Мудрый Юрист

Правовая судьба ценных бумаг при реорганизации юридического лица

Габов А.В., кандидат юридических наук.

Востребованность института реорганизации привлекла в последнее время к его проблемам внимание большого числа как теоретиков, так и практиков корпоративного управления.

Анализ имеющихся исследований показывает, что многие проблемные вопросы, возникшие в практике, в том числе и правоприменительной, либо уже решены (с разной степенью успешности), либо находятся на пути к разрешению. Однако есть в общем блоке вопросов о реорганизации такие области, которые не только не затронуты соответствующим сложности проблем правовым регулированием, но и обделены детальными теоретическими исследованиями.

Именно к такой области относится блок вопросов, который условно можно обозначить как "правовая судьба ценных бумаг реорганизуемых юридических лиц". В первую очередь такие вопросы актуальны для акционерных обществ, учитывая как их количество, так и происходящие процессы консолидации в различных отраслях. Важность проблемы для них определяется и тем простым фактом, что именно через владение акциями определяется уровень власти того или иного лица в акционерном обществе. Для организаций, существующих в иных организационно-правовых формах, нежели акционерное общество, эти вопросы, безусловно, носят второстепенный характер. Однако анализ показывает, что в тех случаях, когда они как эмитенты ценных бумаг проходят процедуру реорганизации, эти вопросы начинают выходить едва ли не на первый план, особенно если это касается эмиссии облигаций.

Детальный анализ действующего законодательства демонстрирует нам полное пренебрежение со стороны законодателя не то что вопросами правовой судьбы ценных бумаг в процессе реорганизации, но и в целом вопросами о праве тех или иных юридических лиц обязываться по ценным бумагам: практически ни в одном нормативном акте, посвященном регулированию какой-либо конкретной организационно-правовой формы юридического лица (даже в Законе об акционерных обществах), мы не найдем ни одной нормы (главы или раздела), посвященной исчерпывающему регулированию деятельности такой организации на рынке ценных бумаг как эмитента. В частности, ни одной нормы, которая описывала бы, по каким ценным бумагам юридическое лицо соответствующей организационно-правовой формы вправе обязываться.

В настоящей работе мы постараемся осветить вопросы преобразования различных ценных бумаг любых видов и типов в процессе реорганизации (всех известных форм), а также тесно связанные с ними вопросы размещения ценных бумаг в процессе реорганизации.

  1. Правовая судьба акций при реорганизации и способы их размещения.

Наиболее разработанными, как в теории, так и на практике, являются вопросы правовой судьбы акций в процессе реорганизации, равно как и вопросы размещения акций в процессе реорганизации.

В соответствии со ст. 2 и 16 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" и ст. 2 Федерального закона "Об акционерных обществах" акция представляет собой эмиссионную именную бездокументарную ценную бумагу, закрепляющую обязательственные <1> права ее владельца (акционера) по отношению к акционерному обществу на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации.

<1> Подчеркнем здесь, что это именно позиция законодателя, изложенная в ст. 2 Федерального закона "Об акционерных обществах". Между тем авторская позиция состоит в том, что акция фиксирует не только и главным образом не столько обязательственные права, сколько права участия (корпоративные права).

Правовая судьба акции в процессе реорганизации прямо зависит от способа реорганизации. Ст. 15 Федерального закона "Об акционерных обществах" предусматривает, что реорганизация общества может быть осуществлена в форме слияния, присоединения, разделения, выделения и преобразования. Помимо этого в качестве отдельного способа закон выделяет преобразование в акционерное общество работников (народное предприятие) в соответствии с положениями Федерального закона "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)" <2>.

<2> Хотя с теоретической точки зрения здесь остается много вопросов, к примеру, неясно, зачем признавать реорганизацией переход одного акционерного общества в другое, но имеющее статус народного предприятия? В специальной литературе мнения по этому поводу также разделились.

Соответственно, с учетом возможной специфики различных видов реорганизации следует указать следующие варианты правовой судьбы акций в процессе реорганизации.

  1. При слиянии акционерных обществ (под которым ст. 16 Федерального закона "Об акционерных обществах" понимает возникновение нового общества путем передачи ему всех прав и обязанностей двух или нескольких обществ с прекращением последних) с момента государственной регистрации вновь возникшего юридического лица (акционерного общества) аннулируются выпуски акций (акции) таких обществ. Акции как объекты гражданских прав прекращают свое существование. Однако на основании того количества акций, которое принадлежало акционеру, ему на лицевой счет в системе ведения реестра или на счет депо в депозитарии начисляются акции вновь созданного юридического лица. Такие акции, как отмечено в Законе, размещаются путем конвертации в соответствии с установленными решениями о реорганизации и договором о слиянии, порядком и соотношением (коэффициентом) конвертации <3>. Если подлежащие конвертации акции принадлежат на праве собственности какому-либо из обществ, участвующих в слиянии, они должны быть погашены.
<3> Отметим, что действующими подзаконными актами не оговаривается, какой должен быть коэффициент, т.е. как он должен быть описан. Однако отмечено (п. 8.3.1 Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утвержденных Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 25 января 2007 г. N 07-4/пз-н), что решение о реорганизации, а также договоры о слиянии и присоединении, если этими договорами предусмотрены консолидация и дробление акций, могут предусматривать коэффициент конвертации (коэффициент распределения) акций, рассчитанный с учетом результатов их консолидации и дробления, которые на момент их принятия (утверждения) еще не осуществлены. Решения о дроблении и консолидации акций, а также решение о реорганизации могут быть приняты одновременно.

