Мудрый Юрист

К проблеме восполнимости процессуальных нарушений при оценке доказательств

Бондар Е.В., адъюнкт Сибирского юридического института МВД России (г. Красноярск).

В настоящее время в связи с важностью правильного разрешения проблемы о недопустимости полученных сведений в качестве доказательств для эффективности уголовно-процессуальной деятельности назрела необходимость, с учетом имеющейся судебной практики, детального урегулирования этого вопроса в уголовно-процессуальном законодательстве.

Некоторые ученые считают, что законодатель должен разработать детальный перечень процессуальных нарушений, влекущих лишения доказательства юридической силы. По нашему мнению, составление подобного перечня нецелесообразно, поскольку он будет слишком обширен и неудобен для использования. Кроме того, не казуистический способ создания правовой нормы считается эталоном правотворчества, а высокий уровень обобщения. Следовательно, законодательное закрепление общих критериев допустимости доказательств предпочтительнее создания исчерпывающего перечня уголовно-процессуальных нарушений, влекущих признание доказательства недопустимым.

В настоящее время проблема критериев допустимости доказательств - одна из наиболее дискуссионных проблем доктрины уголовного процесса. С чем же связана неоднозначность подходов к решению этой проблемы? Один автор исходит из необходимости беспощадного исключения из доказательств тех из них, которые получены с нарушением закона, другие же считают, что только существенные нарушения могут считаться основанием признания допустимыми доказательств.

По мнению И. Петрухина, "доказательство будет безусловно признано недопустимым, если в ходе производства следственного или судебного действия были допущены нарушения, носящие преступный характер" <1>. Так, например, УПК запрещает домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер.

<1> Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания. М., 1964. С. 55.

Часть процессуалистов считают, что нарушение правил получения доказательств, основанных на конституционных гарантиях прав и свобод человека и гражданина, нарушающих неприкосновенность жилища, тайну переписки или затрагивающих иные права человека, безусловно, делает такие доказательства недопустимыми <2>.

<2> Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция. 1994. N 1. С. 17; Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону, 1999. С. 7.

В то же время нередко допускаются нарушения, относящиеся к порядку проведения следственного действия, к форме составления и реквизитам протокола следственного или судебного действия. Некоторые процессуалисты находят и такие доказательства недопустимыми. Подобные утверждения чрезмерно категоричны.

В процессуальной литературе активно обсуждается вопрос о том, какие именно нарушения закона являются существенными, влекущими признание доказательств недопустимыми. По нашему мнению, нарушения закона, которые могут быть восполнены, а последствия устранены в дальнейшем доказывании, - несущественные. Нарушения закона следует считать существенными, если они не поддаются восполнению, а последствия - нейтрализации. Сторонниками данной позиции с некоторыми оговорками можно назвать Н.М. Кипниса, Ю.В. Кореневского и других, полагающих, что существенными являются нарушения, влияющие на достоверность информации, которые не могут быть устранены или восполнены процессуальными средствами <3>.

<3> Кипнис Н.М. Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность. М., 2000. С. 83, 168 - 195; Кореневский Ю.В. Вопрос о допустимости доказательств // Прокурор в суде присяжных. М., 1995. С. 34.

Верховный Суд РФ также разделяет нарушения закона на существенные и несущественные. В п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. говорится: "...когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с ч. 1 ст. 237 УПК РФ по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном ст. 234 и ст. 236 УПК РФ, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений... В тех случаях, когда существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, выявлено при судебном разбирательстве, суд, если он не может устранить такое нарушение самостоятельно, по ходатайству сторон или по своей инициативе возвращает дело прокурору для устранения указанного нарушения при условии, что оно не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия" <4>.

<4> О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 г. N 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 5. С. 2 - 7.

Если закон предусматривает средства и способы, с помощью которых можно нейтрализовать последствия нарушения отдельных его предписаний, доказав, что они не повлияли на соблюдение основных начал уголовного судопроизводства, то при успешном их применении такое доказательство может быть использовано. Например, непредупреждение свидетеля о его праве не давать показания против себя и своих близких является серьезным процессуальным нарушением. Однако, если будет доказано (в том числе и объяснениями самого свидетеля), что это никак не повлияло на добровольность данных им показаний и, соответственно, на сохранение равенства сторон, суд вправе признать полученные показания допустимыми.

Нарушения, поддающиеся восстановлению, следует считать устранимыми. Если же установлено, что искажение процедуры привело к реальному ущербу, ее результаты в любом случае должны считаться недопустимыми, а допущенные нарушения неустранимыми. Вместе с тем не все процессуальные нарушения (даже неустранимые), допущенные в ходе производства по делу, являются существенными. Так, присутствие в зале, где происходит судебное следствие, лица в возрасте до 16 лет, есть процессуальное нарушение, но оно является несущественным для получения в судебном заседании доказательств, а потому не должно приводить к их недопустимости; о нарушении порядка вызова свидетеля, когда свидетель вызван на допрос не повесткой, а по телефону; сообщения допрашиваемого, изложенные в протоколе нецензурными выражениями, то есть "по возможности дословно"; показания умственно отсталого обвиняемого, сказанные специальными терминами; показания разного рода экстрасенсов и целителей.

