Мудрый Юрист

Предназначение и порядок возвращения судом уголовного дела прокурору: проблемы теории и практики

Васильев О.Ю., преподаватель Сибирского юридического института МВД России, адъюнкт.

В период разработки и принятия УПК РФ вопрос о ликвидации института направления судом уголовного дела для дополнительного расследования являлся одним из особо дискуссионных, поскольку непосредственно затрагивал концепцию уголовного судопроизводства.

Ряд ученых и практических работников высказывали мнение о необходимости абсолютного исключения данного процессуального института как типичного проявления одного из инквизиционных начал в отечественном уголовно-процессуальном праве. Другие, наоборот, считали необходимым его сохранение и дальнейшее совершенствование. Очевидно, что подобные диаметральные взгляды были обусловлены изменением приоритетов государственной политики в вопросах развития отечественного уголовного судопроизводства.

Вместе с тем законодатель наделил суд полномочиями по возвращению дела прокурору лишь для устранения препятствий его рассмотрения (ч. 1 ст. 237 УПК РФ), а не для дополнительного расследования, что является одним из принципиальных изменений уголовно-процессуального законодательства. Именно на это обращают внимание непосредственные разработчики УПК РФ, подчеркивая, что действующий уголовно-процессуальный закон не знает института направления судом уголовного дела на доследование, и объясняют это необходимостью "повышения качества расследования и обеспечения предусмотренного ч. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод права обвиняемого быть судимым без неоправданной задержки". Кроме того, ими также отмечается, что закрепленный в УПК РФ институт возвращения уголовного дела прокурору существенно отличается от института возвращения судом уголовного дела на дополнительное расследование по целевой направленности, процессуальному сроку, основаниям возвращения и процедуре принятия решения <1>.

<1> См.: Козак Д.Н., Мизулина Е.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. М., 2002. С. 464.

На наш взгляд, следует признать, что возвращение судом уголовного дела прокурору действительно является институтом Особенной части уголовно-процессуального права.

Во-первых, принято считать, что любой правовой институт объединяет нормы соответствующей отрасли права, что в полной мере можно отнести к возвращению судом уголовного дела прокурору. Данный институт наряду со ст. 237 УПК РФ охватывает также ряд других норм (ст. 236, ч. 2 ст. 256, ч. 5 ст. 443 УПК РФ).

Во-вторых, традиционно считается, что институты Особенной части уголовно-процессуального права должны быть типичны для всех или для нескольких стадий <2>. Анализ Особенной части УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что возвращение уголовного дела прокурору как процессуальное решение может быть принято судьей не только в стадии назначения и подготовки судебного заседания (по результатам предварительного слушания), но и в ходе осуществления правосудия. Так, суд согласно ч. 5 ст. 443 УПК РФ, признав, что психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено или что заболевание лица, совершившего преступление, не является препятствием для применения к нему уголовного наказания, своим постановлением возвращает дело прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ.

<2> См.: Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Ленинград, 1963. С. 23.

Разделяем позицию ученых-процессуалистов, считающих, что буквальное толкование отдельных положений этого процессуального института, а именно ст. 237 УПК РФ, позволяет констатировать его сущность, которая "выражается в производстве органом расследования по уголовному делу процессуальных действий в целях устранения выявленных судом существенных нарушений уголовно-процессуального закона без права собирания новых доказательств в пятисуточный срок..." <3>.

<3> Азаров В.А., Баранов А., Супрун С.В. Возвращение уголовного дела для производства дополнительного расследования: правосознание и закон, толкование и применение // Уголовное право. 2004. N 2. С. 86.

Анализ содержания вышеупомянутой статьи позволяет, на наш взгляд, выделить ряд основных положений. В ней говорится о: 1) предназначении данного института (устранение препятствий рассмотрения уголовного дела судом); 2) условиях инициирования возвращения уголовного дела прокурору (ходатайство стороны или собственная инициатива суда); 3) основаниях возвращения уголовного дела прокурору (п. п. 1 - 5 ч. 1 ст. 237); 4) вопросах, связанных с процедурой возвращения уголовного дела прокурору.

