Мудрый Юрист

Недействительность сделок в рамках федерального закона "о несостоятельности (банкротстве)"

Дорохина Елена Геннадьевна, ведущий научный сотрудник Института перспективных научных исследований (г. Москва), кандидат юридических наук.

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве, Закон) регулирует возможность признания недействительными сделок, совершенных должником и арбитражным управляющим, которые можно условно разделить на три группы:

Материально-правовые основания признания недействительными сделок первой группы установлены п. 1 - 4 ст. 103 Закона о банкротстве, при этом по п. 1 - 3 этой статьи недействительными могут признаваться также и сделки, совершенные должником в процедурах банкротства.

Сделки, совершенные должником в преддверии банкротства, могут быть признаны недействительными как по общим основаниям, предусмотренным ГК РФ и федеральными законами (п. 1 ст. 103 Закона о банкротстве), так и по специальным, предусмотренным п. 2 - 4 ст. 103 Закона о банкротстве. В первом случае внешний (конкурсный) управляющий предъявляет иск от имени должника, во втором - от собственного имени. Кроме того, сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании банкротом, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими (п. 3 ст. 103 Закона), может быть признана недействительной не только по иску внешнего (конкурсного) управляющего, но и кредитора. Аналогичное правило предусмотрено и в случае признания недействительной сделки по основанию, указанному в п. 4 ст. 103 Закона о банкротстве.

Как разъяснил Пленум ВАС РФ в Постановлении от 15.12.2004 N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление N 29), иск о признании сделок недействительными по основаниям, указанным в п. 2, 3 ст. 103 Закона о банкротстве, может быть предъявлен внешним управляющим или кредитором должника в течение годичного срока исковой давности (п. 2 ст. 181 ГК РФ). В этом случае срок исковой давности исчисляется со дня, когда о совершенной сделке узнал или должен был узнать первоначально утвержденный внешний управляющий, а не должник. Срок исковой давности, пропущенный внешним управляющим, не восстанавливается.

Иски о признании недействительными сделок по основаниям ст. 103 Закона о банкротстве подлежат рассмотрению вне рамок дела о банкротстве, в отдельном судопроизводстве.

Сделки, совершенные в преддверии банкротства (подпадающие под действие п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве), в качестве квалифицирующего признака имеют два принципиальных обстоятельства, учитываемых судами в совокупности:

  1. спорная сделка должна быть заключена в течение шести месяцев, предшествующих подаче заявления о признании должника банкротом;
  2. спорная сделка должна повлечь за собой предпочтительное удовлетворение требования одного из кредиторов перед требованиями других кредиторов.

Критерий предпочтительности удовлетворения требования одного кредитора перед другими прямо не установлен Законом о банкротстве, однако сложившаяся судебная практика определяет его как наличие у должника иных кредиторов в момент совершения оспариваемой сделки.

Многочисленные дела, рассматриваемые арбитражными судами в последнее время, свидетельствуют о широком судейском усмотрении при решении вопроса о наличии или отсутствии предпочтения в пользу отдельного кредитора.

Арбитражный суд признал недействительным соглашение об отступном, несмотря на заявления банка (кредитора) о наличии у него преимущественного права на удовлетворение своих требований перед другими кредиторами третьей очереди, поскольку его требования обеспечены залогом имущества должника. Суд посчитал эти доводы несостоятельными, так как при заключении оспариваемого соглашения (в пределах шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом) банк не воспользовался своим правом залогового кредитора и получил удовлетворение как обычный кредитор, не обращая взыскание на предмет залога <1>.

<1> Постановление ФАС Уральского округа от 14.11.2006 N Ф09-10192/06. (Здесь и далее судебная практика приводится по СПС "КонсультантПлюс" и СПС "Гарант".)

