Мудрый Юрист

Таможенно-нетарифное регулирование ввоза и вывоза контролируемых товаров

Кудашкин Владимир Васильевич, доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права Военного университета.

В соответствии со ст. 1 Таможенного кодекса РФ таможенное дело представляет собой совокупность методов и средств обеспечения соблюдения мер таможенно-тарифного регулирования и запретов и ограничений, установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, связанных с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу.

Анализ указанной статьи показывает наличие двух самостоятельных предметов правового регулирования в области таможенного дела: 1) общественные и правовые отношения, связанные с обеспечением соблюдения мер таможенно-тарифного регулирования; 2) общественные и правовые отношения, связанные с обеспечением соблюдения запретов и ограничений внешнеторгового законодательства при перемещении товаров через таможенную границу.

Самостоятельность их относительна, так как соблюдение запретов и ограничений внешнеторговой деятельности отнюдь не освобождает субъектов таможенных правоотношений от соблюдения таможенно-тарифных правил. В то же время не все таможенные отношения подпадают под действие и тарифного, и нетарифного регулирования (например, продукция сугубо гражданского предназначения не является предметом нетарифного регулирования, не имеющего экономического характера, в рамках системы экспортного контроля).

Первый из названных предметов правового регулирования (таможенно-тарифное регулирование) стал объектом многочисленных исследований <1>. Многочисленные исследования посвящены налоговому характеру таможенно-тарифных правоотношений <2>.

<1> См., напр.: Бадулин О.Г. Обеспечение уплаты таможенных платежей // Право и экономика. 2004. N 7; Бакаева О.Ю. Проблемы таможенно-тарифных отношений // Юрист. 2002. N 4; Она же. Институт льгот в таможенном праве (финансовый аспект) // Современное право. 2005. N 2; Безлепкин Б.И., Войтенкова О.Н. Таможенное регулирование в таможенных союзах // Таможенное право: Курс лекций: В 2 т. Т. 1. Общая часть / Под ред. В.Г. Драганова. М., 1999. С. 322 - 342; Габричидзе Б.Н. Практика применения Таможенного кодекса РФ / Под общ. ред. В.А. Максимцева. М., 1998. С. 153; Малиновская В.М. Ответственность за нарушение таможенного законодательства РФ (финансово-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997; Новокшенов И.Б., Каширина И.В. Международный финансовый лизинг и таможенные платежи // Право и экономика. 1999. N 11; Трошкина Т.Н. Система обеспечения уплаты таможенных платежей. Формы и правила оформления // СПС "КонсультантПлюс". 2001; Она же. Налоговый характер таможенно-тарифных отношений (о правовой природе таможенной пошлины) // СПС "КонсультантПлюс". 2001; Она же. Правовые принципы таможенно-тарифного регулирования // СПС "КонсультантПлюс". 2001; Шахмаметьев А.А. Роль судебной практики и доктрины в правовом механизме таможенного регулирования (на примере России и Франции) // Таможенное дело. 2006. N 1.
<2> Козырин А.Н. Государственно-правовой механизм таможенной политики зарубежных стран. М., 1994. С. 69 - 70; Котляровский С.А. Финансовое право СССР. Л., 1926. С. 84; Лодыженский К. История русского таможенного тарифа. СПб., 1886. С. 1; Петти В. Трактат о налогах и сборах // Шедевры мировой экономической мысли. Т. 2. Петрозаводск, 1993. С. 37 - 38; Сухарчук И.Л. Правовое регулирование налогообложения товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 11 - 12; Янжул И.И. Основные начала финансовой науки. Учение о государственных доходах. 3-е изд. СПб., 1899. С. 247.

В то же время особенности и специфика таможенно-нетарифного регулирования, связанные с соблюдением запретов и ограничений внешнеторговой деятельности, не имеющих экономического характера, до настоящего времени не стали предметом пристального внимания научного сообщества, хотя данный аспект таможенного регулирования более чем актуален.

Рассмотрим эту проблему на примере таможенно-правового регулирования ввоза и вывоза продукции военного назначения, имея в виду, что особенности такого регулирования характерны для перемещения через таможенную границу всех контролируемых товаров.

Актуальность настоящего исследования обусловлена тем, что, помимо особенностей таможенно-тарифного регулирования, мы учитываем специфику и особенности ограничений и запретов, устанавливаемых законодательством о внешнеторговой деятельности, прежде всего в той его части, которая касается ограниченных в имущественном обороте товаров.

Объективная необходимость учета специфики предметной области таможенного регулирования обусловлена особенностями таможенных правоотношений и, как следствие, таможенного контроля, а также административно-правовой и уголовно-правовой ответственности, в случае если в качестве объекта таможенных правоотношений выступает ограниченный в гражданско-правовом обороте товар.