Однако анализ положений ст. 237 УПК РФ, а также судебно-следственной практики свидетельствует о наличии существенных проблем правового регулирования этого института и применения его положений на практике. Неполнота, неясность и неточность изложения вопросов, связанных с процедурой возвращения уголовного дела прокурору, столь очевидны, что приводят к произвольному их толкованию и, следовательно, к произвольному применению, тем самым - к нарушению конституционного принципа "равенство всех перед законом".

На отсутствие единого подхода в процессуальной деятельности суда и прокурора в применении норм УПК РФ, регулирующих возвращение судом уголовных дел прокурору, было обращено внимание еще в 2003 г. первым заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Ю.С. Бирюковым. Анализируя складывающуюся практику возвращения уголовных дел прокурору, он, в частности, отмечал, что судьи по-разному мотивируют и обосновывают свои решения, а прокуроры, в свою очередь, также по-разному их исполняют <4>, что свидетельствует о том, что процессуальные проблемы, возникающие в связи с этим, действительно очень остры и актуальны.

<4> См.: Бирюков Ю.С. Новое уголовно-процессуальное законодательство и практика прокурорского надзора // Российская юстиция. 2003. N 6. С. 45 - 46.

Так, если в 2003 г. по данным Генеральной прокуратуры РФ в Российской Федерации в порядке ст. 237 УПК РФ были возвращены 22827 уголовных дел, то в 2004 г. их число уже составило 38913 (+70,5%). Подтверждают высказывание Ю.С. Бирюкова и статистические данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ за 2004 г.: до 30% уголовных дел повторно направляются прокурором в суд не по истечении пяти суток, как это предусмотрено ч. 2 ст. 237 УПК РФ, а по истечении одного месяца и более <5>.

<5> См.: Тезисы выступления врид заместителя начальника Следственного комитета при МВД России, доктора юридических наук Б.Я. Гаврилова // Информационный бюллетень. N 1(27). М.: Следственный комитет при МВД России, 2006. С. 69.

Подобные проблемы актуальны и для складывающейся в Красноярском крае прокурорско-судебной практики. Так, согласно данным Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в Красноярском крае в 2003 г. удельный вес уголовных дел, возвращенных прокурору, от общего числа поступивших в районные суды (судами именно этой категории в Российской Федерации возвращается в порядке ст. 237 УПК РФ наибольшее количество дел), и повторно направленных прокурором в суд свыше срока, предусмотренного ч. 2 ст. 237 УПК РФ, составил 1,9% и в последующие периоды наблюдается увеличение этого показателя. В 2004 г. - 3,3%, в 2005 г. - 3%, в 2006 г. - 2%. При этом наблюдается увеличение числа уголовных дел, которые повторно направлялись прокурором в суд по истечении одного месяца и более после их возвращения в досудебное производство: в 2004 г. этот показатель составил 12,8%, в 2005 г. - 20,4%, в 2006 г. - 30,2%.

К тому же проведенный нами анализ судебной практики позволяет утверждать, что судьи возвращают дела не только из стадии подготовки и назначения судебного заседания, но зачастую и из судебного разбирательства, ссылаясь на ч. 2 ст. 256 УПК РФ <6>.

<6> См.: Постановление судьи Свердловского районного суда г. Красноярска от 15 марта 2004 г. "О возвращении уголовного дела прокурору". Уголовное дело по обвинению В.Н. Харитонова в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ст. 196, ч. 2 ст. 201 УК РФ. 2004. Л.д. 370 - 373; Постановление судьи Норильского городского суда от 20 декабря 2006 г. "О возвращении уголовного дела прокурору". Уголовное дело N 1-234/06 (16144333). 2006. Л.д. 183.

Однако изучение положений данной нормы говорит о том, что в ней определяется лишь процессуальный порядок вынесения определений, постановлений по вопросам, разрешаемым судом во время судебного заседания (о том, что ряд судебных решений выносятся в совещательной комнате и излагаются судом в виде отдельного процессуального документа). Среди этих судебных решений законодатель упомянул и "определение или постановление о возвращении уголовного дела прокурору в соответствии со статьей 237 УПК РФ". Такое законоположение вызывает у многих процессуалистов недоумение, поскольку ст. 256 включена в гл. 35 УПК РФ "Общие условия судебного разбирательства", которая следует за гл. 34 "Предварительное слушание" <7>.