В другом случае арбитражный суд признал недействительным договор поручительства, заключенный банком (должником, находившимся в преддверии банкротства) и организацией, в обеспечение исполнения обязательств по возврату кредита, предоставленного банком гражданке Р. Организация-поручитель, имевшая в банке расчетный счет, удовлетворив требования банка в рамках предоставленного поручительства, перестала являться кредитором третьей очереди, поскольку в результате банковской операции по списанию денежных средств со счета организации-поручителя была погашена задолженность банка, образовавшаяся по договору банковского счета. Как отмечено в Постановлении суда, с момента открытия клиенту счета и зачисления на него денежных средств у сторон возникли взаимные права и обязанности согласно ст. 307, 845 ГК РФ, организация (клиент) стала кредитором банка, т.е. лицом, имеющим право требовать от банка-должника возврата денежных сумм, находящихся у нее на счете. Поскольку на момент совершения оспариваемой сделки должник имел задолженность перед иными кредиторами, в том числе кредиторами первой очереди, заключение и исполнение договора поручительства повлекло предпочтительное удовлетворение требований организации-поручителя перед иными кредиторами банка <2>.

<2> Постановление ФАС Уральского округа от 21.06.2006 N Ф09-4550/06-С4.

Неоднозначен подход суда и в вопросе о предмете исковых требований.

Рассматривая заявление о передаче дела в Президиум ВАС РФ, Судебная коллегия ВАС РФ согласилась с решением арбитражного суда о признании недействительной сделки по досрочному погашению кредита, совершенному в пользу банка (кредитора) в связи с утратой должником предмета залога, поскольку у должника на этот момент имелась задолженность перед иными кредиторами (в частности, перед работниками должника, Пенсионным фондом РФ) <3>.

<3> Определение ВАС РФ от 07.02.2008 по делу N 16317/07.

В другом случае Судебная коллегия ВАС РФ посчитала, что перечисление задолженности кредитору (предприятию ЖКХ) не является в силу ст. 153 ГК РФ самостоятельной сделкой, а представляет собой исполнение обязательства, возникшего из договора, а потому такие действия не могут быть признаны недействительной сделкой, несмотря на наличие обстоятельств, предусмотренных п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве <4>.

<4> Определение ВАС РФ от 06.11.2007 по делу N 10604/07.

Применение нормы п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве не предполагает выяснения намерений должника либо учета осведомленности кредитора о неплатежеспособности должника в момент совершения оспариваемой сделки. Об этом свидетельствует и правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в Определении от 04.12.2003 N 504-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Адос" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 статьи 78 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", согласно которой законодательство о банкротстве является специальным по отношению к гражданскому законодательству, в связи с чем действительность сделки "с предпочтением" не зависит от добросовестности кредитора, т.е. от факта его неосведомленности о наличии задолженности перед иными кредиторами на момент заключения сделки.

Сделка, связанная с выплатой (выделом) доли (пая) в связи с выходом участника должника из состава участников, совершенная должником - юридическим лицом в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана недействительной, если исполнение такой сделки нарушает права и законные интересы кредиторов. Вместе с тем нормы Закона о банкротстве не содержат ограничений на совершение сделок участниками должника по отчуждению принадлежащих им долей в уставном капитале общества-должника.

Конкурсный управляющий должника - общества с ограниченной ответственностью обратился в арбитражный суд с требованием о признании недействительным договора купли-продажи доли в уставном капитале общества, заключенного в период внешнего управления единственным участником общества с третьим лицом. Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что договор купли-продажи доли заключен с нарушением п. 4 ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (участник не известил общество о продаже доли с указанием цены и иных условий ее продажи), а также с нарушением ст. 94 Закона о банкротстве, поскольку участник общества не вправе решать вопросы о продаже доли в уставном капитале и внесении изменений в устав общества в связи с изменением состава его участников.

Высший Арбитражный Суд РФ отметил ошибочность выводов суда первой инстанции и указал на следующее. Если уставом общества участнику не запрещено продавать свою долю третьим лицам, а право преимущественной покупки доли обществом не предусмотрено, то в силу п. 2 и 4 ст. 21 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" единственный участник общества вправе продать свою долю без предварительного извещения общества. Что касается ссылки суда первой инстанции на ст. 94 Закона о банкротстве, то данная норма в указанном случае неприменима, поскольку участник, заключая договор купли-продажи доли, действовал не в качестве органа управления общества и не совершал сделок с имуществом общества. При совершении указанной сделки участник на законных основаниях распорядился принадлежащим ему как гражданину правом на отчуждение своей доли в уставном капитале общества <5>.

<5> Постановление Президиума ВАС РФ от 06.06.2006 N 1222/06.

