Мудрый Юрист

Квалификация применения насилия в отношении представителя власти по уголовному законодательству России

Рудый Н.К., кандидат юридических наук.

В зависимости от характера правоохранительной деятельности все действия, направленные на применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителей власти, следует классифицировать следующим образом.

1. Воспрепятствование деятельности по пресечению нарушений общественного порядка и административных правонарушений

Так, 2 февраля 2006 г. в 14.30 в здании ОВД г. Железнодорожного Московской области по адресу: ул. Керамическая, д. 20, Язынин С.Ю., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в целях мести за его задержание за совершение административного правонарушения ранее ему не знакомому сотруднику ОВО г. Железнодорожного сержанту милиции Харину А.А., в связи с исполнением последним своих должностных обязанностей по охране общественного порядка, осознавая, что Харин А.А. является представителем власти и находится при исполнении своих обязанностей, нанес Харину А.А. удар правой рукой в область лица и причинил последнему следующие повреждения: кровоподтек на веках левого глаза, ранку на верхнем веке левого глаза, относящиеся по тяжести вреда здоровью к не причинившим вреда здоровью. Приговором Железнодорожного городского суда Московской области Язынин С.Ю. осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ <1>.

<1> См.: Уголовное дело N 1-76/06 // Архив Железнодорожного городского суда Московской области за 2006 г.

2. Воспрепятствование деятельности по пресечению уголовно наказуемых деяний и преступлений

Так, Милкин С.В., находясь в состоянии опьянения, во дворе дома напал на гр-нок Л. и Х. и, грубо нарушая общественный порядок, беспричинно подверг избиению Л. После этого схватил Х. за волосы, затащил ее в подъезд, где, подавляя сопротивление потерпевшей путем угроз и избивая руками и ногами, пытался совершить ее изнасилование. По сообщению о совершаемом преступлении на место происшествия прибыли сотрудники Мичуринского ГУВД Расторгуев Э.В. и Игнатов Н.Ю. При задержании Милкин оказал им сопротивление, оскорблял, угрожал расправой, пытался ударить. Приговором Мичуринского городского суда Тамбовской области Милкин осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 213 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 2 ст. 131 и ч. 1 ст. 318 УК РФ <2>.

<2> См.: Уголовное дело N 25645/1998 // Архив Мичуринского городского суда Тамбовской области за 1998 г.

3. Воспрепятствование деятельности по пресечению бытовых правонарушений и семейных конфликтов

Так, 21.04.06 в период времени между 19 ч. 00 мин. и 20 ч. 00 мин. в квартире 30 дома 17 по ул. Пионерской г. Железнодорожный Московской области находились Родионова Т.П., а также вызванная для оформления административного материала участковый уполномоченный милиции ОВД г. Железнодорожный старший лейтенант милиции Капитанникова О.С. В тот же период времени в указанную квартиру прибыла Лазарева Л.А., которая, находясь в состоянии алкогольного опьянения, не реагируя на замечания Капитанниковой О.С., стала совершать противоправные действия в отношении Родионовой. В ходе происшествия Лазарева, осознавая, что Капитанникова является участковым уполномоченным милиции ОВД г. Железнодорожный, то есть представителем власти, и исполняет свои должностные обязанности, осознавая общественно опасный характер своих действий, желая причинить последней телесные повреждения, нанесла по телу Капитанниковой не менее 3 ударов руками, чем причинила ей кровоподтеки на предплечьях, которые не причинили вреда здоровью.

Приговором Железнодорожного городского суда Московской области Лазарева Л.А. осуждена по ч. 1 ст. 318 УК РФ <3>.

<3> См.: Уголовное дело N 1-151/06 // Архив Железнодорожного городского суда Московской области за 2006 г.

4. Воспрепятствование законным действиям сотрудников в отношении правонарушителей со стороны их родственников и близких лиц, а также месть за отказ совершить незаконные действия

Так, сотрудник Ленинского РОВД г. Тамбова Климов Г.Н. прибыл для задержания находящегося в розыске гр-на Кулакова Д.В., который скрывался в квартире родственников. В ответ на законные требования сотрудника милиции проживающий в квартире Щелчков С.А, сожитель сестры Кулакова, стал препятствовать его задержанию, применил в отношении Климова физическую силу, а затем стал угрожать ему ножом. Действия Щелчкова суд квалифицировал по ч. 1 ст. 318 УК РФ <4>.

<4> См.: Уголовное дело N 60245/2003 // Архив Ленинского районного суда г. Тамбова за 2003 г.