Анализ практики применения отдельных норм УПК РФ в части признания доказательств недопустимыми показал, что в подавляющем большинстве случаев ходатайства об исключении доказательств заявляются стороной защиты и в ходе судебного заседания. Доказательства признаются недопустимыми по причине процессуальных нарушений, допущенных при их сборе (главным образом из-за отсутствия понятых при производстве следственного действия, привлечения в качестве понятых ненадлежащих лиц). По значительному числу уголовных дел доказательства признаются недопустимыми в связи с отсутствием в протоколах следственных действий даты и времени их составления, подписи, указания на участников следственного действия.

Не все нарушения порядка проведения и оформления процессуального действия могут быть устранены путем получения уточняющих данных в ходе проведения дополнительных процессуальных действий. К ним относятся: 1) нарушения, связанные с обеспечением приоритета прав и свобод человека и гражданина (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ); 2) нарушения принципов уголовного процесса; 3) нарушения процессуальной формы, связанные с дефектами содержания процессуального действия, а не фиксации хода и результатов.

Справедливо признак существенности связывается с уголовно-процессуальными последствиями, которые наступили или могли наступить в результате таких нарушений: не проведена экспертиза в случаях, когда ее проведение обязательно; в один день предъявляются для ознакомления несколько заключений экспертов и все материалы законченного по делу следствия, нарушение правил соединения и выделения уголовных дел, отказ заинтересованным лицам в удовлетворении ходатайств, имеющих значение для дела, отсутствие законного представителя, защитника несовершеннолетнего, расследование неуполномоченным лицом.

Оставаясь в рамках позиции, признающей возможность наличия существенных и несущественных нарушений закона, считаем более гибкой идею исправления допущенных нарушений закона, приводящую к введению понятия устранимых и неустранимых нарушений. Принципиально неустранимо, например, получение от обвиняемого признательных показаний путем применения пыток или иных жестоких видов обращения: в результате такого нарушения процесс перестал отвечать требованиям справедливой судебной процедуры, где стороны должны находиться в равном положении.

Большого внимания заслуживает проблема оценки характера и степени значительности нарушения для правильного вывода о допустимости или недопустимости доказательства. В законе речь идет о любом нарушении закона. Идея "беспощадного исключения" среди ученых и на практике почти не поддерживается и подвергается острой критике. Главная проблема заключается в том, как отличить нарушения УПК, влекущие безусловное признание доказательств недопустимыми, от тех, которые подлежат дополнительной проверке и оценке. Единственно верным выглядит вариант "фактического восполнения и нейтрализации" последствий нарушений <5>.

<5> Пашин С.А., Кипнис Н.М. Состязательное правосудие. М., 1996. Ч. 2. С. 358 - 367.

Способы нейтрализации процессуальных нарушений: истребование предметов и документов, подтверждающих какой-либо факт, проведение дополнительных следственных действий, приобщение к уголовному делу рапорта лица, проводившего следственные действия, о причинах допущенных нарушений с возможным приобщением каких-либо нарушений. Повторное проведение следственного действия ничего не устраняет, не нейтрализует и не восстанавливает юридическую силу. Недопустимое доказательство так и остается недопустимым.

При оценке степени существенности следует учитывать влияние нарушений на достоверность доказательства и (или) на соблюдение прав и законных интересов участников процесса. Существует необходимость введения этого понятия в практику. С устранением сомнений в достоверности доказательств, возникших из-за нарушений УПК при их собирании, напрямую связана проблема восполнимости процессуальных нарушений. Наиболее ценной является классификация нарушений, представленная Ю.К. Орловым. Он делит нарушения, не связанные с правами человека, на несущественные (не повлиявшие на достоверность доказательства) и существенные, которые, в свою очередь, делятся на восполнимые и невосполнимые. Восполнимость можно применять к двум компонентам допустимости - способу получения доказательств и процессуальному оформлению. По мнению Ю.К. Орлова, нарушения, ставящие под сомнение достоверность доказательств, подразделяются на существенные и несущественные, причем существенные нарушения могут быть восполнимыми (путем получения необходимой информации посредством производства дополнительных следственных действий) и невосполнимыми <6>.

<6> Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М.: Проспект, 2002. С. 47 - 48.

Допустимость доказательства, полученного с нарушением установленной процессуальной формы, зависит от характера нарушения (пробела), которое не должно создавать неустранимых сомнений в достоверности полученных данных; фактического восполнения пробелов и "нейтрализации" последствий нарушений. За исключением преступных случаев, допустимость доказательств связана с возможностью или невозможностью фактического восполнения и "нейтрализации" нарушений с целью устранить возникшие сомнения в достоверности фактических данных. Для этого необходимо определить, связаны ли дефекты следственного действия с его содержанием (сущностью) или речь идет лишь о дефектах фиксации его хода и результатов.

Требование допустимости выполняет несколько функций: охранительную (гарантирует права и свободы личности), регулятивную (упорядочивает процесс получения сведений в соответствии с законом) и познавательно-удостоверительную (обеспечивает достоверность). Исходя из этого, недопустимыми должны признаваться доказательства в случаях, прямо указанных в законе. Если нарушения порядка собирания и закрепления доказательств не накладывают тень сомнения на их достоверность и последствия несущественны и устранимы, то неразумно отказываться от доказательственной информации в условиях ее острого дефицита.

Оценка нарушений и их отнесение к той или иной группе во многом зависит от усмотрения дознавателей, следователей, прокуроров, судей, на которых лежит обязанность по формированию доказательственного материала.