<7> См.: Корнуков В., Сотсков С. Допускает ли ст. 237 УПК РФ возможность дополнительного расследования уголовному делу? // Уголовное право. 2003. N 3. С. 42.

В оправдание складывающейся судебной практики, на наш взгляд, следует отметить, что законодатель, указывая в ч. 2 ст. 256 УПК РФ определение о возвращении уголовного дела прокурору, позволяет предположить, что решение, формализованное в такую форму, может быть принято и на стадии судебного разбирательства, поскольку известно, что решения, оформляемые в виде определений, принимаются судом первой инстанции коллегиально при производстве по уголовному делу, а также вышестоящим судом, за исключением апелляционной или надзорной инстанции (п. 23 ст. 5 УПК РФ), т.е. в ходе судебного разбирательства. Тогда как на стадии подготовки и назначения судебного заседания судья принимает решения единолично и, соответственно, оформляет их на этой стадии уголовного процесса в виде постановлений.

Действительно, на наш взгляд, судебная практика нуждается в возвращении прокурору уголовного дела со стадии судебного разбирательства. Это следует из позиции Пленума Верховного Суда РФ (далее - Пленум). Учитывая фактическое состояние судебно-следственной практики, Пленум в Постановлении от 5 марта 2004 г. N 1 отметил, что в тех случаях, когда существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, будет выявлено при судебном разбирательстве, суд, в случае невозможности устранить такое нарушение самостоятельно, возвращает дело прокурору.

При вынесении решения о возвращении уголовного дела прокурору суду надлежит исходить из того, что нарушение в досудебной стадии гарантированных Конституцией РФ права обвиняемого на судебную защиту, а также права потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора.

В связи с этим, на наш взгляд, в УПК РФ необходимо внести соответствующие дополнения и изменения. Тем более что с учетом складывающейся судебной практики Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 11 января 2007 г. говорит о возможности возвращения уголовного дела соответствующему прокурору даже из надзорной инстанции, руководствуясь положениями п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, в целях устранения уголовно-процессуальных нарушений, допущенных в досудебном производстве при определенных условиях <8>.

<8> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 1 "О применении судами норм главы 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции" // Российская газета. 2005. 20 янв.

Необходимо отметить, что проект данного Постановления активно обсуждался судьями Красноярского краевого суда и членами научно-консультативного совета. Предлагались два варианта указанного пункта Постановления. Так, по одному из них при отмене судебного решения по причине процессуальных нарушений, допущенных на стадиях, предшествующих судебному разбирательству, дело возвращается прокурору, по второму - передается на новое рассмотрение.

По мнению заместителя председателя Красноярского краевого суда Т.Ф. Меркушевой, представлявшей проект Постановления на Пленуме, предпочтительнее первый вариант. Он не совсем отвечает одному из положений, заложенному при принятии УПК РФ, - запрет на производство по делу в указанных случаях, однако с учетом правовых позиций Европейского суда, Конституционного Суда и Верховного Суда РФ это требование не является абсолютным. Оно не препятствует возможности возобновления производства по делу в крайней ситуации, когда неисправление ошибки повлияло бы на исход дела и исказило саму суть правосудия. Второй вариант, по мнению Т.Ф. Меркушевой, - тупиковый. Если признать, что суд надзорной инстанции не может возвратить уголовное дело прокурору в указанных случаях, значит, не может это сделать и суд первой инстанции: тогда зачем передавать дело на новое судебное разбирательство, если эти нарушения уже признаны судом надзорной инстанции и их устранение возможно только путем возвращения уголовного дела прокурору <9>.

<9> См.: Научно-практический правовой бюллетень Красноярского краевого суда. 2007. N 45. С. 154.

При анализе данного положения Постановления Пленума представляется правильным вывод профессора В.П. Божьева о том, что УПК РФ применительно к надзорному производству как исключительной стадии уголовного процесса не предусматривает возможности возвращения уголовного дела на основании положений п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ. "Пленум... ориентирует суды на возможность отмены приговора и последующих решений (если они есть) с возвращением уголовного дела прокурору. Между тем ст. 408 УПК не предусматривает принятия подобных решений в суде надзорной инстанции. Пленум счел возможность ограничиться ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК. Но этого, как представляется, недостаточно... Следовательно, применение ст. 237 УПК при регулировании общественных отношений в стадии надзорного производства можно было решить не на основе прямой отсылки к ст. 237, а посредством указания на применение аналогии" <10>.

