Мудрый Юрист

Проблемные вопросы реализации военнослужащими права на получение квалифицированной юридической помощи

Шанхаев С.В., кандидат юридических наук, капитан юстиции.

Россия неуклонно движется к созданию правового государства и цивилизованного гражданского общества. Правовая реформа - основное направление общественного прогресса. Все ветви государственной власти делают все возможное, чтобы во главу угла были действительно положены права, свободы и законные интересы каждой личности. В связи с этим в 1993 г. право граждан на квалифицированную юридическую помощь приобрело значение конституционного принципа (ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации). Незаметно для юридического сообщества право на квалифицированную юридическую помощь, воспринимавшееся первоначально как декларативная норма, оказалось востребованным в современном российском обществе, и его содержание получило значительное развитие.

Конституция Российской Федерации закрепляет право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45). Одним из таких способов является судебная защита, которая согласно ст. 46 (ч. 1) Конституции Российской Федерации гарантируется каждому. Право на судебную защиту, как следует из данной нормы во взаимосвязи со ст. 17 (ч. ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации, относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека и гражданина. Равным образом оно распространяется и на организации как объединения граждан, выступая одновременно в силу ст. 18 Конституции Российской Федерации гарантией всех других принадлежащих им прав и свобод. Реализации права на судебную защиту, наряду с другими правовыми средствами, служит институт судебного представительства, обеспечивающий заинтересованному лицу получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации), а в случаях невозможности непосредственного (личного) участия в судопроизводстве - доступ к правосудию <1>.

<1> См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июля 2004 г. N 15-П "По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан".

Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокатская деятельность определяется как квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном указанным Федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

В соответствии со ст. 2 названного Федерального закона адвокатом является лицо, получившее в установленном указанным Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам.

При этом адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления (ст. 3 вышеназванного Федерального закона).

Термин "адвокат" происходит от латинского слова "advocare" - призывать на помощь. Под адвокатом (лат. advocatus) всегда понимался юрист, оказывающий профессиональную правовую помощь посредством консультаций, защиты обвиняемого на суде и т.д. <2>.

<2> Вайпан В.А. Настольная книга адвоката: постатейный комментарий к Федеральному закону об адвокатской деятельности и адвокатуре, нормативно-методические материалы. М., 2006.

Несомненно, адвокатура является необходимым элементом любого цивилизованного гражданского общества <3>.

<3> Адвокатура в России: Учебник для вузов / Под ред. Л.А. Демидовой. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005.

В последнее время правовая действительность, дебаты в органах государственной власти, публикации в средствах массовой информации подтверждают усиление роли адвокатуры в защите прав и законных интересов граждан и юридических лиц <4>.

<4> Где два адвоката, три мнения... Федеральная палата адвокатов готовит предложение, которое вызовет скандал среди юристов // Российская газета. 2008. 29 января.

Федеральный закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам ответственности военнослужащих", а также Федеральный закон от 1 декабря 2006 г. N 199-ФЗ "О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста" внесли кардинальные изменения в действующее законодательство. Так, в частности, были внесены изменения в следующие законодательные акты: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Федеральный закон от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе", Федеральный закон от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих".

Несомненно, основной целью принятия данных законодательных актов являлось изменение правовой основы (процедуры) привлечения военнослужащих к юридической ответственности, в частности дисциплинарной.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 28.1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в качестве защитника к участию в производстве по материалам о грубом дисциплинарном проступке допускается адвокат. Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Статья 6 Федерального закона от 1 декабря 2006 г. N 199-ФЗ "О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста" устанавливает также правило, согласно которому в качестве защитника к участию в судебном рассмотрении материалов о грубом дисциплинарном проступке допускается адвокат. Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Таким образом, с 1 января 2007 г. оказывать правовую помощь военнослужащим, привлекаемым к дисциплинарной ответственности в порядке производства по материалам о грубом дисциплинарном проступке, могут только адвокаты.

На наш взгляд, указанное положение не основано на нормах международного права, принципах, заложенных в Конституции Российской Федерации, ущемляет право выбора военнослужащих на защиту своих прав и законных интересов, в том числе судебную защиту, а также ограничивает возможность оказания правовой помощи гражданами, не имеющими статуса адвоката.

Неравенство сторон. Лишение возможности пользоваться квалифицированной юридической помощью по своему выбору

Положения ст. ст. 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН Резолюцией 217 A (III) от 10 декабря 1948 г.), п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) гарантируют равенство всех перед законом и судом, право каждого на справедливое разбирательство спора о его гражданских правах и обязанностях независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Названные положения, как относящиеся к общепризнанным принципам и нормам международного права, согласно ст. 15 (ч. 4) Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

В Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (ГПК РФ) указано, что представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела (ст. 49 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) граждане вправе вести свои дела в арбитражном суде лично или через представителей. Ведение дела лично не лишает гражданина права иметь представителей. Представителями граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей и организаций, могут выступать в арбитражном суде адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица. Представителем в арбитражном суде может быть дееспособное лицо с надлежащим образом оформленными и подтвержденными полномочиями на ведение дела.

