Мудрый Юрист

Некоторые аспекты разрешения гражданского иска в уголовном судопроизводстве

Грицай О.В., доцент кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права Самарского государственного университета.

Согласно ст. 52 Конституции РФ права потерпевших от преступления и злоупотребления властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и возмещение причиненного ущерба.

В соответствии с ч. 1 ст. 6 УПК РФ защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, является назначением уголовного судопроизводства. Согласно ст. 44 УПК РФ лицо, которому преступлением причинен имущественный или моральный вред, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск, который рассматривается судом совместно с уголовным делом <1>. Хотя "иск" традиционно является цивилистическим понятием, указанные процессуальные нормы являются краеугольным камнем фундамента гражданского иска в уголовном судопроизводстве.

<1> Об актуальности и практической значимости вопросов гражданского иска для оценки судебной деятельности свидетельствует то, что Судебный департамент при Верховном Суде РФ в перечень сведений, составляющих статистическую отчетность о деятельности судов РФ, с 1 января 2007 г. включил в качестве обязательной графы данные о рассмотрении гражданских исков в уголовном процессе. По статистическим данным о работе Самарского областного суда, за первое полугодие 2007 года по 58 уголовным делам, рассмотренным по первой инстанции, заявлено 110 гражданских исков, из которых удовлетворено 87 на сумму более 10 млн. рублей, 13 исков удовлетворено частично, оставлено без рассмотрения 10 исков. См.: Статистический отчет о работе Самарского областного суда за первое полугодие 2007 года.

Представляется, что нормы, регламентирующие уголовное судопроизводство по гражданскому иску, представляют собой правовой институт, объединяющий нормы не только гражданского процессуального и уголовно-процессуального права, а нескольких отраслей российского права. В рамках данного правового института объединены нормы уголовного, гражданского (иного материального) права, гражданского процессуального права и уголовно-процессуального права, регулирующие порядок предъявления, доказывания и разрешения требований, обусловленных причинением вреда преступлением. Институт гражданского иска является той областью, в которой особенно ярко проявляется тесное взаимодействие, взаимное влияние норм нескольких материальных и процессуальных отраслей российского права. Вместе с тем, учитывая уголовно-процессуальный характер правоотношений, в результате которых реализуется такое требование, доминирующее положение в данном комплексе норм занимают нормы уголовного процессуального права.

В опубликованных в последние годы монографиях, посвященных совершенствованию уголовно-процессуальной процедуры разрешения гражданского иска, значительное внимание уделялось понятию гражданского иска в уголовном судопроизводстве, исковым способам защиты имущественных прав потерпевших, предмету гражданского иска, субъектам и процедуре процесса доказывания обстоятельств гражданского иска в уголовном деле, процедуре рассмотрения и разрешения гражданского иска <2>. Тем не менее при разрешении гражданского иска важно не только выполнить требования процедуры, но и определиться со способом восстановления прав гражданского истца, нарушенных преступлением, и условиями принятия решения об этом в приговоре. Актуальность и практическая значимость этих вопросов заключаются в том, что содержание решения по гражданскому иску в части способа защиты нарушенного права истца предопределяет процессуальный порядок исполнения приговора и оказывает прямое влияние на эффективность защиты материальных прав лиц, потерпевших от преступного деяния, в исполнительном производстве и возможность реального исполнения таких приговоров.

<2> См., напр., Разумовский Д.Б. Гражданский иск в уголовном деле: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004; Зорин А.И. Гражданский иск в уголовном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005; Золотая Е.А. Исковой способ защиты имущественных прав лиц, нарушенных преступлением: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2006; Галимов Т.Р. Субъекты доказывания гражданского иска в российском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ижевск, 2006; Саммитов М.Р. Производство по рассмотрению и разрешению гражданского иска в российском уголовном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2006 и др.

Предметом гражданского иска в уголовном судопроизводстве могут быть различные гражданские субъективные права и охраняемые законом интересы, которые стали объектом преступного посягательства. В соответствии с теорией гражданско-правовой ответственности восстановить нарушенное материальное право возможно путем взыскания убытков или возмещения ущерба. Представляется необходимым различать возмещение ущерба и взыскание убытков, как различные способы восстановления нарушенных преступлением субъективных гражданских прав. В соответствии с теорией деликтной ответственности, принятой в гражданском праве, при возмещении ущерба суд обязывает виновное лицо сделать что-либо равнозначное взамен утраченного. При взыскании убытков суд присуждает с ответчика денежную сумму, необходимую истцу для самостоятельного восстановления нарушенного права <3>.

