Мудрый Юрист

О личных неимущественных правах авторов изобретений, полезных моделей, промышленных образцов в соответствии с частью четвертой ГК РФ

Еременко В.И., доктор юридических наук, начальник отдела права Евразийского патентного ведомства.

В Гражданском кодексе РФ воплощен авторско-правовой подход к вопросам права авторства (соавторства) на изобретение, полезную модель, промышленный образец, впрочем, как и в отношении других институтов, например в отношении института исключительного права.

Речь идет не только о главенствующей роли автора в патентно-правовых отношениях, когда именно с личностью автора связано возникновение патентных прав, которые в указанном контексте рассматриваются как первоначальные права, но и о моменте возникновения права авторства на объекты патентных прав, который, по замыслу законодателя, совпадает с моментом создания изобретения, полезной модели, промышленного образца.

Так, в соответствии с подпунктом 5 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности.

В пункте 2 ст. 1345 ГК РФ в качестве основных прав автора изобретения, полезной модели или промышленного образца выделены исключительное право, являющееся имущественным правом, и право авторства как личное неимущественное право, содержание которых охарактеризовано соответственно в статьях 1356 и 1358 Кодекса. Указанное разграничение общепринято в мировой патентной практике. Оно закреплено в законодательствах государств с развитым правопорядком и в нормативных правовых актах международных организаций, в том числе и Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС).

Под автором изобретения, полезной модели или промышленного образца согласно первому предложению статьи 1347 понимается гражданин, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности.

Указанная норма в принципе воспроизводит пункт 1 ст. 7 ранее действовавшего Патентного закона РФ. Главное отличие заключается в том, что вместо термина "физическое лицо" использован термин "гражданин". Указанное отличие можно отметить по всему тексту части четвертой ГК РФ, в том числе в общей норме пункта 1 ст. 1228, согласно которой автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат.

Указание законодателя гражданина в качестве автора связано собственно с инкорпорацией норм об исключительных правах в Гражданском кодексе РФ. В связи с этим для целей применения настоящей статьи необходимо обратиться к общим нормам части первой Кодекса, например пункту 2 ст. 1, где граждане и физические лица фигурируют в качестве синонимов. Кроме того, следует принимать во внимание норму пункта 1 ст. 2: правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом. Поэтому безосновательны опасения на предмет того, что могут быть ущемлены права иностранных граждан и апатридов.

Гражданское законодательство не устанавливает особые возрастные ограничения для граждан (физических лиц) в плане их признания авторами изобретений, полезных моделей или промышленных образцов. Однако и в этих случаях необходимо прибегать к общим нормам Гражданского кодекса РФ: несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно осуществлять права автора результатов интеллектуальной деятельности (ст. 26); от имени малолетних, а также граждан, признанных недееспособными, права автора могут осуществлять только их законные представители.

Как и прежде, непременным условием признания за гражданином (физическим лицом) статуса автора изобретения, полезной модели или промышленного образца является его творческий труд при создании соответствующего результата интеллектуальной деятельности.

Творческий труд, или (в более широком понимании) творчество, следует рассматривать как сложный многоаспектный процесс взаимоотношений между авторами-творцами и объектами творчества как единство познания и преобразования. Наиболее общее определение творчества, содержащееся в энциклопедических словарях, следующее: деятельность, порождающая нечто качественно новое и отличающееся неповторимостью, оригинальностью и общественно-исторической уникальностью. Поскольку в статье 1347 речь идет об авторе изобретения, полезной модели или промышленного образца, то и творчество последнего следует рассматривать преимущественно как техническое творчество.

Техническое творчество связано прежде всего с необходимостью удовлетворения материальных потребностей человека. Результатом творческого труда автора может быть субъективно и объективно новое решение. Субъективно новое решение означает такой результат творческой деятельности автора, который является новым только для него самого, а объективно может быть известным. Объективно новое решение характеризует ту качественную новизну результата творческого труда, которая отвечает общественным потребностям, являясь одновременно и субъективно новым для автора решением.