Таким образом, при слиянии правовая судьба акций описывается тремя терминами, обозначающими набор соответствующих действий с ними: аннулирование (для выпусков старых акций), погашение (для бумаг на балансах обществ) и конвертация (для описания начисления (размещения) бумаг вновь созданного лица).

Действия по размещению ценных бумаг и аннулированию (погашению) ранее существовавших ценных бумаг производятся одновременно, о чем указывают п. 8.3.4 и 8.3.8 действующих Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утвержденных Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 25 января 2007 г. N 07-4/пз-н (далее - Стандарты эмиссии). В Стандартах эмиссии, в частности, отмечено, что: а) размещение ценных бумаг юридического лица, созданного в результате слияния, осуществляется в соответствии с договором о слиянии в день государственной регистрации этого юридического лица и б) что ценные бумаги юридических лиц, реорганизуемых путем слияния при их конвертации, погашаются (аннулируются). Смысл данной конструкции понятен: акционер, одномоментно теряя старые права, приобретает новые, при этом отсутствует (с правовой, конечно, точки зрения) какой-либо срок, в течение которого лицо не владеет ничем. Однако одновременность действий в данном случае представляет собой не более чем условность (фикцию). То есть юридически они осуществляются одновременно, но фактически должны осуществляться последовательно. Связано это с тем, что сначала бумаги нужно разместить, а уже потом старые бумаги аннулировать. Если будет иметь место обратная последовательность, то возникнет правовая коллизия: не будет бумаг, которые необходимо конвертировать.

В связи с вышесказанным возникает один вопрос: а когда происходит аннулирование государственной регистрации ценных бумаг конвертируемых выпусков? Это интересный момент, и он не относится к числу технических, определение этого момента есть в том числе и ответ на вопрос о том, с какого момент акции возникают и прекращают существовать как объекты гражданских прав. На этот момент есть очень интересное решение Верховного Суда РФ от 10 июля 2000 г. N ГКПИ00-520, где, анализируя законность некоторых пунктов Положения о порядке приостановления эмиссии и признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным, утвержденного Постановлением ФКЦБ России от 31 декабря 1997 г. N 45, Суд в числе прочего отметил, что "...аннулирование государственной регистрации выпуска ценных бумаг прекращает существование ценных бумаг данного выпуска как объектов гражданского оборота...". По мнению Суда, получается, что именно момент аннулирования государственной регистрации - это момент прекращения существования акций, в обратной же логике получается, что и сами акции как объекты гражданских прав возникают с момента их государственной регистрации.

Однако наложение анализируемой нами ситуации с размещением ценных бумаг в процессе реорганизации на предложенную Верховным Судом правовую конструкцию не выдерживает критики. Как уже было отмечено, согласно п. 8.3.8 Стандартов эмиссии, сами ценные бумаги юридических лиц, реорганизуемых путем присоединения, при их конвертации погашаются (аннулируются) путем проведения операции в реестре ценных бумаг регистратором. Никакого отдельного регистрационного действия со стороны ФСФР России в части аннулирования государственной регистрации действующее законодательство не предусматривает. Получается, что акций нет, но как объекты гражданского права, согласно логике Верховного Суда, они существуют!

Думается, это одна из проблем действующего регулирования процесса реорганизации, которые должны быть решены на законодательном уровне. Если следовать логике законодателя (ст. 2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг"), то получается, что первичное право собственности возникает при размещении ценных бумаг (исходя из определения размещения), соответственно, этот же момент и является моментом возникновения ценной бумаги как объекта гражданских прав. С такой позицией вряд ли можно согласиться, как, впрочем, и с позицией Верховного Суда.

Можно предположить, что акции относятся к числу ценных бумаг, которые возникают как объект права в результате сложного юридического состава. Другое дело - сама последовательность юридических фактов, результатом которых является появление акций. Она может быть различной. В этом смысле исходя из действующего в настоящее время законодательства можно говорить о двух путях возникновения акций как объекта гражданских прав.

Первый путь - возникновение акций как объекта права в результате сложного юридического состава, в котором главную роль для легитимации, если можно так выразиться, акций как объекта права играет государственная регистрация их выпуска. Этот путь для акций, которые появляются в результате так называемых вторичных эмиссий (см. ст. 19 Федерального закона "О рынке ценных бумаг"). В этом случае, как представляется, первым владельцем (собственником) таких эмиссионных ценных бумаг всегда является их эмитент. В обоснование этого можно привести как сам порядок размещения (в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг открывается специальный эмиссионный счет, т.е., собственно, уже происходит первичный учет прав), так и следующий довод. Как известно (еще по римскому праву), передать можно только те права, которыми владеешь сам. Свойственно это и современному российскому праву. В частности, договоры, которыми опосредуется процесс размещения (купли-продажи), однозначно предполагают наличие права собственности на ценные бумаги. Соответственно, для размещения ценных бумаг (т.е., по сути, правонаделения) необходимо уже самому эмитенту обладать правами, которые он в процессе размещения по договорам передает новому владельцу. Это и происходит в случае заключения договора купли-продажи ценных бумаг, заключаемого в процессе размещения ценных бумаг: старый правообладатель передает вещное право - право собственности на ценные бумаги - новому приобретателю.

Второй путь - возникновение акции в анализируемом нами случае реорганизации, а также в случае размещения акций среди учредителей акционерного общества в процессе его учреждения. Здесь последовательность действий другая; другим является и тот факт, после которого акция признается полноценным объектом прав. В случае учреждения учредители как бы создают сами акции договором между собой (или решением учредителя). В случае реорганизации акции создаются через сложную систему юридических фактов - корпоративных решений и действий субъектов учетной системы <4>.