В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) предусмотрено, что в качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо, чьи полномочия удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом (п. п. 2 и 3 ст. 25.5 КоАП РФ).

Более того, ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) в определенных случаях позволяет на стороне защиты участвовать лицу, не имеющему статуса адвоката.

В уголовном процессе организации, выступающие в качестве потерпевшего или гражданского истца, в соответствии с ч. 1 ст. 45 УПК РФ также вправе выбирать представителя не только из числа адвокатов. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, лишение этих участников уголовного судопроизводства права обратиться помимо адвоката к другим лицам, способным, как они полагают, оказать квалифицированную юридическую помощь, фактически привело бы к понуждению их использовать только один способ защиты, что не согласуется со ст. 45 (ч. 2) Конституции Российской Федерации; такое ограничение вопреки ст. 48 (ч. 1) Конституции Российской Федерации значительно сузило бы возможности потерпевшего и гражданского истца свободно выбирать способ защиты своих интересов, а также право на доступ к правосудию, что гарантировано ст. 46 (ч. 1) Конституции Российской Федерации (Определения от 5 декабря 2003 г. N 446-О по жалобам граждан Л.Д. Вальдмана, С.М. Григорьева и региональной общественной организации "Объединение вкладчиков "МММ" на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений УПК РФ, АПК РФ и Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и от 5 февраля 2004 г. N 25-О по жалобе гражданки В.О. Ивкиной на нарушение ее конституционных прав ч. 1 ст. 45 и ст. 405 УПК РФ) <5>.

<5> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июля 2004 г. N 15-П.

Таким образом, в отличие от граждан, не обладающих статусом военнослужащего, в судопроизводствах, перечисленных в ст. 118 Конституции Российской Федерации, военнослужащие в случае привлечения к дисциплинарной ответственности в судебном порядке фактически лишены возможности пользоваться квалифицированной юридической помощью со стороны избранных ими по своему усмотрению представителей (не имеющих статуса адвоката).

Ограничение доступа к правосудию, а также ограничение права на труд, нарушение принципа правового равенства

Указанные выше нормы Федерального закона "О статусе военнослужащих", а также Федерального закона "О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста" ставят граждан в неравное положение, а также нарушают конституционные права частнопрактикующих юристов и сотрудников юридических фирм, не имеющих статуса адвоката, поскольку препятствуют их участию в защите прав и законных интересов военнослужащих в качестве их представителей, что противоречит ст. ст. 2, 8, 19, 34, 55, 123 Конституции Российской Федерации.

Более того, указанные нормы ставят адвокатов в привилегированное положение, что не соответствует принципу правового равенства (ч. ч. 1 и 2 ст. 19), а также противоречит ст. ст. 1, 2, 6, 7, 8, 17, 18, 30, 45, 46, 48, 55 и 123 Конституции Российской Федерации.

Такое ограничение можно рассмотреть как принуждение вступать в адвокатское сообщество вопреки желанию лица, имеющего юридическое образование.

Гарантируемые Конституцией Российской Федерации поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности, признание и равная защита различных форм собственности, право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ст. ст. 8 и 34; ч. 1 ст. 37) создают правовую основу для осуществления юридическими лицами и физическими лицами - индивидуальными предпринимателями деятельности по оказанию юридических услуг.

В соответствии со ст. 29 Всеобщей декларации прав человека при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно в целях обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

Ограничение принципа диспозитивности, в том числе и при выборе представителя в арбитражном процессе, как и вообще ограничение любого права, допустимо лишь в строго ограниченных случаях, когда устанавливаемые ограничения продиктованы конституционно значимыми целями. В частности, в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина, а в равной степени также и права организаций могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Таким образом, федеральный законодатель вправе предусмотреть какие-либо преимущества для адвокатов при допуске их в качестве представителей в суде, если необходимость таких преимуществ обусловлена публичными интересами, что, например, имеет место в уголовном судопроизводстве в отношении представителей обвиняемого.

Однако ограничения, содержащиеся в Федеральных законах "О статусе военнослужащих" и "О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста", указанным требованиям не отвечают, поэтому эти ограничения не обусловлены конституционно значимыми целями и публичными интересами.

На основании изложенного можно прийти к выводу, что военнослужащие, считающие, что указанными положениями законодательства нарушаются их права, гарантированные международным правом, а также Конституцией Российской Федерации, вправе в порядке, предусмотренном Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ, обратиться с соответствующей жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации. Однако ст. 53 названного Федерального конституционного закона предусмотрено, что представителями сторон могут быть только адвокаты или лица, имеющие ученую степень по юридической специальности.