<3> См. по данному вопросу: Иоффе О.С. Ответственность по гражданскому праву. Л., 1955. С. 203; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 365.

В соответствии с основным гражданско-правовым принципом исполнения обязательств - принципом реального исполнения <4>, разрешая требование о возмещении вреда, суд первоначально должен обсудить возможность возмещения вреда в натуре путем предоставления вещи того же рода и качества, исправления поврежденной вещи и т.п. (ст. 1082 ГК РФ) <5>. Принцип реального исполнения лишает виновное лицо возможности по собственному усмотрению отказаться от исполнения в натуре, предоставив потерпевшему суррогат исполнения - денежную компенсацию, до тех пор, пока сам кредитор либо не согласится на получение денежной замены исполнения вместо него, либо не истребует предмет исполнения путем применения методов прямого или косвенного принуждения <6>. Таким образом, гражданское законодательство напрямую устанавливает положение, согласно которому главным, основным способом защиты нарушенных субъективных прав, в том числе при деликтах, является возмещение причиненного вреда в натуре, и только потом, при наличии ряда условий, возможно взыскание убытков в денежной форме. Полагаем, что это положение в полной мере должно быть применимо и к разрешению гражданского иска в уголовном процессе.

<4> См.: Сарбаш С.В. Общее учение об исполнении договорных обязательств: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2005. С. 117.
<5> См.: Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе: Учеб.-практ. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. Волтерс Клувер, 2003. С. 183; Тебряев А.А. Общее основание и условия возникновения мер ответственности и мер защиты вследствие причинения вреда источником повышенной опасности // Юрист. 2002. N 6. С. 28.
<6> См.: Карапетов А.Г. Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре. М.: Статут. 2003. С. 71 - 72.

К сожалению, в настоящее время суды, разрешая гражданские иски в уголовном судопроизводстве, избирают единственный способ восстановления нарушенного преступлением материального права - взыскание убытков в денежной форме. Деятельность обвиняемого по возмещению потерпевшему причиненного ущерба в натуре, обычно осуществляемая на практике в процессе предварительного следствия, остается за границами уголовно-процессуального регулирования, как не предусмотренная законом. Вряд ли такое положение способствует восстановлению нарушенных прав потерпевших. Кроме этого, "денежный" способ защиты прав и охраняемых законом интересов граждан, организаций и государства в современных условиях не всегда является оптимальным. Так, А.П. Рыжаков, исследуя правовой статус гражданского истца в уголовном судопроизводстве, упоминал, что требование денежного эквивалента не всегда является рациональным для гражданского истца. "У гражданского истца, - писал он, - есть право предъявить требование о любой другой форме возмещения, причиненного ему непосредственно преступлением имущественного ущерба... не деньгами, а аналогичной вещью. Этот способ возмещения ущерба ограждает гражданского истца от неблагоприятных последствий инфляции, дефицита и т.п." <7>.

<7> См.: Рыжаков А.П. Возмещение вреда, причиненного преступлением. М., 1999. С. 79.

Наличие правовых пробелов в урегулировании современных процедур принудительного исполнения судебных актов, отсутствие гарантий полного возмещения ущерба, финансовая несостоятельность должников-осужденных (которая зачастую является причиной совершения преступления) обусловливают крайне низкие показатели возмещения ущерба по "денежным" гражданским искам. Практика показывает - когда осужденный нигде не работает, в силу возраста и социального положения не имеет имущества, на которое возможно обратить взыскание, осужденному назначено наказание в виде значительной суммы штрафа, процедура погашения требований гражданского истца растягивается на многие годы и чаще всего заканчивается составлением судебным приставом-исполнителем акта о невозможности взыскания. По статистическим отчетам Федеральной службы судебных приставов РФ (ФССП) в 2005 - 2006 гг. процент реального взыскания сумм по имущественным исполнительным документам (отношение фактически взысканной суммы к сумме, подлежащей взысканию) составил соответственно 18,7% и 20,5% <8>.