<4> Есть вероятность, что согласно действующему законодательству и в этом случае государственная регистрация играет не последнюю роль. Так, согласно п. 3.2 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утв. Постановлением ФКЦБ России от 2 октября 1997 г. N 27, в реестре в том числе должна содержаться в качестве информации о выпуске ценных бумаг эмитента информация о "дате государственной регистрации и государственный регистрационный номер выпуска ценных бумаг, наименование регистрирующего органа, осуществившего государственную регистрацию выпуска ценных бумаг". Т.е., по логике вещей, реестр не будет вестись до тех пор, пока не будет государственной регистрации. А раз нет реестра - нет и бумаг.

Важно отметить, что согласно действующему законодательству и подзаконным нормативным актам акции при реорганизации могут быть конвертированы только в акции. При этом обыкновенные акции могут быть конвертированы только в обыкновенные акции, а привилегированные акции - в обыкновенные или привилегированные акции (ст. 31, 32 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 8.3.2 Стандартов эмиссии). Отметим, что это довольно "свежая" норма. Долгое время действующее законодательство обходило молчанием вопрос о том, во что может быть конвертирована акция, что вызывало серьезные вопросы как у исследователей вопроса, так и в правоприменительной практике. А определенный период времени существовало известное противоречие между законодательством и актами ФКЦБ России <5>.

<5> См. на эту тему, к примеру: Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Лекс-Книга, 2002. С. 153 - 158.
  1. При присоединении одного акционерного общества (в данном случае мы рассматриваем судьбу акций присоединяемого общества) к другому обществу (под которым ст. 17 Федерального закона "Об акционерных обществах" понимает прекращение одного или нескольких обществ с передачей всех их прав и обязанностей другому обществу) акции присоединяемого общества аннулируются с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении его деятельности; одновременно в соответствии с договором о присоединении (в день внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединяемого общества (п. 8.3.4 Стандартов эмиссии)) происходит размещение ценных бумаг присоединяющего акционерного общества, осуществляемое способом конвертации, порядок и коэффициент которой устанавливаются договором о присоединении (ст. 17). Помимо аннулирования Закон предусматривает еще несколько вариантов правовой судьбы акций. В частности, погашаются собственные акции, принадлежащие присоединяемому обществу, и акции присоединяемого общества, принадлежащие присоединяющему обществу как акционеру.

Таким образом, как и при слиянии, при присоединении правовая судьба акций описывается также тремя терминами - "аннулирование" (для выпусков акций присоединяемого общества), "погашение" (для бумаг присоединяемого общества на балансах обществ) и "конвертация" (для описания процесса размещения бумаг присоединяющего общества).

Для присоединения действуют общие правила конвертации, указанные в п. 8.3.2 Стандартов эмиссии: акции при реорганизации могут быть конвертированы только в акции. При этом обыкновенные акции могут быть конвертированы только в обыкновенные акции, а привилегированные акции - в обыкновенные или привилегированные акции.

  1. При разделении акционерного общества, под которым ст. 18 Федерального закона "Об акционерных обществах" понимает прекращение общества с передачей всех его прав и обязанностей вновь создаваемым обществам, акции реорганизуемого общества аннулируются в день государственной регистрации создаваемых юридических лиц <6>; одномоментно происходит размещение ценных бумаг юридического лица, созданного в результате разделения путем конвертации в соответствии с порядком и коэффициентом конвертации, установленными решением о разделении (п. 8.3.4, 8.3.8 Стандартов эмиссии).
<6> Отметим, что в данном случае нами приведена не совсем точная формулировка Стандартов эмиссии. Реальный текст выглядит следующим образом: "8.3.4. Размещение ценных бумаг юридического лица, созданного в результате слияния, разделения, выделения и преобразования, осуществляется в соответствии с договором о слиянии, решением о разделении, выделении, преобразовании в день государственной регистрации этого юридического лица". Пункт говорит об одном юридическом лице, однако смысл разделения состоит в выделении минимум двух акционерных обществ. Совершенно очевидно, что в данном случае мы имеем дело с не очень удачной версией Стандартов.

Здесь также действуют общие правила конвертации, указанные в п. 8.3.2 Стандартов эмиссии: акции при реорганизации могут быть конвертированы только в акции. При этом обыкновенные акции могут быть конвертированы только в обыкновенные акции, а привилегированные акции - в обыкновенные или привилегированные акции.

  1. При преобразовании, под которым ст. 20 Федерального закона "Об акционерных обществах" понимает изменение организационно-правовой формы акционерного общества, акции аннулируются.

В соответствии с действующим законодательством акционерное общество вправе преобразоваться в общество с ограниченной ответственностью, производственный кооператив, некоммерческое партнерство. Соответственно, закон предусматривает, что решение о реорганизации должно содержать порядок обмена акций общества на доли участников в уставном капитале общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью или паи членов производственного кооператива в случае, если осуществляется преобразование общества в общество с ограниченной (дополнительной) ответственностью или производственный кооператив, либо порядок определения состава имущества или стоимости имущества, которое при выходе или исключении из некоммерческого партнерства его члена либо при ликвидации некоммерческого партнерства вправе получить его член, являвшийся акционером общества, преобразованного в это некоммерческое партнерство.

Очевидно, что данный обмен не является способом размещения, а представляет собой, по сути, предоставление эквивалентного с точки зрения участия в управлении и иных имущественных прав акции реорганизованного путем преобразования общества имущественного права. Однако именно два указанных термина - аннулирование и обмен описывают правовую судьбу акций при преобразовании.