5. Воспрепятствование законным действиям сотрудников при проверке сообщений о преступлениях

Так, сотрудник Ленинского РОВД Ершов А.И., получив сообщение об избиении человека около проходной военного госпиталя, прибыл на место происшествия, где попросил находившихся там лиц оставаться на месте до прибытия оперативной группы и разбирательства. В ответ Горлов К.В. неожиданно ударил сотрудника милиции головой в лицо. Приговором Ленинского районного суда Горлов осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ <5>.

<5> Уголовное дело N 51210/2000 // Архив Ленинского районного суда г. Тамбова за 2003 г.

6. Воспрепятствование проверке паспортно-визового режима, документов

Так, милиционер ОКС ЛОВД на ст. Тамбов-1 Евдокимов А.В., исполняя обязанности по охране общественного порядка, в зале ожидания железнодорожного вокзала подошел в спящему гр-ну азиатской внешности (оказавшегося гр-ном Таджикистана Фарезовым Ш.Ф.), разбудил его и попросил предъявить документы, удостоверяющие личность. Фарезов внезапно с криком "Аллах Акбар" набросился на милиционера, сорвал погон и пытался нанести удары по лицу и в грудь. Фарезов приговором Советского районного суда осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ <6>.

<6> Уголовное дело N 31049/2003 // Архив Советского районного суда г. Тамбова за 2003 г.

Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, превращает данный состав в его квалифицированный вид. Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни. При применении насилия, опасного для жизни или здоровья, потерпевшему может быть причинен вред любой тяжести: тяжкий, средней тяжести и легкий. Дополнительной квалификации по соответствующим статьям УК в таких случаях не требуется. Санкция ч. 2 ст. 318 УК РФ более строгая, чем даже за причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 111 УК) <7>.

<7> БВС РФ. 2000. N 7. С. 14.

Потерпевшему может быть причинен легкий вред здоровью. Так, В. осужден по ч. 2 ст. 318 УК РФ. При доставлении его инспектором дорожно-патрульной службы для медицинского освидетельствования за управление автомашиной в состоянии алкогольного опьянения В. самовольно вытащил ключи из замка зажигания автомашины, затем стал руками душить инспектора, вытолкнул его из автомашины, ударял по голове и другим частям тела руками и булыжником, причинив потерпевшему легкий вред с кратковременным расстройством здоровья <8>.

<8> БВС РФ. 2002. N 4. С. 8.

Потерпевшему может быть причинен вред здоровью средней тяжести. Так, Соловкин О.Н., условно осужденный к лишению свободы за злостное хулиганство, продолжал злоупотреблять спиртными напитками, совершал противоправные действия. В очередной раз, находясь в состоянии опьянения, стал приставать к матери Соловкиной В.В., являющейся инвалидом II группы, глухонемой, толкать и щипать ее, причиняя физическую боль. Для пресечения действий сына Соловкина была вынуждена вызвать сотрудников милиции. По прибытии милиционеров Соловкин в ответ на их законные требования подверг избиению сотрудника Ленинского РОВД Князева С.Н., причинив ему перелом кисти руки, т.е. вред здоровью средней тяжести <9>.

<9> Уголовное дело N 60538/2003 // Архив Ленинского районного суда г. Тамбова за 2003 г.

По ч. 2 ст. 318 УК РФ квалифицируется также применение насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило реального вреда, но в момент применения создавало опасность для жизни или здоровья потерпевшего <10>.

<10> Пункт 21 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.02 N 29.

Так, органами следствия З. обвинялся по ст. 317 УК РФ в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа. Свердловским областным судом он был осужден по ч. 2 ст. 318 УК РФ за насилие, опасное для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Рассмотрев дело по кассационному протесту прокурора, считавшего неправильной квалификацию действий осужденного по закону о менее тяжком преступлении, коллегия указала, что, как признал суд в приговоре, не добыто убедительных доказательств прямого умысла З. на лишение жизни потерпевшего. У подсудимого отсутствовал умысел на совершение конкретных действий, хотя в описательной части приговора суд установил, что З. с силой стягивал галстук на потерпевшем, отчего последний задыхался, эти действия представляли опасность для его жизни и здоровья, и он пресек их выстрелом в ногу З. <11>. Фактическое наступление смерти не охватывается данным составом и квалифицируется по совокупности преступлений.

<11> Обзор кассационной практики СК по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2000 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2001. N 7. С. 21.