<8> См.: Приказ Минюста России от 19.04.2006 N 118 (ред. от 22.06.2006) "Об утверждении отчета ФССП о выполнении плана работы и основных показателей деятельности ФССП на 2005 год, утвержденных Приказом Минюста России от 2 сентября 2005 г. N 160, плана работы и основных показателей деятельности ФССП на 2006 год" // Справочно-правовая система "КонсультантПлюс".

На наш взгляд, резервом повышения эффективности защиты имущественных прав потерпевших является использование в уголовном судопроизводстве при разрешении гражданских исков такого способа возмещения причиненного преступлением ущерба, как возмещение ущерба в натуральной форме, путем присуждения гражданского ответчика к совершению определенных действий, направленных на восстановление нарушенного права гражданского истца. К таковым действиям следует относить: передачу вещи, определенной родовыми признаками, при утрате имущества потерпевшим; совершение работ по исправлению повреждений, причиненных имуществу потерпевшего; устранение экологического вреда (например, посадка саженцев взамен незаконно вырубленных насаждений и т.п.).

Следует заметить, что идея уголовно-процессуальной реституции не является новой для российского законодательства и науки. В системе наказаний по УК РСФСР 1960 г. присутствовал такой вид, как возложение обязанности загладить причиненный вред (ст. ст. 21, 32). Содержание данного вида наказания заключалось: 1) в непосредственном устранении причиненного вреда своими силами; 2) в возмещении материального ущерба своими средствами; 3) в публичном извинении перед потерпевшим или членами коллектива. С одной стороны, этот вид наказания представлял собой форму реакции государства на совершенное преступление, меру уголовно-правового воздействия на преступника, а с другой - являлся способом возмещение вреда потерпевшему. В качестве меры наказания возложение обязанности загладить причиненный вред ничего не стоило государству, было "выгодно" и виновному, поскольку репрессивное воздействие со стороны государства ощущалось как посильное и вполне приемлемое <9>. Возложение обязанности загладить вред, причиненный преступлением, не входит в современную систему наказаний по действующему законодательству (ст. 44 УК РФ).

<9> См.: Анощенкова С.В. Уголовно-правовое учение о потерпевшем / Под ред. Н.А. Лопашенко. Волтерс Клувер, 2006. С. 199; Уголовно-исполнительное право: Учебник / Под ред. А.И. Зубкова. М., 1997. С. 310.

Однако негативная статистика возмещения ущерба по гражданским искам побудила некоторых ученых вновь вернуться к обсуждению вопроса о возвращении в УК РФ данного вида наказания. Это наказание должно быть направлено на максимально полное (по возможности) восстановление прав потерпевшего. Карательное содержание обязанности загладить причиненный вред, по их мнению, состоит в возмещении имущественного вреда путем его устранения, предоставлении тождественного имущества или денежного эквивалента; возвращении утраченного имущества; компенсации за лечение; публичном извинении перед потерпевшим; ином заглаживании вреда <10>. Обосновывая целесообразность введения данного вида наказания, Б.В. Сидоров указывал: "Это служило бы реальным подтверждением уважения к жертвам преступлений со стороны закона, означало бы признание их человеческого достоинства преступником и судом, позволило бы избавиться от оскорбительной и изнуряющей процедуры доказывания своих прав на возмещение причиненного вреда в порядке искового производства в суде, наконец, способствовало бы достижению целей наказания" <11>.

<10> См.: Сумачев А.В. Пострадавший как субъект уголовного правоотношения: Учеб. пособие. Тюмень, 1999. С. 74 - 75.
<11> См.: Сидоров Б.В. Поведение потерпевших от преступления и уголовная ответственность: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Казань, 1999. С. 25.

Представляется, что включение в уголовное законодательство этого положения в настоящее время является нецелесообразным, поскольку механизм принудительного исполнения решений суда по гражданскому иску и приговора суда в части возложения обязанности загладить причиненный преступлением вред, как вида уголовного наказания, предполагается одинаковым. Поэтому дешевле и проще ввести в правоприменительную практику дополнительный (альтернативный денежному) способ возмещения причиненного преступлением вреда, нежели вводить в уголовное законодательство новый вид наказания и обеспечивать его реализацию в нормах уголовно-исполнительного и гражданского исполнительного права <12>.