В указанной норме привлекает также внимание наличие двух разнопорядковых терминов: "творческий труд" и "интеллектуальная деятельность".

Как уже указывалось, творчество характеризуется как деятельность по созданию качественно нового решения, отличающегося неповторимостью и уникальностью. Справедливо также утверждение, что творить способен практически всякий, но вот степень творчества меняется в очень широких пределах.

Интеллектуальная деятельность (от лат. intellectus - познание, понимание, рассудок) - это использование автором способностей мышления, рационального познания окружающей действительности в целях поиска путей решения какой-либо задачи.

Если термин "творческий труд" характеризует качество результата деятельности человека, то термин "интеллектуальная деятельность" указывает на способ его достижения.

Таким образом, в указанной норме заложено внутреннее противоречие, которого можно было бы избежать в случае обозначения охраняемых объектов термином "результаты творческой деятельности" с одновременной корректировкой указанной нормы.

Вместе с тем, исходя из позиции законодателя, следует полагать, что в первом предложении статьи 1347 термины "творческий труд" и "интеллектуальная деятельность" использованы как синонимы.

Во втором предложении данной статьи установлена опровержимая презумпция авторства лица, указанного в качестве такового в заявке на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец. При этом не требуется никаких подтверждений права авторства при подаче соответствующих заявок. Необходимо только указание автора изобретения, полезной модели или промышленного образца, а также его места жительства (ст. ст. 1375, 1376 и 1377).

Споры об авторстве изобретения, полезной модели или промышленного образца (т.е. в случаях опровержения презумпции авторства) рассматриваются только в судебном порядке (ст. 1406).

Следовательно, существует легальная презумпция действительного авторства подателя заявки на изобретение, полезную модель или промышленный образец до тех пор, пока она не опровергнута в установленном порядке.

II

Большинство изобретений, полезных моделей или промышленных образцов создаются в трудовых коллективах или на иной коллективной основе, что предполагает авторство нескольких лиц, именуемых соавторами, чьим совместным творческим трудом создаются соответствующие результаты интеллектуальной деятельности.

В пункте 1 ст. 1348 указано: граждане, создавшие изобретение, полезную модель или промышленный образец совместным творческим трудом, признаются соавторами. Следовательно, соавторство предполагает совместное творчество нескольких физических лиц по созданию единого результата интеллектуальной деятельности, т.е. особый случай авторства.

При установлении соавторства ключевыми понятиями являются понятия "совместный труд" и "творческий труд", которые охвачены словосочетанием "совместным творческим трудом".

Понятие "совместный труд" не определено ни в Гражданском кодексе РФ, ни в других нормативных правовых актах. Следует полагать, что совместный характер труда можно установить через взаимодействие (прямое или опосредованное) участников коллективного процесса по созданию технических или художественно-конструкторских решений либо в трудовых коллективах (преобладающая форма совместного труда при организации служебного изобретательства), либо в рамках иных отношений, в том числе гражданско-правовых. При этом следует иметь в виду: такое взаимодействие возможно как в форме непосредственной кооперации и общения участников трудового процесса, так и в форме разделенного во времени сотрудничества, когда трудовой процесс организован поэтапно и его участники прямо не контактируют друг с другом. В последнем случае на заключительных этапах трудового процесса используются неопубликованные результаты разработок, полученные на предшествующих его этапах.

Равным образом не определено легально понятие "творческий труд", еще в меньшей степени подверженное формализации. Косвенные признаки отсутствия творческого характера труда соавторов закреплены в общих положениях части четвертой Гражданского кодекса РФ. Так, согласно абзацу второму п. 1 ст. 1228 не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата, в том числе оказавшие его автору только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие или помощь либо только способствовавшие оформлению прав на такой результат или его использованию, а также граждане, осуществляющие контроль за выполнением соответствующих работ. Указанная норма шире по своему содержанию, чем сходная норма абзаца второго п. 2 ст. 7 ранее действовавшего Патентного закона РФ.