  1. При преобразовании акционерного общества в акционерное общество работников (народное предприятие), которое, безусловно, с нашей точки зрения, следует считать отдельной формой реорганизации <7>, картина другая, чем при преобразовании. Народное предприятие создается на основании договора о создании, который заключают работники и те акционеры преобразуемого акционерного общества, которые согласились на подобную реорганизацию.
<7> Здесь много аргументов, позволяющих рассматривать эту форму в качестве отдельной формы реорганизации. Во-первых, само определение, которое дает этой форме ст. 2 Федерального закона "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)": "Народное предприятие может быть создано в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, путем преобразования любой коммерческой организации, за исключением государственных унитарных предприятий, муниципальных унитарных предприятий и открытых акционерных обществ, работникам которых принадлежит менее 49 процентов уставного капитала". Во-вторых, порядком создания, описанным указанным выше Законом. В-третьих, содержанием и названием документов, которые опосредуют сам процесс реорганизации.

Соответственно, акции реорганизуемого акционерного общества аннулируются в день государственной регистрации созданного юридического лица - народного предприятия, одновременно осуществляется размещение ценных бумаг юридического лица, созданного в результате такого преобразования (п. 8.3.4, 8.3.8 Стандартов эмиссии).

Такое размещение носит не совсем обычный характер. Так, ст. 3 Федерального закона "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)" определено, что договор о создании народного предприятия и его устав должны содержать "указание формы оплаты акций народного предприятия или порядка обмена акций (долей, паев) преобразуемой коммерческой организации на акции народного предприятия каждым акционером в момент создания народного предприятия". При этом п. 8.9.1 Стандартов эмиссии, регулирующий вопросы размещения акций при преобразовании, содержит в отношении такого преобразования только один способ размещения: "Возмездное приобретение акций работниками преобразуемой коммерческой организации и иными лицами при преобразовании в акционерное общество работников (народное предприятие)". На самом деле, как следует из текста Закона, с учетом использованного разделительного союза "или" способом размещения в данном случае выступает либо обмен, который представляет собой, видимо, аналог конвертации и применяется, соответственно, для акционеров преобразуемой коммерческой организации, либо способ, который Стандарты эмиссии именуют как возмездное приобретение, который может, судя по тексту Закона, использоваться как для акционеров, так и для работников (для последних, видимо, всегда).

В связи с изложенным не совсем ясно, как законодатель мыслил судьбу акций реорганизуемого общества при такой реорганизации. Ведь если договором о создании будет предусмотрено только возмездное приобретение акций народного предприятии, тогда получается, что акции реорганизуемого общества аннулируются без какого-либо предоставления акционерам, а они еще и должны заплатить за новые акции. В общем, очевидно, что данная часть Закона, мягко говоря, не продумана.

  1. При выделении как способе реорганизации, под которым ст. 19 Федерального закона "Об акционерных обществах" понимает создание одного или нескольких обществ с передачей им части прав и обязанностей реорганизуемого общества без прекращения последнего, правовая судьба акций реорганизуемого общества может быть различной.

Объясняется это тем простым фактом, что выделение, пожалуй, представляет собой самую сложную форму реорганизации, равно как и самую многовариантную - как по части процесса реорганизации, так и, в частности, по возможной судьбе акций. Самое главное отличие выделения от всех иных способов реорганизации с точки зрения правовой судьбы акций состоит в том, что ни в одном из возможных вариантов выделения акции реорганизуемого общества не перестают существовать как объекты гражданских прав, поскольку при выделении не происходит прекращения существования юридического лица, а создается новое юридическое лицо (или лица).

Это не означает, что с акциями вообще ничего не происходит. Вернее сказать, что и такой вариант может быть, если размещение ценных бумаг выделенного общества осуществляется путем распределения (исключительно) или приобретения. Однако может быть ситуация, когда в качестве способа размещения используется знакомая нам конвертация, и в этом случае аннулируются только те акции, которые подлежат конвертации в соответствии с условиями реорганизации, утвержденными общим собранием акционеров реорганизуемого в форме выделения общества.

Таким образом, при реорганизации в форме выделения могут использоваться минимум четыре варианта размещения: а) путем конвертации; б) путем распределения среди акционеров реорганизуемого общества; в) путем приобретения акций создаваемого общества самим реорганизуемым обществом; г) с использованием одновременно нескольких способов из описанных (данные ситуации мы рассмотрим ниже, собственно, в вопросе размещения ценных бумаг при выделении). Соответственно, каждый из этих вариантов определенным образом влияет на правовую судьбу акций, но не вообще, а с позиции конкретного акционера, поскольку, как уже было сказано, акции самого общества не аннулируются, а продолжают существовать как объекты права собственности. Создание же новых объектов права собственности происходит только в одном случае, который предусмотрен п. 8.7.2 Стандартов эмиссии, в частности в случае если размещение акций акционерного общества, создаваемого в результате выделения, осуществляется одновременно с конвертацией акций реорганизуемого акционерного общества в акции той же категории (типа) с меньшей номинальной стоимостью. В этом случае как акции создаваемого общества, так и акции с меньшим номиналом считаются размещенными в дату государственной регистрации акционерного общества, созданного в результате выделения.