Так, не все объекты гражданских правоотношений, в отношении которых установлены ограничения и запреты, могут быть объектами таможенных правоотношений, т.е. товарами с точки зрения таможенного законодательства. Оружие массового уничтожения (ядерное, бактериологическое, химическое) не является объектом правоотношений ни экспортного контроля товаров двойного применения, ни экспортного контроля обычных видов вооружения и военной техники и, как следствие, таможенных правоотношений, а относится к объектам международно-правовых режимов, регулируемых нормами международного публичного права.

Статус ядерного оружия определяется не только нормами российского гражданского законодательства, определяющими его как собственность Российской Федерации, но и нормами международного публичного права, в частности Договором о нераспространении ядерного оружия, согласно которому Россия обязалась не передавать кому бы то ни было ядерное оружие или другие ядерные устройства, а также контроль над ними ни прямо, ни косвенно <3>. Статус химического и биологического оружия также определяется нормами национального законодательства и международного публичного права: Конвенцией о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении 1971 г. и Конвенцией о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении 1993 г. <4>, участником которых является и Россия.

<3> Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. 26. М., 1973. С. 45 - 50.
<4> Международная безопасность и разоружение: Ежегодник СИПРИ. М., 1994. С. 172 - 192.

Следует учитывать, что указанные объекты гражданских правоотношений не могут быть товарами с точки зрения таможенного регулирования, так как не подлежат ввозу на территорию РФ и вывозу с территории РФ. Соответственно, в отношении них не должно осуществляться таможенное оформление, а значит, не должны возникать таможенные правоотношения. В то же время, в случае незаконного вывоза таких товаров с территории РФ они будут выступать в качестве предметов преступления, предусмотренных ст. 188 или ст. 189 УК РФ, т.е. в отношении них возникнут уголовные, а не таможенные правоотношения.

Другая особенность, которую следует учитывать при таможенном оформлении контролируемых товаров, - это основание таможенного оформления. В частности, в отношении поставок продукции военного назначения данная особенность проявляется в том, что основанием таможенного оформления такой продукции является лицензия на ввоз и вывоз этой продукции, выдаваемая Федеральной службой по военно-техническому сотрудничеству (далее - ФСВТС России) <5>. Иными словами, основанием возникновения таможенно-тарифных и таможенно-нетарифных отношений выступает не просто желание декларанта вывезти специфичный товар, закрепленное в форме контрактного документа, а строго формализованный документ специального уполномоченного органа по контролю и надзору в области военно-технического сотрудничества - ФСВТС России.

<5> См. п. 16 Положения о порядке лицензирования в Российской Федерации ввоза и вывоза продукции военного назначения, утв. Указом Президента РФ от 10 сентября 2005 г. N 1062 "Вопросы военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами" // СЗ РФ. 2005. N 38. Ст. 3800.

Весьма серьезная специфика существует в случае совершения уголовного преступления в сфере таможенного дела. Она связана с моментом окончания преступления, если его предметом является продукция военного назначения. Так, стадия оконченного преступления <6> при контрабанде (ст. 188 УК РФ) при применении для установления этого юридического факта бланкетной нормы подп. 7 и 9 п. 1 ст. 11 ТК РФ определяется как момент подачи таможенной декларации или совершение действий, непосредственно направленных на вывоз товаров и/или транспортных средств, а также все последующие предусмотренные Таможенным кодексом действия с товарами и/или транспортными средствами до фактического пересечения ими таможенной границы <7>. Совершенно иная ситуация возникает, если речь идет о незаконном экспорте, подпадающем под действие ст. 189 УК РФ. Применение в этом случае ст. 165 ТК РФ для определения момента завершения преступления приводит нас к выводу о том, что этот момент наступает после фактического пересечения Государственной границы РФ.

<6> См. об этом также: Берзинь О.А. Использование криминалистических средств в таможенной деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2001; Беспалько В.Г. Доказывание по делам о контрабанде: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 4; Гармаев Ю.П. Понятие и криминалистическая классификация преступлений в сфере внешнеэкономической деятельности // Воронежские криминалистические чтения: Сб. науч. трудов. Вып. 4 / Под ред. О.Я. Баева. Воронеж, 2003. С. 108; Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. М., 1999. С. 3; Нестеров А.В. Концептуальные основы использования специальных познаний в раскрытии и расследовании таможенных преступлений: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2001. С. 17 - 18; Сучков С.Ю. Ответственность за контрабанду по УК РФ // Юридическая практика. 1996. N 4; Талов Р.К. Некоторые проблемы уголовной характеристики состава контрабанды и ее отличие от уклонения от уплаты таможенных платежей // Современное право. 2002. N 9.
<7> К действиям, непосредственно направленным на вывоз товаров и/или транспортных средств с таможенной территории РФ, относятся вход (въезд) физического лица, выезжающего из Российской Федерации, в зону таможенного контроля, въезд автотранспортного средства в пункт пропуска через Государственную границу РФ в целях убытия его с таможенной территории РФ, сдача транспортным организациям товаров либо организациям почтовой связи международных почтовых отправлений для отправки за пределы таможенной территории РФ, действия лица, непосредственно направленные на фактическое пересечение таможенной границы товарами и/или транспортными средствами вне установленных в соответствии с законодательством РФ мест (подп. 9 п. 1 ст. 11 ТК РФ).