Вторая группа сделок (сделки, совершенные должником в процедурах банкротства) имеет в качестве материально-правовых оснований для признания их недействительными как положения п. 1 - 3, 5 ст. 103 Закона о банкротстве, так и правила, предусмотренные ст. 63, 64, п. 1, 3 ст. 81, п. 3 - 6 ст. 82 указанного Закона.

В ходе наблюдения сделки или несколько взаимосвязанных между собой сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо или косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более 5% балансовой стоимости активов должника, а также связанных с получением или выдачей займов (кредитов), выдачей поручительств и гарантий, уступкой прав требования, переводом долга, учреждением доверительного управления имуществом должника, могут совершаться должником только с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме. Не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается очередность удовлетворения требований кредиторов, под запретом удовлетворение требований учредителя (участника) должника о выделе доли и иные действия, перечень которых установлен ст. 63, 64 Закона о банкротстве. Временному управляющему предоставлено право требовать признания недействительными сделок и решений, заключенных или исполненных должником в нарушение порядка, установленного указанными выше нормами Закона о банкротстве.

Повышенный контроль за совершением и исполнением сделок должника установлен при проведении финансового оздоровления. Помимо административного управляющего, совершение ряда сделок контролирует и собрание (комитет) кредиторов. Согласно разъяснениям Пленума ВАС РФ, данным в Постановлении N 29, возбуждение производства по делу о банкротстве не влечет прекращения залоговых правоотношений и трансформации требований залогового кредитора в необеспеченное денежное обязательство, в связи с чем сделки с заложенным имуществом в ходе финансового оздоровления и внешнего управления могут быть совершены лишь с согласия залогового кредитора в порядке, предусмотренном п. 6 ст. 82 и п. 5 ст. 101 Закона о банкротстве.

Требования о признании недействительными сделок, заключенных и исполненных должником в нарушение ст. 63, 64 Закона о банкротстве, предъявляются в арбитражный суд временным управляющим (абз. 1 п. 1 ст. 66 Закона) и административным управляющим (п. 4 ст. 83 Закона) от своего имени, а внешним управляющим (п. 1 ст. 103) и конкурсным управляющим (ст. 129 Закона) - от имени должника.

Сделки, совершенные должником в процедуре финансового оздоровления в нарушение ст. 82 Закона о банкротстве, признаются недействительными по заявлению лиц, участвующих в деле (арбитражного управляющего, конкурсных кредиторов, уполномоченных органов, лиц, предоставивших обеспечение для проведения финансового оздоровления).

Следует отметить, что суды обращают внимание на обязательность письменной формы согласия временного управляющего на совершение должником сделок, предусмотренных ст. 64 Закона о банкротстве. Отсутствие письменного согласия временного управляющего, по мнению Судебной коллегии ВАС РФ, является безусловным основанием для признания сделки недействительной <6>.

<6> Определения ВАС РФ от 28.11.2007 по делу N 16048/07, от 13.04.2007 по делу N 4374/07.

Конкурсный управляющий, так же как и внешний управляющий, вправе предъявлять иски о признании недействительными сделок, совершенных должником, по основаниям, предусмотренным ст. 103 Закона о банкротстве. При этом Закон устанавливает правило, аналогичное правилу, действующему для внешнего управляющего: иск по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 103 Закона, конкурсный управляющий предъявляет от имени должника, иски по основаниям п. 2 - 5 ст. 103 Закона - от собственного имени (п. 4 ст. 129 Закона о банкротстве).

Необходимо отметить, что процессуальные полномочия конкурсного управляющего, предусмотренные п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве, ограничены рамками цели управления в данной процедуре банкротства, а именно действия управляющего должны быть направлены на возврат имущества должника с целью формирования конкурсной массы.

Арбитражный суд, отказывая конкурсному управляющему в иске о признании недействительным договора поставки (договор был заключен без согласия общего собрания членов кооператива), установил, что в результате удовлетворения иска истец не приобретает никаких имущественных благ для должника или его кредиторов, в связи с чем в данном случае отсутствует направленность иска на возврат имущества должника в конкурсную массу <7>. Аналогичный вывод сделан арбитражным судом относительно невозможности конкурсного управляющего оспаривать действия по регистрации решения о выпуске и отчета об итогах выпуска ценных бумаг эмитента, акционером которого является должник, поскольку такой иск не направлен на возврат имущества должника в конкурсную массу и не соответствует целям и задачам конкурсного производства <8>.

