Мудрый Юрист

Некоторые проблемы современного положения адвокатов

Филиппова А.Т., адвокат, аспирантка Московской государственной юридической академии.

Социально-политические и правовые изменения в нашей стране неизбежно оказывают влияние на развитие и становление адвокатуры.

С принятием Федерального закона от 31 мая 2003 г. "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (далее - Закон об адвокатуре) существенно изменился статус адвокатов, были закреплены полномочия, гарантии независимости, но, к сожалению, положение адвокатов сегодня не становится абсолютно стабильным, поскольку продолжаются нападки на законодательство об адвокатуре.

Конституционный Суд РФ Постановлением от 16 июля 2004 г. признал неконституционной норму Арбитражного процессуального кодекса РФ, которая устанавливала, что представителями организаций в арбитражном процессе могут быть лишь адвокаты и штатные работники этих организаций, тем самым устранив фактически монополию адвокатов на представление интересов доверителей в арбитражном процессе.

В Закон об адвокатуре неоднократно вносились изменения, вопрос о целесообразности которых остается неоднозначным, но позиции адвокатуры остаются шаткими.

Так, в 2003 г. депутаты Госдумы И.Ю. Артемьев и С.В. Иваненко внесли законопроект о дополнении ст. 31 Закона об адвокатуре, обязывающий адвокатские палаты организовывать незамедлительное оказание юридической помощи подозреваемым и обвиняемым при их задержании. Законопроект был отклонен Думой в 2004 г.

Те же депутаты внесли законопроект о дополнении ст. 6 вышеназванного Закона перечнем из 20 случаев, когда адвокату необходимо подтверждать свои полномочия ордерами. Законопроект отклонен Думой в 2005 г.

В 2004 г. депутат Государственной Думы РФ А.Н. Волков внес законопроект об исключении ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре, которая запрещает без судебного решения проводить оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия в отношении адвоката и использовать в качестве доказательств обвинения сведения, предметы и документы, входящие в производство адвоката по делам его доверителей. Законопроект отозван автором.

Законодательное Собрание Еврейской автономной области внесло в Думу законопроект об изменении 20 статей с целью "установления государственного контроля за адвокатами". Законопроект отклонен Думой в 2005 г.

В 2005 г. депутат Государственной Думы РФ В.И. Черепков внес законопроект об изменении ст. 49 УПК РФ, предусматривающей допуск в качестве защитников по уголовным делам любых лиц, выбранных обвиняемым, а не только адвокатов. Законопроект был отклонен Думой в 2006 г.

Депутаты Государственной Думы РФ В.И. Алкснис, С.Н. Бабурин, И.К. Викторов, С.А. Глотов, А.Н. Грешневиков и другие внесли законопроект о присвоении статуса адвоката без экзамена лицам, имеющим ученую степень по юридической специальности. Законопроект отозван авторами в 2006 г.

Наконец, в 2006 г. депутаты Госдумы В.В. Гребенников, А.В. Митрофанов и другие предложили законопроект, который вновь был призван ограничить адвокатское самоуправление и независимость. Кроме того, Минюст России и Росрегистрация предлагают законопроекты, направленные на дальнейшее ограничение адвокатской тайны, увеличение оснований ее относительности. Так, в июле 2005 г. в центральной прессе появились публикации о намерении органов Росрегистрации получить право истребовать у адвокатов документы, связанные с ведением дела его доверителя, который обращается с жалобой в органы юстиции на этого адвоката <1>.

<1> Корня А. Защиту пробили // Независимая газета. 2005. 6 июля; Козлова Н. Адвокатская тайна раскрыта. Редакция узнала подробности скандального законопроекта // Российская газета. 2005. 9 июля.

К сожалению, попыткам допросить адвокатов и обыскать их офисы за эти годы нет числа, что является серьезнейшим нарушением адвокатской тайны. Как верно отмечает П.А. Астахов, такое отношение к адвокатам, освещение поведения правоохранительных органов по отношению к адвокатам в СМИ формируют вполне определенное отношение общества к адвокатуре, а при этом адвокатская тайна в России остается сложной этической, психологической и юридической проблемой и точка в ее разрешении будет поставлена еще не скоро <2>.

<2> Астахов П.А. Суд над адвокатурой // Новая газета. 2005.

Более того, вызывает серьезные опасения формулировка принятых 28 июля 2004 г. изменений в Федеральный закон от 7 августа 2001 г. "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма". Федеральным законом N 88-ФЗ была введена статья 7.1 "Права и обязанности иных лиц". В данном Законе имеет место существенное противоречие указанных нововведений с нормами Закона об адвокатуре. Как справедливо отмечает С.Н. Бабурин, обязав адвокатов выполнять функции официальных осведомителей, Закон фактически устанавливает зависимость адвокатуры от государственных органов, призванных вести борьбу с терроризмом и другими преступными проявлениями, что противоречит самой природе адвокатуры <3>. Представляется, что для обеспечения комплексной информационно-правовой безопасности профессиональной деятельности адвоката необходима система мер, обеспечивающая необходимый уровень защиты, в первую очередь по следующим направлениям:

<3> Бабурин С.Н. Адвокатура и государство: пути взаимодействия. Сб. материалов Всероссийских научно-практических конференций "Адвокатура. Государство. Общество". М., 2006.