Эти и другие примеры приведены с целью обоснования существующей специфики и особенностей таможенного регулирования ввоза и вывоза контролируемых товаров, к которым относится и продукция военного назначения.

Специфика таможенно-правового регулирования при ввозе и вывозе продукции военного назначения, иных контролируемых товаров связана с несколькими обстоятельствами правового характера:

  1. появление таможенных правоотношений по ввозу и вывозу продукции военного назначения возможно только на основании и в результате действия системы экспортного контроля в указанной области. Результат действия указанной системы - юридический документ, служащий отправной точкой последующего таможенного регулирования (лицензия ФСВТС России на ввоз и/или вывоз продукции военного назначения);
  2. появление в результате правового регулирования перемещения продукции военного назначения не только таможенно-тарифных, но и таможенно-нетарифных правоотношений, неразрывно связанных друг с другом. Механизм таможенно-правового регулирования перемещения продукции военного назначения через таможенную границу включает обе группы указанных правоотношений;
  3. комплексный характер таможенно-правового регулирования перемещения через таможенную границу продукции военного назначения, включающий нормы не только таможенного законодательства, но и законодательства в области военно-технического сотрудничества;
  4. относительная самостоятельность подсистемы таможенно-нетарифного регулирования в общем механизме таможенно-правового регулирования поставок продукции военного назначения в иностранные государства.

Рассмотрение всех вышеуказанных особенностей невозможно в рамках одной статьи. Остановимся на таких новых для науки таможенного права явлениях, как таможенно-нетарифное регулирование ввоза и вывоза продукции военного назначения и входящих в него таможенно-нетарифных правоотношений.

Специфика собственно таможенно-тарифного регулирования ввоза и вывоза продукции военного назначения, исходя из его простых свойств товара, практически не существует и, следовательно, не представляет интереса для настоящей статьи.

Указанная специфика появляется в таможенно-нетарифном регулировании ввоза и вывоза продукции военного назначения и других контролируемых товаров. Остановимся на этой проблеме более подробно.

Прежде всего необходимо определить реальное (объективное) содержание предмета таможенно-нетарифного правового регулирования при ввозе и вывозе продукции военного назначения.

Для этого необходимо ответить на следующие вопросы: существует ли таможенно-нетарифное регулирование как правовое явление; какова степень самостоятельности такого регулирования; является ли оно абсолютно самостоятельным, независимым от таможенного регулирования в целом и таможенно-тарифного регулирования в частности, либо эта самостоятельность относительна; чем является таможенно-нетарифное регулирование в правовой действительности; наконец, правомерен ли вопрос о связанности таможенно-нетарифного регулирования со смежными отраслями законодательства, регулирующими внешнеэкономические отношения?

Остановимся на вопросе существования таможенно-нетарифного регулирования как правового явления. Для поиска ответов на этот вопрос более подробно остановимся на предмете таможенного права, так как именно круг регулируемых им общественных отношений объективно обусловливает и предмет его правового регулирования.

В научной литературе традиционно исследовался предмет таможенного права либо таможенно-тарифного регулирования. Так, С.П. Рогожин отмечает, что предмет таможенного права - общественные отношения, складывающиеся в процессе или по поводу перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ <8>. Как было указано выше, предмет таможенно-тарифного регулирования исследован в многочисленных работах. Однако общественные таможенные отношения, являющиеся объектом воздействия нетарифных инструментов неэкономического характера, изучению не подвергались.

<8> Рогожин С.П. О некоторых процессуальных особенностях споров, возникающих из таможенных правоотношений // Транспортное право. 2005. N 2. С. 5.

Теоретическая основа для выявления и определения указанных отношений - тезис А.Н. Козырина, подчеркивающего, что общественные отношения в сфере действия таможенного права имеют двоякую природу: административно-правовую и финансово-правовую. По его мнению, существует дуализм таможенного законодательства. К числу отношений административно-правового характера он относит отношения по поводу применения к товарам различных ограничений (например, лицензирование) <9>.

<9> Козырин А.Н. Правовое регулирование таможенно-тарифного механизма. Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1994. С. 56; Аналогичной позиции придерживается и Г.В. Матвиенко: Матвиенко Г.В. Соотношение предметов таможенного и финансового права // Таможенное дело. 2006. N 1.

Действительно, таможенный контроль <10> и таможенное оформление включают в себя различные юридические и фактические действия. Вопрос состоит в том, что из них является предметом государственного контроля при осуществлении таможенно-нетарифного регулирования.

<10> См. подробнее: Новиков А.Б. Таможенный контроль в системе административных процедур таможенного дела // Законодательство и экономика. 2005. N 12; Рогожин С.П. О некоторых процессуальных особенностях споров, возникающих из таможенных правоотношений // Транспортное право. 2005. N 2.

