Мудрый Юрист

Правовая природа, форма и содержание арбитражного соглашения по праву германии

Майшев М.В., юрисконсульт ООО "Юниаструм Консалтинг", аспирант кафедры гражданского и трудового права юридического факультета Российского университета дружбы народов.

В настоящее время товарооборот между странами ЕС и Российской Федерацией непрерывно возрастает, а следовательно, возрастает количество спорных моментов взаимоотношений коммерсантов. Часто при заключении хозяйственно-правовых договоров стороны определяют возможность обращения за рассмотрением споров, которые могут возникнуть в их отношениях, в третейские суды. Стороны в соответствии с нормами международного частного права наделены правом выбора того суда, в подсудность которого они желают передать свой спор на рассмотрение. В случае передачи таких спорных моментов на разрешение коммерческого арбитража (третейского суда), находящегося в Германии, сторонам хозяйственного контракта важно верно определить условия рассмотрения, без соблюдения которых возможны проблемы как в ходе рассмотрения спора, так и на стадии исполнения решения третейского суда. Первым таким условием является верное определение и составление арбитражного соглашения в соответствии с нормами как международного, так и немецкого права.

Одним из основополагающих принципов международного коммерческого арбитража является принцип добровольности обращения к арбитражному разбирательству. Арбитраж может принять дело к своему производству только при наличии согласия сторон об этом. Соглашение, выражающее согласованную волю сторон о передаче спора между ними в арбитраж, называется арбитражным соглашением <1>. Нью-Йоркская Конвенция 1958 г. впервые на уровне международных правовых актов закрепляет необходимость наличия письменного арбитражного соглашения как предпосылки к началу третейского судопроизводства и устанавливает, что каждое государство-участник "признает письменное соглашение, по которому стороны обязуются передавать в арбитраж все или какие-либо споры, возникшие или могущие возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным договором или иным правоотношением, объект которого может быть предметом арбитражного разбирательства". Таким образом, по своей природе арбитражное соглашение представляет собой договор, заключаемый между сторонами, по поводу передачи в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением. В немецкой юридической доктрине арбитражное соглашение определяют не иначе как материально-правовой договор с процессуальным содержанием.

<1> См.: Международное частное право: Учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, Г.К. Дмитриева и др. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК "Велби", Изд-во "Проспект", 2004. С. 640.

Гражданский процессуальный кодекс ФРГ (абз. 1 § 1029) содержит следующее определение: "Арбитражное соглашение - это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носит оно договорный характер или нет" <2>. Необходимо отметить, что данное определение полностью совпадает с определением, данным в ст. 7 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном торговом арбитраже", принятого Комиссией ООН по международному торговому праву 21 июня 1985 г.

<2> Перевод ГПК ФРГ представлен на сайте: http://www.dis-arb.de/.

Известны три вида арбитражных соглашений: арбитражная оговорка, третейская запись и арбитражный договор.

Арбитражный договор - это самостоятельное соглашение между сторонами об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть в будущем в связи с каким-либо контрактом или группой контрактов, заключенных между этими сторонами.

Арбитражная оговорка - это соглашение сторон контракта об арбитражном порядке разрешения споров, включенное в договор как одно из его условий.

Третейская запись (или компромисс) - это отдельное от контракта соглашение между сторонами о разбирательстве в арбитражном порядке уже возникшего между ними спора <3>. Следует заметить, что данная классификация арбитражных соглашений носит достаточно условный характер и чаще всего бывает представлена в теоретических исследованиях ученых-процессуалистов. Далеко не всегда в законодательстве проводится различие между отдельными видами арбитражного соглашения. Действительно, абз. 2 § 1029 ГПК ФРГ определяет только два вида: "Арбитражное соглашение может быть заключено в виде отдельного соглашения (арбитражный договор) или в виде оговорки в договоре (арбитражная оговорка)" <4>.

<3> См.: Дмитриева Г.К. Международное частное право. М.: Проспект, 2001. С. 133.
<4> Перевод ГПК ФРГ представлен на сайте: http://www.dis-arb.de/.

Немецкие ученые подчеркивают, что арбитражное соглашение должно быть составлено таким образом, чтобы его форма соответствовала требованиям, установленным законодателем в месте проведения арбитражного разбирательства. Соблюдение формы арбитражного соглашения является одним из важнейших условий признания его действительным.