<10> Божьев В.П. Пленум Верховного Суда России о производстве в суде надзорной инстанции // Законность. 2007. N 4. С. 19.

Еще один важный для правоприменителей вопрос Пленум рассмотрел в Постановлении от 5 марта 2004 г. N 1: в случаях возвращения судом уголовного дела, прокурор (а также по его указанию следователь или дознаватель) вправе, исходя из конституционных норм, провести следственные или иные процессуальные действия, не предусмотренные ст. 237 УПК РФ, но необходимые для устранения выявленных нарушений, и составить новое обвинительное заключение или новый обвинительный акт, руководствуясь ст. 221 и ст. 226 УПК РФ.

При этом Пленум, давая указанные разъяснения, ссылался на Конституцию РФ, поскольку отраслевое уголовно-процессуальное законодательство не дает прямого ответа на обозначенные вопросы ни о возвращении уголовного дела со стадии судебного разбирательства, ни о производстве следственных или иных процессуальных действий, не предусмотренных ст. 237 УПК РФ, но необходимых для устранения обнаруженных нарушений и позволяющих эффективно восстановить нарушенные права участников судопроизводства.

Необходимо отметить, что в данном Постановлении Пленума ничего не говорится о процессуальных сроках, в которые должны быть осуществлены эти следственные или иные процессуальные действия.

На наш взгляд, следует согласиться с мнением заместителя Председателя Верховного Суда РФ А.Е. Меркушева о том, что прокурор обязан в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона в течение пяти суток обеспечить устранение допущенных следователем нарушений, но к тем случаям, когда нужно провести следственные и процессуальные действия, данный срок относиться не может <11>.

<11> См.: Меркушев А.Е. Некоторые вопросы практики применения судами уголовно-процессуальных норм при осуществлении правосудия // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 8. С. 30.

Эта позиция поддерживается не только практическими работниками, но и многими учеными-процессуалистами, считающими, что пять суток - это срок, предоставленный прокурору для обеспечения устранения выявленных судом нарушений. Прокурор вправе в подобных ситуациях устранить нарушения собственными средствами, а если это невозможно, то он должен принять меры к устранению допущенных нарушений с привлечением органов предварительного расследования. В связи с этим представляется, что он обязан направить дело в срок не более пяти суток соответствующему органу по подследственности. Производство расследования после возвращения уголовного дела прокурором должно осуществляться в общем порядке в течение срока, установленного ч. 6 ст. 162 УПК РФ, т.е. до одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю, а дальнейшее его продление производится в порядке, установленном ст. 162 УПК РФ <12>.

<12> См.: Азаров В.А., Баранов А., Супрун С.В. Указ. соч. С. 86.

В юридической литературе все чаще встречаются предложения о восстановлении отдельных положений института направления уголовного дела судом на доследование, исходя из его предназначения и социально-правовой обусловленности. Так, М.И. Байтин и А.В. Аверин высказывают требование о приведении УПК РФ в соответствие с социальными реалиями, в том числе путем восстановления данного института. Авторами отмечается, что научно-правовая, а также социально-политическая идея исключения действующим УПК РФ из уголовного процесса института возвращения уголовных дел для дополнительного расследования, претворенная законодателем в жизнь, явно опередила время. Эта принципиально верная идея рассчитана на более высокий уровень профессиональной подготовки лиц, занимающихся вопросами расследования преступлений. При этом обращают внимание, что для общества одинаково опасными и вредными являются как нормы права, значительно отставшие от времени, так и нормы права, значительно опережающие время, поскольку и те и другие явно не соответствуют социально-экономическим реалиям <13>.

<13> См.: Байтин М.И., Аверин А.В. Некоторые вопросы процессуального положения потерпевшего и подсудимого по УПК РФ и защита прав человека // Журнал российского права. 2004. N 12. С. 22.

В свою очередь, полагаем, что данный институт должен получить дальнейшее развитие, в том числе путем возвращения отдельных положений прежнего уголовно-процессуального законодательства, чтобы в конечном итоге в полной мере соответствовать назначению современного уголовного судопроизводства.