<7> Постановление ФАС Московского округа от 29.08.2007 N КГ-А41/8329-07.
<8> Постановление ФАС Московского округа от 24.06.2003 N КГ-А40/4039-03.

В случае если конкурсным управляющим заявлен иск о признании недействительной сделки, в результате удовлетворения которого произойдет увеличение конкурсной массы, решение конкурсного управляющего об отказе от иска должно быть подтверждено решением собрания кредиторов, поскольку отказ от иска затрагивает интересы конкурсных кредиторов <9>.

<9> Постановление ФАС Московского округа от 19.11.2007 N КГ-А41/12018-07.

Сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом недействительной только в случае, если в результате ее исполнения кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки (п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве). Данная норма не содержит условия об обязательности нарушения порядка заключения сделки, установленного специальными законами. Иными словами, любая сделка с заинтересованностью, независимо от того, соблюден ли порядок ее одобрения органами управления должника, в деле о банкротстве может быть признана недействительной, если в результате ее совершения причинены или могут быть причинены убытки должнику или кредиторам. Если же факт наступления (возможного наступления) убытков не доказан, однако сделка с заинтересованным лицом совершена в нарушение норм законодательства, регулирующего порядок ее совершения, такая сделка подлежит оспариванию по основаниям п. 1 ст. 103 Закона о банкротстве, а не п. 2 ст. 103.

Арбитражный суд, рассматривая требования конкурсного управляющего о признании недействительной сделки купли-продажи объектов недвижимости, совершенной должником в нарушение ст. 81 - 84 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", при отсутствии доказательств причинения убытков должнику и кредиторам квалифицировал основания недействительности данной сделки по п. 1 ст. 103 Закона о банкротстве, отметив, что такая сделка могла быть оспорена конкурсным управляющим только от имени должника, а не от своего имени (п. 7 ст. 103 Закона), что и послужило основанием отказа в иске <10>.

<10> Определение ВАС РФ от 23.11.2007 по делу N 15644/07.

Третья группа сделок (сделки, совершенные арбитражным управляющим в процедурах банкротства) подлежит оспариванию со стороны лиц, права и законные интересы которых нарушены действиями арбитражного управляющего.

Вместе с тем, как показывает судебная практика, сделка, совершенная конкурсным управляющим с имуществом должника, не может быть оспорена органом управления должника, в частности председателем совета директоров акционерного общества, так как в силу положений ГК РФ только общество (являющееся стороной по сделке), а не его органы вправе заявлять исковые требования. Такой вывод был сделан судами трех инстанций при рассмотрении иска председателя совета директоров акционерного общества о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества должника <11>.

<11> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.05.2006 N А05-8860/2005-32.

Представляется, что в данном случае право на оспаривание сделки возникает у акционера должника, права и законные интересы которого нарушены в результате совершения сделки (п. 38 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах").

Примечательно, что удовлетворение иска, предъявленного к конкурсному управляющему, влечет правовые последствия для должника, поскольку в силу п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве с даты признания должника банкротом прекращаются полномочия руководителя и иных органов управления должника. Как показывает судебная практика, именно конкурсный управляющий является надлежащим ответчиком по делу <12>.

<12> Постановление ФАС Московского округа от 30.01.2008 N КГ-А41/14699-07.

В процедуре внешнего управления сделки с имуществом (имущественными правами) должника совершает внешний управляющий, при этом распоряжение имуществом должника осуществляется в соответствии с планом внешнего управления с ограничениями, предусмотренными Законом о банкротстве. Так, крупные сделки (на сумму более 10% балансовой стоимости активов должника), а также сделки, в совершении которых имеется заинтересованность (стороной которых являются заинтересованные лица по отношению к внешнему управляющему или конкурсному кредитору), заключаются внешним управляющим только с согласия собрания (комитета) кредиторов. Сделки, влекущие за собой получение или выдачу займов, выдачу поручительств или гарантий, уступку прав требования или перевод долга, отчуждение или приобретение акций, долей хозяйственных товариществ и общества, учреждение доверительного управления, совершаются внешним управляющим после согласования сделки с собранием (комитетом) кредиторов, если планом внешнего управления не предусмотрена возможность и условия заключения таких сделок без указанного согласования. Отдельные условия сделок, совершаемых внешним управляющим, определяются органами управления должника, компетенция которых определена п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве (например, определение минимальной цены продажи предприятия в соответствии с п. 5 ст. 110 Закона).