В советский период истории нашей страны уделялось больше внимания вопросам правового регулирования соавторства, в частности творческому участию соавторов в совместном труде. Некоторые документы, посвященные указанным вопросам, сохраняют, на мой взгляд, методологическое значение в настоящее время (см., например, указания по составлению заявки на изобретение - ЭЗ-1-74; Положение о порядке премирования за содействие изобретательству и рационализации и использования выделенных для этих целей средств от 15 апреля 1974 г.; указания о порядке оформления заявок на изобретения, созданные в соавторстве от 28 июля 1983 г.; разъяснение Госкомизобретений СССР от 28 мая 1971 г. N 1). Так, в пункте 132 указаний ЭЗ-1-74 изложены требования к справке о творческом участии каждого из соавторов в создании изобретения: указывается конкретно, какое творческое участие принимал данный соавтор в создании изобретения, его конкретного признака, а если невозможно указать, какой из признаков, перечисленных в формуле изобретения, разработан конкретным соавтором, указывается та часть творческой работы, которая выполнена соавтором (например, "разработал теоретические обоснования параметра", "обосновал опытами", "дал форму рабочего органа" и т.п.). Кроме того, в стандартных бланках заявлений на выдачу авторского свидетельства, кроме справки о творческом участии каждого из соавторов в создании изобретения, включалась декларация об авторстве, в которой утверждалось, что в заявлении указаны все действительные авторы данного изобретения и что в связи с этим после принятия заявки к рассмотрению никакие другие лица не будут включаться в состав авторов.

По общему правилу соавторство - это добровольное волеизъявление нескольких граждан (физических лиц) по созданию какого-либо технического или художественно-конструкторского решения. Вместе с тем в настоящее время, когда подавляющее большинство таких решений создаются в рамках так называемого служебного изобретательства, отношения соавторства проявляются в рамках трудовых правоотношений, в частности в связи с выполнением соавторами трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя. Поэтому нельзя полностью исключать определенного влияния, которое может оказывать администрация работодателя на формирование состава соавторов.

В связи с отсутствием в российском законодательстве требования о наличии справки о творческом участии соавторов в создании технического решения или какого-либо заменяющего ее документа, может возникнуть проблема сбора доказательств творческого участия соавторов в случае возникновения спора о соавторстве. Спор о соавторстве может возникнуть вследствие объективных причин, например, если в процессе экспертизы заявки на изобретение по существу формула изобретения изменена по сравнению с первоначально заявленной. В таком случае может быть поставлено под сомнение творческий характер труда каждого из соавторов, т.е. принимал ли каждый из них творческое участие в совместном труде над техническим решением, отраженном в измененной формуле изобретения.

В российском законодательстве установлено единственное основание для признания соавторами граждан при отсутствии факта их совместного творческого труда: подача заявок на идентичные изобретения, полезные модели или промышленные образцы, имеющие одну и ту же дату приоритета, разными заявителями (п. 1 ст. 1383). Указанный случай соавторства можно условно назвать "добровольно-принудительным", поскольку соглашение между заявителями о лице, которому выдается патент по одной из таких заявок, предопределяющее в конечном счете и состав соавторов, должно быть достигнуто в течение 12 месяцев (под страхом признания соответствующих заявок отозванными) с даты уведомления заявителей о коллизии их заявок.

"Принудительный" порядок установления соавторства, не допускающий никакого соглашения между авторами, был закреплен в пункте 51 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях от 21 августа 1973 г.: в случае, если даты приоритета заявок совпадают, все авторы, упомянутые в заявках, рассматриваются как соавторы.

В пунктах 2 и 3 ст. 1348 определены правомочия соавторов по использованию изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, включая распределение доходов от такого использования, по распоряжению правом на получение патента, а также по распоряжению исключительным правом на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

В пункте 2 данной статьи предписано, что каждый из соавторов вправе использовать изобретение, полезную модель или промышленный образец по своему усмотрению, если соглашением между ними не предусмотрено иное <1>. Указанная диспозитивная норма может применяться в отношении соавторов в случаях, когда они одновременно являются и патентообладателями. В данной норме установлено общее правило, касающееся использования охраняемого объекта при совместном обладании: каждый из соавторов-патентообладателей имеет право использовать охраняемый объект по своему усмотрению, без согласования такого использования с остальными соавторами.

