Мудрый Юрист

Применение законодательства о занятости населения на предприятиях транспорта

Ярмухамедов Р., заместитель Новороссийского транспортного прокурора, кандидат юридических наук.

В юридической литературе, в том числе и в журнале "Законность", уже освещались проблемы применения законодательства о занятости населения, обеспечения трудовых прав социально незащищенных групп граждан. Практика вскрывает новые проблемы в этой сфере, в частности, касающиеся обеспечения права на труд отдельных категорий граждан.

Российская Федерация определяет государственную политику в области социальной защиты инвалидов, несовершеннолетних и молодежи, цель которой - обеспечение равных с другими гражданами возможностей в реализации гражданских, экономических прав и свобод.

Гарантии реализации этих возможностей закреплены в некоторых специализированных законах. Так, согласно ст. 13 Закона РФ от 19 апреля 1991 г. "О занятости населения в Российской Федерации", ст. 20 ФЗ от 24 ноября 1995 г. "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" инвалидам предоставляются гарантии трудовой занятости федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ путем проведения специальных мероприятий, способствующих повышению их конкурентоспособности на рынке труда, одно из которых - установление в организациях независимо от организационно-правовых форм и форм собственности квоты для приема на работу инвалидов и минимального количества специальных рабочих мест для инвалидов.

В нашем регионе эти положения конкретизируются и дополняются ст. 1 Закона Краснодарского края от 8 февраля 2000 г. "О квотировании рабочих мест в Краснодарском крае", которой установлено, что квота - минимальное количество рабочих мест (в процентах к среднесписочной численности работников) для граждан, испытывающих трудности в поиске работы, которых работодатель обязан трудоустроить в организации.

Вопрос квотирования на объектах транспортной инфраструктуры стоит особо остро. Проверки показывают, что на большинстве предприятий ОАО "РЖД" нормы о резервировании или создании рабочих мест для инвалидов и молодежи не выполняются. Объясняется это как организационными упущениями, связанными с порядком формирования кадрового состава работников предприятий, так и объективными причинами, сопряженными с особенностями условий работы на железнодорожном транспорте.

В соответствии со ст. 21 ФЗ от 10 января 2003 г. "О железнодорожном транспорте в Российской Федерации" железнодорожные пути общего пользования и железнодорожные пути необщего пользования, железнодорожные станции, пассажирские платформы, а также другие связанные с движением поездов и маневровой работой объекты железнодорожного транспорта являются зонами повышенной опасности. Риски, связанные с обслуживанием указанных объектов, учтены в подзаконных нормативных актах, ограничивающих возможность приема на отдельные виды работ несовершеннолетних и женщин. Так, установлены ограничения в приеме на работу в соответствии с Перечнем тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда лиц моложе восемнадцати лет, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2000 г. Другими специализированными (в том числе и подзаконными) актами установлены дополнительные субъектные ограничения в приеме на работу по отдельным направлениям деятельности объектов транспортной инфраструктуры. Именно поэтому мотивация нарушения законодательства о квотировании, по словам работодателей, - невозможность трудоустроить инвалидов и молодежь, так как к исполнению работы предъявлены цензы возраста, здоровья и др.

Тем не менее формулировка Закона однозначна: при невозможности выделить (зарезервировать) рабочие места на работодателя возлагается обязанность за свой счет создать рабочие места. Кроме того, не все должности на предприятиях транспорта сопряжены с обеспечением безопасности движения поездов на магистральных линиях. В штатных расписаниях предприятий транспорта есть должности технического персонала, бухгалтерских работников и т.д., где ограничения по работе не столь однозначны.

При проведении проверок исполнения законодательства РФ о защите трудовых прав инвалидов и молодежи в деятельности предприятий, занятых в сфере железнодорожного транспорта, Кавказская транспортная прокуратура применяет различные меры прокурорского реагирования. Объявляет предостережения работодателю о недопустимости нарушения сроков предоставления информации в ЦЗН (центр занятости населения) о выполнении квот, направляет представления с требованиями устранения выявленных нарушений закона о реализации трудовых прав социально незащищенных групп граждан. При этом наиболее эффективным остается предъявление исков в порядке ст. 45 ГПК о признании незаконным бездействия работодателя, не выполняющего обязанности по созданию, резервированию рабочих мест. В этих случаях неправомерным бездействием работодателя нарушаются законные права и интересы неопределенного круга лиц, имеющих право на трудоустройство в счет создаваемых (квотируемых) работодателем рабочих мест.

Однако и здесь судебная практика не стабильна. Так, определением Тихорецкого городского суда Краснодарского края исковое заявление Кавказского транспортного прокурора, предъявленное в интересах неопределенного круга лиц к ОАО "РЖД" о признании незаконным бездействия и понуждении создать (зарезервировать) рабочие места для социально незащищенных групп граждан, было оставлено без движения. По мнению суда, прокурор нарушил ст. 45 ГПК и обратился в суд в интересах ЦЗН - юридического лица, способного самостоятельно защищать свои интересы. Определением судебной коллегии по гражданским делам по кассационному представлению прокурора это определение суда первой инстанции было отменено, дело направлено на новое рассмотрение. В то же время и суд кассационной инстанции сделал оговорку, по нашему мнению, не соответствующую требованиям материального права, указав: прокурор ошибочно полагал, что иск о понуждении создать рабочие места для инвалидов и молодежи предъявлен в интересах неопределенного круга лиц. Круг социально незащищенных групп граждан, по мнению суда, определяется списочным составом лиц, состоящих в реестре пофамильной регистрации службы занятости. При таких условиях каждый из зарегистрированных в службе занятости сам по себе не лишен предоставленного ему законом права обратиться в защиту своих интересов самостоятельно.

С таким выводом суда нельзя согласиться. Предмет исковых требований затрагивает не только интересы инвалидов, молодежи и других социально незащищенных групп граждан, состоящих на учете в ЦЗН, но и остальных лиц этой категории, социальные права по льготному трудоустройству которых нарушает ОАО "РЖД". В соответствии с преамбулой и ст. 2 Закона Краснодарского края от 8 февраля 2000 г., он защищает права граждан РФ и лиц без гражданства, постоянно проживающих в Краснодарском крае, являющихся инвалидами, в соответствии с индивидуальной программой реабилитации имеющих рекомендацию к труду, а также лиц, отнесенных к категории молодежи (несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, граждане в возрасте от 18 до 20 лет из числа выпускников учреждений начального и среднего профессионального образования, ищущих работу впервые).

Из содержания искового заявления не следует, что прокурор обращается в интересах Центра занятости населения и определенных граждан. Привлечение к рассмотрению дела этого учреждения обусловлено наличием у него достоверных сведений о непроведении ОАО "РЖД" мероприятий по выделению квот для социально незащищенной группы граждан, индивидуализировать которую невозможно.

При таких обстоятельствах полагаем, что практика предъявления исковых требований в интересах неопределенного круга лиц в порядке ст. 45 ГПК правомерна.