Отдельно хотелось бы остановиться на проблеме подготовки молодых кадров. По мнению адвоката А.Г. Князева, вызывает сожаление, что адвокатуру за последние 10 лет пополнило большое количество людей, которые никогда не ориентировались на эту специальность. Немаловажную роль для успешного развития адвокатуры играет целенаправленный приход в ее ряды граждан, истинно решивших посвятить себя благородной цели - обеспечивать гражданам право на получение квалифицированной юридической помощи. В этой связи проблема совокупности критериев и показателей готовности граждан к профессиональному самоопределению и изучению возможностей доступа к адвокатской профессии является достаточно острой и актуальной.

В связи с этим, как верно отмечал А.Н. Марков, крайне актуально возрождение института наставничества молодых адвокатских кадров со стороны более опытных адвокатов <4>.

<4> Марков А.Н. Правила адвокатской профессии в России // Вопросы адвокатуры. 2000. N 1. С. 95.

В русле решения данных проблем представляется возможным более четко регламентировать деятельность института стажеров. В рамках Закона об адвокатуре для более эффективной работы адвоката наделить стажера адвоката как лицо с высшим юридическим образованием определенными правами.

В рамках выполнения поручений адвоката стажер имеет право:

Кроме того, представляется, что в обобщенном виде морально-этические требования к юристу, претендующему получить статус адвоката, можно изложить в следующем виде:

Здесь представляется уместным вспомнить Э. Пикара, который говорил, что адвокатом может быть лишь тот, у кого безупречная репутация, чуткое сердце и солидная профессиональная подготовка <5>.

<5> Пикар Э. Об адвокатуре (парадокс). М., 1898. С. 1.

Поэтому, на наш взгляд, при решении данных проблем необходимо разработать методы профессиональной, мотивированной оценки личности при поступлении в адвокатуру. Отсутствие соответствующих психологических тестов и иных приемов профессионального отбора будущих адвокатов сказывается на их профессиональной деятельности и, соответственно, оказывает влияние на уровень оказываемой квалифицированной юридической помощи.

Отдельно хотелось бы остановиться на проблеме адвокатских гарантий.

Со вступлением в силу Закона об адвокатуре адвокаты действительно обрели долгожданные гарантии независимости.

Комментаторы этого Закона выделяют три вида гарантий независимости адвокатов:

<6> Питулько К.В., Коряковцев В.В. Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". СПб., 2002. С. 70.

К сожалению, в Законе не указываются конкретные действия, которые должны предприниматься государством во исполнение указанных гарантий.

В случае нарушения гарантий адвокатам следует руководствоваться Рекомендациями по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатами профессиональной деятельности <7>.

<7> Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2004. N 1.

Согласно данному документу адвокатам предлагается оперативно информировать соответствующее адвокатское образование и адвокатскую палату субъекта Федерации о нарушении прав и гарантий адвоката при осуществлении профессиональной деятельности.

Адвокат А.А. Воронов справедливо отмечает, что низкий авторитет адвокатуры зачастую связан с пассивными действиями адвокатов в тех случаях, когда адвокатам необходимо самим жестко отстаивать свои права и полномочия. В этой связи целесообразно упомянуть о том, что очень часто у адвокатов неправомерно запрашиваются документы, предоставление которых не только не соответствует требованиям закона, но и является предметом адвокатской тайны, и, к сожалению, такие нарушения по собственной воле не пресекают сами адвокаты. Примером может служить гражданское дело N 251/07 Лыткаринского городского суда Московской области <8>.

<8> Архив Лыткаринского городского суда Московской области (в дело о выселении на стороне ответчика вступил адвокат Н.В. Соловьева. Суд затребовал у адвоката вместо ордера и доверенности ордер и соглашение в качестве необходимых документов, подтверждающих вступление адвоката в дело, данное нарушение никаким образом не было отмечено самим адвокатом, и в результате в гражданское дело были подшиты ордер и соглашение).

В настоящее время существует большое количество проблем, возникающих у адвокатов при осуществлении профессиональной деятельности. Особого внимания заслуживают трудности при реализации адвокатами своих полномочий. Данный блок проблем напрямую связан с взаимоотношениями адвокатуры и государства. Как верно отмечает А.Д. Бойков, "кроется ли здесь нежелание государства брать на себя ответственность за жизнь адвокатуры или проявилась традиционная аллергия на само упоминание этого института, сказать сложно" <9>.

<9> Бойков А.Д. Адвокатура и государственная власть // Российский судья. 2001. N 12. С. 36.

Таким образом, подводя краткий итог вышеобозначенным проблемам, нельзя не согласиться с точкой зрения Н.М. Кипниса о том, что новое российское законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре установило разумный баланс взаимоотношений государства и адвокатуры, однако отдельные нормативные положения требуют дополнительной корректировки для преодоления возможных разночтений и внесения стабильности в регламентацию соответствующих правоотношений <10>.

<10> Кипнис Н.М. Адвокатура. Государство. Общество: Сборник всероссийских научно-практических конференций. М.: Новая юстиция, 2006. С. 106.

Действительно, любые коллизии, проблемы, спорные вопросы адвокатуры, даже те, которые на первый взгляд кажутся именно внутренними проблемами адвокатского сообщества, на самом деле неразрывно связаны с взаимодействием адвокатов с государством в лице его органов, должностных лиц, с применением нормативных актов, издаваемых в государстве. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что активность адвокатов в самозащите своих прав всеми законными способами приобретает очень большую актуальность не только для поднятия авторитета адвокатуры, но и для полноценной независимой профессиональной деятельности самих адвокатов.