяти лет. Это свидетельствует о несогласованной, ненадлежащим образом организованной работе правоохранительных органов, что, естественно, не может ухудшать положение виновного лица. Тот факт, что Аллахяров не был обнаружен и привлечен к ответственности, не означает, что он все это время скрывался от следствия и суда, поскольку проживал в Азербайджане по собственным документам, служил там в армии под своей фамилией.

Судом было установлено, что обвиняемый до момента его задержания 28 августа 2007 г. не имел сведений о возбуждении в отношении его уголовного дела, об объявлении его в розыск и избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, в связи с чем к нему невозможно применить положения ч. 3 ст. 78 УК о приостановлении срока давности. Аллахяров не скрывался от следствия, не была установлена его юридическая обязанность являться по вызову в правоохранительные органы, неисполнение которой является уклонением. С учетом установленных обстоятельств суд пришел к выводу, что срок привлечения Аллахярова к уголовной ответственности за преступление, совершенное 24 января 1995 г., на момент рассмотрения дела истек, в связи с чем он подлежит освобождению от уголовной ответственности. Кассационным определением Красноярского краевого суда от 19 февраля 2008 г. Постановление Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 23 ноября 2007 г. оставлено без изменения, а кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

Обобщая основные положения, выдвинутые наукой уголовного права, а также сформулированные судебной практикой, можно дать общее понятие уклонения от следствия и суда, предусмотренного в ч. 3 ст. 78 УК, выделив его главные признаки.

Уклонением от следствия и суда, приостанавливающим течение срока давности уголовной ответственности, следует считать умышленные действия виновного лица, в установленном законом порядке признанного подозреваемым в совершении преступления или привлеченного по уголовному делу в качестве обвиняемого, которые нарушают его юридическую обязанность постоянно находиться в ведении этих органов и быть в любое время доступным для них.

Юридическая обязанность виновного лица являться по вызову в правоохранительные органы или в суд и всегда находиться в пределах их досягаемости возникает не в момент совершения преступления, а только тогда, когда оно установлено в качестве подозреваемого или обвиняемого, что закрепляется уголовно-процессуальным путем в форме вынесения соответствующего постановления. Дополнительным основанием возникновения этой обязанности может служить применение в отношении виновного лица любой меры уголовно-процессуального пресечения. Следует отметить, что заочное привлечение в качестве обвиняемого, применение мер пресечения и заочное объявление лица в розыск не служат основанием для признания поведения виновного уклонением от следствия и суда, потому что умышленный характер этих действий всегда предполагает заведомость понимания этим лицом неправомерного характера своего поведения. Виновный сознает, что у него уже возникла обязанность предстать перед следствием и судом по поводу совершенного преступления, но он уклоняется от исполнения этой обязанности.

Очевидно, что нельзя оставлять правильное понимание такого важного уголовно-правового термина целиком на усмотрение правоприменителя. Понятию уклонения от следствия и суда, которое приостанавливает течение срока давности уголовной ответственности, по нашему мнению, должно быть дано официальное толкование в одном из постановлений Пленума Верховного Суда РФ.