Поскольку арбитражное соглашение, как упоминалось выше, определяется как материально-правовой договор с процессуальным содержанием, естественно, что первым требованием, предъявляемым к действительности такого соглашения, является правоспособность сторон арбитражного соглашения.

Что касается права, применимого для определения правоспособности сторон, то необходимо отметить, что, так как этот вопрос не входит в сферу действия принципа автономии воли сторон, правоспособность сторон определяется по их личному закону. Личный закон физического и юридического лица определяется по-разному в разных странах. В Германии под личным законом физического лица понимается право страны, гражданство которой это лицо имеет, т.е. lex patriae, в соответствии с которым определяется его гражданская право- и дееспособность. Содержание же правоспособности юридического лица, определяемое его личным законом, устанавливается на основе права места его учреждения <5>.

<5> См.: Leisner. Verfassungswidrigkeit auslandischer Rechtsnormen. [1957] BayVBl 108, 110.

Важным условием действительности арбитражного соглашения является соблюдение требований, предъявляемых к форме соглашения. Оно позволяет как государственному суду, так и арбитражу удостовериться в подлинности волеизъявления сторон, определить их истинные намерения. Соблюдение требования формы арбитражного соглашения обеспечивает надлежащую защиту от недобросовестных действий другой стороны, пытающейся уклониться от участия в арбитраже со ссылкой на какие-либо дефекты в способе фиксации арбитражного соглашения.

Требования к форме арбитражного соглашения содержатся как в национальном законодательстве, так и в международных конвенциях.

Согласно п. 1 ст. II Нью-Йоркской конвенции арбитражное соглашение должно быть заключено в письменной форме. Оно может выглядеть в виде арбитражной оговорки в договоре, а может быть составлено в виде отдельного соглашения; в таком случае оно должно быть подписано сторонами. Однако в современных условиях требование подписи арбитражного соглашения, предполагающее личное присутствие обеих сторон при заключении ими сделки, являлось бы скорее препятствием для развития международной торговли, особенно если учитывать стремительное развитие электронной торговли <6>. Поэтому Нью-Йоркская конвенция предусматривает, что под термином "письменное соглашение" понимается также и соглашение, содержащееся в обмене письмами или телеграммами. На практике к ним приравниваются также телексы, телетайпы и иные средства связи.

<6> См.: Карабельников Б.Р. Исполнение решений международных коммерческих арбитражей. Комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и главам 30 и 31 АПК РФ. М.: ФБК-ПРЕСС, 2003. С. 52.

Согласно пп. "а" п. 2 ст. I Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. арбитражное соглашение соответствует требованию о форме, даже если оно заключено в иной форме, в том числе в устной, если по законодательству государств, к которым принадлежат стороны, письменная форма не требуется. Данная коллизия положений Нью-Йоркской конвенции и Европейской конвенции может стать причиной затруднений при определении действительности арбитражного соглашения, если страной проведения арбитражного разбирательства является государство - участник обеих конвенций. С целью разрешения данной коллизии практикой было выработано правило, в соответствии с которым нормы Европейской конвенции превалируют над нормами Нью-Йоркской конвенции в регулировании отношений между контрагентами государств, каждое из которых является участницей обеих конвенций <7>.

<7> См.: Международное частное право: Учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, Г.К. Дмитриева и др. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК "Велби", Изд-во "Проспект", 2004. С. 647.

В суде ФРГ рассматривалось дело по спору между западногерманской фирмой и австралийской корпорацией. Одна из сторон оспаривала арбитражное соглашение, содержавшееся в письме, направленном австрийской корпорацией западногерманской фирме, но не подтвержденном последним в письменной форме. В связи с тем что ФРГ и Австралия являются участниками и Нью-Йоркской, и Европейской конвенций, перед судом встал вопрос, положения какой конвенции следует применить для разрешения данного спора. Суд пришел к выводу руководствоваться нормами Европейской конвенции, основываясь на том, что она была заключена позже Нью-Йоркской конвенции и ее нормы превалируют. В соответствии со ст. II (2) Европейской конвенции и на основании того, что согласно нормам права ФРГ сторона, не заявившая возражений сразу после получения предложения заключить арбитражное соглашение, считается связанной этим соглашением, суд признал данное арбитражное соглашение действительным <8>.