<1> Понятие "использование" изобретения, полезной модели или промышленного образца, раскрытое в статье 1358 ГК РФ путем изложения открытого перечня действий по использованию, входит в качестве позитивной функции исключительного права на указанные результаты интеллектуальной деятельности.

В абзаце первом п. 3 ст. 1348 предусмотрено: к отношениям соавторов, связанным с распределением доходов от использования изобретения, полезной модели или промышленного образца и с распоряжением исключительным правом на указанные объекты, соответственно применяются правила пункта 3 ст. 1229. Из сказанного следует, что доходы от совместного использования указанными результатами интеллектуальной деятельности распределяются между всеми соавторами-патентообладателями поровну, если соглашением между ними не определено иное, а распоряжение исключительным правом на эти результаты осуществляется соавторами-патентообладателями совместно, если Гражданским кодексом РФ не предусмотрено иное.

В общей норме о распоряжении исключительным правом, предусмотренной статьей 1233, указаны два частных способа такого распоряжения: договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор. Возможны и другие не противоречащие закону и существу исключительного права способы распоряжения, например договор залога исключительного права, договор доверительного управления и т.п.

Особого внимания заслуживает положение абзаца второго п. 3 ст. 1348, устанавливающего императивную норму о том, что распоряжение правом на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец осуществляется авторами совместно.

Однако нигде по тексту главы 72 ГК РФ не закреплено за соавторами право на получение патента. Ведь в статье 1357 говорится о принадлежности права на получение патента только автору. Явное упущение законодателя по этому вопросу не может быть истолковано таким образом, что соавторы лишены права на получение патента на указанные результаты интеллектуальной деятельности.

Равным образом в главе 72 прямо не закреплены правомочия по распределению вознаграждения между соавторами за результаты интеллектуальной деятельности, созданные в связи с выполнением служебного задания или при выполнении работ по договору.

В отличие от ранее действовавшего законодательства (п. 2 ст. 7 Патентного закона РФ) в главе 72 ГК РФ отсутствует общая норма о том, что порядок пользования правами, принадлежащими соавторам, определяется соглашением между ними. Норма сходного содержания имелась в советском законодательстве (п. 4 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях от 21 августа 1973 г.).

Однако систематическое толкование пункта 3 ст. 1348 и статей 1370, 1371, 1372 и 1373, в которых предусмотрено право автора на вознаграждение за служебные результаты интеллектуальной деятельности или за указанные результаты, созданные по соответствующему договору, заказу или контракту, приводит к выводу: соавторы правомочны распределять суммы вознаграждения между собой поровну, если соглашением между ними не определено иное.

Пункт 4 ст. 1348 посвящен одному из нововведений Кодекса: каждый из соавторов вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Указанная норма, сформулированная в качестве императивной, рассчитана на защиту как исключительных прав, так и личных неимущественных прав соавторов. Несмотря на тот факт, что в § 8 главы 72 ГК РФ ("Защита прав авторов и патентообладателей") не упомянуты соавторы, не вызывает сомнения, что статьи указанного параграфа в равной мере относятся и к соавторам (ст. ст. 1406 и 1407).

В патентном праве (в отличие от авторского права), где признается делимое и неделимое соавторство на произведение, право соавторов принято считать неделимым, исходя в основном из требования единства изобретения.

Требование единства изобретения изложено в пункте 1 ст. 1375, согласно которому заявка на выдачу патента на изобретение должна относиться к одному изобретению или группе изобретений, связанных между собой настолько, что они образуют единый изобретательский замысел. Аналогичные нормы закреплены в пункте 1 ст. 1376 относительно требования единства полезной модели и пункте 1 ст. 1377 относительно требования единства промышленного образца (только посредством наличия единого творческого замысла).

В отношении групп изобретений можно допустить наличие делимого соавторства.