  1. При совмещенной реорганизации (разделении или выделении, осуществляемых одновременно со слиянием или с присоединением), под которой ст. 19.1 Федерального закона "Об акционерных обществах" понимает одновременное слияние создаваемого при разделении или выделении общества с другим обществом или другими обществами, либо при одновременном присоединении создаваемого при разделении или выделении общества к другому обществу правовая судьба акций реорганизуемых обществ аналогична ситуации простого разделения или выделения. Особенности здесь возникают на втором этапе, когда акционерам таких обществ предоставляются ценные бумаги создаваемых при слиянии и присоединении обществ. Они связаны с тем, что те общества, которые создаются путем разделения и выделения, являются обществами-"фантомами". Они не существуют как самостоятельные юридические лица, а представляют собой фикцию - механизм ускоренного транслирования прав и обязанностей в процессе реорганизации. Отсюда и особенности размещения - акции таких фантомных компаний существуют, более того, предусмотрено присвоение им или идентификационного, или государственного регистрационного номера, но они не предоставляют ровно никаких прав и после конвертации в акции компаний, создаваемых путем слияния, или в акции присоединяемой компании прекращают свое существование. Причем все эти действия происходят одновременно. Как отмечено в п. 8.8.2 Стандартов эмиссии, "размещение ценных бумаг акционерного общества, создаваемого в результате разделения или выделения, осуществляется одновременно с их погашением (аннулированием) при конвертации в ценные бумаги акционерного общества, создаваемого в результате слияния, или ценные бумаги акционерного общества, к которому осуществляется присоединение. При этом сначала по лицевым счетам (счетам депо) первых владельцев вносятся приходные записи, а затем - записи о погашении (аннулировании) таких ценных бумаг". Соответственно, при реорганизации общества в форме разделения или выделения, осуществляемой одновременно с реорганизацией в форме слияния, реорганизация в форме слияния считается завершенной с момента государственной регистрации общества, создаваемого путем реорганизации в форме слияния, а такая же реорганизация общества в форме разделения или выделения и осуществляемая одновременно реорганизация в форме присоединения считаются завершенными с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности общества, создаваемого путем реорганизации в форме разделения или выделения.
  2. Правовая судьба облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг (помимо акций) при реорганизации и способы их размещения.

В соответствии с действующим законодательством к иным эмиссионным ценным бумагам можно отнести облигации, опционы, российские депозитарные расписки и, с некоторыми оговорками, жилищные сертификаты (поскольку законодательство в части определения их правовой природы крайне противоречиво).

2.1. Облигации.

Облигацией является эмиссионная ценная бумага, которая, в соответствии со ст. 816 ГК, фиксирует факт заключения договора займа и удостоверяет право ее держателя (или владельца, поскольку именно данную категорию использует ст. 2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг") на получение от лица, выпустившего облигацию, в предусмотренный ею срок номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента, а также право на получение фиксированного в ней процента от номинальной стоимости облигации либо иных имущественных прав. Учитывая положение ст. 2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" о том, что доходом по облигации являются процент и/или дисконт, соответственно, это предполагает ограничение характера закрепляемых имущественных прав (и эквивалентов) исключительно денежными правами.

Для анализа правовой судьбы облигаций при реорганизации надо вспомнить, что эмитентами облигаций могут быть гораздо большее количество субъектов, нежели акций, а именно: акционерные общества (ст. 33 Федерального закона "Об акционерных обществах"), общества с ограниченной ответственностью (ст. 31 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"), государственные и муниципальные унитарные предприятия (ст. 24 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях"), сельскохозяйственные производственные кооперативы (ст. 34 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" говорит об этом, хотя и в косвенной форме).

В отдельных случаях эмитентами облигаций могут быть и различные некоммерческие организации. В частности, ст. 5 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" установлено, что эмиссия облигаций некоммерческими организациями допускается только в случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, при наличии обеспечения, определенного указанными нормативными актами. Правда, лаконичность этой формулы обратно пропорциональна ее точности. Дело в том, что (и это уже подчеркивалось выше) действующее законодательство, и в частности о некоммерческих организациях, очень бессистемно регулирует вопросы эмиссии ценных бумаг такими организациями. Фактически приходится обращаться к конкретным законам, регулирующим тот или иной вид некоммерческих организаций. Так, к примеру, прямо возможность выпуска облигаций предусмотрена ст. 3 Федерального закона "О банке развития", косвенно о такой возможности говорит ст. 34 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" для сельскохозяйственных потребительских кооперативов, в такой же степени это применимо и для потребительских обществ (ст. 21 Закона РФ "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации".

Что все эти Законы объединяет? К сожалению, только одно - в них ничего не сказано о том, что происходит с облигациями в процессе реорганизации вышеуказанных юридических лиц. Попробуем в этом разобраться.

Поскольку в соответствии со ст. 816 ГК и ст. 2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" облигация фиксирует заключение договора займа, следовательно, при выпуске облигаций у юридического лица возникают имущественные обязательства денежного характера (долг) перед владельцами облигаций по их погашению в соответствующие сроки. Правопреемство при реорганизации определяет ст. 58 ГК, в соответствии с которой:

Казалось бы, перед нами ясная картина: в четырех случаях из пяти (слияние, присоединение, разделение, преобразование) обязательства по выплате облигаций должны перейти к новым юридическим лицам, а в случае выделения - этот вопрос отнесен на волю акционеров - либо обязательства остаются на реорганизуемом юридическом лице, либо полностью или в части переходят на вновь созданные юридические лица.

Однако простота ситуации здесь только поверхностна. Обязательства, возникшие из облигаций, - это не просто обязательства, а обязательства, закрепленные ценной бумагой. Соответственно, для того чтобы новые юридические лица приняли такие обязательства, они должны осуществить, в свою очередь, эмиссию собственных облигаций, в которые должны быть конвертированы облигации реорганизуемых обществ. Но норму об обязательности такой эмиссии ни один нормативный акт не содержит. Кроме того, легко представить себе ситуации такой эмиссии при присоединении, поскольку существует присоединяющее лицо - эмитент. Но как осуществлять такую эмиссию при иных способах реорганизации? Закон такие ситуации не регулирует. Частично такие ситуации регулируют Стандарты эмиссии. Согласно требованиям п. 8.3.2 Стандартов эмиссии присоединяющее лицо должно выпустить облигации с тем же объемом прав, который предоставляют облигации реорганизуемых лиц. Заметим, что слово "должно" здесь по смыслу означает не общее долженствование выпустить облигации, а только то, что, если облигации будут выпускаться, они должны предоставлять тот же объем прав, что и облигации реорганизуемого лица <8>.