<12> В настоящее время на законодательном уровне предлагается ввести в российскую правовую систему широко известную зарубежным системам права медиацию как новую процедуру внесудебного урегулирования имущественных споров различными способами. Одним из доводов в пользу введения такой процедуры является как раз неэффективность существующего порядка защиты нарушенных имущественных прав граждан, загруженность судов. В качестве одного из способов защиты нарушенного права авторами законопроекта предусматривается возмещение причиненного вреда в натуральном виде. Не вдаваясь в дискуссию о целесообразности такого явления в российском праве (на наш взгляд, во всех случаях добросовестный адвокат, знакомый с реалиями системы принудительного исполнения судебных актов, должен в интересах клиента ставить вопрос о рациональных способах погашения причиненного ущерба, в том числе и добровольно в процессе следствия), отмечаем эту законодательную инициативу как еще один аргумент в пользу возможности вынесения решений по гражданским искам с использованием способа возмещения причиненного преступлением вреда в натуральной форме.

Возвращаясь к вопросу о восстановлении нарушенных преступлением прав гражданского истца, следует отметить: несмотря на то что иск об исполнении в натуре закреплен в российском праве как универсальный способ защиты права, это отнюдь не означает, что он применим во всех без исключения деликтах. В ряде случаев гражданское законодательство облегчает задачу, специально оговаривая, какой способ возмещения вреда может использовать кредитор. Так, компенсация морального вреда и возмещение вреда жизни и здоровью потерпевшим в силу прямого указания закона осуществляется в денежной форме (ст. ст. 1085, 1092, 1101 ГК РФ). Поэтому возмещение вреда в натуральной форме возможно только при причинении ущерба имуществу или имущественным правам потерпевшего.

Но там, где такое специальное регулирование отсутствует, со всей остротой встает вопрос о выработке определенных критериев допустимости принятия в уголовном судопроизводстве решения о восстановлении нарушенного права гражданского истца в натуре. Ввиду отсутствия в науке уголовного процесса специальных исследований по данному вопросу обоснованно обращение к цивилистической литературе, где по вопросу выбора адекватного средства защиты гражданских прав, нарушенных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, указывалось, что критериями выбора должны служить особенности защищаемого права и характер нарушения <13>, т.е. предмет и основания иска. С таким подходом следует согласиться, добавив, что признание допустимости использования в уголовном процессе такого средства защиты права, как исполнение обязательства в натуре, основано в первую очередь на установлении в каждом конкретном случае эффективности, адекватности и целесообразности использования этого способа защиты.

<13> См.: Витрянский В.В. Проблемы арбитражно-судебной защиты прав участников имущественного оборота: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1996. С. 11 - 12; Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972. С. 153.

Сложности в первую очередь связаны с особым характером взаимоотношений гражданского истца с обвиняемым и гражданским ответчиком, обусловленных причинением вреда вследствие преступления. Полагаем, что, исследуя обстоятельства дела, связанные с гражданским иском, суды во всех случаях должны устанавливать мнение гражданского истца по вопросу избрания способа возмещения причиненного ему имущественного вреда. Нецелесообразно, на наш взгляд, присуждение к возмещению причиненного вреда в натуре при крайне негативном отношении потерпевшего к осужденному, поскольку исполнение обязательства в натуре практически всегда сопрягается с необходимостью тесного и продолжительного взаимодействия сторон. Кроме этого, к моменту разрешения дела гражданский истец может утратить интерес к возмещению вреда в натуре (например, поврежденное в результате преступных действий имущество продано) <14>.

<14> Такие случаи в судебной практике по делам гражданской юрисдикции давно стали предметом обсуждения. См.: Завидов Б.Д., Гусев О.Б. Защита гражданских прав по законодательству России // Арбитражный и гражданский процесс. 2000. N 1. С. 4.

Несомненно, неэффективно присуждать возмещение вреда в натуре осужденным к лишению свободы, поскольку возмещение ущерба через несколько лет после отбытия наказания для потерпевшего лишено всякого смысла.