Группа изобретений предполагает различные комбинации объектов, объединенных единым изобретательским замыслом, например изделие и способ его изготовления, вещество и способ его получения, способ и устройство для его осуществления.

Возможны и более сложные комбинации, например вещество, способ его получения и устройство для реализации этого способа. Каждый из указанных объектов сам по себе в техническом плане носит вполне самостоятельный характер и может быть осуществлен различными авторами, т.е. в соавторстве.

Такие самостоятельные объекты могут быть использованы для осуществления другой комбинации объектов (т.е. другой группы изобретений), например устройство из первой комбинации для реализации другого способа получения другого вещества.

В указанных случаях соавторам следует иметь в виду: в целях исключения в будущем спорных ситуаций недостаточно устного соглашения между ними. Их соавторство целесообразно оформить путем письменного соглашения о создании группы изобретений, имеющих самостоятельное значение.

III

Право авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец, раскрытое в статье 1356, - один из ключевых институтов патентного права.

Указанную статью необходимо рассматривать совокупно с положениями статьи 1228, имеющей общее значение для всех разнородных результатов интеллектуальной деятельности.

В статье 1228 употребляются термины "право авторства" и "авторство", но, к сожалению, ни одному из них не дается определения, кроме указания на принадлежность права авторства к личным неимущественным правам, что дает основания для различного их толкования и продолжения дискуссий в доктрине относительно природы этих понятий и их соотношения. Указаны только признаки права авторства (неотчуждаемость и непередаваемость) и авторства (бессрочность охраны). К положительным моментам можно отнести исправление явной ошибки, содержащейся в ранее действующем законодательстве (п. 3 ст. 7 Патентного закона РФ), когда утверждалось, что право авторства охраняется бессрочно.

В первом предложении статьи 1356 дается определение права авторства: право признаваться автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, которое неотчуждаемо и непередаваемо, в том числе при передаче другому лицу или переходе к нему исключительного права на указанные объекты.

В содержание права авторства входит гарантированная государством возможность автора выступать в общественных отношениях в качестве признанного создателя технического или художественно-конструкторского решения. Право авторства предоставляет возможность создателю считать себя автором указанных решений.

Признаками права авторства являются его неотчуждаемость и непередаваемость. Право авторства - это личное неотчуждаемое право, т.е. оно неотделимо от личности. Право авторства непередаваемо, т.е. оно лишено экономического содержания и за редким исключением не может никому передаваться самим автором. Кроме того, как указано во втором предложении статьи 1356, отказ от этого права ничтожен, т.е. не влечет за собой никаких правовых последствий. Указанная норма направлена на пресечение попыток скрытой передачи права авторства.

Право авторства независимо от исключительного (имущественного) права, и при его передаче или переходе к другому лицу не следует за ним. В этом выражена главная концепция патентного права: патентование приводит к присвоению технического или художественно-конструкторского решения только в экономическом, но не в духовном плане.

Право авторства абсолютно по своему характеру, т.е. создает для всех лиц обязанность воздерживаться от присвоения себе или приписывания кому-либо чести создания технического или художественно-конструкторского решения.

Нельзя обойти вниманием вопрос о соотношении понятий "авторство" и "право авторства", поскольку законодатель, изменив свою позицию относительно бессрочности права авторства, все же не дает однозначные ответы на вопросы о начале и окончании срока действия права авторства.

В понятии авторства отражается объективный факт создания определенного технического или художественно-конструкторского решения. Факт авторства венчает собой творческий процесс по созданию указанного решения. Однако если применительно к объектам авторского права юридический факт создания произведения, выраженного в объективной форме, свидетельствует о возникновении права авторства на произведение, то в патентном праве факт создания изобретения, полезной модели или промышленного образца не свидетельствует о возникновении права авторства на соответствующее решение, до его признания экспертизой патентоспособным и выдачи соответствующего патента.

Кроме факта создания изобретения, полезной модели или промышленного образца необходим административный акт о признании его таковым со стороны федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Иными словами, для возникновения права авторства на запатентованное изобретение, полезную модель или промышленный образец необходим юридический состав: факт создания соответствующего решения и факт его последующей регистрации и выдачи патента.