<8> Сходные нормы содержит и п. 3.10 Инструкции Центрального банка РФ от 10 марта 2006 г. N 128-И "О правилах выпуска и регистрации ценных бумаг кредитными организациями на территории Российской Федерации": "Облигации... кредитной организации-эмитента могут быть конвертированы только в облигации... кредитной организации-эмитента соответственно. При этом одна облигация должна быть конвертирована в одну облигацию, предоставляющую те же права...".

Можно предположить, что законодатель полагает здесь необходимым, как и в случае с акциями, использовать общие положения ст. 19 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" и п. 8.1.1 и 8.1.2 Стандартов эмиссии. Названной статьей, напомним, предусмотрено, что при реорганизации юридических лиц, осуществляемой в форме слияния, разделения, выделения и преобразования, размещение эмиссионных ценных бумаг осуществляется до государственной регистрации их выпуска, а государственная регистрация отчета об итогах выпуска эмиссионных ценных бумаг осуществляется одновременно с государственной регистрацией выпуска эмиссионных ценных бумаг. Соответствующими пунктами Стандартов эмиссии установлено, что решение о выпуске (дополнительном выпуске) ценных бумаг, размещаемых при реорганизации, утверждается:

Тогда по логике получается, что во всех случаях, кроме присоединения, соответствующими решениями о реорганизации и договором о слиянии может (но не должна!) быть определена судьба облигаций реорганизуемых обществ, а сами облигации будут конвертированы (иных способов не предусмотрено) в момент государственной регистрации вновь возникших юридических лиц; в случае же присоединения - в момент внесения записи о прекращении присоединяющегося юридического лица в облигации, заранее выпущенные в соответствии с условиями договора присоединения.

В этом вопросе есть несколько неясных моментов.

Первый состоит в том, что такими документами судьба облигаций может быть не определена вовсе. Тогда данные правила не действуют и владельцы облигаций реорганизуемого юридического лица должны искать иные способы удовлетворения своих прав. Здесь им на помощь может прийти ст. 60 ГК, в соответствии с которой кредитор реорганизуемого юридического лица вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков. То есть облигации могут быть предъявлены к погашению, обязательства по ним должны быть исполнены и на этом облигация как ценная бумага прекратит свое существование. Зададимся вопросом: а что если владелец облигаций не воспользуется таким правом? Принудительное погашение облигаций невозможно, своим правом управомоченное лицо не воспользовалось. Тогда перед нами определенный юридический тупик: с момента окончания реорганизации обязательства по ней останутся, а самих облигаций как бы и нет? Единственный способ удовлетворения своих прав тогда - предъявление соответствующего искового требования.

И здесь перед нами всплывает второй существенный момент, на который в литературе обычно не обращается внимания. Облигация представляет собой долг, соответственно, на данную ситуацию распространяются все общие правила об условиях и порядке перевода долга (ст. 391 ГК). Эти же правила весьма интересны. В соответствии с названной статьей перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора. Возникает вопрос: не может ли эта статья служить основанием для того, чтобы любая реорганизация была поставлена в зависимость от воли облигационеров? Такого рода риск весьма вероятен. Проблема, на наш взгляд, требует своего законодательного решения.

Сходные проблемы возникают со всеми классами облигаций. В частности, с облигациями с ипотечным покрытием (ст. 7 Федерального закона "Об ипотечных ценных бумагах"), которые хоть и регулируются отдельным законом, но он также хранит молчание относительно их правовой судьбы и, по всей видимости, для жилищных сертификатов, которые как эмиссионные ценные бумаги будут, скорее всего, в правоприменительной практике рассматриваться как особого рода облигации (см. Положение о выпуске и обращении жилищных сертификатов, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 10 июня 1994 г. N 1182 "О выпуске и обращении жилищных сертификатов").

2.2. Опционы.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" под опционом эмитента понимается эмиссионная ценная бумага, закрепляющая право ее владельца на покупку в предусмотренный в ней срок и/или при наступлении указанных в ней обстоятельств определенного количества акций эмитента такого опциона по цене, определенной в опционе эмитента.

Действующими правилами эмиссии опционов не предусматривается практически никаких специальных положений относительно судьбы этих ценных бумаг при реорганизации. Единственное упоминание встречается в п. 3.10 Инструкции Центрального банка РФ от 10 марта 2006 г. N 128-И "О правилах выпуска и регистрации ценных бумаг кредитными организациями на территории Российской Федерации", которой устанавливается, что опционы кредитной организации-эмитента могут быть конвертированы только в опционы кредитной организации-эмитента, предоставляющей те же права.

Проблемы, как думается, здесь могут возникнуть в том случае, если опцион эмитента будет предполагать его исполнение в более поздний срок, нежели окончание реорганизации акционерного общества - эмитента опциона. Эта проблема также требует дополнительного законодательного решения. Как минимум должно быть предусмотрено право владельца такого опциона на его досрочное исполнение до момента окончания реорганизации. Соответственно, реорганизация не может состояться ранее, чем обязательства по опциону будут исполнены.

2.3. Российские депозитарные расписки.

Российская депозитарная расписка - именная эмиссионная ценная бумага, не имеющая номинальной стоимости, удостоверяющая право собственности на определенное количество акций или облигаций иностранного эмитента (представляемых ценных бумаг) и закрепляющая право ее владельца требовать от эмитента российских депозитарных расписок получения взамен российской депозитарной расписки соответствующего количества представляемых ценных бумаг и оказания услуг, связанных с осуществлением владельцем российской депозитарной расписки прав, закрепленных представляемыми ценными бумагами. В случае если эмитент представляемых ценных бумаг принимает на себя обязательства перед владельцами российских депозитарных расписок, указанная ценная бумага удостоверяет также право ее владельца требовать надлежащего выполнения этих обязанностей.