Следует отметить, что сделки, влекущие за собой новые денежные обязательства должника более чем на 25% от размера требований кредиторов, совершенные внешним управляющим без согласия собрания (комитета) кредиторов, могут быть признаны недействительными, если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или не могла не знать о таком нарушении (абз. 2 п. 2 ст. 104 Закона о банкротстве).

В ходе конкурсного производства сделки с имуществом должника совершает конкурсный управляющий с ограничениями, предусмотренными Законом о банкротстве. Порядок, сроки и условия продажи имущества должника подлежат одобрению собранием (комитетом) кредиторов. Уступка прав требования должника осуществляется конкурсным управляющим с согласия собрания (комитета) кредиторов. Полномочия руководителя должника, иных органов управления должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия прекращаются, за исключением полномочий органов управления должника, уполномоченных в соответствии с учредительными документами принимать решения о заключении крупных сделок, принимать решения о заключении соглашений об условиях предоставления денежных средств третьим лицом или третьими лицами для исполнения обязательств должника (п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве).

Пленум ВАС РФ в п. 37 Постановления N 29 разъяснил, что единственным органом государственного и муниципального унитарного предприятия в силу п. 4 ст. 113 ГК РФ и ст. 21 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" является руководитель унитарного предприятия, полномочия которого, равно как и полномочия собственника имущества должника - унитарного предприятия, на период проведения процедур внешнего управления и конкурсного производства прекращаются. Функции по управлению имуществом унитарного предприятия от имени собственника возлагаются на соответствующие органы государственной власти и местного самоуправления. Именно эти органы в рамках своей компетенции вправе принимать решения в соответствии с п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве в период внешнего управления, а также решения в соответствии с п. 2 ст. 126 Закона в процедуре конкурсного производства. Согласно буквальному толкованию п. 2 ст. 126 Закона органы управления должника вправе принимать решения только о заключении соглашений об условиях предоставления денежных средств третьим лицом или третьими лицами для исполнения обязательств должника.

Между тем в судебной практике отсутствует единообразие применения норм ГК РФ, ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" и норм Закона о банкротстве применительно к должникам - унитарным предприятиям. В частности, это касается применения нормы п. 2 ст. 295 ГК РФ, согласно которой предприятие не вправе без согласия собственника продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный капитал и иным образом распоряжаться этим имуществом, а также норм п. 1, 3 ст. 23 ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" (совершение крупной сделки).

Так, по одному из дел ФАС Московского округа пришел к выводу, основанному на применении специальной по отношению к ГК РФ нормы п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве (предусматривающей переход к конкурсному управляющему полномочий руководителя и собственника имущества должника - унитарного предприятия), о том, что согласия собственника имущества должника - унитарного предприятия на совершение сделки конкурсным управляющим с недвижимым имуществом должника не требуется <13>.

<13> Постановление ФАС Московского округа от 16.08.2007 N КГ-А40/8166-07.

По другому делу ФАС Московского округа подтвердил правильность решений суда первой и апелляционной инстанций относительно признания недействительным договора (крупной сделки), заключенного конкурсным управляющим на проведение оценки имущества должника - унитарного предприятия без согласия собственника имущества должника - унитарного предприятия. При этом суд подчеркнул факт явного завышения цены договора, что повлекло изъятие денежных средств из конкурсной массы <14>.

<14> Постановление ФАС Московского округа от 24.12.2007 N КГ-А40/13127-07.

Представляется, что в данном случае сделка могла быть признана недействительной по иному основанию, а именно как сделка, совершенная в нарушение ст. 130 Закона о банкротстве (если управляющий действовал вопреки решению собрания/комитета кредиторов), либо кредиторы могли заявить требование об отстранении конкурсного управляющего в силу его недобросовестности (п. 6 ст. 24 Закона) и потребовать возмещения причиненных убытков.