Может показаться, что такая позиция противоречит подпункту 5 п. 1 ст. 8 ГК РФ, согласно которому гражданские права возникают в результате создания произведений науки, литературы, искусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной деятельности. Однако в указанной общей норме говорится об одном юридическом факте, которого достаточно для возникновения права авторства на объекты авторского права, но недостаточно для объектов патентного права. Следует также иметь в виду, что в подпункте 2 п. 1 ст. 8 предписано, что гражданские права возникают из актов государственных органов; именно такими актами являются решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о государственной регистрации изобретения, полезной модели и выдачи патента (ст. 1393). С этого момента возникают объект права (запатентованное изобретение, полезная модель или промышленный образец) и субъективное право на него - авторское право на указанный объект.

В противном случае может возникнуть эффект безобъектных отношений, когда признается право авторства на еще не существующий объект.

О праве авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец до его квалификации таковым можно говорить только в смысле права авторства на заявленное изобретение, полезную модель или промышленный образец.

И лишь после признания заявленного объекта патентоспособным и выдачи на него патента возникает право авторства на запатентованное изобретение, полезную модель или промышленный образец.

В данном случае действует следующий принцип: нет объекта, нет и права авторства.

Действие указанного принципа в чем-то сходно с механизмом действия временной правовой охраны согласно статье 1392, когда патентообладатель может претендовать на денежную компенсацию за использование его заявленного изобретения только после получения им патента, в то время как временная правовая охрана считается ненаступившей, если заявка на изобретение была отозвана или признана отозванной либо по заявке на изобретение принято решение об отказе в выдаче патента и возможность подачи возражения против этого решения исчерпана.

Таким образом, следует отличать право авторства на заявленное изобретение, полезную модель или промышленный образец и право авторства на запатентованное изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Указанное различие, кроме теоретического значения, имеет практический смысл. Например, автор заявленного изобретения может защищать свое право авторства в судебном порядке, не дожидаясь окончания экспертизы и выдачи ему соответствующего патента. Однако возможны случаи, когда автор запатентованного изобретения, добившись решения спора в суде в свою пользу, не получит патент, вследствие чего у него не возникнет право авторства на запатентованное изобретение.

В недавнем прошлом действовала норма, согласно которой допускалось возбуждение спора об авторстве (соавторстве) в суде только после квалификации изобретения и выдачи авторского свидетельства или патента на изобретение (п. 156 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях от 21 августа 1973 г.).

Более сложным представляется вопрос об окончании срока действия права авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Как указано в пункте 2 ст. 1228, авторство и имя автора охраняются бессрочно. Сказанное означает, что применительно к патентному праву факт авторства гражданина незыблем во времени.

Однако право авторства, как любое субъективное право, имеет свои пределы. Применительно к рассматриваемому случаю такие пределы можно связывать либо с истечением срока действия соответствующего исключительного права, любо со смертью автора - носителя субъективного права. Второй случай представляется более предпочтительным и не только с моральной точки зрения.

С истечением срока действия исключительного права право авторства не прекращается. С истечением срока действия исключительного права соответствующее решение переходит в общественное достояние. Однако сведения о таком решении включены в уровень техники и являются препятствием для его экономического присвоения другим лицом и возможности считать себя автором такого решения.

Кроме того, право авторства дает основание требовать выплату вознаграждения и после истечения срока действия исключительного права, если обязанность по выплате вознаграждения не выполнена.

IV

К личным неимущественным правам автора изобретения, полезной модели или промышленного образца относится также право на имя.

В Парижской конвенции по охране промышленной собственности (ст. 4.ter) указанное право раскрыто как личное право изобретателя быть названным в качестве такового в патенте, от которого автор вправе отказаться <2>.

<2> Боденхаузен Г. Парижская конвенция по охране промышленной собственности. Комментарий. М.: Прогресс, 1977. С. 80.