Суду следует учитывать и субъективное отношение осужденного к совершенному преступлению, потерпевшему, желание загладить причиненный вред, поскольку в некоторых случаях нежелательно втягивать должника в отношения, требующие тесного сотрудничества и координации. Так, федеральным судом Промышленного р-на г. Самары было рассмотрено уголовное дело в отношении директора ООО Г., совершившего действия по причинению крупного экологического вреда окружающей среде, квалифицированные по ст. 246 УК РФ. Материалами уголовного дела установлено, что Г., будучи собственником и руководителем фирмы, дал указание о производстве работ по благоустройству стоянки на берегу реки Волги в черте города Самары, в результате чего были вырублены деревья, уничтожена часть берегового склона, нарушена прибрежная защитная полоса. В процессе следствия обсуждался вопрос о размерах причиненного экологического вреда и способах его устранения. По инициативе ГУП "Экология", признанного по делу представителем потерпевшего и гражданским истцом, была назначена экспертиза. В заключении экспертизы указывалось, что по локальной смете стоимость берегоукрепительных работ силами ООО составит 1606147 руб., при производстве работ сторонними организациями цена сметы возрастет на 25 - 30%. Подсудимый настаивал на возмещении причиненного ущерба своими силами, т.е. в натуре с учетом перечня необходимых для этого работ, указанных представителем потерпевшего ГУП "Экология". К сожалению, судья не решился в отсутствие соответствующей судебной практики принять решение по гражданскому иску в приговоре, оставив за гражданским истцом право его разрешения в гражданском процессуальном порядке <15>.

<15> Архив Промышленного районного федерального суда. 2005. N дела 1-428/05.

При разрешении требования о возмещении вреда в натуре следует устанавливать возможность совершения должником требуемых действий, поскольку, возможно, он не будет обладать для этого необходимой квалификацией, здоровьем или исполнение явится слишком затруднительным и связанным с неадекватными расходами и усилиями должника. Так, Промышленным районным федеральным судом рассмотрено дело по обвинению К., 1984 г.р., ранее не судимого, по ч. 1 ст. 166 УК РФ. Материалами дела было установлено, что К. совершил неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон). В процессе езды с управлением не справился, машина врезалась в дерево, получив повреждения. В ходе следствия К. в содеянном раскаялся. После завершения следствия устроился на работу автослесарем в сервис по ремонту автомашин ВАЗ и своими силами устранил причиненные автомашине потерпевшего повреждения. За примирением сторон судом уголовное дело в отношении К. было прекращено <16>. Очевидно, что подсудимому при наличии требуемой трудовой квалификации в данной ситуации было выгоднее в материальном плане осуществить возмещение вреда потерпевшему своими силами, нежели выплачивать впоследствии сумму гражданского иска, которая была бы значительно выше по акту экспертной оценки повреждений, учитывающему, как правило, стоимость восстановительных работ и утрату стоимости товарного вида.

<16> Архив Промышленного районного федерального суда. 2007. N дела 1-102/07.

Угроза выплаты больших денежных средств в счет возмещения ущерба, причиненного изношенному имуществу, в ряде случаев приводит осужденных к убеждению о несправедливости решения в части гражданского иска, невозможности выплаты непосильной суммы взыскания и к отсутствию желания исполнить судебный акт надлежащим образом <17>. Присуждение гражданского ответчика к возмещению причиненного вреда посредством совершения определенных действий не столь обременительно для него в финансовом отношении и по ряду дел может стать единственной возможностью реального возмещения причиненного вреда.

<17> По статистическим отчетам ФССП России, около 12% исполнительных документов о денежных взысканиях возвращаются взыскателям с актами о невозможности взыскания // Статистическая отчетность работы ФССП России за 12 месяцев 2007 г. (с официального сайта ФССП России).

Таким образом, согласие гражданского истца на возмещение вреда в натуре; раскаяние подсудимого и желание загладить причиненный преступлением вред; состояние здоровья и надлежащая для осуществления присуждаемого действия квалификация гражданского ответчика; применение к осужденному (если он является и гражданским ответчиком по иску) мер наказания, не связанных с лишением свободы; в ряде случаев данные об отсутствии у гражданского ответчика средств, достаточных для погашения иска, являются условиями, позволяющими суду принять решение о возмещении причиненного гражданскому истцу имущественного вреда путем присуждения гражданского ответчика к совершению действий, направленных на восстановление имущественного положения истца.