Ответ мы находим в п. 2 ст. 1 ТК РФ: таможенное дело представляет собой совокупность методов и средств обеспечения соблюдения мер 1) таможенно-тарифного регулирования и 2) запретов и ограничений, установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, связанных с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу. Данная норма определяет системную совокупность инструментов таможенного дела, подразделяя их на две подгруппы, первая из которых имеет таможенно-тарифный характер, а вторая, согласно буквальной терминологии Таможенного кодекса, - ограничительно-запретительный характер. К предмету настоящей статьи относится вторая подгруппа указанных инструментов.

Специфика предмета таможенно-правового регулирования состоит в том, что таможенное дело составляют не сами ограничения и запреты, а меры, направленные на обеспечение их соблюдения. В связи с этим нельзя согласиться с мнением М. Шестаковой, которая считает, что элементом таможенного режима согласно ст. 11 ТК РФ является применение запретов и ограничений, установленных законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности <11>.

<11> Шестакова М. О таможенных режимах // Право и экономика. 2006. N 9.

В самом деле, согласно п. 22 ст. 11 ТК РФ таможенный режим - это таможенная процедура, определяющая совокупность требований и условий, включающих порядок применения в отношении товаров и транспортных средств таможенных пошлин, налогов и запретов и ограничений (не сами запреты и ограничения, а порядок их применения!), установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности и т.д.

Сами эти ограничения и запреты не относятся к предмету таможенного права. В этом качестве выступают меры, обеспечивающие их соблюдение, составляющие особый порядок. Однако очевидно, что обеспечительные меры не могут существовать без указанных ограничений и запретов, существует их непосредственная связанность и взаимообусловленность. Если нет ограничений и запретов, значит, отсутствуют какие-либо обеспечительные меры, но не наоборот. Сами запреты и ограничения могут существовать без таможенных обеспечительных мер.

Так, решения Президента РФ, Правительства РФ и ФСВТС России о поставке продукции военного назначения существуют самостоятельно от таможенно-обеспечительных мер как элементы государственного контроля за специфичной сферой военно-технического сотрудничества. Их существование не зависит от существования мер таможенного обеспечения соблюдения ограничений и запретов в области военно-технического сотрудничества. В то же время меры таможенного контроля, связанные с соблюдением ограничений и запретов в области военно-технического сотрудничества, применяются только тогда, когда есть собственно эти самые ограничения и запреты. Данное обстоятельство прямо закреплено в ст. 7 ТК РФ, которая определяет, что в таможенном деле применяются запреты и ограничения, установленные в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности. Иными словами, правовые явления (инструменты) таможенного дела непосредственно связаны с правовыми явлениями (инструментами) внешнеторгового законодательства, являющимися запретами и ограничениями. Это еще одно подтверждение, с одной стороны, связанности и взаимозависимости указанных законодательств, а с другой - комплексного характера таможенного законодательства, о котором так много пишется в научной литературе.

Внешнеторговое и таможенное право не выделяют таможенно-нетарифный метод торговли и перемещения товаров через таможенную границу в качестве самостоятельного метода государственного регулирования внешней торговли. Однако проведенный анализ показывает его существование наравне с методом таможенно-тарифного регулирования.

Отнесение к таможенному делу методов и средств обеспечения соблюдения запретов и ограничений, не имеющих экономического характера, установленных в соответствии с законодательством о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, квалифицирует указанные ограничения и запреты в качестве инструментов нетарифного регулирования внешнеторгового законодательства. Когда же эти правовые явления становятся предметом таможенного регулирования, которое в рамках таможенного дела призвано обеспечить таможенными методами и средствами их соблюдение, эти ограничения и запреты формируют в совокупности с таможенными методами и средствами механизм таможенно-нетарифного регулирования перемещаемых через таможенную границу товаров, являющихся продукцией военного назначения.

Таможенно-нетарифное регулирование не относится к институтам внешнеторгового законодательства, а значит, не противоречит внешнеторговому законодательству. Оно связано с внешнеторговым правом, но является институтом таможенного права как одной из отраслей правовой науки. Очевидность этого вывода предопределена тем, что таможенно-нетарифное регулирование направлено на обеспечение соблюдения ограничений и запретов, установленных внешнеторговым законодательством. С одной стороны, это обеспечение непосредственно связано с таможенным делом, так как речь идет о методах и средствах, имеющих таможенную природу, сущность и содержание; с другой - эти методы и средства связаны с внешнеторговым законодательством, так как указанные таможенные меры имеют своим объектом ограничения и запреты, установленные внешнеторговым законодательством и квалифицируемые с точки зрения этого законодательства как меры нетарифного регулирования.

Особое место внешнеторговых ограничений и запретов в механизме таможенно-правового регулирования подтверждает и то, что указанные ограничения и запреты могут носить как экономический, так и неэкономический характер. На это же обращает внимание и М. Шестакова, которая подчеркивает, что, исходя из характера и содержания конкретных запретов и ограничений, их можно подразделить на экономические и неэкономические. При этом необходимо учитывать цели введения соответствующих ограничений и методы их осуществления <12>.

<12> Там же.