В одних статьях части четвертой Гражданского кодекса РФ право на имя указано наряду с правом авторства (например, статья 1265 "Право авторства и право автора на имя", статья 1315 "Право исполнителя"), в других статьях это право сформулировано как право на указание своего имени (например, статья 1338, предусматривающая право публикатора на указание своего имени на экземплярах обнародованного им произведения).

В отношении авторов изобретений, полезных моделей или промышленных образцов законодатель ограничился лишь указанием в статье 1356 на право авторства, не упоминая при этом право на имя.

Следует ли из этого, что автор изобретения, полезной модели или промышленного образца не располагает правом на имя? Отнюдь нет.

Искомая норма находится в статье 1394, где идет речь о публикации сведений о выдаче патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Согласно пункту 1 указанной статьи федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности публикует в официальном бюллетене сведения о выдаче патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, включающие, в частности, ИМЯ АВТОРА, ЕСЛИ АВТОР НЕ ОТКАЗАЛСЯ БЫТЬ УПОМЯНУТЫМ В КАЧЕСТВЕ ТАКОВОГО (выделено мной. - В.Е.).

Как следует из вышеизложенного, комментируемая норма несколько "затерялась" в статье 1394 о публикации сведений о выдаче патента, хотя она в принципе соответствует норме статьи 4.ter Парижской конвенции.

Полагаю, что более корректным решением было бы принятие отдельной статьи в главе 72 ГК РФ, наделяющей автора правом быть названным в качестве такового в патенте с одновременным указанием на возможность автора отказаться от такого права, как это принято в законодательствах многих стран мира, а также в международных договорах о региональном патенте.

Упомянутое выше право автора на имя по своей природе кардинально отличается от права автора на присвоение открытию или изобретению своего имени или специального названия, закрепленного в советском изобретательском праве (п. 36 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г.). Данному праву корреспондировала соответствующая обязанность Госкомизобретений СССР. При этом присвоенное имя или название указывалось не только в охранных документах, но и в технической документации, на изделиях и на их упаковке, что имело также важные практические последствия, поскольку устраняло сложности, связанные с доказыванием факта использования изобретения в целях выплаты авторского вознаграждения.

Иными словами, предусмотренное в советском изобретательском праве право на имя по своему объему было шире права на имя согласно российскому гражданскому законодательству, которое, по сути, сводится к указанию имени автора изобретения, полезной модели или промышленного образца в патентной документации.

В заключение целесообразно рассмотреть еще одну категорию прав (право на получение патента), напрямую не относящуюся к теме настоящей статьи, которая ранее в науке советского изобретательского права, правда под другим названием ("право на подачу заявки"), квалифицировалась как личное неимущественное право.

В пункте 3 ст. 1345 предписано: в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, автору изобретения, полезной модели или промышленного образца принадлежат также (кроме исключительного права и права авторства, указанных в пункте 2 этой же статьи) другие права <3>, в том числе право на получение патента.

<3> В статье 1226 ГК РФ, относящейся к общим положениям, указанная категория прав названа иными правами, что свидетельствует о некоторой небрежности законодателя.

Законодатель не счел нужным раскрывать в настоящем Кодексе юридическую природу указанной категории прав.

Поэтому вопрос о содержании права на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец требует дополнительного исследования.

Право на получение патента урегулировано в статье 1357, являющейся новеллой в части четвертой Гражданского кодекса РФ.

Данное нововведение направлено на устранение на уровне закона отдельных пробелов в правовом регулировании.

Ранее указанные вопросы решались на уровне подзаконных актов, которыми регламентировалась передача права на получение соответствующих патентов - на основании заявлений производилось изменение имени или наименования заявителя в документах заявки.

В пункте 1 ст. 1357 установлена императивная норма, согласно которой право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец первоначально принадлежит автору соответствующего объекта. В указанной норме подчеркивается неразрывная связь автора с результатами его интеллектуальной деятельности.