Эмитентом российских депозитарных расписок в соответствии со ст. 27.5.3 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" может являться депозитарий, созданный в соответствии с законодательством Российской Федерации, отвечающий установленным нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг требованиям к размеру собственного капитала (собственных средств) и осуществляющий депозитарную деятельность не менее трех лет (т.е. общество с ограниченной ответственностью или акционерное общество).

Отметим, что Закон также не предусматривает ни одного регулирующего правила относительно судьбы таких ценных бумаг при реорганизации депозитария-эмитента.

  1. Правовая судьба неэмиссионных ценных бумаг (вексель и иные) в процессе реорганизации.

Анализ правовой судьбы неэмиссионных ценных бумаг следует начать с их определения. Неэмиссионными ценными бумагами являются все иные ценные бумаги, которые по действующему российскому законодательству не отнесены к эмиссионным. Это очень большая группа совершенно разнородных и никак по своим характеристикам не связанных между собой бумаг. Поскольку нас интересует правовая судьба ценных бумаг в процессе реорганизации, то очевидно, что во всей этой группе нас интересуют только частные ценные бумаги, т.е. бумаги, по которым могут принимать обязательства юридические лица, а не государство: вексель (ст. 815 ГК), чек (ст. 143, 877 ГК), закладная (ст. 13 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)"), инвестиционный пай паевого инвестиционного фонда (ст. 14 Федерального закона "Об инвестиционных фондах"), ипотечный сертификат участия (ст. 2 Федерального закона "Об ипотечных ценных бумагах"), депозитный и сберегательный сертификаты (ст. 844 ГК), банковская сберегательная книжка на предъявителя (ст. 843 ГК), коносамент (ст. 143 ГК, ст. 142 - 149 КТМ РФ), складские свидетельства (ст. 812 - 817 ГК).

Отметим, что ни один нормативный акт (за крайне редким исключением) никак не регулирует вопросы правовой судьбы таких ценных бумаг в процессе реорганизации <9>. К числу редких исключений можно отнести закладную и, в меньшей степени, инвестиционный пай паевого инвестиционного фонда.

<9> В лучшем случае регулируются вопросы перехода прав по бумагам в случае реорганизации не обязанной, а управомоченной стороны. К примеру, именно этому посвящен п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей", в соответствии с которым отмечено, что "при переходе прав по векселю в составе наследственной массы, в составе имущества предприятия при его продаже как комплекса, при переходе прав к другому юридическому лицу при реорганизации юридического лица-векселедержателя, при принудительной продаже векселя с публичных торгов векселедержатель, заявляющий требования по векселю, должен представить соответствующие доказательства перехода этих прав. В указанных случаях отсутствие на векселе отметки в форме индоссамента о переходе прав само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении требования векселедержателя по векселю при условии, что им будут представлены доказательства того, что вексель перешел к нему на законных основаниях".

Для большинства неэмиссионных ценных бумаг основным механизмом, который будет обеспечивать права и интересы их владельцев, а соответственно, и определять их правовую судьбу, по аналогии с облигациями, будет использование права на предъявление таких ценных бумаг к досрочному исполнению (исключая, пожалуй, товарораспорядительные документы - коносамент и складские свидетельства).

Если же такие ценные бумаги не будут предъявлены к досрочному исполнению, очевидно, что на место должников по таким ценным бумагам встанут созданные в процессе реорганизации общества (исключение может составить только случай выделения, где мы столкнемся с ситуацией возможного применения ст. 391 ГК (перевод долга)). Приведем в качестве примера одно интересное дело, возникшее в связи с распределением вексельных обязательств в процессе реорганизации (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 марта 2006 г. N КГ-А40/1573-06-1,2). ФГУП "Концерн "Росэнергоатом" обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО "ОВР-Энерго", ООО "Стэнли ЛТД", ОАО "Рязаньэнерго" о взыскании солидарно номинальной стоимости простого векселя, процентов, пени, расходов по протесту векселя, пени и процентов за каждый день просрочки до момента фактической уплаты денежных средств. Впоследствии в качестве солидарных ответчиков были привлечены ОАО "Рязанская теплоснабжающая компания", ОАО "Рязанская энергетическая сбытовая компания" и ОАО "Рязанская управляющая компания", выделившиеся из ОАО "Рязаньэнерго" в результате реорганизации. Решением арбитражного суда с указанных лиц солидарно были взысканы вексельный долг, проценты, пени, издержки по протесту векселя. Постановлением апелляционного суда решение было оставлено без изменения с подтверждением выводов, содержащихся в судебном акте первой инстанции. Часть ответчиков, не согласившись с решением, подали кассационную жалобу, которая, однако, также была оставлена без удовлетворения. Суть спора состояла в следующем. Истец являлся законным держателем простого векселя, выданного ЗАО "ОВР-Энерго", который был опротестован в неплатеже. Солидарность ответственности ответчиков аргументировалась тем, что ОАО "Рязаньэнерго" и ООО "Стэнли ЛТД" являлись индоссантами; ОАО "Рязанская теплоснабжающая компания", ОАО "Рязанская энергетическая сбытовая компания" и ОАО "Рязанская управляющая компания" выделились из ОАО "Рязаньэнерго", но представленный разделительный баланс не позволял определить правопреемника реорганизованного юридического лица, соответственно, они и были привлечены на основании ч. 3 ст. 60 ГК.