К запретам и ограничениям экономического характера относятся меры, установленные ст. 27 Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" <13>: компенсационные меры (компенсационная пошлина), антидемпинговые меры (антидемпинговая пошлина), специальные защитные меры (специальная пошлина, импортная квота) <14>, а также квотирование и запреты, установленные исходя из интересов защиты внутреннего рынка, и т.д.

<13> СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4850.
<14> Порядок применения указанных ограничений экономического характера определен Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 165-ФЗ "О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров" // СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4851.

При этом запреты и ограничения, носящие экономический характер, применяются локально, в отношении строго определенных ТК РФ таможенных режимов. К ним относятся: выпуск для внутреннего потребления, экспорт, переработка на таможенной территории, переработка для внутреннего потребления. К товарам, помещаемым под иные таможенные режимы, запреты и ограничения, носящие экономический характер, не применяются.

В то же время в соответствии со ст. 158 ТК РФ запреты и ограничения, не носящие экономического характера <15> и установленные в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, подлежат соблюдению вне зависимости от заявленного таможенного режима. Иными словами, они носят сквозной характер и пронизывают все возможные виды таможенных режимов, определяющих статус товаров. Их соблюдение определяется не экономической целесообразностью и экономическими интересами государства, а интересами его безопасности и обороноспособности, безопасности его граждан и общества.

<15> Говоря о запретах и ограничениях неэкономического характера, М. Шестакова подчеркивает, что они вводятся для обеспечения безопасности и обороноспособности государства, охраны жизни и здоровья людей и окружающей среды, защиты прав потребителей и т.п. К ним относятся технические барьеры: подтверждение соответствия различным стандартам (техническим, фармакологическим, санитарным, ветеринарным, фитосанитарным и экологическим), опробование, клеймение и другие меры подобного характера, соблюдение разрешительного порядка перемещения через границу отдельных категорий товаров. Пример запрета, не носящего экономического характера, - запрет на ввоз печатной продукции, кино-, фото-, аудио- и видеоматериалов, направленных на пропаганду фашизма, возбуждение социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Запреты и ограничения, не носящие экономического характера, должны применяться независимо от заявленного таможенного режима (Шестакова М. О таможенных режимах).

Комплексная взаимозависимость и связанность таможенных методов и средств обеспечения соблюдения внешнеторговых запретов и ограничений позволяет сделать вывод, что по своей правовой природе это таможенно-нетарифные правовые явления, относящиеся к таможенному праву, формирующие в совокупности с ограничениями и запретами внешнеторгового законодательства (законодательства в области военно-технического сотрудничества, законодательства в отношении иных контролируемых товаров) таможенно-нетарифное правовое регулирование ввоза и вывоза продукции военного назначения и других контролируемых товаров.

Составной частью таможенно-нетарифного регулирования контролируемых товаров являются также таможенно-нетарифные правоотношения.

Как отмечает Т.Н. Трошкина, таможенно-тарифное правоотношение следует рассматривать как явление, имеющее сложную структуру, под которой понимается внутреннее строение и взаимосвязь элементов правоотношения. Изучить структуру таможенно-тарифного правоотношения - значит исследовать его структуру и взаимосвязь (взаимодействие) трех основных элементов - субъектов (участников) правоотношения, его содержания и объекта <16>.

<16> Трошкина Т.Н. Гражданин как участник таможенно-тарифных правоотношений // СПС "КонсультантПлюс". 2001; Она же. Налоговый характер таможенно-тарифных правоотношений (о правовой природе таможенной пошлины).

Возьмем за основу методологический подход к исследованию таможенного правоотношения <17> для изучения таможенно-нетарифных правоотношений.

<17> По структуре таможенного правоотношения см. также: Новиков А.Б. Таможенный контроль в системе административных процедур таможенного дела // Законодательство и экономика. 2005. N 12.

Понятие объекта правоотношений остается дискуссионным в теории права. По мнению Ю.К. Толстого, "норма права и правоотношение имеют один и тот же объект, каковым является фактическое общественное отношение" <18>. Р.О. Халфина, поддерживая вывод Ю.К. Толстого, подчеркивает: "Из анализа структуры правоотношения... вытекает, что объект не является элементом правоотношения" <19>.

<18> Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 64.
<19> Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 212 - 213.

Указанные положения теории права <20> имеют особенности применительно к объекту таможенно-нетарифного правоотношения, отличающие его от просто таможенного правоотношения.

<20> См., напр.: Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. М., 2004. С. 227 - 228, 233 - 240.

Как отмечает Т.Н. Трошкина <21>, товар становится объектом таможенно-тарифного регулирования, если он: 1) имеет материальную форму и способен перемещаться в пространстве; 2) пересек таможенную границу; 3) перемещается по воле человека.

<21> Трошкина Т.Н. Гражданин как участник таможенно-тарифных правоотношений // СПС "КонсультантПлюс". 2001.

Факт перемещения через таможенную границу, безусловно, важный фактор квалификации товара в качестве объекта именно таможенно-тарифного регулирования.