Под угрозой применения насилия следует понимать действия (например, демонстрацию оружия) или высказывания виновного, выражающие намерение применить насилие в отношении представителя власти или его близких. По своему содержанию угроза может быть различной и выражаться в угрозе нанесения побоев, причинения вреда здоровью различной степени тяжести, убийством. По способам выражения угроза может проявляться как в устной, так и письменной форме.

Письменная форма выражения угрозы представляет собой не что иное, как психическое насилие. Примером письменной угрозы представителю власти является судебное решение в отношении гражданки Вязьмикиной В.П. <12>.

<12> Уголовное дело N 6960 // Архив Кирсановского городского суда Тамбовской области.

Вязьмикина, являясь предпринимателем без образования юридического лица, в нарушение закона на Кирсановском городском рынке продавала обувь без применения контрольно-кассового аппарата, за что специалистом 1-й категории ГНИ по г. Кирсанову Курановым В.В. на нее был составлен акт о правонарушении. Из мести Куранову Вязьмикина написала ему письмо со словами угрозы расправой над его женой и дочерью: "Куранов! Перестань наглеть на рынке, или потеряешь самое близкое (поведет жена дочь в сад и они не вернутся). Друзья". Письмо положила в почтовый ящик Куранова В.В. по месту его жительства. Прочитав его содержание, не зная автора, Куранов реально воспринял угрозу расправой над его женой и 4-летней дочерью и не смог в дальнейшем надлежащим образом исполнять служебные обязанности и жить полноценной жизнью. Приговором суда Вязьмикина осуждена по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

При этом не имеет значения, собирался ли виновный реализовать угрозу, главное, чтобы потерпевший воспринимал ее как реальную.

Обзор судебно-следственной практики привлечения к уголовной ответственности за применение насилия в отношении представителя власти позволил сделать вывод о том, что в силу неконкретизированности вида угрозы в УК РФ диапазон угроз в анализируемом преступлении значительно шире, вплоть до угроз убийством, нежели в иных составах (например, ст. 161 УК РФ), и дополнительно квалифицировать такую угрозу по ст. 119 УК не требуется.

Так, Президиум Верховного Суда РФ, удовлетворив протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, переквалифицировал действия осужденного со ст. 317 УК РФ на ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Из материалов дела видно, что Т., держа в руке нож и угрожая участковому инспектору В. убийством, пытался приблизиться к нему. Однако В. удалось обезоружить Т.

Квалифицируя содеянное Т. по ст. 317 УК РФ, суд в приговоре не обосновал свой вывод о наличии в действиях Т. прямого умысла на убийство В.

Между тем, как утверждал осужденный Т., "умысла на убийство участкового инспектора В. не имел и ножом на него не замахивался".

Потерпевший В. в суде пояснил, что "он (В.) сразу выбил нож у Т., не дав ему возможности замахнуться".

Президиум Верховного Суда РФ согласился с доводами протеста о том, что поскольку вид угрозы в законе не конкретизирован, то это может быть как угроза нанесения побоев, так и угроза убийством, а равно угроза насилия неопределенного характера, что и имело место в данном конкретном случае.

При таких обстоятельствах действия Т. в отношении В. охватываются диспозицией ч. 1 ст. 318 УК РФ как угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих служебных обязанностей <13>.

<13> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2000 года (по уголовным делам) (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28 июня 2000 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 9. С. 7 - 8.

По мнению ряда авторов, в некоторых редакционных изменениях нуждается ст. 318 УК. Учитывая недостаточную ясность используемого в ней понятия "угроза применения насилия" и обусловленную этим различную практику в применении рассматриваемой нормы, представляется целесообразным либо изменить законодательную конструкцию этой статьи, конкретизировав, каким именно насилием должен угрожать виновный, либо в постановлении Пленума Верховного Суда РФ разъяснить, какие признаки характеризуют объективную сторону и каким должно быть отношение к ним субъекта преступления <14>.

<14> См.: Таможник Е.Л. Система преступлений против лиц, осуществляющих порядок управления // Законность. 2006. N 3. С. 25 - 28; Саруханян А.Р. Преступления против порядка управления: общая характеристика, вопросы квалификации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь: СтГУ, 2002. С. 15.

Данная позиция с учетом сложившейся динамики указанной группы преступлений не вполне обоснованна. Кроме того, представляется преждевременным закрепление исчерпывающего перечня угроз применением насилия в диспозиции ст. 318 ввиду того, что угроза, не подпадающая под признаки данного состава преступления, но направленная в отношении представителя власти, в таком случае не будет оцениваться по ст. 318, что не отвечает правилам квалификации.