<8> См.: Минаков А.И. Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров. М., 1985. С. 33.

Согласно немецкому процессуальному законодательству (§ 1031 ГПК ФРГ) арбитражное соглашение должно либо содержаться в документе, подписанном сторонами, либо быть заключенным путем обмена письмами, сообщениями по телефаксу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения. Имеющим силу арбитражным соглашением может быть также признана часть письменного документа, на который делается ясно выраженная ссылка в подписанном сторонами договоре (абз. 3 § 1031), а также путем передачи коносамента, в котором также имеется ссылка на имеющееся в договоре чартера арбитражное соглашение (абз. 4 § 1031). Таким образом, национальное законодательство ФРГ относится к форме арбитражного соглашения более строго, нежели международные конвенции, однако необходимо отметить, что в соответствии со ст. 25 Основного Закона ФРГ нормы международного права, являясь составной частью права Германии, имеют преимущество перед национальными законами и законами земель.

Немаловажно предусмотреть в арбитражном соглашении и место проведения арбитража. От того, где будет проходить рассмотрение спора, зависит не только ход процесса и применимое процессуальное право, но и в ряде случаев выбор арбитров, применимого права, возможность принудительного исполнения арбитражного решения в третьих странах.

Правовой фактор является также немаловажным при выборе места арбитражного разбирательства. Страна может быть удобна с географической точки зрения, однако ее арбитражное законодательство может быть, например, устаревшим, суды могут отличаться излишним вмешательством в ход арбитражного разбирательства, что характерно и для Германии.

Желательно также осуществить выбор языка арбитражного разбирательства. Если стороны такого выбора не сделали, то соответствующее решение принимается арбитрами. Обычно в таком случае разбирательство ведется на национальном языке той страны, где оно проводится, или на языке, на котором составлен контракт. При этом возможен перевод на другой язык. Однако это увеличивает расходы сторон, так как существует правило: если сторона не владеет языком, на котором осуществляется арбитражное разбирательство, то она обеспечивает переводчика за свой счет.

Каждое арбитражное учреждение имеет свою собственную арбитражную оговорку, рекомендуемую для использования в контрактах. Типовые оговорки содержатся в регламентах институционных арбитражей.

Немецкая институция по арбитражному делу, например, рекомендует всем сторонам, желающим сослаться в своих договорах на ее арбитраж, использовать арбитражное соглашение следующего содержания:

"Все споры, возникающие в связи с Договором (название договора) или относительно его силы, окончательно разрешаются в соответствии с Положением об арбитражном суде Немецкой институции по арбитражному делу (Deutsche Institution fur Schiedsgerichtsbarkeit e. V. - DIS) без обращения в суды обычной (общей) юрисдикции".

Далее рекомендуются следующие дополнения:

Местом арбитража является <...>.

Число арбитров составляет <...>.

Материальными нормами, применимыми к существу спора, являются <...>.

Арбитражное разбирательство ведется на <...> языке <9>.

<9> См.: http://www.dis-arb.de/.

Рекомендуется также надлежащим образом указывать в арбитражном соглашении условие о порядке назначения арбитров, об оплате их услуг, а также вопрос о конфиденциальности разбирательства.

В заключение следует заметить, что международный коммерческий арбитраж уже давно является общепризнанным способом разрешения споров между участниками международных торговых отношений во всем мире. В настоящее время растет интерес к этому и иным альтернативным способам разрешения споров и начинает создаваться единая система правовых норм, призванных обеспечить принятие и главное - исполнимость арбитражных решений. Коммерческие субъекты, безусловно, понимают, что чем тщательнее продумана и составлена арбитражная оговорка, тем больше шансов избежать проблем, осложняющих и затягивающих арбитражный процесс, а впоследствии и исполнение судебного решения. В этом контексте трудно переоценить значение Нью-Йоркской конвенции 1958 г., участниками которой на сегодняшний день являются все государства, имеющие какое-либо значение в мировой экономике, и которая закрепила основные принципы составления арбитражного соглашения. Однако основной груз ответственности за популярность коммерческого арбитража среди иностранных коммерческих организаций несет, естественно, внутреннее законодательство страны арбитража и деятельность ее арбитражных институтов, которые также определяют условия действительности и действенности арбитражного соглашения.