В таможенно-нетарифных правоотношениях ситуация принципиально иная. Объект такого правоотношения появляется задолго до пересечения товаром (продукцией военного назначения) таможенной границы РФ, а именно с момента подачи субъектом военно-технического сотрудничества заявления о регистрации лицензии, выданной ФСВТС России, на ввоз и вывоз продукции военного назначения. Именно с этого момента возникает таможенно-нетарифное правоотношение, которое в последующем является юридическим фактом возникновения таможенно-тарифного правоотношения. При этом следует подчеркнуть, что таможенно-тарифного правоотношения не возникает, если нет таможенно-нетарифного правоотношения по перемещению продукции военного назначения. Возникновение таможенно-тарифного отношения напрямую, минуя таможенно-нетарифное правоотношение, содержит в своем составе пороки, которые приведут к его изменению или прекращению. В этом принципиальное отличие таможенно-нетарифного правоотношения от таможенно-тарифного.

Другие особенности таможенно-нетарифных правоотношений связаны прежде всего с тем, что таможенно-нетарифные правоотношения оказывают регулирующее воздействие на таможенные общественные отношения опосредованно через таможенное правоотношение перемещения продукции военного назначения. В силу этого объектом таможенно-нетарифных правоотношений выступают не фактические таможенные отношения, а таможенные правоотношения перемещения продукции военного назначения, иных контролируемых товаров через таможенную границу, объектом которых в свою очередь являются таможенные общественные отношения.

Данный вывод не противоречит общим положениям теории права, ибо указанные правоотношения по своей природе составляют общественные отношения, облеченные в правовую форму. При этом следует акцентировать внимание на том, что указанная особенность проявляется исключительно в сфере нетарифного регулирования, т.е. в тех областях, в которых государство для обеспечения своей безопасности сочло необходимым ввести более сложную систему правового регулирования, создав над действующим механизмом таможенного контроля еще один уровень контрольно-правового регулирования. При такой правовой диспозиции получается, что объектом таможенно-нетарифного регулирования является не собственно сам товар, а таможенно-правовое регулирование перемещения продукции военного назначения через таможенную границу РФ.

Иными словами, объектом таможенно-нетарифного правоотношения является не перемещаемый через таможенную границу товар (в нашем случае - продукция военного назначения), а таможенное правоотношение перемещения этой продукции через таможенную границу.

На возможность такого опосредованного (т.е. через другие отношения) правового воздействия на объекты указывает и Р.О. Халфина: "Многие правоотношения, не связанные непосредственно с определенным объектом, через цепь взаимосвязанных отношений оказывают воздействие на материальные предметы окружающего мира... в конечном счете, через всю систему взаимосвязанных отношений они оказывают существенное влияние на предметы материального мира и результаты духовного творчества. Но такая связь является опосредованной" <22>.

<22> Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. С. 216.

Данная теоретическая посылка имеет большое практическое значение для понимания природы таможенно-нетарифного правоотношения: ст. 128 ГК РФ определен закрытый перечень видов объектов гражданских прав, к которым правоотношения не относятся. Вместе с тем последние труды по теории правоотношения, предпринятые в области гражданского права, убедительно доказывают теоретическую и практическую необходимость разделения понятий "объект гражданских прав" и "объект правоотношения" <23>. При этом Л.А. Чеговадзе подчеркивает: "Став объектом права конкретного субъекта, любое из... явлений социальной действительности (вещи, работы, услуги и т.д. - В.К.) попадает в еще одно измерение - систему правоотношения, но попадает не буквально, не в виде предмета, а правовым состоянием в качестве объекта... Поэтому объектом воздействия гражданского правоотношения как правовой конструкции... может быть фактическое взаимодействие его сторон, результатом чего становится то, что это взаимодействие, осуществляемое в пределах правовой конструкции, приобретает еще одну сторону - правовую" <24>. Именно в этом качестве правового состояния и правовой конструкции предстает объект таможенно-нетарифного правоотношения - таможенное правоотношение перемещения продукции военного назначения (иного контролируемого товара) через таможенную границу, являющееся результатом взаимодействия его субъектов.

<23> Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: Теория и судебная практика. СПб., 2002. С. 108; Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. С. 233.
<24> Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. С. 236 - 238.

Возникновение, изменение и прекращение таможенного правоотношения, объектом которого является продукция военного назначения, полностью зависят от таможенно-нетарифных правоотношений. Таможенно-нетарифные правоотношения - ключевой юридический факт в сложном составе юридических фактов, порождающих таможенные правоотношения перемещения продукции военного назначения через таможенную границу РФ.

В механизме правового регулирования ввоза и вывоза продукции военного назначения их значимость, юридическая ценность и незаменимость определяются тем, что без таможенно-нетарифного регулирования невозможно регулирование таможенных общественных отношений, связанных с перемещением продукции военного назначения, иных контролируемых товаров в целом.

