Мудрый Юрист

Договор по принуждению

Мальцева Анастасия, начальник управления правовых и корпоративных отношений ООО "Энерго-Газ" (г. Салехард).

Договор энергоснабжения (ст. 539 ГК РФ) в соответствии с ч. 1 ст. 426 ГК РФ является публичным договором, заключение которого осуществляется в специальном порядке. В статье предлагается рассмотреть возможность ресурсоснабжающей организации требовать заключения договора с потребителем в связи с уклонением последнего от его заключения. Данный вопрос предлагается рассмотреть на примере взаимоотношений с управляющими компаниями (ч. 4 ст. 155 ЖК РФ), осуществляющими управление жилищным фондом в многоквартирном жилом доме.

Из разъяснений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ (п. 2 информационного письма от 05.05.97 N 14), основанных на анализе п. 2 ст. 421 ГК РФ, п. п. 1, 3 ст. 426, а также п. 4 ст. 445 ГК РФ, следует, что с иском о понуждении заключить публичный договор вправе обратиться только контрагент коммерческой организации, обязанной его заключить. Коммерческая организация не вправе понуждать потребителя к заключению такого договора. При этом фактическое пользование потребителем услугами обязанной стороны следует считать в соответствии с п. 3 ст. 438 ГК РФ как акцепт абонентом оферты, предложенной РСО. Поэтому данные отношения должны рассматриваться как договорные, то есть применяться условия договора, который согласовала РСО.

Нужно отметить, что в судебной практике существовал подход, согласно которому при фактическом пользовании услугами абонентом в случае, когда последний не имел возможности отказаться от потребления услуг (в связи с отнесением услуг к монополистическому виду деятельности, например), договор не считается заключенным (Постановление Президиума ВАС РФ от 26.06.2001 N 7584/00). В указанном случае взыскание задолженности осуществляется в рамках внедоговорного пользования на основании норм о неосновательном обогащении (ст. ст. 1102, 1109 ГК РФ). Однако практика последних лет отказалась от подобной логики и независимо от характера оказываемых услуг признает факт существования договорных отношений между РСО и абонентом.

Однако в случае признания судами существования договорных отношений при отсутствии подписанного сторонами договора не определяются существенные условия договора (количество и качество энергии, режим потребления энергии, цены, условия по обеспечению содержания и безопасной эксплуатации сетей, приборов и оборудования) (см. М.И. Брагинский, В.В. Витрянский "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (книга 2)). Естественно, что технологические условия можно определить на основании подзаконных актов, регулирующих оказание данных услуг, а цены услуг являются регулируемыми тарифами, утверждаемыми уполномоченными органами.

Однако в отсутствие договорных отношений страдают в первую очередь возможности РСО по определению количества поставленного ресурса. Особенно это касается оказания услуг населению. Обусловлено это, в частности, тем, что в соответствии с Правилами "О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам" (утв. Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 N 307) в случае отсутствия приборов учета у абонента объем (количество) потребления коммунальных ресурсов потребителю определяется расчетным путем. Расчет производится на основе норматива потребления коммунальных услуг или в соответствии с требованиями строительных норм и правил. Соответственно, для проведения расчета РСО необходима информация о наличии приборов учета, количестве граждан, проживающих в домах, присоединенных к сети РСО, а также о характеристиках помещений.

Соответствующая информация аккумулируется, как правило, организациями, обслуживающими жилищный фонд и занимающимися оказанием коммунальных услуг населению. Иными словами, когда абонентом является УК, информацию о населении должна предоставлять именно она. Получается, что в случае уклонения УК от заключения договора у РСО появляется сложность при определении перечня объектов, их характеристик, оказанных услуг.

РСО вынуждена обращаться в суд с заявлением об обязании управляющей компании заключить договор энергоснабжения и предоставить всю необходимую информацию.

Основанием для передачи спора по условиям и порядку заключения договора в суд видится в первую очередь соглашение сторон. Эта возможность подтверждается и позицией суда, изложенной в Постановлении ФАС СЗО от 20.04.2005 N А05-15450/04-5. Суд, рассматривая спор по заключению договора на теплоснабжение муниципального жилого фонда, указал, что согласно ст. 446 ГК РФ в случае передачи по соглашению сторон на рассмотрение суда разногласий, возникших при заключении договора, условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

При этом соглашение сторон возможно не только в досудебном порядке, но и уже на стадии рассмотрения дела (например, путем представления контрагентом обязанной стороны в суд возражений по сути спора). В вышеуказанном судебном акте признано, что ГК РФ прямо не решает вопрос о том, вправе ли сторона по договору, для которой заключение договора обязательно, передать разногласия по договору на рассмотрение суда, однако если они были переданы, а контрагент представил в суд свои предложения по условиям договора, то суд должен исходить из того, что спор передан на его рассмотрение по соглашению сторон.

Кроме того, суд указал, что передача в суд спора возможна при наличии доказательств, свидетельствующих о том, что стороны достигли соглашения о передаче РСО разногласий по договору на рассмотрение суда или что абонент не возражает против рассмотрения разногласий по договору по заявлению РСО. Думается, что такими доказательствами могут быть протоколы рабочих встреч, переписка и иные документы, из которых ясно следует возможность передачи спора в суд.

Заслуживает особого внимания ситуация, когда контрагентом РСО по договору является управляющая компания (УК), которая в соответствии с ч. 4 ст. 155 ЖК РФ осуществляет управление жилищным фондом в многоквартирных жилых домах и поставляет коммунальные ресурсы населению.

Отметим, что практика обращения в суд по аналогичным основаниям в настоящее время отсутствует (очевидно, в связи с тем, что институт управляющих компаний сформирован сравнительно недавно).

Для анализа данных отношений нужно отметить особое положение и цели деятельности управляющей компании. Например, на управляющую компанию возложена обязанность по сбору платежей от населения за коммунальные услуги (ч. 4 ст. 155 ЖК РФ), а также по обеспечению населения коммунальными услугами (ч. 1 ст. 161, п. 3 ч. 3 ст. 162 ЖК РФ). Таким образом, избрание управляющей организации автоматически влечет возложение на нее функций по оказанию коммунальных услуг.

Кроме того, данная позиция подтверждается письмом Министерства регионального развития РФ от 03.05.2007 N 8326-РМ/07, в котором сказано, что при выборе собственниками помещений в многоквартирном доме способа управления домом управляющей организацией последняя на основании подп. 2 и 3 ч. 3 ст. 162 ЖК РФ и п. п. 3, 6 и 49 Правил должна заключить с ресурсоснабжающими организациями договоры на приобретение всех коммунальных ресурсов, предоставление которых возможно исходя из степени благоустройства многоквартирного дома.

Помимо этого, договоры на управление в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 162 ЖК РФ обязательно содержат перечень коммунальных услуг, которые предоставляет управляющая организация населению.

Из сказанного следует, что управляющая компания является субъектом, для которого заключение договора энергоснабжения обязательно.

Значит, в отношениях между УК и РСО участвуют два субъекта, которые обязаны заключить договор и урегулировать свои отношения.

Таким образом, у любой из сторон (как у УК, так и у РСО) имеется предусмотренное законом право на обращение в суд с требованием о понуждении другой стороны к заключению договора энергоснабжения и возмещении причиненных уклонением от заключения договора убытков (ч. 4 ст. 445 ГК РФ).

При этом, думается, понудить УК к заключению договоров с РСО вправе и граждане, проживающие в жилищном фонде, обслуживание которого осуществляет УК, в связи с нарушением УК условий договора на обслуживание жилфонда (ст. 310 ГК РФ).