Справедливости ради следует заметить, что в научной среде имеются и противники использования иска о присуждении исполнения обязанности в натуре на том основании, что в западных странах данная возможность на практике используется редко, так как "западные бизнесмены готовы всегда довольствоваться денежной компенсацией, ибо их цель - извлечение денежной прибыли. А ликвидация в России плановой системы экономики, появление свободного рынка и возможности свободно выбирать партнеров по бизнесу привело в большинстве случаев к потере для кредиторов привлекательности и целесообразности понуждения должника к исполнению обязательства в натуре. Чаще всего куда более удобно взыскать с недобросовестного должника убытки или неустойку и заключить договор с более достойным контрагентом, взыскав с нарушителя разницу в ценах" <18>.

<18> Карапетов А.Г. Указ. соч. С. 81.

Приведенное высказывание является, несомненно, правильным для стран с развитой рыночной экономикой, высоким уровнем жизни населения и относительно устоявшейся правовой системой. По статистическим данным, в США только 1% всех судебных актов, устанавливающих имущественные взыскания, исполняются принудительно федеральной службой маршалов или шерифами <19> (в России порядка 80% решений о присуждении исполняются принудительно). Какой смысл российскому гражданскому истцу упорствовать в своих требованиях о взыскании с ответчика непомерных для последнего денежных сумм в возмещение причиненного вреда, чтобы в конечном итоге получить от судебного пристава-исполнителя акт о невозможности взыскания подобно народной мудрости "на нет и суда нет"?

<19> См.: Исполнение судебных решений в США: материалы научно-практической конференции судебных приставов-исполнителей Самарской области, 7 декабря 1999 г. С. 21.

В качестве еще одного аргумента против возмещения вреда в натуральной форме некоторыми авторами указывается, что в действующем законодательстве не прописано четкого механизма принудительного исполнения требований об исполнении обязательства в натуре, поэтому "цель полного возмещения вреда потерпевшему не всегда становится достижимой в достаточной степени" <20>. С этим доводом трудно согласиться, поскольку ст. 68 ФЗ "Об исполнительном производстве" среди других мер принудительного исполнения называет "изъятие у должника и передачу взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе", а ст. 105 этого же Закона определяет алгоритм принудительной реализации исполнительных документов, обязывающих должника совершить определенные действия или воздержаться от их совершения. Таким образом, современное законодательство об исполнительном производстве предусматривает процессуальный порядок принудительного исполнения юрисдикционных актов, обязывающих должника к исполнению обязательства в натуре.

<20> См.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве: Учеб. пособие. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. С. 63.

Представления о комплексном характере института гражданского иска в уголовном процессе позволяют в качестве процессуальных гарантий возмещения имущественного вреда гражданскому истцу в случае неисполнения гражданским ответчиком (должником) обязанности по возмещению вреда в натуре использовать порядок изменения способа исполнения решения, предусмотренный нормами гражданского процессуального законодательства и законодательства об исполнительном производстве. Так, ст. 205 ГПК РФ предусматривает, что при присуждении имущества в натуре суд указывает в решении суда стоимость этого имущества, которая должна быть взыскана с ответчика в случае, если при исполнении решения суда присужденное имущество не окажется в наличии. Статья 434 ГПК РФ и ст. 37 ФЗ "Об исполнительном производстве" указывают, что в случае неисполнения требований исполнительного документа о понуждении должника к совершению определенного действия суд может по ходатайству сторон или судебного пристава-исполнителя изменить способ исполнения решения и взыскать с должника стоимость присужденного имущества. Кроме этого, в соответствии с пп. 7 п. 3 ст. 68 ФЗ "Об исполнительном производстве" в случае неисполнения должником требований исполнительного документа, обязывающих должника осуществить определенные действия, судебный пристав-исполнитель имеет право самостоятельно организовать такое исполнение третьими лицами со взысканием с должника всех понесенных им расходов.

В связи с вышеизложенным представляется актуальным ввести в практику уголовного судопроизводства универсальный способ защиты имущественных прав лиц, потерпевших от преступления, путем присуждения гражданских ответчиков к возмещению причиненного ущерба в натуре, т.е. путем передачи вещи, определенной родовыми признаками, или совершения определенных действий, направленных на устранение причиненного вреда.