В механизме таможенно-правового регулирования ввоза и вывоза продукции военного назначения объект таможенно-нетарифного правоотношения, имеющий правовую природу, вторичен. Первичным объектом правового воздействия является взаимодействие субъектов таможенно-нетарифного правового отношения в отношении объектов гражданских прав, указанных в ст. 1 Федерального закона от 19 июля 1998 г. N 114-ФЗ "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами" <25>, т.е. продукция военного назначения. Именно указанное взаимодействие, содержащее таможенный элемент в субъектно-объектных связях таможенного правоотношения перемещения продукции военного назначения и надстроечного нетарифного правоотношения, обусловливает таможенно-правовой, а не внешнеторговый характер надстроечного таможенно-нетарифного правоотношения.

<25> СЗ РФ. 1998. N 30. Ст. 3610.

Чем же являются собственно внешнеторговые запреты и ограничения законодательства в области военно-технического сотрудничества, ведь именно на обеспечение их соблюдения направлено таможенное дело, а в рамках таможенной сферы - таможенно-нетарифные правоотношения?

Указанные ограничения и запреты, в свою очередь, порождают внешнеторговые нетарифные правоотношения, которые являются надстроечными и для таможенно-нетарифных правоотношений, и для таможенных правоотношений перемещения продукции военного назначения. В нашем случае в этом качестве выступают правоотношения лицензирования ввоза и вывоза продукции военного назначения. Как у таможенно-нетарифных правоотношений объектом выступают таможенные правоотношения перемещения продукции военного назначения, так у внешнеторговых правоотношений лицензирования объектом являются таможенно-нетарифные правоотношения. Это лишний раз показывает многомерность и неисчерпаемость не только социальной, но и правовой материи, а также взаимосвязанность и взаимозависимость таможенного дела с иными сферами социального регулирования.

Если же говорить о соответствии объекта таможенно-нетарифных правоотношений объекту правоотношений, регулируемых таможенным правом, то необходимо отметить следующее. Хотя и не существует их полного тождества, так как объект первых - взаимодействие субъектов при перемещении контролируемых товаров через таможенную границу, а вторых - собственно сами эти товары, оба объекта взаимосвязаны в рамках регулирования таможенно-нетарифных отношений. Объекта таможенно-нетарифных правоотношений не существует, если нет объекта таможенного правоотношения перемещения продукции военного назначения, и наоборот. Очевидно, что если через таможенную границу перемещается обычный неконтролируемый товар, то он порождает таможенное правоотношение, не требующее для его осуществления возникновения иных надстроечных правоотношений - таможенно-нетарифного и лицензирования.

Данный вывод является прямым следствием того, что правовое регулирование контролируемых товаров, в том числе продукции военного назначения, достигается в большинстве случаев только при наличии одновременно таможенного правоотношения перемещения продукции военного назначения и таможенно-нетарифного правоотношения. Регулирующее воздействие на таможенные отношения, имеющие в своем составе нетарифную характеристику, не достигается при отсутствии хотя бы одного из указанных правоотношений. Взаимозависимость и взаимосвязанность данных объектов определяют их однородную юридическую природу и отраслевую таможенную принадлежность.

Структуру правового отношения, как известно, составляют его субъекты, а также их права и обязанности. Права и обязанности субъектов нами рассматриваться не будут ввиду их множества и большого количества таможенно-нетарифных правоотношений, например по регистрации лицензии, оперативному учету контролируемых товаров и т.д.

Теоретический и практический интерес представляет рассмотрение субъектов таможенно-нетарифных правоотношений. Данный элемент структуры таможенно-нетарифного правоотношения имеет существенную специфику.

Субъекты таможенных правоотношений исследовались в многочисленных работах по таможенному праву <26>. Так, Т.Н. Трошкина выделяет асимметричность субъектного состава таможенных правоотношений: одни участники правоотношений наделены властными полномочиями в сфере таможенно-тарифного регулирования (так называемые активные субъекты), другие же выполняют все предписания и требования, исходящие от активных субъектов, и в конечном счете исполняют обязанность по уплате таможенной пошлины (так называемые пассивные субъекты) <27>. С.П. Рогожин пишет о наличии особого субъекта таможенных правоотношений (таможенный орган), который наделяется субъективными правами и юридическими обязанностями, взаимосвязанными с другими субъектами правоотношений <28>. По нашему мнению, ничего удивительного в том, что субъектом таможенного правоотношения является таможенный орган, нет, иначе бы это было не таможенное правоотношение. А.Н. Козырин выделяет понятие таможенной правосубъектности, характеризуя ее как отраслевую правосубъектность, отражающую способность лица быть участником правоотношений в таможенной сфере <29>.

<26> См., напр.: Зрячкин А.М. Таможенное право в системе российского права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 17; Козырин А.Н. Правовое регулирование таможенно-тарифного механизма; Рыбаков И.А. Модернизация таможенного права с целью повышения эффективности регулирования таможенно-правовых отношений // Государство и право. 2001. N 4.
<27> Трошкина Т.Н. Гражданин как участник таможенно-тарифных правоотношений.
<28> Рогожин С.П. О некоторых процессуальных особенностях споров, возникающих из таможенных правоотношений.
<29> Козырин А.Н. Таможенное право России: Учеб. пособ. М., 1995. С. 16.