Контраргументы одного из ответчиков, ОАО "Рязанская энергетическая сбытовая компания", были интересны в связи с рассматриваемой нами темой. Он указывал, что не может нести ответственность наряду с другими, в связи с тем что п. 3 ст. 60 ГК подлежит применению к обязательствам, которые существовали у юридического лица к моменту его реорганизации; наступление вексельного обязательства у иного лица (не векселедателя) обусловлено наличием протеста в неплатеже либо ином нарушении со стороны прямого должника-векселедателя, однако на дату реорганизации ОАО "Рязаньэнерго" срок платежа по спорному векселю не наступил, следовательно, обязательства по нему не могли быть внесены в разделительный баланс, в связи с чем выделенные общества (ОАО "Рязанская энергетическая сбытовая компания", ОАО "Рязанская теплоснабжающая компания" и ОАО "Рязанская управляющая компания") не могут нести солидарную ответственность по обязательству, которого на момент их выделения из ОАО "Рязаньэнерго" не существовало. Другой соответчик, видимо, полагая необходимым оставить всю задолженность на реорганизованном обществе, ссылался на правила распределения имущества, прав и обязанностей между ОАО "Рязаньэнерго" и выделяемыми обществами в период реорганизации ОАО "Рязаньэнерго" в форме выделения, являвшимися частью разделительного баланса ОАО "Рязаньэнерго", и указывал, что обязанность ОАО "Рязаньэнерго" перед ФГУП "Концерн "Росэнергоатом" по спорному вексельному долгу не может быть отнесена к выделенным обществам ни по технологическому, ни по территориальному принципу.

Суды не поддержали ни один из аргументов соответчиков. Логика судов состояла в следующем. ФГУП "Концерн "Росэнергоатом" было признано законным держателем простого векселя сроком платежа по предъявлении, но не ранее 26.04.2005, выданного ЗАО "ОВР-Энерго" 26.04.2000, который был опротестован в неплатеже 27.04.2005. Суды полагали, исходя из ст. 15, 43, 47, 77 Положения о переводном и простом векселе, ст. 146 ГК, что векселедержатель вправе обратить свой иск против индоссантов, векселедателя и других обязанных лиц, поскольку все выдавшие, акцептовавшие, индоссировавшие переводный или простой вексель или поставившие на нем аваль лица являются солидарно обязанными перед векселедержателем. По мнению судов, индоссант, поскольку не оговорено обратное, отвечает и за акцепт, и за платеж; индоссант становится обязанным по векселю с момента передачи индоссированного им векселя индоссату (последующему держателю). В связи с этим суды отвергли аргументы ответчиков, что обязательства иных лиц, кроме векселедателя, наступают не ранее, чем совершен протест векселя в неплатеже либо допущены иные нарушения со стороны прямых должников. В связи с моментом определения возникновения обязательств - проставления индоссамента и невключения указанного обязательства в разделительный баланс, по мнению суда, возникли основания для применения правил п. 3 ст. 60 ГК о том, что, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами.

Перед нами крайне интересная ситуация, которая, если отвлечься от отдельных деталей произошедшего, приводит к следующим важным для нашего исследования выводам: если обязательства по векселю, равно как и по иным неэмиссионным бумагам, возникли до реорганизации юридического лица и судьба этих бумаг не отражена в документах, регулирующих вопросы реорганизации (решения, разделительный баланс/передаточный акт), то для суда это не является основанием для признания прекращения существования возникших из ценных бумаг обязательств. Напротив, суд будет рассматривать именно обязательственную, если можно так выразиться, сторону проблемы. Он будет исходить из факта существования возникших обязательств и может возложить солидарную ответственность на всех созданных в процессе реорганизации юридических лиц (равно как и на реорганизованное лицо в случае выделения).

Отдельно урегулирована ситуация для закладных. Ст. 38 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)" предусмотрено, что лицо, которое приобрело заложенное по договору об ипотеке имущество в результате его отчуждения или в порядке универсального правопреемства, в том числе в результате реорганизации юридического лица или в порядке наследования, становится на место залогодателя и несет все обязанности последнего по договору об ипотеке, включая и те, которые не были надлежаще выполнены первоначальным залогодателем. Новый залогодатель может быть освобожден от какой-либо из этих обязанностей лишь по соглашению с залогодержателем. Если имущество, заложенное по договору об ипотеке, перешло по указанным основаниям к нескольким лицам, каждый из правопреемников первоначального залогодателя несет вытекающие из отношений ипотеки последствия неисполнения обеспеченного ипотекой обязательства соразмерно перешедшей к нему части заложенного имущества. Если предмет ипотеки неделим или по иным основаниям поступает в общую собственность правопреемников залогодателя, правопреемники становятся солидарными залогодателями.

Имеет свои особенности и судьба инвестиционных паев паевого инвестиционного фонда. Федеральный закон "Об инвестиционных фондах" ситуацию с реорганизацией управляющей компании - эмитента таких паев прямо не регулирует. Однако следует обратить внимание на главу V этого Закона - "Прекращение паевого инвестиционного фонда". В частности, ст. 30 этого Закона установлено, что прекращение паевого инвестиционного фонда осуществляется в том числе в случае, если "принято решение о добровольной ликвидации управляющей компании и в течение трех месяцев со дня принятия этого решения ее права и обязанности не переданы другой управляющей компании". Соответственно, по аналогии можно предположить, что если управляющая компания реорганизуется, то органами ее управления может быть принято также решение о передаче прав и обязанностей другой управляющей компании. Хотя это не снимает всех проблем, и думается, что ситуация с ее реорганизацией должна быть предметом отдельного рассмотрения данного Закона.