На первый взгляд, исходя из нормы о первоначальной принадлежности автору права на получение патента и особенно принципа неразрывной связи автора с результатом его интеллектуальной деятельности, можно предположить, что это право имеет неимущественный характер. Ведь только от первоначального волеизъявления автора зависит сам факт раскрытия для общества результата его интеллектуальной деятельности. Однако закон не связывает первоначальный выбор автора с правом на получение патента. Предполагается, что такой выбор уже произошел, автор определился с судьбой результата своей интеллектуальной деятельности, поэтому юридически безразличен этап, предшествующий возникновению права на получение патента. Однажды сделав свой выбор, автор располагает правом на получение патента (самостоятельно воспользоваться этим правом либо передать его по договору), которое, несомненно, имеет имущественный характер, поскольку обладает таким качеством, как оборотоспособность.

Следует полагать, что право на получение патента нельзя однозначно отнести ни к личным неимущественным правам, ни к имущественным правам. Это право имеет комплексную природу, включая в себя одновременно элементы личного неимущественного права и имущественного права. К элементам личного неимущественного характера можно отнести правомочие на подачу заявки, а к элементам имущественного характера - правомочие на передачу как заявки, так и патента.

Вместе с тем, поскольку именно имущественный элемент в праве на получение патента имеет доминирующее значение, право на получение патента может быть объектом гражданского оборота.

Праву на получение патента корреспондируют соответствующие обязанности автора-заявителя (собственно подача заявки, которая должна соответствовать установленным требованиям, уплата патентных пошлин, взаимодействие с экспертизой и т.п.).

В пункте 2 данной статьи раскрываются имущественный характер права на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец и способы реализации этого права.

Это право реализуется двояко:

Исходя из вышеизложенного, переход права на получение патента включает в себя случаи универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица в форме слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования), обращения взыскания на имущество правообладателя, а также все другие случаи перехода права на получение патента без договора.

Другие случаи перехода права на получение патента без договора нуждаются в дополнительном комментарии, поскольку они прямо не упомянуты в пункте 2 данной статьи. Следует полагать, что к таким случаям относится случай перехода права на получение патента, указанный в пункте 3 ст. 1370, когда отсутствует сама необходимость в оформлении договорных отношений между сторонами - автором-работником и работодателем. Исходя из экономического веса работодателя, условие о принадлежности права на получение патента и исключительного права на служебное изобретение, служебную полезную модель или служебный промышленный образец почти всегда присутствует в трудовом или ином договоре между автором-работником и работодателем.

Однако если такое условие не включено в договор, то как можно объяснить переход к работодателю права на получение патента, если первоначально это право принадлежит автору? Или это исключение из положения о первоначальной принадлежности автору права на получение патента?

Думается, в этом случае необходимо прибегнуть к юридической фикции. Предполагается, что автор-работник одновременно с принятием решения о раскрытии изобретения, полезной модели или промышленного образца, за которым должно последовать соответствующее уведомление работодателя, соглашается с переходом права на получение соответствующего патента к его работодателю. Естественно, такое условное согласие на переход права не нуждается в договорном оформлении.

В пункте 3 ст. 1357 указана одна из форм передачи права на получение патента - договор об отчуждении права на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец. Такой договор должен быть заключен в письменной форме, а несоблюдение письменной формы влечет его недействительность.

В патентных законодательствах государств и международном патентном праве предусмотрена возможность заключения лицензионных договоров, предметом которых являются патентные заявки. Например, согласно статье 73 Европейской патентной конвенции 2000 г. европейская заявка на патент на изобретение может быть предметом лицензии в целом или частично для всех или части территорий указанных договаривающихся государств.

Российский законодатель не счел нужным предоставить заявителям такую возможность, посчитав, по-видимому, что российский рынок прав на результаты интеллектуальной деятельности еще не достиг достаточной степени зрелости. Вместе с тем нет прямого запрета на осуществление сделок по предоставлению прав на использование заявленных изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Следовательно, исходя из принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ), не существует препятствий для заключения лицензионных договоров в отношении патентных заявок. При этом лицензиат должен отдавать себе отчет в том, что риск непатентоспособности заявленного изобретения, полезной модели или промышленного образца, по аналогии с договором об отчуждении права на получение патента, лежит на самом лицензиате.