К субъектам таможенно-тарифных правоотношений относятся:

Но это субъектный состав обычного таможенно-тарифного правоотношения. Существование специфичного таможенно-нетарифного правоотношения не могло не сказаться и на особенностях его субъектного состава.

В силу того что речь идет о разновидности таможенных правоотношений, одна из его сторон очевидна - это таможенный орган, осуществляющий регистрацию лицензии ФСВТС России в месте регистрации субъекта военно-технического сотрудничества, либо таможенный орган копии лицензии, к которому относятся таможенные посты, осуществляющие выпуск товара. Это неспецифичный субъект указанного правоотношения.

Специфична вторая сторона таможенно-нетарифного правоотношения. Особенность здесь связана с тем, что основание возникновения названного правоотношения - лицензия ФСВТС России на ввоз и вывоз продукции военного назначения. Однако получает эту лицензию не любое лицо, которое может выступить в таможенном правоотношении декларантом, а строго определенные лица.

Так, в таможенно-тарифном правоотношении субъектом могут быть: собственник товара; лицо, правомерно владеющее товаром; уполномоченный декларант. Таможенный кодекс РФ не содержит жестких ограничений по субъектному составу этих правоотношений. Не содержит он требований к субъектному составу таможенно-нетарифных правоотношений. Их определение возможно только на основе анализа.

Однако, учитывая то, что основанием таможенно-нетарифного правоотношения является лицензия ФСВТС России, можно определить вторую сторону этого правоотношения через выявление лиц, имеющих право получения указанных лицензий.

В соответствии с п. 4 Положения о порядке лицензирования в Российской Федерации ввоза и вывоза продукции военного назначения, утв. Указом Президента РФ от 10 сентября 2005 г. N 1062 <30>, лицензии выдаются только государственному посреднику - специализированному федеральному государственному унитарному предприятию, образованному по решению Президента РФ <31>, и организациям - разработчикам и производителям продукции военного назначения, получившим в установленном порядке право на осуществление внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения (субъекты военно-технического сотрудничества).

<30> СЗ РФ. 2005. N 38. Ст. 3800.
<31> В настоящее время - ФГУП "Рособоронэкспорт".

Отношения лицензирования, возникающие между субъектами военно-технического сотрудничества и ФСВТС России, являются нетарифными, но внешнеторговыми. Таможенного аспекта в них нет, так как предмет этих отношений - прохождение запретов и ограничений законодательства в области военно-технического сотрудничества.

На этом этапе указанные запреты и ограничения еще находятся в сфере правового регулирования системы экспортного контроля в области военно-технического сотрудничества.

Как только процедуры экспортного контроля пройдены, дальнейшее движение товара попадает в сферу правового регулирования таможенного права. Запреты и ограничения внешнеторгового законодательства становятся объектом таможенного регулирования, предмет которого - обеспечение их соблюдения таможенными средствами и методами.

Данная задача решается путем подачи заявления в таможенный орган о регистрации заявления ФСВТС России. Такое право имеет только субъект военно-технического сотрудничества, т.е. то же самое лицо, которое имеет право и на получение лицензии в ФСВТС России. Субъект военно-технического сотрудничества не имеет права передавать кому-либо свою лицензию для реализации содержащегося в нем разрешения на ввоз или вывоз продукции военного назначения.

Данное требование прямо установлено в п. 16 Положения о порядке лицензирования в Российской Федерации ввоза и вывоза продукции военного назначения, который определяет, что оформленная лицензия выдается субъекту военно-технического сотрудничества в одном экземпляре и не подлежит передаче другим организациям. Оригинал лицензии представляется организацией-заявителем в таможенный орган РФ по месту регистрации организации-заявителя в соответствии с порядком, установленным ФТС России.

Таким образом, второй стороной таможенно-нетарифного правоотношения, связанного с перемещением продукции военного назначения, может быть исключительно субъект военно-технического сотрудничества. Это еще раз подчеркивает особый характер и специфику названного правоотношения. С одной стороны, оно, конечно же, таможенное, но с другой - нетарифное.

Иное лицо (не субъект военно-технического сотрудничества) может появится только после регистрации лицензии ФСВТС России в таможенном органе, т.е. только после возникновения таможенно-нетарифного правоотношения, которое впоследствии приведет к возникновению таможенного правоотношения перемещения продукции военного назначения (иного контролируемого товара) через таможенную границу РФ.

Таким образом, можно дать следующее определение таможенно-нетарифного регулирования ввоза и вывоза контролируемых товаров, в том числе продукции военного назначения: это совокупность методов и средств таможенного дела, обеспечивающих соблюдение ограничений и запретов неэкономического характера, установленных внешнеторговым законодательством в отношении контролируемых товаров, в том числе в области военно-технического сотрудничества, при перемещении контролируемых товаров (продукции военного назначения) через таможенную границу РФ с целью предотвращения нанесения ущерба ее безопасности и обороноспособности.